пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | кавминводы
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ СПЕЛЕСТОЛОГИЯ» • Автор: С. СомОГЛАВЛЕНИЕ


 Спелео 

«Теоретическая спелестология»

Конструкционные полости

[ Образовано от латинского constructio: сложение. ] Происхождение всех систем данного класса едино: они созданы человеком в стенах, основании или массивах наземных архитектурных сооружений; назначение и соответствующий целевой разброс необычайно велико.

Объекты КП не попадают в класс ПГВ, поскольку при их создании не было цели добыть какое-либо полезное ископаемое и их объём не явился “отходом” от горнодобывающей человеческой деятельности; в тоже время от объектов ПАС структуры КП отличает то, что они, хоть и были созданы человеком – изначально и полностью не являлись объектом подземной архитектуры. То есть их объём является частью ( притом неотторжимой ) наземного архитектурного сооружения. В тоже время объекты КП безусловно относятся к объектам спелестологического интереса и в ряде случаев могут быть полноценно исследованы только спелестологами.

Способов создания КП, по-видимому, три: синкретичный ( полость создавалась одновременно с возводимым архитектурным сооружением ), минный ( в массиве уже возведённого сооружения – кургане, пирамиде, храме, жилом доме или ином строении пробивались требуемые ходы и камеры, или грабительские лазы ) и комбинированный ( он же засыпной: вначале в вырытом котловане создавалась система тайных, или конструкционно-необходимых ходов-полостей, после чего сверху возводилось здание ).

В архитектурных сооружениях разные виды КП обильно представлены подвалами наземных строений, тайными помещениями, ходами, лабиринтами, дымоходами, водопроводными, отопительными и вентиляционными системами, криптами, сокровищницами, лабиринтами-ловушками – созданными человеком в замках, крепостях, пирамидах, гробницах, склепах курганного типа, промышленных и гражданских зданиях, храмовых сооружениях и комплексах. В силу большого разнообразия данных подземных и псевдоподземных объектов они, как и объекты ПАС, могут быть разделены на аналогичные виды, группы и семейства.

Имеющим доступ к кабельному телевиденью я рекомендую для просмотра по этой теме уже упоминавшиеся мной документальные фильмы канала “Discovery” «За фасадом: темницы и застенки», «За фасадом: катакомбы и каменоломни» и «Под землёй: как это устроено». Поскольку пересказывать содержание фильмов – дело неблагодарное и глупое, отмечу лишь, что знаменитые московские соляные подвалы просто меркнут по сравнению со своими аналогами в городе Эдинбурге [ древняя столица Шотландии ],– благодаря сложному ландшафту городской территории, тамошние КП имеют 19 ярусов и, начинаясь иной раз под верхними уровнями мостов эпохи средневековья, уходят под землю на глубины до 50 м. В части этих КП открыты туристические маршруты и устроены аттракционы в жанре “замка с приведениями”,– вне зависимости от коммерционализации этого проекта и неизбежной его лохотронности, среди серьёзных исследователей САЯ бытует мнение, что эдинбургские КП – наиболее “экстрасенсорно-чумовое” место на Земле. Точнее, под землёй.

В книге Т. М. Белоусовой «Тайны подземной Москвы» описано большое количество имеющих безусловную историческую и архитектурную ценность старинных подвалов, созданных под московскими зданиями и соединённых подземными ходами ( иной раз тайного назначения ) друг с другом; многие из них достигали глубины в четыре, а то и в шесть “подземных этажей” ( например на Никольской улице, близ современного ГУМа ). Нашей группой в восьмидесятых годах были обследованы сложные системы подвалов на Солянке ( так называемые “Соляные подвалы”, ибо первоначально служили в качестве соляных купеческих складов ) и многоуровневые ( до восьми уровней ) системы подвалов и скрытых подземных ходов в районе Пушкинской площади — могу заметить, что если в чём деятельность столичных диггеров и достойна одобрения, то это в случае исследования такого рода сооружений: ибо, в отличие от действующих коллекторов и тоннелей метрополитена, схемы на подобные подземные сооружения либо отсутствуют в архивных закромах родины, либо ( при их теоретическом наличии ) не имеют никакого смысла, так как за века эксплуатации большинство КП данного типа потеряли связь с объектами поверхности ( дома были снесены, либо перепланированы ) и дополнительно оснащены разного рода ПАС,– включая случайные соединения с объектами подземной инфраструктуры города. Ну и традиционную деятельность московских властей по ликвидации и/или заваливанию-бетонированию городских ПАС и КП тоже нельзя сбрасывать со счёта.

Иной раз сохранившиеся подвалы занимают площадь, существенно превосходящую имеющиеся на поверхности здания – причём не только в случае их намеренного соединения с бомбоубежищами или тоннелями метрополитена ( как делалось в сталинскую эпоху при возведении жилых домов, предназначенных для “государевых слуг” ). Не так давно мне с Д. Ушаковым и О. Дьяковой пришлось выполнять промальпинисткие ( и одновременно промспелестологические ) работы при реставрации промышленно-коммерческого комплекса зданий близ метро Войковская, построенного в “эпоху застоя имени Брежнева” — единый подвал этих зданий по занимаемой площади в три раза превосходил имеющийся на поверхности комплекс, причём включал в себя полости явно естественного происхождения, проходящие по классу “техногенно-оказионного карста”: многолетние протечки вызвали обильный рост сталактитов, часть подвала была затоплена и имела нижний, стихийно сложившийся в подподвальных грунтах, этаж ( техногенно-суффозионный карст ),– естественно, от былого электрического освещения подвала к моменту нашего исследования ничего не осталось: сходство с пещерой было “более, чем полным”.

Описанные в разделе ПАС подземелья Нан-Мадола [ Каролинские острова ] безусловно относятся к классу конструкционных полостей – ибо острова эти созданы искусственно, из базальтовых блоков; подземелья “появились на свет” одновременно с созданием островов.

Большое количество КП обнаружено в египетских пирамидах. Например, в скальном грунте под пирамидой Джосера ( XXVIII - XXVII вв. до н.э. ) находится галерея, ведущая в неё снизу; в самой пирамиде имеется сложнейший лабиринт, включающий вертикальные шахты, ямы-ловушки, ложные камеры погребения и т.п. В пирамиде Хефрена ( XXVII в. до н.э. ) с помощью электронного и акустического оборудования обнаружены, а затем исследованы 8 тоннелей, находящихся на отметках от +5 до –14 м. Разветвлённая система ходов обнаружена в скальном грунте и каменной кладке пирамиды Хеопса – она ведёт в подземный зал длиной в 47 и высотой в 8,5 м. Кроме того, в пирамиде обнаружены непроходимые для человека лазы, часть из которых, по-видимому была связана с представлениями о загробной жизни древних египтян – в особо значимые дни и часы они ориентированы на созвездие Ориона, что, по мысли устроителей ходов, должно было облегчить попадание души фараона на небо. Часть этих непроходимых лазов играла роль осветительных отверстий при строительстве, часть – вентиляционных систем. Назначение, однако, большей части так и осталось невыясненным. Вообще с пирамидами связано неисчислимое количество загадок,– например, есть мнение, что пирамиды не целиком возводились в пустыне, а представляли собой облицовку естественных скальных образований ( внутренние ходы не имеют видимых стыков камня в облицовке и очень похоже, что проделаны в монолитной скальной породе ) – с этой точки зрения все ходы и камеры пирамид – объекты ПАС, а не КП. Впрочем, есть мнение, что египтянам принадлежит честь изобретения строительного бетона, изготовленного из дроблёного известняка, углекислого натрия, нильского ила, кварцевого песка и гуано летучих мышей из пещер.

Если верить Дублянскому < соответствующие сноски в его книге «Классификация, использование и охрана подземных пространств» отсутствуют >, в пустыне меж пирамидами в последнее время были обнаружены сложные лабиринты ходов, связующие пирамиды Гизы в единый спелестологический комплекс и продолжающиеся в самих пирамидах; если это так, то можно говорить о доминанте подземной составляющей всего этого комплекса, в котором пирамиды – лишь верхушки исполинского спелестологического айсберга. Но, возможно, информацию эту он почерпнул из апрельского номера “Феномена” или “Голоса Вселенной” — в этом случае говорить не о чем.

Следует ясно понимать: те ходы в пирамидах и замках, что частью своей были созданы под землёй ( открытым или закрытым способом ), а частью, как конструкционные элементы наземного архитектурного сооружения и имеют при этом достаточную протяжённость при топологической независимости от самого архитектурного сооружения, относятся к классу ПСП ( полости смешанного происхождения ). Те же ходы, что в силу незначительных размеров или иных признаков невозможно представить себе вне структуры сооружения, безусловно относятся к классу КП, виду гидротехнических, хозяйственных, транспортных, жилых, культовых или иных сооружений. [ Например, крипты в церковных подземельях – по своему назначению и конструктивным особенностям явно относящиеся к классу КП, вид подвалов, группа культовых сооружений, семейство – крипты. ] Протяжённые, взаимосообщающиеся ( как и изолированные ) подвалы, что остались под землёй после снесения или разрушения здания, представляют собой группу погребённых хозяйственных помещений вида подвалов класса КП, разделяющуюся, в свою очередь, на семейства в зависимости от первоначального назначения. Наиболее известный пример такого вида сооружений – упомянутые выше Соляные подвалы в Москве. [ Современная суммарная длина слагающих Соляные подвалы ходов, тоннелей, комнат и залов доходит до 2,5 км ( естественно, что примыкающие коллектора в этот подсчёт не входили ); количество уровней – до четырёх. ]

К конструкционным полостям относятся “тайные ходы”, обнаруженные в стенах пензенских домов и замечательно описанные Владиславом Самсоновым в его книге «Подземные тайны» [ Пенза, 1996 ] – эта книга, на мой взгляд, вообще относится к редкому типу повествований о спелестологии, которые прочитываются “от корки до корки” и ценность которых исключительно велика — сожалею о её недоступности для широкого круга читателей, но, пользуясь случаем, не могу не выразить её Автору своё спелестологическое и творческое Признание. Аналогичные конструкционные полости ( дымоходы, вентиляционные коллектора и системы тайных ходов ) прослеживаются не только в старинных домах XII - XIX в.в., но и в постройках “сталинской архитектуры” ХХ века. Причём не редко конструкционные полости, начинаясь в стенах домов, продолжаются тайными подземными ходами, ведущими за пределы домов или соединяющими их с другими строениями или подземными коммуникациями.

За последние 150 - 200 лет не только искатели сокровищ, но и археологи оснастили многие наземные архитектурные сооружении просто неисчислимым количеством КП минного происхождения – к ним относятся пробитые ходы в стенах египетских пирамид и храмов, а также в храмах и пирамидах культуры майя на полуострове Юкатан: майя имели привычку строить новые архитектурные сооружения поверх старых и зачастую, чтобы исследовать более древние храмы, приходится пробивать ходы в основании и стенах более поздних сооружений – таковы, например, системы подземных ходов, созданные археологами в стенах храмов города майя Копан. Часть этих ходов после проведения исследований приходится закрывать, чтобы уберечь от разложения открывшиеся древние фрески; часть открыта для посещения туристов.

К конструкционным полостям относятся также погребальные камеры европейских дольменов

«Почти все дольмены составлены из четырёх или более каменных глыб, поставленных вертикально, на которых покоится один или несколько плоских камней, порой весом свыше 20 тонн. Одна или несколько камер окружены кругом из вертикальных камней, которые преграждают доступ к священному месту. Эти камеры прикрыты землёй и образуют холм. Только в Дании было обнаружено более 3000 мегалитических гробниц; во Франции – 5000 камер в виде дольменов и на Британских островах – 2000. Камеры использовались как семейные склепы для нескольких поколений. В некоторых из этих могильных холмов коридоры и погребальные камеры достигают 20 м длины при 10-метровой высоте; попасть туда можно через длинный закрытый переход. Диаметр знаменитого погребения в Ньюгрендж ( Ирландия ) 70 метров при высоте в 14; высота внутренней камеры 6,5 м, длина коридора 18 метров.» Нетрудно увидеть в погребениях этого типа сходство со скифскими курганными погребениями,– и если подкурганные склепы, заложенные “ниже линии горизонта”, безусловно относятся к ПАС засыпного типа – то курганные погребения с гробницей, путь и не оформленной столь монументально, принадлежат к классу КП.

Ещё пример полостей конструкционного типа – подземная система Храма Надписей в Паленке, построенного древними майя ( VII век н. э. ) на вершине двадцатиметровой пирамиды. Пол храма выложен плитами, под одной из которых находился колодец, ведущий в подземный лабиринт, окружавший гробницу с изображением ( по версии Э. Фон Дэникена ) космического пришельца в летательном аппарате. Аналогичных и явных КП по всему миру более, чем достаточно. Дабы отличить надземные и псевдоподземные КП от просто архитектурных полостей, можно предложить следующее определение: конструкционной надземной ( псевдоподземной ) полостью может считаться та система ходов, объём которой, как минимум, в два раза меньше окружающего каменного объёма строения или которая имела скрытое ( для систем технических коллекторов ), либо тайное назначение – отличное от назначения всего строения в целом ( для систем тайных ходов в крепостях и замках ),– или изначальной целью строителей была имитация подземного пространства.

К весьма интересным КП такого вида относится ряд мальтийских “полуподземных”, или “псевдоподземных” храмов. Цитирую Питера Джеймса и Ника Торпа:

«Мальтийские храмы строились в период с 3.600 по 2.500 г. до н. э. Сооружённые из плит местного известняка, они и поныне сохраняют своё впечатляющее величие. Подходя к одному из таких храмов, человек видел высокую внешнюю стену с монументальным дверным проёмом, ведущим во внутренний двор; дальше находился другой узкий проход, ведущий в следующий двор меньшего размера. Хотя в наши дни наблюдатель без труда может увидеть центр храма, находясь снаружи, это было невозможно в те дни, когда храм венчала массивная крыша ( мы знаем об этом из древних рисунков, описаний и моделей ). Вместо залитых солнцем руин, где сегодня бродят туристы, пять тысяч лет назад храмы были больше похожи на пещеры. Внутренние покои тускло освещались дымными факелами или плошками с жиром – поэтому лишь те, кого пускали в храм, могли разглядеть гробницы, расположенные в нишах внутренних двориков. Иногда доступ в центральное святилище был ещё более ограниченным: верующий мог проникнуть туда лишь через узкое отверстие в стене.

Два наиболее хорошо сохранившихся храма этой эпохи были подвергнуты тщательному исследованию. Один из них, известный под названием Гипогеум, представляет собой лабиринт комнат и стенных ниш, высеченных в камне на трёх уровнях. Непосвящённому было легко заблудиться в хитросплетениях этой искусственной пещеры.

В некоторых мальтийских храмах строители оставляли внутри стен небольшие пустоты, куда можно было проникнуть из коридоров, ведущих наружу. Единственным характерным элементом этих крошечных помещений являются воронкообразные отверстия, проделанные в стене храма, смежной со внутренним двором; скорее всего, они играли роль громкоговорителей, через которые жрецы, прятавшиеся внутри полых стен, могли обращаться к верующим во дворе. Может быть, их слова считались прорицаниями оракула, или сами боги их устами вещали людям свою волю? Сходная иллюзия создавалась с помощью статуэток тучных богинь со съёмными головами, которые вставлялись в специальные отверстия, проделанные сверху. К этим отверстиям были протянуты верёвочки, которыми пользовались для того, чтобы двигать голову статуи в ответ на вопросы или молитвы верующих.

Профессор Джон Эванс из Лондонского университета, изучавший мальтийские монументы более тридцати лет, так подытожил свои впечатления о древних храмах:

“Сами здания и их содержимое недвусмысленно указывают на существование привилегированного меньшинства, которое пользовалось ими для того, чтобы внушать суеверный страх и контролировать большую часть населения. Фасады безусловно производили глубокое впечатление на всех, кто входил во внешний двор – но, думаю, это впечатление многократно усиливалось тем, что видели и чувствовали допущенные во внутреннюю пещерную часть…”»

На мой взгляд, речь здесь может идти о большем, чем простое желание контролировать религиозное подчинение верующих; ибо для этого было достаточно нескольких архитектурно-технических трюков — но никак не создания обширных внутренних подземных лабиринтов, предназначенных для самих жрецов. Ибо религия и фокусы – “вещи немного разные”. Похоже, в реальности всё обстояло сложнее: жреческое меньшинство нуждалось для своего общения с богами в скрытых лабиринтах и помещениях; другое дело, что “уловленную” в “как бы подземных” камланиях и медитациях волю богов массе верующих можно было передать лишь “попсово-действенным” способом. И здесь становится понятным “трёхуровневость” храма: как эзотерическая, так и топологическая. Внутренняя часть предназначалась для самих жрецов и их общения с космическими силами; внешняя для толпы,– средняя выступала своего рода “передаточным механизмом”, популяризировавшем в доходчивой для масс форме “волю неба” — очувствованную жрецами в псевдоподземных и подземных искусственно созданных объёмах.

Безусловно, создание таких “псевдоподземных” культовых сооружений восходит к шаманской практике пещерного медитирования и пещерных культовых обрядов; по моему мнению, более современные крипты, являющиеся специальными подземными ( полуподземными ) храмами собственно для служителей культа ( они сооружались в подземном церковном пространстве и предназначались не для мирян, но для исключительно самих священников, а также для сохранения церковных ценностей и святынь ), являются наследниками этой традиции. Здесь уместно вспомнить, что гроты, называемые нами “мезолитическими алтарями”, находились, как правило, в наиболее дальних и труднодоступных – для непосвящённых – частях пещер.

Пример “дольменов ХХ века”, относящихся к классу КП – немецкие бетонные бункеры для запуска ракет V-1, V-2. Их перекрывала железобетонная крыша, выдерживающая прямое попадание самых мощных на то время бомб, а вход блокировали 216-тонные металлические двери. Некоторые из этих циклопических сооружений сохранились до наших дней и входят в экскурсионный комплекс “Евротоннеля”, соединяющего Францию и Англию.

Класс КП, как уже говорилось, не менее разнообразен, чем ПАС; приведу примеры конструкционных полостей “прикольного вида”: швейцарский архитектор Даниэль Граталу выстроил себе дом в виде разветвлённой пещеры с центральным отоплением, водопроводом и электрическим освещением; в Японии для детей создают надувные и поролоновые пещеры, где можно спускаться в узкие колодцы, проползать по сложным шкурникам-лабиринтам,– широко известны также развлекательные пещеры-аттракционы Диснейленда. “Фрагмент пещеры” в виде прямоугольного лаза длиной 2 м из трёх положенных друг на друга известняковых блоков установлен у входа в американскую пещеру Джюэл,– это своего рода “калибр”, который под шумную поддержку окружающих пытаются преодолеть собирающиеся посетить пещеру толстенькие экскурсанты — после чего появляется гид в элегантном комбезе с обязательно горящей на каске карбидкой – и мгновенно пронзает шкурник-тренажёр. Канадские дизайнеры превратили один из заброшенных подвалов в центре Оттавы в коктейль-бар “Грот”. Открываешь дверь – и попадаешь в царство сталактитов и сталагмитов ( пеньки последних служат столами и сиденьями ),– вместо музыкальной попсы звучит запись пещерного водопада…

КП являются копии пещер, создаваемые в музейных целях – так, например, знаменитая пещера Ласко после тщательного сканирования всех своих стен и сводов была воссоздана вместе со всей своей живописью “в масштабе 1 : 1” на поверхности. Это было сделано для того, чтобы пар от дыхания экскурсантов не разлагал пещерную живопись; сейчас такого рода “спелеопанорам” в мире насчитывается более двух десятков – причём в некоторых из них восковые фигуры имитируют жизнь неандертальцев и кроманьонцев, древних жрецов, пещерных отшельников – и даже современных спелеологов. Такие КП являются аналогами пещерных музеев соответствующего семейства класса ПАС. Например, в провинции Перигор ( Центральная Франция ) в местечке Тонак создан музей “Тот”, где представлен быт, предметы охоты и искусство кроманьонцев, неандертальцев и древних египтян; в пещеры превращены залы Археологического музея в Мадриде ( скопирована знаменитая пещера Альтамира ); египтологи сейчас работают над созданием сразу нескольких музеев-копий, отображающих наиболее известные древнеегипетские захоронения – то есть КП в пирамидах. При этом настоящие гробницы планируется заполнить инертным газом, дабы остановить разрушение тканей и дерева.

Из относительно недавно созданных КП весьма сволочного назначения можно упомянуть специальные системы и ходы подслушивания, выполненные “сталинскими соколами-строителями” при возведении гостиницы “Москва”.

Известно, что в богатых римских ( и не только римских ) домах применялись довольно сложные системы подогрева помещения с помощью устроенных под полом ходов-дымоходов ( аналогичные КП обнаружены археологами и спелестологами в некоторых старинных московских домах ); подобными системами, иной раз просто огромных размеров, оснащались термы ( общественные бани ) — некоторые из них были рассчитаны на 5.500 человек ,– что однозначно свидетельствует о грандиозности подземных отопительных систем. Но мало кто знает, что древние применяли и системы кондиционирования воздуха – например, в буддийском монастыре VIII века, расположенном близ с. Античак на берегу р. Ганг [ Индия ]. Воздух по подземным каналам проходил над водой, поступавшей из реки и заполнявшей специальные ёмкости. Охладившись и отдав излишнюю влагу, он попадал по системе разветвлённых каналов в помещения, откуда затем удалялся с помощью вертикальных труб: таким образом вентилировалась монастырская библиотека древних манускриптов.

Возможно, наиболее уникальными КП являются так называемые храмы лалибельского типа – архитектурно-подземные сооружения, практически не имеющие аналогов в истории нашей цивилизации. [ За исключением двух аналогичных храмов в Индии и недавно раскопанного археологами поселения Ла Дзя Кунь в северо-западном Китае ( долина Хуанхэ в верхнем её течении ), относящегося к четвёртому тысячелетию до нашей эры. ] Построены они на территории Лалибелы, религиозного центра и столицы Эфиопии IX - X вв. По техническому исполнению и архитектурным достоинствам их относят к одному из чудес света. В Лалибеле находится 11 храмов, вырезанных из цельных блоков камня. Оригинальна и неповторима технология строительства: выбиралась большая площадка, затем вокруг будущего здания вырубалась траншея глубиной до 20 м, которая отделяла от остальной породы каменный блок нужных размеров. После чего изнутри блока выбиралась порода и формировалось внутреннее пространство вместе с архитектурными деталями и украшениями. “Крыша” храмов расположена на уровне поверхности земли. Все здания этого ансамбля ( центральный дворец и окружающие его церкви ) связаны между собой подземными переходами; между зданиями располагаются внутренние дворики. Связь с внешним миром осуществляется через подземную галерею из дворика церкви Бьет Георгис. Коридор пробит также в сторону реки.

К культовым КП можно отнести некрополи Черветери и Тарквинии, созданные этрусками в VIII - V вв. до н. э.: курганные погребения достигают высоты в 40 – 50 метров; погребальные камеры, высеченные прямо в скалах, напоминают жилища. В некоторых склепах есть окна, мебель ( скамейки, кровати ), стены обильно украшены барельефами и фресками на темы повседневной жизни. Что характерно для погребений этого типа – несмотря на то, что в ранний период этруски предпочитали кремировать своих мёртвых, урны с прахом они, тем не менее, погребали в специально сооружённых подземных гробницах.

Возможно, мысль, которую я изложу в этом абзаце, многие спелестологи сочтут “еретической” — но с моей точки зрения развлекательные “парковые” и им подобные лабиринты открытого типа тоже можно отнести к классу Конструкционных Полостей. Ибо, являясь некой поверхностной моделью пещерного лабиринта, они позволяют посещающим их туристам испытать те чувства и переживания, что испытывает заблудившийся под землёй. Во всяком случае, я не вижу меж ними и описанными выше искусственными моделями-копиями пещер ( и их узких участков ) принципиальной разницы. А уж если посещение такого лабиринта происходит ночью, в отсутствии солнечного света… < Освещённость подобных объектов, безусловно, является поблажкой “неспелеологически ориентированным посетителям” — но не большей, чем принудительное искусственное освещение пещер, оборудованных для “официального спелеотуризма”, попрошу это учесть! > Ясно: грань меж “парковыми развлекательными лабиринтами” и “настоящими пещерами” не столь явна, как кажется на первый взгляд.

Даже если лабиринт этот образован “живыми изгородями” специально выращенного кустарника, иль “нарезан” в кукурузном поле [ красивый сюжет о такого типа лабиринте, созданном на частном поле в Швейцарии, в августе 2003 года показало НТВ ]. Приведу одно из древнейших описаний такого рода “полупещер” – знаменитого Египетского Лабиринта близ Города Крокодилов, оставленное нам Геродотом:

«Я видел этот лабиринт, и описать его свыше моих сил; вероятно, на него ушло больше труда и денег, чем на все греческие стены и публичные здания, вместе взятые… Пирамиды тоже поражают воображение, каждая из них равняется многим самым грандиозным сооружениям древних греков – но лабиринт возле Города Крокодилов превосходит их. Лабиринт состоит из двух крытых дворов: они выстроены в два ряда, один ряд выходит на север, другой – на юг, ворота дворов первого ряда расположены точно напротив ворот другого ряда, и всё строение окружено сплошной стеной. В лабиринте два этажа и больше трёх тысяч комнат, первая половина из них находится под землёй, а вторая – прямо над первой. Я посетил только комнаты первого этажа, и мне было трудно поверить, что всё это было сделано человеком. Запутанные переходы, ведущие из комнаты в комнату и из двора во двор, не переставали поражать меня, когда мы переходили из двора в комнаты, из комнат в галереи, из галерей снова в комнаты, а потом во дворы. Крыша каждой комнаты, двора и галереи сделана, как и стены, из камня. Стены покрыты вырезанными фигурами, а каждый двор построен из изысканного белого мрамора и окружён колоннами. Около угла, где заканчивается лабиринт, стоит пирамида. Её высота около 80 м [ в современном исчислении ], на её гранях вырезаны большие фигуры животных.

Создатели лабиринта наполнили его оптическими иллюзиями — на каждом повороте двери в стенах обманчиво предлагают идти вперёд, но заставляют лишь идти по собственным следам. В этом строении акустика такова, что каждый раз, когда открываются внешние двери, внутри прокатывается ужасный звук, похожий на раскаты грома. Попав внутрь, ни один не знакомый с лабиринтом человек не сможет выйти из него без помощи проводника.» Обращаю внимание Читателя: эта грандиозная предтеча “потешно-парковых” КП была крытой < не только посетителями >, то есть имела свод-перекрытие. Такое же, как не менее знаменитый Критский Лабиринт. Что, безусловно, стирает их отличие от прочих видов КП и соответствующих ( туристическо-развлекательного назначения ) видов ПАС.

Что интересно: не смотря на то, что подавляющее большинство объектов КП были созданы “открытым способом”, одновременно с возведением наземного включающего их объекта – имеются КП, сделанные в архитектурных сооружениях горно-проходческим способом. Например, ходы, которые иной раз проделывают археологи и грабители в массивах пирамид, старинных замках и крепостях для их изучения или поиска сокровищ. Иной раз объекты КП создавались в зданиях уже после их постройки – путём перепланировки имеющегося пространства.

Мнение, что объекты класса КП не являются спелестологическими, я полагаю вздорным и появившимся на свет в крепко зашоренных полужопиях тех, кому просто лень оторвать оные от привычного подземного занятия и хоть как-то расширить свой спелестокругозор; рассуждение, что иные объекты КП ( трубы дымоходов, вентиляционных, дренажных, канализационных и прочих систем ) якобы недоступны для проникновения человека и потому в категорию спелестологических объектов не попадают, даже оспаривать смешно: ПРОХОДИМОСТЬ ЛЮБОГО ПОДЗЕМНОГО ОБЪЕКТА ЕСТЬ ФУНКЦИЯ РАЗМЕРОВ КОНКРЕТНОГО СПЕЛЕСТОЛОГА И ЕГО УСИДЧИВОСТИ. Изучение заведомо непроходимых систем ( с диаметром кэрна, скажем, менее 25 см ) – пусть и исключительно “сторонними методами” не менее важно для понимания истории освоения нашими предками подземного пространства, чем гуляние по трёхметрового сечения гидротуннелям, связанным с этими трубами. И, как уже говорилось, такие подземные объекты при своём изучении часто выводят нас к объектам, “стопроцентно спелестологическим” – подземным городам, храмам и прочему. Погребённым сотни и тысячи лет назад – и на поверхности земли никак себя не обозначающим.

При реставрационно-восстановительных работах в старых замках и домах нередко прибегают к помощи спелестологов для осмотра и изучения старинных тайных ходов, дымоходов и вентиляционных систем; у нас такие работы проводились с участием спелестологов Никитского Круга на территории московского Кремля, весьма богатой КП различного рода – в том числе, например, обрушившимися кровлями подвалов строений, надземная часть которых была снесена или разрушена. Помимо описанного выше случая, мне по роду своей промальпинисткой деятельности неоднократно приходилось заниматься “истинной промспелеологией” – в 2002 году я обследовал конструкционно-оказионные полости высотного здания на Красной Пресне, появившиеся в результате пятидесятилетней протечки воды с крыши ( полость доходила до подвала здания, начинаясь под самой его крышей, и была богато украшена сталактитами и сталагмитами высотой около 20 м ); в 2003 году вместе со Склизким Змеем ( Сергеем Полковниковым ) очищал от скопившейся пыли и грязи шахту технического элеватора на кондитерской фабрике им. Бабаева.

Григорий Черняков ( Чёрт ) работал с другими никитянами на раскопках Дома Пашкова, изучая старинные воздуховоды, подвалы, подземные ходы и колодцы; А. Ковалёв из Харькова со своей группой обследовал конструкционные полости плотин ГЭС. В 2003 году Склизский Змей с Водолазом [ Костей Волковым, одним из старых никитян и профессиональным водолазом ] проводил экспертизу затопленных обводных гидротуннелей плотины под г. Муром – данная работа, безусловно, проходит по классу “спелестоподводных” в КП. Аналогичные работы проводились экспедицией Никитского Круга во второй половине восьмидесятых годов в затопленных потернах Каунасских фортов – ясно, что по сложности данного типа работы не уступают исследованию кейв-дайверами сифонов и затопленных залов в естественных пещерах.

Получается, что Конструкционные Полости чаще, чем иные, дают нам кое-какую работу, позволяя на практике применять спелестологические технологии и знания.


БИБЛИОТЕКА

Авторское уведомления
Традиционная преамбула
«Но имена тех, кто...»
Рассуждение первое
ПГВ: Подземные и горные выработки
Из истории горного дела
Каменоломни: топология и генезис
Старицкий вариант
Никитский вариант
О безопасности
Одесские каменоломни
Европейские каменоломни
Каменоломни Москвы и Подмосковья
Каменоломни Самарской области
Каменоломни Ленобласти
Каменоломни Старицкого района
Каменоломни юга России и Украины
Иные каменоломни России
Каменоломенный хит-парад
Элиминационные ПГВ
ПАС: Подземные архитектурные сооружения
Жилые естественные пещеры
Пещерные и подземные города
Пещерные и подземные храмы
Пещерные и подземные захоронения
Землянки
Подземные ходы
Подземные гидротехнические сооружения
Искусственные полости медицинского назначения
Полости охранно-военного назначения
Арсеналы и склады
Наблюдательные пункты
Ракетные шахты
Убежища
ПАС пеницитарного назначения
Ловчие ПАС
Полости научно-исследовательского назначения
ПАС добывающего назначения
Подземные мастерские и заводы
Подземные энергостанции
Пневматические аккумуляторы и кондиционеры
Полости туристическо-развлекательного назначения
Музыкальные и танцевальные залы
Подземные музеи и библиотеки
Полости хозяйственного назначения
Тайники и сокровищницы
Грабительские ПАС
Газо-и-нефтепроводы
Газо-и-нефтехранилища
Ледники
Загоны для скота
Подземные теплицы и оранжереи
Винные погреба, сырные подвалы, подземные грибницы
КП: Конструкционные полости
ОП: Полости оказионного происхождения
ПСП: Полости смешанного происхождения
Спелеовиртуальные полости
Рассуждение второе
Спелеорайонирование
Откуда и куда
Так сколько нам лет?...
Спелеопоколения и ритмы истории
Закрытие — или защита?..
Резюме









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!