| статьи | курьезы курортного бытия | из истории кавминвод |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
СТАТЬИ • Из истории Кавминвод • Курьезы курортного бытияОГЛАВЛЕНИЕ


 Статьи 

Курьезы курортного бытия

Курьезы курортного бытия

Пятигорский Провал

Что ни говорите, а лечение на курорте – занятие достаточно скучное! Хоть и стараются украсить бытие курортников экскурсиями, балами, концертами, а все равно львиную долю времени поглощают процедуры, обследования и прочие не слишком веселые занятия. Так обстоит дело сейчас. Так было и раньше. С самого рождения курортов обстановка на Водах была достаточно скучна и уныла – ведь приезжали сюда люди больные, которым было, конечно, не до шуток. Но случалось, что обстоятельства создавали здесь ситуации комические, веселые, а порою и трагикомические, о которых можно сказать: и смех, и грех. Вспомним некоторые.

Летом 1803 года известный архитектор, инженер и музыкант Николай Львов, имевший высокий чин тайного советника, равный генеральскому, приехал на курорт… в кадке, где вместе с ним помещался и его верный спутник в странствиях пес Шаман. Странную, должно быть, картину представляла эта парочка! А получилось так потому, что экипаж Львова сломался на подъезде к Георгиевску, и ждать пока починят, он не захотел. Другого транспорта, кроме телеги с кадкой, в тот день не оказалось, вот и пришлось его превосходительству путешествовать столь странным образом.

Столь же забавное зрелище, наверное, представляли и пассажиры кабриолетов, которые возили публику на вершину Машука по дороге, проложенной в середине ХIХ столетия. Запрягали в эти экипажи, сплетенные в виде большой корзины, пару осликов, которые иной раз проявляли свой упрямый нрав во время подъема. Представляете, каково было кавалерам и дамам в такие минуты!

Описанный М. Ю. Лермонтовым в романе «Герой нашего времени» фокусник Апфельбаум был лицом реальным. Он прославился тем, что делал себе рекламу следующим образом: подходил в людном месте, скажем, к торговцу пирожками, покупал один из них, разламывал его и на глазах у многочисленных зрителей доставал из пирожка золотую монету. То же самое делал со вторым пирожком, с третьим... Можно себе представить, как потешалась публика, видя, что торговец ломает остальные

Во время поездки на Воды летом 1820 года с семейством Раевских А. С. Пушкин, которому тогда едва стукнуло двадцать лет, вел себя, как расшалившийся мальчишка. Приезжающим на курорт полагалось записать в специальную книгу сведения о себе. Сделать записи о всех, прибывших с генералом Раевским, вызвался Пушкин. Сидя во дворе, на куче бревен, он долго с хохотом что-то писал. На следующий день, встретившись с местным медиком, доктор Рудыковский, сопровождавший Раевских, услышал от того: «Вы лейб-медик?» Доктор ответил, что нет. «Как не лейб-медик? – удивился местный коллега. – Вы так записаны в книге коменданта; бегите к нему, из этого могут выйти дурные последствия». Действительно, у доктора могли быть неприятности. Ведь лейб-медик – это личный врач российского императора, должность чрезвычайно почетная и высокая. Рудыковского, рядового врача, могли объявить самозванцем и строго наказать. С трудом ему удалось убедить коменданта в своей непричастности к записи.

Делая ее, Пушкин, конечно же, не хотел доставить доктору неприятность, просто ему показалось забавным придать скромному медику столь высокий статус. Он и себя не пощадил, записав «недорослем», то есть юнцом, не достигшим совершеннолетия и не вступившим в государственную службу. На таких обычно смотрели как на лентяев и оболтусов. Впрочем, Пушкину это было безразлично.

Лев Толстой в 1852 году приехал в Пятигорск вместе с приятелем-офицером, который рассчитывал пожить на курорте «красивой жизнью». В первый же вечер, принарядившись, он отправился заводить «светские знакомства» и как будто бы преуспел в том. Но новые знакомые оказались карточными шулерами и обчистили офицера, что называется, до нитки. Лев Николаевич, конечно, посочувствовал приятелю, но в письме к брату довольно иронично описал эту историю.

В 1875 году появился на свет альбом юмористических рисунков, снабженных весьма ироническим текстом – это был рассказ о поездке на Воды некоего господина Незабудки. В нем содержится немало забавных ситуаций, связанных с курортным лечением и поведением больных. Так, вызывает улыбку убеждение героя, что музей каменных памятников древности, располагавшихся когда-то близ Елизаветинской (ныне Академической), галереи есть ни что иное, как кладбище курортников, скончавшихся от неумеренного потребления минеральной воды. Видимо, так местные жители подшучивали над доверчивыми курортниками.

В Ессентуках к концу ХIХ века сложилось сложное положение в сфере курортного сервиса, что нашло отражение в юмористической литературе тех лет. Популярная писательница Тэффи в одном из рассказов создала, например, такие гротескные ситуации: «И рассказывают ужасы о докторах: тот убил пациентку за то, что мало заплатила, другой за большие деньги принимает вне очереди, а еще за большую сумму составляется очередь на то, чтобы быть принятыми вне очереди, потом вне вне очереди… «Один банкир, говорят, в десятой степени «вне» перенес. Одиннадцать тысяч заплатил, с доктором повидался, но тут же и с ума сошел…» Переполнены все гостиницы: «Рассказывают мрачные легенды, пишет Теффи, о том, как одному больному пришлось жениться на дочери швейцара, чтобы тот согласился записать его сто пятнадцатым на право ночевать под лестницей...»

А вот придуманное Ильфом и Петровым и вызывающее улыбку объяснение Остапа Бендера, торгующего билетами в Провал – мол, собираем деньги на ремонт Провала, чтобы «не слишком провалился», – неожиданно претворилось в жизнь. «Капитальный ремонт» уникального памятника природы пришлось делать не раз, для чего приглашались альпинисты-скалолазы, которые убирали камни со стенок пещеры, чтобы те не падали вниз. Тем не менее ситуация, описанная в романе «Двенадцать стульев», продолжает вызывать улыбку и даже привела к тому, что у входа в Провал появилась бронзовая фигура «Великого комбинатора», торгующего билетами.

Вадим ХАЧИКОВ, заслуженный работник культуры РФ, «Кавказская здравница»


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

RSS
Комментарий:
Введите символы или вычислите пример: *
captcha
Обновить


«Мост через столетие»
«М. Ю. Лермонтов и князья Голицыны»
«Алексей Петрович Ермолов»
«Пятигорск - шаги времени»
«Первые садоводы Пятигорска»
«Кызыл дженерал»
«Обелиск у вершины»
«Пока русские будут говорить русским языком...»
«Визит профессора»
«Все в этом крае прекрасно»
«Главный доктор при Кавказских Водах»
«Мемориальная» слободка»
«Печорин, Бендер и нарзан»
«Лучший Арбенин»
«Самовар-паша»
«О чем молчит седой исполин»
«Меж горами и степью»
«Я была почти счастлива на Кавказе...»
«Так начинался общественный транспорт»
«Служение электричеству»
«Брату своему он брат»
«Фотолетопись Кавказа»
«Возрожденный Гааз»
«Князь Воронцов помог построить в Пятигорске Спасский собор»
«Пятигорские светописцы»
«Этот легендарный Дорохов»
«Спасибо, кызыл дженерал!»
«Немного истории»
«Нестор кабардинской истории»
«Память о казачьем командире»
«Ваша слава принадлежит России...»
«На бывшей Театральной улице»
«Первопоселенец Кисловодска»
«Привет с Кавказа, или О чем рассказали старые открытки»
«Люблю я цвет их желтых лиц»
«Разведчик Кавказа Федор Федорович Торнау»
«Г. А. Емануель на Кавказе»
«Серб на службе русской»
«Награды Емануеля»
«Память величия, достоинства и чести нерушима»
Преображение «Грязнушки»
«Родился благодетельный тандем»
«И ванны, и грязь, и многое другое»
«Возвращение к истокам»
«Строили для эмира Бухарского»
«Вольтова дуга» генерала Ермолова
«Курьезы курортного бытия»
«На пользу и в украшение»
«Рождение туризма на Кавказе в дореволюционный период»
«Балакирев и Кавказ»


Яндекс.Дзен





Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!