| библиотека | дорогие гости пятигорска | «герой моего воображения» |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
БИБЛИОТЕКА • «Дорогие гости Пятигорска» • «Герой моего воображения»ОГЛАВЛЕНИЕ


 Пятигорск 

«Герой моего воображения»

Александр Иванович Якубович был весьма заметной фигурой в российской истории первой половины XIX столетия. Правда, в наше время он более известен, как участник восстания декабристов, сосланный за это на каторгу. Но современники, в том числе и Пушкин, больше знали другую часть его жизни. Блестящий гвардейский офицер, повеса и бретер, он за участие в дуэли, которая состоялась 12 ноября 1817 года, был переведен в Нижегородский драгунский полк, воевавший на Кавказе.

Здесь началась новая, боевая, биография Якубовича, которая принесла ему не меньшую известность. За шесть с лишним лет пребывания в далекой южной стране, опальный офицер хорошо узнал ее. Он объездил Закавказье и Закубанье, Дагестан, Кабарду, Карачай, забираясь в самые глухие горные ущелья, где порой и дороги-то не было. Бывал Якубович на Горячих Водах, в Кисловодске, Ставрополе. За это время он участвовал в десятках сражений. В бою не щадил себя и однажды получил ранение в голову, умудрившись остаться при этом в живых. У него были повреждены пальцы правой руки, прострелены плечо и нога. Человек отчаянной храбрости, он прославился ею даже среди бывалых кавказцев, которых этим качеством удивить трудно. Более того, он сумел завоевать уважение своих противников-горцев, что тоже удавалось немногим. Историограф Кавказкой войны В. А. Потто писал о нем: «Рассказы о Якубовиче ходили по всему Кавказу... Отважные черкесские князья искали его дружбы и гордились быть его кунаками. Они ценили в нем великодушие, верность данному слову и рыцарское обращение с пленными, особенно женщинами».

Пушкин был достаточно хорошо знаком с Якубовичем по Петербургу - в одно время они вместе входили в общество «Зеленая лампа». Известны были Пушкину и обстоятельства, при которых лейб-уланский корнет оказался на Кавказе. Ну, а о его здешних подвигах поэту, несомненно, многое рассказывали летом 1820 года на Водах бывалые кавказцы. Столь яркая судьба не могла не привлечь внимание поэта, который уже тогда хотел писать о нем. «Жаль, что я с ним не встретился в Кабарде - поэма моя («Кавказский пленник» - В. Х.) была бы лучше». - сетовал Пушкин позднее, имея в виду, что граница с Кабардой в 1820 году проходила совсем рядом с Горячими Водами.

Вернувшись с Кавказа, Пушкин продолжал следить за тамошним бытием отважного воина. В ноябре 1825 года газета «Северная пчела» поместила статью «Отрывки о Кавказе (из походных записок)», подписанную «А. Я.». Автор ее рассказывал о быте, обычаях, военном искусстве карачаевцев и абазехов (абазин), о которых отзывался с большим уважением и теплом. Пушкин, прочитав статью в Михайловской ссылке, сразу же запросил Александра Бестужева: «Кто написал о горцах в „Пчеле“? Вот поэзия! Не Якубович ли, герой моего воображения? Когда я вру с женщинами, я их уверяю, что я с ним разбойничал на Кавказе… в нем много в самом деле романтизма...»

Вот такого человека автор и решил сделать центральным персонажем «Романа на Кавказских Водах», обыгрывая его любовь к приключениям, необычайным романтическим ситуациям и т. д. Даже сама наружность Якубовича отвечала тогдашним представлениям о романтическом герое. По свидетельству одного из современников, «он был высокого роста, смуглое лицо его имело какое-то свирепое выражение; большие черные на выкате глаза, всегда налитые кровью, сросшиеся густые брови, огромные усы, коротко остриженные волосы и черная повязка на лбу, которую он носил…, придавали его физиономии какое-то мрачное и вместе с тем поэтическое значение».

В нескольких первоначальных набросках Пушкин сохранял подлинную фамилию Якубовича, предполагая сделать его положительным героем. Но позднее Александр Сергеевич отказался от этой мысли. Дело в том, что все годы своего изгнания опальный лейб-улан продолжал ненавидеть Александра I за перевод из гвардии на Кавказ - приказ о переводе он носил у сердца, лелея планы мести императору. Декабристы, с которыми он сошелся по возвращении в Петербург, используя подобный настрой Якубовича, поручили ему возглавить отряд, который в день восстания должен был захватить Зимний дворец и арестовать царскую семью. Если бы эта акция удалась, восставшие имели бы куда больше шансов на успех. Но в последнюю минуту Якубович отступил, хотя вовсе не страх заставил его отказаться от ответственного поручения - просто ноша оказалась не по силам ему.

Осознав, что подобная личность не годится на амплуа главного героя, Пушкин в последующих вариантах делает его все менее привлекательным и, в конце концов, превращает в злодея, который верховодит шулерами-«банкометами» и даже разбойничает на дорогах, похищая понравившуюся ему девушку. Фамилию он получает такую, что и узнать его можно, и придраться нельзя - Кубович.

Ну, а кто же, взамен его, должен был стать положительным героем? Вопрос этот до сих пор не дает покоя исследователям пушкинского творчества. Человек, в разных вариантах называемый «офицер», «любовник», «amant», «жених», получает фамилию Гранев. Это бывалый кавказец, самоотверженный и бесхитростный, искренне и беззаветно любящий героиню. Он был ранен в сражении, побывал в плену у горцев, а, стало быть, в чем-то близок к «Кавказскому пленнику». Именно такая личность, в качестве положительного героя, начинает противостоять «злодею» Кубовичу. Человека с этой фамилией в пушкинском окружении найти пока не удалось, а Пушкин, как известно, поначалу давал героям подлинные имена, и лишь потом, создав на основе прототипов художественные образы, заменял вымышленными. Так что, скорее всего, это образ собирательный, хотя не исключено, что в нем отразились какие-то черты известных нам личностей.


БИБЛИОТЕКА
Предисловие

АЛЕКСАНДР ПУШКИН. УЖАСНЫЙ КРАЙ ЧУДЕС
Волшебное прикосновение Кавказа
Назвался недорослем
Пути-дороги поэта
«...Все селение расположено в 2 улицы»
Встреча с английским шпионом
«Мы здесь в лагере, как цыгане...»
Природы дикой и угрюмой
У Кислых Вод
«Нашёл я большую перемену...»
Рождение замысла
«Герой моего воображения»
Мария - Алина - Александра
«Действующие лица и исполнители»
Водяное общество
Уроки «Романа на Кавказских Водах»
Хранят память о поэте
Железная галерея
Блистательный ансамбль
«Странствующий сквер»

МИХАИЛ ЛЕРМОНТОВ. КРЕМНИСТЫЙ ПУТЬ
Год 1825:
Кремнистый путь
Дорога на Воды
Загадочное озеро
Замыкая Горячеводскую долину
«...Друг друга они не узнали»
Горы во сне и наяву
Год 1837:
«Вчера я приехал в Пятигорск»
Пером и кистью
Сквозь «магический кристалл»
Тайна старого дома
Год 1841:
«Полтинник судьбы»
«Нанял квартиру на краю города»
«Выхожу один я на дорогу»
Эхо давнего бала
Роковая диагональ Верзилиных?
Для стрельбы готовы пистолеты
Гроза в Пятигорске
К девяти часам все утихло
Год 2014:
Навечно вписан в нашу жизнь
Сердце лермонтовской России
Дарили поэту свои целительные силы
Секреты «Грота Калипсо»
На поляне у подножья Машука
На старинном кладбище под Машуком
Квадратура памяти
«Юбилейная» остановка
Главная улица «Сказочной страны»
Школа у парка
Симфония металла и стекла
Близ колодца «Богатырь-воды»
Лермонтовский уголок у горы Железной
Город имени поэта
Лермонтовский Кавказ

ЛЕВ ТОЛСТОЙ. «ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОРОШ ЭТОТ КРАЙ...»
Соприкосновение
Кавказские Воды. XIX век, полдень
Встречи, знакомста, общение
Курортное бытие
Рождение писателя
Дорогие адреса
«На Кабардинской слободке 252 №»
«...В доме священника Василия Эрастова»
«...назвался к Дроздову»
«Встал рано, купался...»
«Пил воды Елизаветинские»
«...пил Александровские воды»
«Обедал у Найтаки...»
«...сидел на бульваре»
«...был в церкви»
«Был в концерте Кристиани»
«Ходил на провал...»
«...утром пойду в парк»
«...я был у коменданта»
«...был на почте»
«...был на ярмарке, купил лошадь»
Город помнит









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!