пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | кавминводы
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«ВСЛЕД ЗА КАПЛЕЙ ВОДЫ» • Авторы: Дублянский В. Н. и В. В. ИлюхинОГЛАВЛЕНИЕ


 Спелео 

У Зеленого водопада

Враг номер один

Топографические съемки отнимали много времени и сил, но это был совершенно необходимый этап. В предвидении дальнейших археологических и гидрогеологических исследований мы через каждые 50-100 метров «закрепляли» наши съемочные точки: делали на стенах специальные маленькие пометки – марки. Неожиданно для нас топографические марки первыми использовали геофизики. Геофизический отряд Бориса Михайловича Смольникова начал работы на склонах Долгоруковского массива близ Красной пещеры. Перед ним стояла интересная задача – проследить вдоль Краснопещерной речки то нарушение, которое мы обнаружили в Красной пещере. Геофизика – штука сложная: автомашина, кабель, заземляющие электроды, всякие потенциометры, сопротивления, мосты... Как-то вечером, вернувшись из маршрута, я мимоходом предложил Смольникову забраться со своими приборами в пещеру. Ведь Грибоедовская галерея довольно проста для прохождения. Смольников сперва сказал, что «это категорически невозможно», через полчаса – что «это интересно», а в конце вечера – что «это надо обязательно попробовать»...

Нельзя сказать, чтобы исследования Грибоедовской галереи принесли геофизикам «пироги и пышки». Зато в первый же день появилось много осязаемых шишек, а в последний день исследований зазевавшийся Борис Михайлович свалился в небольшой четырехметровый колодец между первым и вторым этажами. Пришлось лечь в больницу с неопасными, но неприятными ушибами в области почек. Выйдя из больницы и досадливо морщась при одном упоминании о Красной пещере, он протянул мне карандашный набросок: график и вертикальный разрез кажущихся удельных электрических сопротивлений.

– Все напрасно, – сказал он. – Слишком сложен характер электрического поля. Нужна новая методика расчета, и, главное, я не представляю, чем объяснить этот пилообразный характер графика...

Разобравшись в топографической привязке профиля, я почувствовал, что мои глаза начинают светиться хищным огнем: три из пяти минимумов графика ложились на уже известные нам подземные озера! Но сравнение не есть доказательство. Поэтому через несколько дней Гена Пантюхин возглавил специальную экспедицию. В ход был пущен весь имеющийся шанцевый инструмент: ломы, кувалды, зубила, клинья. Через восемнадцать часов ему удалось расчистить узкую щель и выйти к подземному озеру, которое замыкалось с обеих сторон непроходимыми сифонами. В результате на карте Красной пещеры появился новый объект – Геофизическое озеро, а у Бориса Михайловича – новая научная статья о методике криволинейного электропрофилирования под землей. Не забывали мы и об окрашивании. Еще Дюбуа де Монпере, а затем Петр Петров предполагали, что начало Краснопещерной реки – не источники близ пещеры, а периодический водоток Суботхан, расположенный в пяти километрах от пещеры по прямой к югу, на Долгоруковском массиве. Этот поток уходит в шахту Провал, проникнуть в которую нам удалось лишь на 20 метров. Решить вопрос можно было только с помощью флюоресцеина.

После сильного ливня заговорил ручеек на дне широкой древней долины Суботхана. Запущена краска. Сутки, а затем и недели ожидания... Только через тридцать девять дней очень слабая окраска воды была отмечена сперва в Красной пещере, а затем и на туфовой площадке. Связь Суботхана и Краснопещерной была доказана. Но тридцать девять дней! Какой лабиринт проходит вода, прежде чем выйти на поверхность? Это настораживало. Мы провели серию опытов с окрашиванием Новой реки. Результат был неожиданный: одинаковое количество краски доходило до поверхности за разное время! Чем больше воды было в подземной реке, тем быстрее добегал наш разведчик до поверхности и тем интенсивнее была окраска. Оставалось сделать заключительный эксперимент. Окрашивание Суботхана в паводок, когда из Красной пещеры каждую секунду вырывается четыре-пять кубометров воды, показало, что частицы красителя пробегают пять километров менее чем за двое суток со средней скоростью около 100 метров в час. Это уже было маленькое открытие! Ведь формулы, по которым рассчитывается количество флюоресцеина, предложенные основоположником французской спелеологии Э. Мартелем и гидрогеологом Б. Лориолем, не учитывают этих особенностей проведения опыта. Кроме того, поведение красителя кое-что говорит и о морфологии тех полостей, где мы никогда еще не были. Вероятно, нам встретится серия проточных, каскадных озер. В межень краска задерживается в них до тех пор, пока не окрасит всю воду. Отсюда меньшая интенсивность окраски и большая длительность прохождения. В паводок уровни воды резко поднимаются (значит, ходы относительно узки в нижней части!), и окрашенная вода не задерживается в ванночках.

Чем больше мы узнавали о Красной пещере, тем больше рвались за сифон. Но он оставался все таким же недоступным, как и раньше. Настал воскресный вечер. Большинство наших товарищей ушло в город: ведь утром на работу. Наша четверка решила переночевать в Ночлежном гроте и выехать утром первым автобусом. Над ущельем бушевал ветер. Едкий дым костра заставлял нас то отодвигаться в глубь грота, то выбегать наружу подышать свежим воздухом. Алексей Прибыловский достал потрепанную книжку Кастере. «Стоя по шею в воде, я стал размышлять о безрассудстве продолжать в одиночку рискованное предприятие,– начал он читать главу о том, как Кастере открыл древнейшие в мире статуи в гроте Монтеспан. – В голову приходили разные возможности: могло оказаться, что впереди потолок все время касается воды, я мог попасть в слепой конец, встретить карман с газом, упасть в колодец, запутаться в ветвях, снесенных вниз потоком, или, быть может, погрузиться в зыбучий песок...»

– Нет, мы не спелеологи! – вдруг прервал Алексей чтение. – Нас четверо. Нам не грозит опасность попасть в карман с газом: ведь сквозь сифон сейчас прорываются струи свежего воздуха! И ветки в Красной пещере не попадаются, и зыбучего песка тоже нет. А мы все сидим перед этим сифоном! Кастере, что ли, выписывать?

На тираду Прибыловского немедленно откликнулся десятиклассник Миша Ефимов.

– И трубка с маской и ластами у меня есть!

– И резиновая лодка для подстраховки с нами, – не выдержал и я. – Проведем разведку, а там видно будет.

Первое прохождение сифона не оставило у меня связных воспоминаний. Все было как-то очень обыкновенно. Проползли каменный, глиняный и песчаный лазы за горлом Шаманского. Вышли к Новой реке. Надули лодку, разделись. Первым в «комплекте номер один» – в маске, с трубкой и ластами – нырял Миша. Его цель – сперва нащупать, а потом постараться пройти сам сифон, не выходя на поверхность. Я страхую его с лодки. Нырять приходится против течения, поэтому особой опасности нет. Подняв ластами фонтан брызг, Миша погружается. Через десять – пятнадцать секунд он поднимается на поверхность, показывает разведенными руками: «Проход во-от такой!» – и снова исчезает. Второе погружение длится немного дольше. Как огромная белая рыба, он разворачивается в широком проходе сифона и выныривает у самой лодки.

– Все в порядке! – радостно сообщает он, – За сифоном – большая камера!

Теперь моя очередь. Упаковываю в целлофан свечи и фонарик, прячу под шапочку спички и ныряю. «Перестарался, – думаю я, почти царапая носом песчаное дно. – Слишком глубоко пошел...» Метров через десять дно хода медленно повышается, и вскоре я касаюсь руками вязкой глины противоположного берега сифонного озера. Отдышавшись, слышу слабые голоса товарищей. Вот приятная неожиданность! Оказывается, тонкая прослойка воздуха, образовавшаяся в одном из углов сифона, может служить хорошим телефоном! Подхожу ближе к краю глиняного уступа, достаю из целлофановой обертки тускло горящий фонарик и... шлепаюсь в воду. Ну так и есть. Спички промокли, фонарик тоже... Выливаю из него воду – ничего, горит... Куда-то вправо уходит галерея, затопленная водой. Решаю плыть на разведку. Гребу одной рукой против слабого течения. В другой – фонарь. Какие-то боковые ходы. Про себя считаю:

– Один влево, два влево, один вправо... (Позже все эти «ходы» оказались неглубокими нишами.)

Кажется, плыву очень долго. Ход поворачивает влево и расширяется в зал с огромным камнем-пристанью посередине. Вылезаю на камень, осматриваюсь, прохожу по песчаной отмели вдоль левой стены еще метров двадцать до какого-то водопада. Не ход, а проспект! Но надо возвращаться. Опять бросаюсь в холодную (всего 9,5 градуса) воду, плыву, плыву. Но где же сифон? Ныряю... Стенка. Второй раз – какой-то воздушный мешок между двумя скальными ребрами. Начинаю нервничать, но соображаю, что, плывя сюда, нырял вдоль дна и поэтому не запомнил формы сводов... Побольше воздуха – и вдоль левой стены ухожу в воду. Вынырнул далеко за ожидавшими меня в лодке товарищами. Вздрагивая от холода и волнения, рассказываю потрясающие новости. Но Алексей невозмутим.

– Я ж тебе говорил, что и без Кастере обойдемся! Теперь старушка Кизил-Коба себя покажет!


БИБЛИОТЕКА

Об авторах
От авторов
На пороге неизвестности
Первое знакомство
Подземный дворец
Тайна бездонного колодца
Рекордный рубеж
На глубине четверти километра
Вторая встреча с Караби
В лагере всесоюзного слета
Что такое спелеология?
Удивительная формула
Первые итоги
Вслед за каплей воды
От хода конем до Молодежной
Факты это еще не вся правда!
Вода на яйле
Имени Норбера Кастере
Здесь не может быть пещер...
Имени малой академии
Медведь домашнее животное?
«Археологические чтения»
В поисках золотой колыбели
Что такое Кизил-Коба?
Горло Шаманского
Ночлежный грот
Ночи без звезд
Враг номер один
Последний штурм
2850 + 2167 = 5017
На распутье
Плюс 2294 метра!
Перед решающей битвой
От пятиго сифона до «Пасти крокодила»
Встреча с легендой
Тайна шахты Провал
В сифонах Красной пещеры
От Карасу-Баши до Аяна
Спелеология и статистика
Четырнадцать суток под землей
Точки над «и»
В пещеру - на электропоезде
Три стороны одной проблемы
Рекомендуем прочитать









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!