| пятигорск | статьи | этот легендарный дорохов |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
СТАТЬИ • Этот легендарный Дорохов •ОГЛАВЛЕНИЕ


 Статьи 

Этот легендарный Дорохов

Пожалуй, ни один из друзей, приятелей или просто знакомых М. Лермонтова не был окружен таким густым облаком легенд, мифов, фантазий, как Руфин Иванович Дорохов. Чего только о нем не говорили! Драчун, буян, скандалист, а главное, бретер, участвовавший в четырнадцати дуэлях! За них он был несколько раз разжалован в рядовые, но своей безумной храбростью возвращал себе офицерский чин и снова окунался в омут беспутной жизни. Воюя в Чечне, Дорохов командовал сотней отчаянных головорезов, а будучи тяжело ранен, он вынужден был покинуть свою «команду охотников» и передать начальство над ними Лермонтову, с которым подружился в боях.

Свой букет вымыслов породило его пребывание летом 1841 года в Пятигорске. Дорохов якобы принимал самое активное участие в событиях, связанных с дуэлью Лермонтова и Мартынова. Кое-кто считает его даже подстрекателем. И уж, конечно, как опытный дуэлянт он не мог оставаться в стороне от такого события и не только участвовал в выработке условий, но и сам присутствовал на поединке, что вполне могло повлиять на его исход.

А что же представлял собой Дорохов на самом деле? Начнем с того, что Руфин Дорохов, согласно мнению современников, «по рождению, воспитанию и способностям мог рассчитывать на блестящую карьеру». Сын героя Отечественной войны 1812 года генерал-лейтенанта И. Дорохова, Руфин рано остался без отца и мальчиком был определен в Пажеский корпус. Но, видимо, уже там он показал себя не с самой лучшей стороны, поскольку по выходе из корпуса был направлен служить не в один из престижных полков, а в учебный карабинерный батальон.

И дальше все шло наперекос. У восемнадцатилетнего Дорохова была дуэль, причем следует подчеркнуть - единственная дуэль в его жизни! Спустя несколько лет могла бы состояться и вторая, но секунданты уладили инцидент и помирили противников. Так что четырнадцать дуэлей, о которых твердят все, кому не лень, - выдумка! А был ли Дорохов разжалован? Да, но не многократно, а всего дважды. И оба раза по причинам, ничего общего с бретерством не имеющим. Так, отделавшись всего лишь пребыванием на гауптвахте за участие в дуэли, Дорохов в 1820 году «за буйство в театре и ношение партикулярной одежды» (видимо, это был случай, когда юный прапорщик в театре побил какого-то статского советника) разжалован в рядовые, отправлен в пехотный полк и выслан из столицы.

В 1827 году Дорохова направили на Кавказ. Там, по распоряжению А. Ермолова, он попал в Нижегородский драгунский полк и целых семь лет тянул солдатскую лямку. В декабре 1827 года его произвели в унтер-офицеры, а месяц спустя в прапорщики. Очень скоро Дорохов за храбрость был награжден золотой саблей и произведен в поручики. Наконец в 1837 году в чине штабс-капитана Дорохов вышел в отставку, поселился в Москве. Но стал крупно играть и однажды, ударив нечестного игрока кинжалом, чуть не убил его, за что и был вторично разжалован в солдаты.

Снова попав в Кавказский корпус, Руфин Иванович вскоре произведен в унтер-офицеры, а потом представлен к чину прапорщика. Но получил его только весной 1841 года и тогда же был награжден солдатским Георгиевским крестом за дела в Чечне, где командовал той самой «командой охотников», которую передал Лермонтову. Впрочем, и здесь не обошлось без легенд. Так, Э. Герштейн в своей книге «Судьба Лермонтова» пишет: «Ранение Дорохова в ногу было тяжелым. Один глаз был поврежден».

Но вот письмо Л. Пушкина их общему приятелю М. Юзефовичу: «Что тебе наврал Дорохов? Мне кажется из твоего письма, что он себя все-таки выставляет каким-то героем романтическим и полусмертельно раненым. Дело в том, что он, разумеется, вел себя очень хорошо, командовал сотнею, которая была в деле более прочих, получил пресчастливую рану в мякиш ноги и уверяет, что контужен в голову. Опасения его насчет Лер­монтова, принявшего его командование, ни на чем не основаны; командование же самое пустое, вскоре уничтоженное, а учрежденное единственно для предлога к представлению».

Как видим, жизнь Руфина Ивановича давала немало оснований для мифов и легенд, число которых стало умножаться после того, как Лев Толстой сделал его прототипом бесшабашного гуляки и дуэлянта Долохова в романе «Война и мир». Ну а какую роль сыграл Дорохов в лермонтовской дуэли? Как отмечалось выше, здесь тоже много нафантазировано, причем, главным образом, последующими авторами. Современники, особенно участники событий и близкие к ним люди, о Дорохове говорят мало или вообще ничего не говорят. Зато биограф поэта П. Висковатый почти через полвека после гибели поэта писал, что Дорохов активно участвовал в подготовке поединка, так как сам якобы был заядлым дуэлянтом (опять пресловутые 14 дуэлей!), за что не раз был разжалован. Висковатый утверждал, что в день 15 июля Дорохов как-то подозрительно суетился, много разъезжал. И что знавшие его люди якобы говорили: «Что-нибудь да затевается недоброе, если Дорохов так суетится!»

Эту фразу сказала Висковатому супруга священника Александровского, выступившая в журнале «Нива» с воспоминаниями. Она утверждала, что накануне дуэли Дорохов выпросил у ее мужа лошадь. И, узнав о гибели Лермонтова на дуэли, протоиерей якобы сказал: «Чувствую невольно себя виновным в этом случае, что дал лошадь. Без Дорохова это могло бы окончиться примирением, а он взялся за это дело и привел к такому окончанию...»

Очень вероятно, что отношение Александровского к Дорохову было связано с инцидентом перед похоронами Лермонтова. «Когда был убит Лермонтов, - рассказывает декабрист А. Гангеблов, - священник отказывался, было, его хоронить как умершего без покаяния. Все друзья покойника приняли живейшее участие в этом деле... Дорохов горячился больше всех, просил, грозил, и наконец тер­пение его лопнуло: он как буря накинулся на бедного священника и непременно бы избил его, если б не был насильно удержан...» Правда, точно не известно, кого из двух священнослужителей Пятигорска собирался побить Дорохов. Если это был П. Александровский, то он вполне мог в отместку оклеветать обидчика. Но основательно изучивший биографию Дорохова лермонтовед Недумов считает, что добрые качества Руфина Ивановича и его теплое отношение к Лермонтову, и как к большому поэту, и как к боевому товарищу, просто не позволили бы ему участвовать в каких-то интригах и приносить зло Михаилу Юрьевичу.

В заключение обратимся к встрече с писателем А. Дружининым, которая произошла в Пятигорске в 1852 году, незадолго до отъезда Дорохова в экспедицию, из которой он не вернулся. Рассказав о ней, Дружинин замечает: «Как ни хотелось бы и нам поделиться с публикою запасом сведений о службе Лермонтова на Кавказе - историею его кончины, рассказанной нам на самом ее театре с большими подробностями, - мы хорошо знаем, что для таких подробностей и сведений не пришло время».

Кое-кто из тех, кто считает, что в Пятигорске имелись враги Лермонтова, которые и спровоцировали дуэль, убеждены: Дорохову было многое известно о причастности к гибели поэта очень значительных лиц, вплоть до самого императора Николая I. Поэтому, мол, Дорохов не хотел касаться событий лета 1841 года, а то, что он все-таки рассказал, Дружинин побоялся обнародовать.

Однако у других исследователей есть серьезные сомнения в том, что у Дорохова могли быть «жареные» факты, касающиеся дуэли. Ведь версия о врагах поэта, спровоцировавших ее, рассыпается как карточный домик при внимательном и непредвзятом анализе того, что происходило летом 1841 года в Пятигорске. И все же жаль, что не было обнародовано то, что Дорохов знал о дуэли и гибели Лермонтова. В таком случае загадок было бы куда меньше!

Вадим ХАЧИКОВ, заслуженный работник культуры РФ,


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

RSS
Комментарий:
Введите символы или вычислите пример: *
captcha
Обновить


«Мост через столетие»
«М. Ю. Лермонтов и князья Голицыны»
«Алексей Петрович Ермолов»
«Пятигорск - шаги времени»
«Первые садоводы Пятигорска»
«Кызыл дженерал»
«Обелиск у вершины»
«Пока русские будут говорить русским языком...»
«Визит профессора»
«Все в этом крае прекрасно»
«Главный доктор при Кавказских Водах»
«Мемориальная» слободка»
«Печорин, Бендер и нарзан»
«Лучший Арбенин»
«Самовар-паша»
«О чем молчит седой исполин»
«Меж горами и степью»
«Я была почти счастлива на Кавказе...»
«Так начинался общественный транспорт»
«Служение электричеству»
«Брату своему он брат»
«Фотолетопись Кавказа»
«Возрожденный Гааз»
«Князь Воронцов помог построить в Пятигорске Спасский собор»
«Пятигорские светописцы»
«Этот легендарный Дорохов»
«Спасибо, кызыл дженерал!»
«Немного истории»
«Нестор кабардинской истории»
«Память о казачьем командире»
«Ваша слава принадлежит России...»
«На бывшей Театральной улице»
«Первопоселенец Кисловодска»
«Привет с Кавказа, или О чем рассказали старые открытки»
«Люблю я цвет их желтых лиц»
«Разведчик Кавказа Федор Федорович Торнау»
«Г. А. Емануель на Кавказе»
«Серб на службе русской»
«Награды Емануеля»
«Память величия, достоинства и чести нерушима»
Преображение «Грязнушки»
«Родился благодетельный тандем»
«И ванны, и грязь, и многое другое»
«Возвращение к истокам»
«Строили для эмира Бухарского»
«Вольтова дуга» генерала Ермолова
«Курьезы курортного бытия»
«На пользу и в украшение»
«Рождение туризма на Кавказе в дореволюционный период»
«Балакирев и Кавказ»


Яндекс.Дзен





Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!