пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
СТАТЬИ • Мелодия, услышанная композитором • «Памятники Отечества»ОГЛАВЛЕНИЕ


 Статьи 

Мелодия, услышанная композитором

«Вид теперешнего Пятигорска в то время был совершенно дикий, но величественный: домов было мало, церквей, садов вовсе не было: но так же, как и теперь, тянулся... хребет Кавказских гор, покрытых снегом, так же по равнине извивался ленточкой Подкумок, и орлы во множестве ширяли по ясному небу», — писал композитор Михаил Иванович Глинка, вспоминая о своей поездке на Воды в 1823 году. В то время Пятигорск назывался Горячеводском.

Девятнадцатилетнему музыканту, посланному отцом в далекую поездку для поправления здоровья, нравились скромное жилище, непритязательный стол, вкус местного вина. Он радовался, что захватил сюда книги. Чуть ли не в первые дни «видел пляску черкешенок, игры и скачки черкесов». Всюду появлялся он с прирученной дикой козочкой.

Методы лечения водами в ту пору были еще не разработаны. Курортники обычно стремились как можно больше принять ванн, как можно больше выпить воды и к тому же посетить все основные источники. «Лечение» начиналось обычно в Пятигорске, продолжалось в Железноводске и заканчивалось в Кисловодске.

Употребление воды предписывалось «в невероятных объемах». Пили до 80 стаканов минеральной воды в день.

Глинка о себе пишет: «Я купался, или лучше, варили меня, в ванне, иссеченной еще черкесами в камне, откуда шла струя серной воды в... Вероятно, я получил бы... значительную пользу, если бы меньше пить, а купаться в воде, разведенной с прохлажденною.

Измученный серными ваннами, отравленный ведрами кисло-серной воды Елизаветинского источника Глинка по совету врача переезжает на Железные Воды. «Местоположение этих вод дикое, но чрезвычайно живописное», — отмечает композитор. Военный караул, охранявший курорт, жил в шалашах. Продовольствие доставлял войсковой маркитант, привозили казаки из соседнего мирного аула. Готовили пищу повара. Богатые посетители привозили их с собою, так же как и врачей. Ванное помещение только еще проектировалось вместе с парком среди леса, очищенного от сушняка.

Юноша-композитор присутствовал в соседнем ауле на байраме — празднике горцев. Национальные ритмы самобытных песен и плясок «легли на слух» и навсегда остались в памяти музыкального гения.

После Железноводска по сложившейся «традиции» следовало купаться в нарзане. «Мы отправились в Кисловодск и, помнится, ехали с конвоем и пушкой», — вспоминает Глинка. — «Местоположение Кисловодска веселее Пятигорска, в мой приезд было там еще мало домов, а деревьев вовсе не было».

В «Записках», написанных уже после поездок композитора в Европу, он сравнивает кавказские ландшафты с видами окрестностей кастильского города Вальядолид. Неправильно назначенные процедуры не принесли юному Глинке пользы. Пробыв на Водах около двух месяцев, он выехал в родное село Новоспасское на Смоленщине.

Критик В. В. Стасов писал поздее, что единственная выгода этого путешествия для Глинки состояла в том, «что в душе его запечатлелись величественные картины Кавказа». Не только «картины Кавказа», добавим мы. Общительный и любознательный юноша в Горячеводске завел знакомства среди местных жителей, которые имели друзей в ближайших аулах. Эти знакомые возили Глинку на аульские празднества. Наиболее популярным был Аджи-аул, на юго-восточном склоне Бештау. Здесь Михаил Иванович с восторгом наблюдал игры и джигитовку черкесов, пляски черкешенок. Особенно поразила его лезгинка. Он никогда не мог забыть эту симфонию красок, движений и звуков.

Здесь, у подножия Бештау, очевидно и зародилась та знаменитая лезгинка, которая вошла в цикл восточных танцев в опере «Руслан и Людмила».

Композитор А. П. Бородин говорил, что трудно себе представить что-нибудь более изящное, чем эта лезгинка. Эту лезгинку Глинка переложил для концерта в Париже, и она привела в восторг французского композитора Берлиоза.

Так мелодия, услышанная композитором в ауле у подножия Бештау в 1823 году, переработанная волшебством гения, обошла весь мир.

Лилия Романенко, «Памятники Отечества».


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

RSS
Комментарий:
Введите символы или вычислите пример: *
captcha
Обновить


Наместник на Кавказе П. С. Воронцов
Наместник на Кавказе А. И. Барятинский
Генерал Г. А. Емануэль
И раздалось мощное: «Я здесь!»
Кисловодск Антону Павловичу понравился
Командировки мастера Раева
Гостиная Благодать
Дачные кварталы Ессентуков
Станция почтовых дилижансов
Крепость у кислого колодца
Целебные воды и горы
100 лет Кавминводам
Поезда пошли на юг
Археологические реликвии Кисловодска и его окрестностей
Лечебный парк Железноводска
Дворец эмира Бухарского
Большой Провал
Дары Железной горы
Дар божий в руках государства
Прошлое и настоящее Курзала
Воплощение мечты товарища Серго
Грязелечебница Евгения Шреттера
Первая в мире энергосистема
Наследие Ивана Байкова
Фотолетописец Кавказа
Алябьев в Пятигорске
Дом генерала Верзилина в Пятигорске
Н. Львов - первый зодчий Горячих Вод
Мелодия, услышанная композитором
Проходившие останавливались пораженные
Зодчий Самуил Уптон
Братья Бернардацци - строители Пятигорска
Притяжение Белой Виллы
Два Кавказских года Льва Толстого
Домик Лермонтова
Первый в России памятник Лермонтову
На месте поединка
Тайна Лермонтовскрй могилы
Пишу из Кабардинской слободки...
Музыка гор
(О Н. Ярошенко)
В горах осталось его сердце
Горы производят странное впечатление на душу...
Пятигорск - колыбель «Орестеи»
...Утром пойду в парк
Добро пожаловать в Ресторацию
Где жили первые посетители Горячих Вод?
...Назвался к Дроздову
Памятные адреса
На кабардинской слободке № 252
Трижды рождавшаяся








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!