пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
СТАТЬИ • Благодетельный тандемОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Статьи 

Благодетельный тандем

Пятигорский бульварНачало 40-х годов ХIХ века было для Кавказских Минеральных Вод периодом если не упадка, то, как сейчас любят говорить, стагнации, застоя. Главный радетель курортов, генерал А. Ермолов был отозван с Кавказа, активный проводник его политики, генерал Г. Емануель, тяжело раненный в бою, вышел в отставку. Заболели и один за другим ушли из жизни архитекторы братья Бернардацци, бывшие душой всех дел по строительству и благоустройству курортных поселений. Строительство здесь практически прекратилось, никаких новых начинаний не наблюдалось.

Судьба курортов резко изменилась лишь после того, как наместником Кавказа был назначен князь М. Воронцов. К сожалению, у современных россиян представления о нем исчерпываются эпиграммой А. Пушкина:

Полумилорд, полукупец,
Полумудрец,полуневежда.
Полуподлец,
но есть надежда,
Что полным будет, наконец.

Несомненно, что прозорливый взгляд А. Пушкина подметил некоторые далеко не лучшие черты сиятельного сановника. Но ими далеко не исчерпывается характеристика личности этого, несомненно, выдающегося человека.

Род Воронцовых, может быть, не столь древний, как некоторые другие аристократические фамилии России, тем не менее оказал немало услуг государству своей добросовестной службой. Предки Михаила Семеновича выполняли важные административные обязанности при Иване Грозном, Елизавете Петровне, Екатерине Великой, Александре I. Причем, заметными фигурами в русской истории были не только особы мужского пола. Так, Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова, родная тетя Михаила Семеновича, во времена Екатерины II возглавляла сразу два крупнейших научных учреждения - Петербург-скую академию наук и Российскую академию. Кроме того, она была известна как публицист и драматург, издатель журнала «Собеседник любителей русской словесности». Представители семьи Воронцовых не раз занимали посты генерал-губернаторов, канцлеров, то есть министров иностранных дел, командовали крупными воинскими соединениями. Отец Михаила Семеновича был видным дипломатом.

Следуя традициям рода, сам Михаил Семенович верой и правдой служил своей стране. В молодости он прославился храбростью на Кавказской войне - однажды под огнем неприятеля вынес с поля боя своего раненого командира, в будущем - прославленного генерала П. Котляревского. Отличился М. Воронцов и в наполеоновских войнах. В военной обстановке он делил с солдатами все лишения и невзгоды, во время боя неизменно находился впереди, держался хладнокровно - шутил, нюхал табак - словом, вел себя , как в своем служебном кабинете. На Бородинском поле М. Воронцов, находясь в самой гуще боя, первым из русских генералов был серьезно ранен. Уезжая для лечения в свое имение, он пригласил с собой 50 раненых офицеров и около 300 солдат, которых опекал до полного выздоровления. После разгрома Наполеона М. Воронцов возглавлял Русский экспедиционный корпус во Франции. Покидая ее, Михаил Семенович из своих личных средств заплатил все долги русских офицеров, хотя это и сказалось на его финансовом положении.

Направленный на дипломатическую службу, М. Воронцов показал себя достаточно искусным в этой области. А будучи назначен генерал- губернатором Новороссии, проявил себя незаурядным администратором. Именно при нем в этом громадном и поначалу пустынном крае расцвели ремесла и торговля, получили развитие сельское хозяйство и морское пароходство.

Столь же благодетельным было управление М. Воронцова и для Кавказа, куда он был назначен наместником в 1844 году. Особенно обязаны ему своим развитием Кавказские Минеральные Воды. Наместник провел здесь два летних сезона, но ему хватило и одного, чтобы разобраться в недостатках прежнего управления Водами. Он добился передачи Кавминвод в его непосредственное подчинение. Под постоянным наблюдением М. Воронцова и при его непосредственном участии здесь очень скоро начались большие перемены. Они коснулись прежде всего организационной стороны курортного дела. Строительная комиссия была упразднена, а вместо нее создали Дирекцию Вод, назначение которой состояло в «попечении о возможном улучшении вод и возведении на ту степень благоустройства, на которой они соответствовали бы заботливости правительства и ожиданиям публики».

Медицинской частью, как и прежде, заведовал главный врач, но теперь ему в помощь были назначены четыре медика- по одному на каждый курорт. Была введена и должность акушерки. А рекомендации и советы должны были давать члены Медицинского совета- его организация была первой попыткой поставить курортное лечение на научную основу.

За организационными преобразованиями последовали и перемены во внешнем облике курортных поселений. И вот здесь-то сыграл решающую роль приглашенный М. Воронцовым на должность главного архитектора Вод зодчий англичанин Самуил Уптон. Отец его, инженер-полковник И. Уптон служил России с 1826 года и был известен как строитель Севастопольских доков. Самуил родился в Англии, но «наилучшее образование по инженерным и архитектурным наукам» получил в России, под руководством отца. Работать с ним юноша начал с 16 лет. А позже под руководством В. Гунта он участвовал в строительстве для М. Воронцова в его имении Алупке дворца, сооружаемого по проекту английского архитектора Э. Блора. Старания молодого специалиста были замечены и оценены хозяином дворца. Уехав на Кавказ, он не забыл талантливого зодчего. «Воронцов признавал произведения Бернардацци, носящие отпечаток искусства, изящного вкуса, прочности и даже дешевизны,- писал один из современников, - но симпатизировал лишь английским фасадам господина Уптона».

Подобная симпатия к Уптону вполне понятна. Проведя юные годы на земле Британии, Михаил Семенович на всю жизнь остался поклонником всего английского, в том числе и зодчества, представителем которого был Уптон. Впрочем, в ранних его работах «английские склонности» не очень заметны. Так, заложенная Уптоном в 1846 году первая галерея - Михайловская - была выполнена в мавританском стиле, характерном для одного из фасадов алупкинского дворца. А одно из следующих творений зодчего - Елизаветинская галерея, которую начали строить в 1847 году, слишком южная, «итальянская;» для британца Уптона. У пятигорских краеведов бытует версия: не все, что строил Самуил Иванович - так звали его на русский лад - он строил по собственным проектам. Есть сведения, что в архиве Строительной комиссии, унаследованном воронцовской Дирекцией, могли находиться нереализованные проекты братьев Бернардацци. Одним из них и мог воспользоваться Уптон, творчески переработав согласно своим замыслам.

Зато Нарзанная галерея в Кисловодске выполнена в типично английском духе - Уптон использовал здесь элементы стиля «Тюдор», отражающего тенденции поздней английской готики. Прослеживаются они и в архитектуре Ессентукской питьевой галереи.

К сожалению, не сохранилось еще несколько творений Уптона, в частности, галерея у источника N8 в Железноводске - она была деревянной и, простояв несколько десятилетий, пришла в ветхость и была сломана. Та же участь постигла уптоновские вокзалы в Пятигорске и Железноводске. Слово «вокзал» в те времена не имело нынешнего «транспортного» значения, приобретенного позднее, к концу века. Происхождением своим оно обязано Воксхоллу- увеселительному заведению, открытому еще в ХVIII веке некоей Джейн Вокс близ Лондона. В России первый «воксал» существовал с 1838 года в пригороде Санкт-Петербурга - Павловске. Он служил одновременно и увеселительным заведением, и местом ожидания поездов, откуда и пошло его нынешнее значение. По образцу лондонского и павловского вокзалов строил свои увеселительные заведения для курортов Самуил Уптон. Кстати сказать, и галереи его тоже служили не только для прогулок публики, пьющей минеральную воду - там тоже, как и в вокзалах, устраивались концерты, выставки, проводились публичные лекции. Позднее эту рекреационную функцию взяли на себя курзалы.

В краеведческой литературе Самуила Уптона называют обычно специалистом «галерейного строительства». Но это несправедливо по отношению к талантливому зодчему - ведь на его счету «негалерейных» зданий ничуть не меньше, чем галерей - просто не все они сохранились до нашего времени, а о некоторых широкая публика просто не знает. Уптоном построено по крайней мере четыре ванных здания - каменная купальня в Ессентуках, Барятинские и Муравьевские ванны в Железноводске, Теплосерные ванны в Пятигорске (ныне левое, одноэтажное крыло Нижней радоновой лечебницы). Уптон проводил реконструкцию Кисловодской крепости, превратив невзрачное оборонительное сооружение в красивейший памятник архитектуры, он руководил работами по прокладке тоннеля к Провалу. Им же был построен мост в парке, расположенном неподалеку от беседки Эолова арфа, перекаптирован источник нарзана, проложен водопровод от подножия Бештау в Пятигорск. Наконец, подлинным архитектурным шедевром стал дом, построенный им для своей семьи, в котором зодчий в полной мере смог реализовать свою романтическую фантазию любителя готики.

Все сделанное Уптоном на Кавказских Минеральных Водах высоко оценил М. Воронцов, написавший в своем рапорте императору Николаю I: «Выбор сего архитектора вполне оправдал ожидания, и все работы, произведенные и продолжающиеся под его руководством, отличаются красотой и прочностью». Уптон был, естественно, благодарен наместнику за такую высокую оценку своих трудов. Есть предположение, что зодчий не остался в долгу и отблагодарил своего покровителя довольно оригинальным способом: галереи, построенные им у Михайловского и Елизаветинского источников, он назвал не по именам минеральных ключей, а в честь Михаила Семеновича Воронцова и его красавицы-жены Елизаветы Ксаверьевны.

Таким образом, тандем, который составили светлейший князь и талантливый зодчий, оказался чрезвычайно благодетельным для Кавказских Минеральных Вод, хотя, конечно, «воронцовский» период знаменателен не только появлением здесь замечательных творений Уптона. Благодаря М. Воронцову значительно увеличился зеленый наряд курортов: были расширены парки Пятигорска и Кисловодска, а в Ессентуках парк вырос на совсем голом месте, окружив источники зеленым кольцом. По распоряжению Михаила Семеновича были построены набережная речки Ольховки в Кисловодске и мост через нее, а также мост через Подкумок, проложена дорога на вершину Машука, благоустроено шоссе между Пятигорском и Кисловодском, по которому организовано омнибусное сообщение.

Время наместничества М. Воронцова отмечено развитием культуры и образования. В 1848 году стараниями доктора К. Роджера в Пятигорске был открыт бальнеологический консерваториум, то есть первый в регионе музей. А еще через два года появился второй - поистине уникальный музей под открытым небом, где были собраны каменные древности со всей округи. В 1850 году в Пятигорске же открылось уездное училище, год спустя принял первых зрителей первый в регионе театр.

В 1854 году князь М. Воронцов по состоянию здоровья оставил пост наместника Кавказа. На Кавказских Минеральных Водах память о нем жила многие десятилетия - благодарные жители региона дали его имя многим улицам, зданиям, сооружениям. Увы, буйные вихри ХХ столетия разметали эти хрупкие частицы нерукотворной памяти радетеля курортов. Но добрые плоды его дел живут и ныне. Важно только, чтобы и мы, и наши потомки знали об этом. Может быть, стоит все же возвратить кое-каким объектам имя Воронцова, которое по праву должно стоять рядом с именами других радетелей курортов - таких, как А. Ермолов, Г. Емануель, С. Смирнов. Стоит подумать и об увековечении памяти его верного помощника С. Уптона - он это вполне заслужил.

Вадим ХАЧИКОВ, Заслуженный работник культуры РФ.

Читать на тему:
Наместник на Кавказе П. С. Воронцов (Статьи)
Самуил Уптон (Архитектура старого Пятигорска)


Загрузка...

Оставить отзыв

Ваше имя:
Ваш отзыв:

Написанное мной подтверждаю

Наместник на Кавказе П. С. Воронцов
Наместник на Кавказе А. И. Барятинский
Генерал Г. А. Емануэль
И раздалось мощное: «Я здесь!»
Кисловодск Антону Павловичу понравился
Командировки мастера Раева
Гостиная Благодать
Дачные кварталы Ессентуков
Станция почтовых дилижансов
Крепость у кислого колодца
Целебные воды и горы
100 лет Кавминводам
Поезда пошли на юг
Археологические реликвии Кисловодска и его окрестностей
Лечебный парк Железноводска
Дворец эмира Бухарского
Большой Провал
Дары Железной горы
Дар божий в руках государства
Прошлое и настоящее Курзала
Воплощение мечты товарища Серго
Грязелечебница Евгения Шреттера
Первая в мире энергосистема
Наследие Ивана Байкова
Фотолетописец Кавказа
Алябьев в Пятигорске
Дом генерала Верзилина в Пятигорске
Н. Львов - первый зодчий Горячих Вод
Мелодия, услышанная композитором
Проходившие останавливались пораженные
Зодчий Самуил Уптон
Братья Бернардацци - строители Пятигорска
Притяжение Белой Виллы
Два Кавказских года Льва Толстого
Домик Лермонтова
Первый в России памятник Лермонтову
На месте поединка
Тайна Лермонтовскрй могилы
Пишу из Кабардинской слободки...
Музыка гор
(О Н. Ярошенко)
В горах осталось его сердце
Горы производят странное впечатление на душу...
Пятигорск - колыбель «Орестеи»
...Утром пойду в парк
Добро пожаловать в Ресторацию
Где жили первые посетители Горячих Вод?
...Назвался к Дроздову
Памятные адреса
На кабардинской слободке № 252
Трижды рождавшаяся







Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!