| библиотека | дорогие гости пятигорска | назвался недорослем |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
БИБЛИОТЕКА • «Дорогие гости Пятигорска» • Назвался недорослемОГЛАВЛЕНИЕ


 Пятигорск 

Назвался недорослем

Назвался недорослем

А. С. Пушкин

Закатной порою июня пятого дня лета одна тысяч восемьсот двадцатого в курортное поселение на Горячих водах въехал внушительный поезд из нескольких экипажей, какие обычно только и доставляли тогда знатных россиян, желающих лечиться на молодых Кавказских курортах. Главной персоной среди прибывших считался прославленный герой Отечественной войны 1812 года, генерал Николай Николаевич Раевский. Его сопровождали дети - две дочери и младший сын Николай. Старший сын генерала, Александр, к тому времени уже находился на Водах. Он встретил родственников и препроводил на снятую им заранее квартиру в одном из немногих приличных домов поселения.

Семью генерала сопровождал товарищ младшего сына Николая Раевского - невысокий, смуглый, курчавый молодой человек - Александр Пушкин. За вольнодумные стихи он был выслан из Петербурга на юг и служил в Екатеринославе, под началом главного попечителя о поселенцах Южной России, генерала от инфантерии Инзова. Проезжая через Екатеринослав по дороге на Кавказ, Раевские нашли Пушкина одиноким, больным, неухоженным. И генерал, по просьбе сына Николая, пригласил молодого человека совершить вместе с ними путешествие - отдохнуть, подлечиться на Водах. Как нам известно, именно этот молодой человек оказался самой значительной персоной в генеральском поезде, который, именно благодаря ему, въехал тогда не только в курортное поселение, но и в российскую историю.

Так состоялась первая встреча великого российского поэта с чудесным южным краем, которая надолго связала их, подарив российской литературе немало волшебных стихов и чеканных прозаических строк. О пребывании же самого Пушкина на Кавказских Минеральных Водах, о людях, с которыми он встречался, о событиях, интересовавших поэта в этом удивительном уголке «полуденной» России, его произведения сообщают, в общем-то, не так уж много. Приходится по крупицам собирать драгоценные сведения, рассыпанные по различным документам и воспоминаниям современников.

Так, эпизод, случившийся сразу же после приезда, находим в воспоминаниях врача Евстафия Петровича Рудыковского, сопровождавшего в поездке на Кавказ семью генерала. Всем приезжающим на курорт полагалось представить коменданту поселения краткие сведения о себе, которые записывались в специальную книгу. Сделать записи в этой книге вызвался Пушкин. Рудыковский вспоминал, что Александр Сергеевич, делал их с хохотом, сидя во дворе, на куче бревен.

На следующий день, встретившись с местным врачом, Евстафий Петрович услышал от того: «Вы лейб-медик?». Рудыковский ответил, что нет. «Как не лейб-медик? - удивился местный коллега. - Вы так записаны в книге коменданта; бегите к нему, из этого могут выйти дурные последствия». Действительно, у Рудыковского могли быть серьезные неприятности. Ведь лейб-медик - это личный врач российского императора, должность чрезвычайно высокая. Евстафия Петровича могли объявить самозванцем и строго наказать. С трудом ему удалось убедить коменданта в своей непричастности к записи.

Делая ее, Пушкин, конечно же, не хотел доставить доктору неприятность, просто ему показалось забавным придать скромному медику столь высокий статус. Он, кстати, и себя не пощадил. Уже имея классный чин, полученный при выходе из Царскосельского лицея, записал себя недорослем, то есть дворянином, не достигшим совершеннолетия и еще не вступившим в государственную службу. На таких обычно смотрели, как на лентяев и оболтусов. Впрочем, Пушкину это было безразлично. Получив во время этой поездки свободу от многих условностей петербургской жизни поэт, которому уже стукнуло двадцать лет, вел себя, как расшалившийся мальчишка и вполне мог со стороны показаться недорослем. Он наслаждался возможностью жить без правил в этом полудиком романтическом краю.

Как протекала жизнь приезжих, рассказывают письма генерала Раевского старшей дочери Екатерине: «13 июня. Я расположил свою жизнь следующим образом: встаю в 5 часов, иду купаться, возвратясь через час, пью кофий, читаю, гуляю, обедаю в 1-м часу, опять читаю, гуляю, купаюсь, в 7-ом часу пьем чай, опять гуляем и ложимся спать… 29 июня. Жизнь наша та же: ходим, спим, пьем, купаемся, играем в карты, словом, кое-как убиваем время. Нынче Петров день, вечером будет маленький фейерверк».

Надо полагать, Пушкина это размеренное курортное бытие не устраивало. Конечно, он вместе с семейством генерала принимал ванны, обедал, пил чай, и может, быть, даже гулял иногда, неторопливо и степенно. Но вообще-то «мальчишке-недорослю» хотелось больше ходить, ездить, смотреть, узнавать! Ведь он впервые попал в этот удивительный мир, где все было так не похоже на чопорный холодный Петербург, в котором он провел большую часть своего детства и юности.

Здесь каждый день можно было любоваться удивительной панорамой снежных гор на горизонте, иногда ясных и сверкающих в солнечных лучах, но чаще полускрытых облаками и, словно бы, парящих над землей. Порою, особенно на восходе солнца, они сами напоминали неподвижные разноцветные облака. Вокруг поселения - то совсем рядом, то в некотором отдалении - поражали взор причудливые очертания зеленых гор, кое-где тронутые серыми пятнами скал и осыпей.

А как интересно были наблюдать за жизнью небольшого курортного поселения, приютившегося в ладонях машукских отрогов! Генерал Раевский в своем письме рисует картинку, которую мог наблюдать и Пушкин: «… часто прихожу пользоваться... видом наиприятнейших гор и забавным сего селения и жителей, карикатурных экипажей, пестроты одеяний; смесь калмыков, черкес, татар, здешних казаков - все это движется, встречается, расходится, сходится».

Публика, заполнявшая улицы курортного поселения, поэта, конечно, тоже интересовала, но во вторую очередь. Главными для него были, конечно, те впечатления, которые в избытке давали ему и этот романтический край с его удивительной природой, и полудикое существование обитателей поселения. «…эта жизнь вольная, заманчивая и совсем непохожая на прежнюю, эта новость и нечаянность впечатлений, жизнь в кибитках и палатках, разнообразные прогулки, ночи под открытым южным небом, и кругом причудливые картины гор, новые невиданные племена, аулы, сакли и верблюды, лихая вольность горских черкесов, а в нескольких часах пути жестокая война с громким именем Ермолов, - все это должно было чрезвычайно как нравиться молодому Пушкину» - писал первый биограф поэта П. И. Бартенев.


БИБЛИОТЕКА
Предисловие

АЛЕКСАНДР ПУШКИН. УЖАСНЫЙ КРАЙ ЧУДЕС
Волшебное прикосновение Кавказа
Назвался недорослем
Пути-дороги поэта
«...Все селение расположено в 2 улицы»
Встреча с английским шпионом
«Мы здесь в лагере, как цыгане...»
Природы дикой и угрюмой
У Кислых Вод
«Нашёл я большую перемену...»
Рождение замысла
«Герой моего воображения»
Мария - Алина - Александра
«Действующие лица и исполнители»
Водяное общество
Уроки «Романа на Кавказских Водах»
Хранят память о поэте
Железная галерея
Блистательный ансамбль
«Странствующий сквер»

МИХАИЛ ЛЕРМОНТОВ. КРЕМНИСТЫЙ ПУТЬ
Год 1825:
Кремнистый путь
Дорога на Воды
Загадочное озеро
Замыкая Горячеводскую долину
«...Друг друга они не узнали»
Горы во сне и наяву
Год 1837:
«Вчера я приехал в Пятигорск»
Пером и кистью
Сквозь «магический кристалл»
Тайна старого дома
Год 1841:
«Полтинник судьбы»
«Нанял квартиру на краю города»
«Выхожу один я на дорогу»
Эхо давнего бала
Роковая диагональ Верзилиных?
Для стрельбы готовы пистолеты
Гроза в Пятигорске
К девяти часам все утихло
Год 2014:
Навечно вписан в нашу жизнь
Сердце лермонтовской России
Дарили поэту свои целительные силы
Секреты «Грота Калипсо»
На поляне у подножья Машука
На старинном кладбище под Машуком
Квадратура памяти
«Юбилейная» остановка
Главная улица «Сказочной страны»
Школа у парка
Симфония металла и стекла
Близ колодца «Богатырь-воды»
Лермонтовский уголок у горы Железной
Город имени поэта
Лермонтовский Кавказ

ЛЕВ ТОЛСТОЙ. «ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОРОШ ЭТОТ КРАЙ...»
Соприкосновение
Кавказские Воды. XIX век, полдень
Встречи, знакомста, общение
Курортное бытие
Рождение писателя
Дорогие адреса
«На Кабардинской слободке 252 №»
«...В доме священника Василия Эрастова»
«...назвался к Дроздову»
«Встал рано, купался...»
«Пил воды Елизаветинские»
«...пил Александровские воды»
«Обедал у Найтаки...»
«...сидел на бульваре»
«...был в церкви»
«Был в концерте Кристиани»
«Ходил на провал...»
«...утром пойду в парк»
«...я был у коменданта»
«...был на почте»
«...был на ярмарке, купил лошадь»
Город помнит









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!