| библиотека | дорогие гости пятигорска | горы во сне и наяву |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
БИБЛИОТЕКА • «Дорогие гости Пятигорска» • Горы во сне и наявуОГЛАВЛЕНИЕ


 Пятигорск 

Горы во сне и наяву

Как странно было жить ему в окружении вздыбленной земной тверди! Прямо над усадьбой бабушкиной сестры Хастатовой нависал крутой склон горы Горячей, поросший чахлой травой и мелким кустарником, А перед воротами - кажется, в самое небо уходили отвесные скалы горы Холодной. Сбоку - перемычка, соединяющая обе горы, тоже высокая и крутая, по которой вьется узкая дорожка к Елизаветинскому ключу. Больше наверх удобных путей нет — лишь узкие, едва заметные тропки.

Но Мише у не нужно ни дорог, ни тропинок. Он карабкается напрямик, между кустарников и скальных выходов, делая вид, что не слышит голосов бабушки, гувернантки или учителя. Туда, туда! Скорее туда, наверх, откуда так хорошо видны сверкающие серебром снежные вершины, охватывающие горизонт! Он смотрит и не может насмотреться на строй этих сказочных великанов, то алеющих в лучах восходящего солнца, то синеющих в туманной дымке. Прекрасные, далекие, как сон, они тревожат душу и снятся по ночам. «Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство мое, вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали», - так напишет он несколько лет спустя, вспоминая о поездке в далекий южный край.

«Одичалые хребты» - это, конечно же, опоэтизированное восприятие скал Машука, окружавших усадьбу генеральши Хастатовой. Где-либо, кроме них, он вряд ли мог бывать - не опустила бы далеко своего болезненного Мишу заботливая бабушка! А рядом с домом, да под присмотром старших - так уж и быть! Но и пустынные скаты горы Горячей в ту пору являли собой волшебный мир дикой природы, способный поразить воображение мальчика.

С плоской вершины горы открывался не только чудесный вид на далекие горы. Оттуда, как на ладони, и все поселение у Горячих Вод. Собственно говоря, тогда и поселения настоящего не было. У серных ключей, бьющих на горе Горячей, стояли деревянные купальни, а внизу, по Горячеводской долине, потеснив временные летние жилища, и образовав подобие улицы, уже вырастали разномастные дома. Большинство их имело вид не очень казистый, но лучших не имелось и в губернском городе, у стен крепости Святого Георгия.

Именно оттуда, перевезли, разобрав по бревнышку, домики Екатерины Алексеевны, которая, выйдя замуж за военного, переселилась на Кавказ и здесь очень скоро заслужила прозвище «авангардной помещицы», отмечавшее далеко не женскую храбрость генеральши. Пренебрежение к опасности позволяло вдове спокойно жить и на Водах - в самом дальнем конце едва родившегося поселения, в окружении диких скал и поросших кустарниками склонов, откуда «хищники» могли скрытно подобраться к усадьбе и напасть на ее обитателей. Впрочем, жила она там, как правило, во время курортного сезона, когда вокруг поселения расставлялись солдатские посты и казачьи пикеты. Просыпаясь ночью, Миша слышал перекличку часовых. «Кто идет?» - раздавалось с вершины горы, по которой он бегал днем. «Слуша-а-ай!» - неслось с противоположной возвышенности.

Постоянная тревога, сопровождавшая жизнь в курортном поселении, то и дело подогревалась разговорами о нападениях горцев, о захваченных ими русских пленниках, о жестоких сражениях в горах и предгорьях Кавказа. Такие разговоры часто велись в доме Хастатовой - ведь и среди ее гостей, и в ее родне были кавказские офицеры - сын Аким, муж старшей дочери Анны, Павел Петрович Шангирей, Павел Иванович Петров, женатый на младшей, Марии.

Кто-то из них рассказал мальчику о человеке удивительной судьбы. Это был горский князь, юношей посланный в Россию. Он жил в Петербурге, был допущен ко двору, участвовал в русско-турецкой войне. Отличившись при взятии Измаила, получил Георгиевский крест. И при том не забывал родных мест. Вернувшись, на Кавказ, поселился у подножья Бештау, участвовал в стычках и с русскими, и с соплеменниками - в какой-то из них он погиб при таинственных обстоятельствах. Судьба этого необычного горца - его звали Измаил-бей - не могла не заинтересовать Мишу, как и рассказы о других знаменитых горских джигитах.

Горцев Миша не раз видел в поселении. В мохнатых папахах и бурках, накинутых на плечи, в черкесках с газырями, с кинжалами у пояса и, они поражали своей живописностью. Пригоняя на продажу баранов, торгуя на базаре дичиной и речной рыбой, выглядели мирными и совсем не опасными. Но когда в полном вооружении гарцевали на своих красавцах-скакунах, в душу невольно закрадывался страх. И одновременно - восхищение. Вблизи Горячеводского поселения располагалось несколько горских аулов - поездки туда считались обязательными для курортной публики. И, конечно же, Арсеньеву с внуком тоже возили в один из аулов, скорее всего, во время какого-то праздника, где Миша наблюдал захватывающее зрелище джигитовки и слышал выступление народного певца-сказителя.

Переполненный яркими впечатлениями, покидал он Кавказ. Пройдет немного лет, и все, увиденное, услышанное там, станет богатой пищей пробуждающегося творческого дара. И горы будут сниться ему по ночам, побуждая вновь и вновь вспоминать о них в стихах и поэмах. А явью они снова станут потом, когда ссыльным офицером Лермонтов вновь приедет на Кавказ и снова окажется на Водах. Здесь многое станет другим. Но по-прежнему будут журчать повсюду ручьи минеральной воды, подниматься над головой скалы Машука. И на горизонте все так же будут сверкать прекрасные, как сон, снежные вершины.


БИБЛИОТЕКА
Предисловие

АЛЕКСАНДР ПУШКИН. УЖАСНЫЙ КРАЙ ЧУДЕС
Волшебное прикосновение Кавказа
Назвался недорослем
Пути-дороги поэта
«...Все селение расположено в 2 улицы»
Встреча с английским шпионом
«Мы здесь в лагере, как цыгане...»
Природы дикой и угрюмой
У Кислых Вод
«Нашёл я большую перемену...»
Рождение замысла
«Герой моего воображения»
Мария - Алина - Александра
«Действующие лица и исполнители»
Водяное общество
Уроки «Романа на Кавказских Водах»
Хранят память о поэте
Железная галерея
Блистательный ансамбль
«Странствующий сквер»

МИХАИЛ ЛЕРМОНТОВ. КРЕМНИСТЫЙ ПУТЬ
Год 1825:
Кремнистый путь
Дорога на Воды
Загадочное озеро
Замыкая Горячеводскую долину
«...Друг друга они не узнали»
Горы во сне и наяву
Год 1837:
«Вчера я приехал в Пятигорск»
Пером и кистью
Сквозь «магический кристалл»
Тайна старого дома
Год 1841:
«Полтинник судьбы»
«Нанял квартиру на краю города»
«Выхожу один я на дорогу»
Эхо давнего бала
Роковая диагональ Верзилиных?
Для стрельбы готовы пистолеты
Гроза в Пятигорске
К девяти часам все утихло
Год 2014:
Навечно вписан в нашу жизнь
Сердце лермонтовской России
Дарили поэту свои целительные силы
Секреты «Грота Калипсо»
На поляне у подножья Машука
На старинном кладбище под Машуком
Квадратура памяти
«Юбилейная» остановка
Главная улица «Сказочной страны»
Школа у парка
Симфония металла и стекла
Близ колодца «Богатырь-воды»
Лермонтовский уголок у горы Железной
Город имени поэта
Лермонтовский Кавказ

ЛЕВ ТОЛСТОЙ. «ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОРОШ ЭТОТ КРАЙ...»
Соприкосновение
Кавказские Воды. XIX век, полдень
Встречи, знакомста, общение
Курортное бытие
Рождение писателя
Дорогие адреса
«На Кабардинской слободке 252 №»
«...В доме священника Василия Эрастова»
«...назвался к Дроздову»
«Встал рано, купался...»
«Пил воды Елизаветинские»
«...пил Александровские воды»
«Обедал у Найтаки...»
«...сидел на бульваре»
«...был в церкви»
«Был в концерте Кристиани»
«Ходил на провал...»
«...утром пойду в парк»
«...я был у коменданта»
«...был на почте»
«...был на ярмарке, купил лошадь»
Город помнит









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!