пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | кавминводы
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ СПЕЛЕСТОЛОГИЯ» • Автор: С. СомОГЛАВЛЕНИЕ


 Спелео 

«Теоретическая спелестология»

Пещерные и подземные города

Следует различать подземные города, представляющие собой обширные связные подземные сооружения ( то есть единую полость-Систему ), и пещерные города, состоящие из значительного количества отдельных камер-пещер. Отличия их заключаются не только в протяжённости непрерывного подземного пространства – но, в первую очередь, в менталитете создавшего их этноса: в одном случае безусловно коллективистском, в другом – индивидуалистической ориентации.

Как представляется многим исследователям, практика сооружения искусственных жилых пещер восходит своими корнями ко временам пещерного прошлого человечества – когда пещера для наших предков служила естественным и самым надёжным убежищем от врагов и непогоды. От первых примитивных “хозяйственных работ” Homo Neanderthal’s вначале по сооружению “подземных шалашей”, затем перемещению камней внутри пещеры ( чтоб обозначить удобный очаг, спальные места, построить в случае широкого входа необходимую защитную стенку или сложить лестницу для удобного подхода к пещере, укрепить грозящий обвалом свод и разделить большое пространство грота на более уютные и тёплые комнаты каменно-глиняными стенами ) происходят зодчество и архитектура homo sapiens. Лишь овладев искусством перемещения и складывания камней вместе с технологией скрепления их глиной и природными естественными цементами, человек смог выйти из дефицитно-редких естественных пещер и строить себе вне их надёжные жилища-убежища: как на поверхности земли, так и под оной.

Не следует, однако, переоценивать “пещерное прошлое” человечества: как показывают современные исследования, наши предки использовали пещеры не столько для жилья, сколько в культовых или хозяйственных целях. Ещё не так давно кабинетные историки высмеивали учёных, разделяющих это мнение ( лет двадцать назад я, к примеру, просто не решался высказывать его на официальных спелеологических собраниях ) — что могли значить против кабинетных построений выводы спелеологов-практиков о трудности жизни в пещере против наземных, мобильных и легко прогреваемых жилищ ( яранги, шалаши, чумы, вигвамы )? Сделанные в пещерах археологические находки ясно говорили им, что люди в пещерах жили. Но согласно многочисленным исследовательским выборкам, количество пещер, подходящих для обитания человека, в разных районах составляет от 0,2 % до 2,5 % от общего количества пещер; если учесть, что на огромных пространствах, занятых человеческим племенем уже в неолите, пещер просто-напросто не было — лесистые равнины и степи занимают на природных картах территории, намного превышающие горные ( да ещё не во всяких горах и холмах могут развиваться пещеры ) – пищи же при этом равнины дают в несколько раз больше, чем горы,— вывод следует однозначный: предки наши, конечно, обитали в пещерах – но лишь в тех редких случаях, когда они оказывались подходящими для жизни. Мало того: даже если в районе имелись пещеры, не факт, что наши предки использовали их для жилья. Как показали исследования О. Диксона , мнение, что наши предки предпочитали пещеры иным видам жилья, достаточно ошибочно. Например, в горах Чукотки и Камчатки имеется много пещер, подходящих для обитания человека – однако ни чукчи, ни коряки никогда в пещерах не селились, предпочитая им чумы. Зато их шаманы пользуют пещеры весьма активно; при этом пещеры занимают в традиционной картине мироздания местных народов весьма значительное место. Впрямую подтверждает это мнение интереснейший материал из книги «Хакассия, Ширинский район: край тайги, озёр и пещер…» — вокруг тамошней стоянки вначале неандертальцев, затем кроманьонцев находилось достаточное количество пещер ( около 35 ),– но люди использовали лишь три из них. И только в культовых целях. [ Вообще, конечно, трудно представить – как достаточно процветающее и многочисленное племя ютится в одной какой-то пещере… И истребив дичь в районе местонахождения оной, упорно не покидает её – отказываясь от кочевья в более богатые пищей места. ] В данной книге вполне аргументировано излагается мысль, что пещеры вокруг этой стоянки с Х тысячелетия до нашей эры служили культовым центром для племён, обитающих на довольно большой территории; причём культовое освоение пещер впрямую связывается с подъёмом местной неолитической цивилизации — здесь и пещерная живопись с картами звёздного неба, и огромное количество скульптурных и хозяйственных предметов, появившихся в обиходе племён III тысячелетия до нашей эры “как-то вдруг”, одновременно с возникновением отчётливо выраженных пещерных культов,– и даже погребальные комплексы, сочетающие в себе гробницы, то есть первые подземные архитектурные сооружения, и ритуальные мегалитические постройки на вершинах гор.

Ещё более чёткую связь развития культуры “бронзового века” и пещер демонстрируют нам пещерные и курганные археологические памятники Южного Урала [ пещеры Заповедная, Игнатьевская, Капова, Шульган-Таш, Аркаим, Каргалинские рудники и т.д. ] – здесь мы наблюдаем как естественные пещеры, имевшие безусловное культовое значение для обитавших в этом регионе племён ( подземная роспись, алтари,– причём пещеры, по мнению современных археологов, в частности ведущего сотрудника Центра охраны культурного наследия Челябинской области, археолога Николая Меньшенинова, использовались не для жилья, а исключительно как культовые центры ), так первые подземные медные рудники, гробницы и курганы – причём не только конусной, но и так называемой “протяжённой формы” – то есть в виде прямых валов, “запятых”, спиралей и читаемых сверху, “с высоты птичьего полёта”, скульптурных изображений животных и птиц размерами в десятки и сотни метров, аналогичных широко известным североамериканским маундам. Создание этих пещерных и полупещерных комплексов по времени совпадает с хакасскими и демонстрирует столь же “взрывоподобное” развитие местной цивилизации.

С открытиями, сделанными в Хакассии и на Южном Урале, перекликаются не только археологические находки, сделанные на Североамериканском континенте , но и последние исследования египтологов, касающиеся возникновения египетской цивилизации — согласно мнению таких авторитетов в области изучения истории Древнего Египта, как профессор Шил, профессор Фред Ульямдорф, доктор Дженифер Томпсон, Фарух эль Басс и Мэри Макдональд, египетская цивилизация обязана своему возникновению в первую очередь племенам, обитавшим в Х тысячелетии до нашей эры не в долине Нила – в Западной Египетской пустыне ( тогда, впрочем, пустыней ещё не являвшейся ): в месте их обитания не так давно были найдены пещеры, украшенные рисунками ( в том числе на астрономические темы, в частности, изображения солнечных календарей ) и служившие явно культовым целям; к пещерам этим приурочены погребальные комплексы, имеющие много общих черт с найденными в Хакассии < подземное погребение создавалось методом перекрытия, то есть являлось гробницей, и сопровождалось на поверхности рядами дольменов, образующих овальную структуру, ориентированную на 16 градусов,– погребения сходного типа, имеющие близкий исторический возраст, найдены также в Западной Европе, на Британских островах и на острове Мальта >. С точки зрения перечисленных выше специалистов, западно-египетская культура погребений оказала явное влияние на появление в долине Нила мастаб – предтечи пирамидальных погребальных комплексов. В III тысячелетии до нашей эры из-за засухи эти племена мигрировали в долину Нила, где слились с менее развитыми общинами рыболовов, охотников и земледельцев – и к этому периоду относится появление в долине Нила первых мастаб, предшественников пирамид. Удивительно совпадение хронологии этих событий с хронологией развития южноуральских и хакасских погребально-пещерных комплексов и с развитием в Европе погребальных комплексов типа Ньюгрейндж — возникает ощущение, что один и тот же эволюционный алгоритм ( культовая пещера – календари – культура погребений в гробницах – строительство погребальных курганов и пирамид ) в Х - III тысячелетиях до нашей эры охватил весь тогдашний обитаемый мир.

Подтверждает эту мысль культура жителей Канарских островов, гуачо. Они активно использовали пещеры островов в культовых и жилых целях – при этом мумифицировали своих мёртвых по египетскому “сценарию” и для погребений использовали как пещеры, так и пирамиды-гробницы, занимавшие по своей форме промежуточное положение меж египетскими пирамидами и пирамидами народов Центральной Америки. Не буду отвлекаться на интереснейший вопрос происхождения гуачей – к моменту прихода испанцев они, по сути, представляли собой племена, живущие в мезолите и не знавшие мореплавания — дело в том, что пирамидальные гробницы известны у столь многих народов древности, что подробное перечисление их заняло бы много места. И практически все они в ритуальном аспекте связывали воедино подземное и небесное, и происхождение своё вели от пещерных погребений к гробницам, встроенным в искусственно созданную пирамидальную, либо курганную, “гору”.

Из чего следует очевидный вывод: истинную роль пещеры сыграли в складывающемся мировоззрении человека неолита и мезолита, служа не столько домом, сколь первобытными культовыми центрами – вызвавшими культурное развитие нашей цивилизации. Возможно, подобно монастырям средневековья эти культовые центры принимали под защиту своих сводов племя, лишавшееся традиционного крова в результате какого-либо стихийного бедствия; как представляется мне, строительство пещерных городов было отчасти следствием этого опыта. Также ясно, что создание искусственного подземного жилья и святилищ в их примитивно-архаичных формах предшествовало первому проникновению человека вглубь земли с добывающей целью.

Цитата из В. М. Слукина:

«Интересен пример возможного зарождения перехода от пещерного жилища к наземному: в Денисовой пещере ( Алтай ) найдены остатки деревянного жилого сооружения, возведённого прямо в объёме пещерной полости примерно 2500 лет назад племенами сибирских скифов. Встречаются в пещерах следы строительной деятельности кроманьонцев: вырубки ниш, обработка входов, вымостка полов.»

При изучении пещер Армении, заложенных в вулканических туфах и мягких обломочных лавовых породах, было обнаружено, что стены многих из них обработаны древним человеком настолько, что о первоначальной естественной пещере можно получить лишь “общее морфологическое представление”. Наиболее древнее из известных ПАС жилого назначения относится к раннему палеолиту – это убежище в скале на стоянке Мысовая ( Южный Урал ), “целиком и полностью” вырубленное в известняке минным, то есть закрытым способом. «В таких жилищах часто встречаются статуэтки обнажённых женщин, которые символизируют древнего человека в домашней обстановке: за плотной стеной из костей и шкур, у очага в одежде не выдержишь.» [ Г. Н. Матюшин, «История древнего мира» ]

Не уверен, что наши предки действительно поддерживали в своих подземных жилищах столь комфортные условия,– как мне кажется, и обогреть пещеру довольно сложно, и технологии добычи дров в столь отдалённое время вряд-ли были так высоки, чтобы позволять себе круглосуточное горение мощных костров ( не забудем о вентиляции: что такое волок, многие спелестологи, увы, хорошо знают на собственных лёгких ),– по-моему, здесь мы имеем дело с типичным суждением о подземном быте специалиста, что под землёй не провёл и ночи. Скорее всего, фигурки обнажённых женщин являются обратным: творческим овеществлением мечтаний, стремлений; по сути, с такого овеществления в рисунке на стене пещеры, резьбе по кости или миниатюрной скульптуры началось Творчество древнего человека. Немалую роль в происхождении которого как раз и сыграл пещерный быт наших далёких предков, спровоцированный тяжёлыми климатическими условиями ( заставившими женщин кутаться в бесформенные шкуры ) — и, конечно, фантазия, основанная на сексуальной гипертрофии: половые признаки всех этих скульптур намеренно гипертрофированны, раздуты,– так в современной порнухе накачивают себя силиконом снимающиеся в них секс-дивы.

За естественным увеличением численности населения и дефицитом природных, подходящих для жизни пещер, человек начал активно устраивать в склонах холмов и гор искусственные подобия природных пещер – причём гораздо более удобные для жизни, чем естественные полости. Часто в мягких для обработки породах ( типа мела, лёсса или туфа ) вырезались самые настоящие многокомнатные архитектурные ансамбли бытового, промышленного или культового назначения.

Безусловно, подземные города, будучи самостоятельной группой ПАС, включают при этом в себя объекты нескольких других видов, групп и семейств этого класса; каждую такую структурно-независимую единицу можно и должно рассматривать раздельно, в соответствии с её принадлежностью по назначению. Сложные искусственные подземные конгломераты, сочетающие в себе вполне независимые полости разных типов, видов и классов, удобнее всего относить к классу смешанных, или составных полостей – ПСП, описанному далее.

Цитата из Ю. С. Ляхницкого [ «Мир пещерных приключений», “Тускарора”, 2002 ]:

«Очень интересны подземные города Турции, открытые сравнительно недавно. Оказалось, что от глубоких колодцев в городке Деринкуйю [ провинция Анатолия, долина реки Гереме ( Гюреме ); иное название этого города – Дерен-Кую ( Глубокий Колодец ) ] отходят горизонтальные галереи, ведущие в обширные лабиринты. Эти города начали строить ещё древние хетты, готовясь к возможности фригийского завоевания. В этих городах могли жить до 10.000 человек. Под землёй были просторные храмы и даже тюрьма. В VI веке завоеватели-арабы не смогли попасть в подземный город. Все ходы были надёжно перекрыты огромными гранитными дверями-дисками. Они закатывались в специальные пазы, а когда дверь-диск перекрывала ход, её заклинивали камнем. До сих пор не удалось открыть ещё около 600 дверей. Когда с большим трудом преодолели одну из них, открылся шестикилометровый тоннель. Увы, дальше не удалось пройти из-за новой двери. Возможно, ход ведёт в другой подземный город. Последними обитателями этих подземелий были христиане, спасавшиеся от турок. Они продержались в городе до XV века, когда турки утвердились в этом районе окончательно.» Добавлю, что в этом городе около 2000 помещений, расположенных в 18 этажей, соединённых меж собой наклонными галереями и вертикальными вентиляционными трубами до 80 метров высоты ( от нижнего уровня ).

Определить время, когда началось сооружение первых пещерных городов, невозможно; можно лишь допустить, что начался этот процесс в верхнем палеолите ( от 35 до 12 тысяч лет назад ). Сейчас самыми древними пещерными городами считаются Беер-Шева ( Львиный Колодец ) в 70 км от Иерусалима и Абу-Матар в Палестине. Датируются они четвёртым тысячелетием до нашей эры и состоят из разветвлённой сети залов, коридоров и колодцев. “Всего” 1000 лет уступает им исследованное ещё И. Я. Стеллецким пещерное поселение Петра Аравийская,– древняя столица Иордании. Этот пещерно-подземный комплекс жилых и культовых полостей не только расположен в фантастически красивом ущелье, куда ведёт единственный подъездной путь через практически смыкающиеся стены ущелья,– фасадная часть скал вокруг пещерных входов обрамлена необычайно красивой скульптурой, составляющей неотъемлемую часть общего архитектурного ансамбля. Почти столь же древни подземные города Каппадокии [ Анатолия, Турция ], начало которых относится к хеттскому времени . Что удивительно: помимо “чисто подземных городов” ( типа описанного выше в цитате из Ю. С. Ляхницкого ), в Каппадокии большое количество пещерных и подземных городов вырыто в естественных конусовидных туфовых останцах ( плотность жилищ такова, что в некоторых случаях от холмов остались лишь тонкие стенки ) – причём большая часть из них обитаема до сих пор. В ряде искусственных пещер расположены всевозможные мастерские ( гончарные, ткацкие, а также кузницы ) и жилые “дома”, состоящие из 2-х – 3-х этажей, соединённых лестничными переходами; в некоторых располагаются действующие церкви и мечети; ряд жилищ заброшен и служит окрестным крестьянам для добычи готовых строительных блоков,– часть комплексов охраняется государством и превращена в первоклассные подземные музеи, находящиеся под патронажем ЮНЕСКО.

Также используются до сих пор по своему прямому назначению пещерные города Туниса и Ливии. Примером подземного города-убежища, созданного методом засыпки, по-видимому, является Тиир на Памире ( Таджикистан ). С 3-го тыс. до н.э. в Китае в лессовых обрывах рылись жилые пещеры ; того же возраста жилые пещерные АС известны в Киеве и Грузии . В базальтах Армянского нагорья уже с VI века до нашей эры высекались жилые помещения довольно сложной формы и больших размеров; некоторые из них образовали пещерные и подземные города [ Гегард, Горис ] и использовались для жилья вплоть до средины ХХ века нашей эры.

В шестом-пятом веке до нашей эры подземные жилые сооружения ( “ксенофонтовы дома” ) были широко распространены от Греции до Иранского нагорья, от Палестины до Кавказского хребта; многие из них создавались в слоях вулканического шлака под корой базальтов или в туфе. В I веке нашей эры Страбон описал многочисленные пещерные города вайнахских племён на Северном Кавказе [ территория современных Чечни и Дагестана ]. Из средневековых пещерных и подземных городов наиболее известны Наур во Франции ( датировки разнятся от VIII до XIV вв. ), Вардзия в Грузии ( XI - XIII вв. ), Мануп-Кале, Эске-Кермен, Тепе-Кермен, Джуфт-Кале, Чилтер, Мангуп и Шульдан в Крыму ( VI - XV вв.; при этом крымские подземные города интересны не только тем, что изначально представляли собой, подобно комплексу Вардзия, сложные многоцелевые ансамбли, сочетающие собственно города, монастыри, крепости и даже один замок,– они в равной мере состоят из искусственных и естественных пещер ), Спитак в Армении ( VIII - X вв. ), Парапамиз в Туркмении ( X - XI вв. ), поселения Лёссовой равнины в Китае, ацтеков в Мексике и индейцев культур Адена, Хоупвилл и Анасази в Кордильерах ( Меза-Верде, Кабо-Верде и другие – VIII в до н. э. - XIV в. н. э. ). Пещерные города присарыкамышской дельты Аму-Дарьи были детально обследованы И. В. Чернышом в многочисленных экспедициях 1974- 1994 гг. ; что интересно, заселялись они, как минимум, трижды: вначале непосредственными создателями в седьмом веке до нашей эры, чьё пещерное бытиё было прекращено в четвёртом веке до нашей эры изменившимся климатом района ( его обезвоживанием ),– повторное заселение произошло в начале нашей эры и тоже было прервано очередным иссушением источников воды; новое заселение случилось в Х веке и было оборвано землетрясением 1208(9) года, разрушившим большую часть пещер. После этого началось строительство нового, второго этажа; окончательно люди ушли из этих мест в XVII веке. Каждый этап освоения пещерного комплекса оставил на стенах жилищ характерные пиктографические рисунки, рунические и арабские письмена; в соответствующих слоях напластований пыли и глины в полу помещений – многочисленные предметы быта и хозяйственной утвари.

Даже сейчас сотни тысяч человек живут в искусственных пещерах в Испании, Франции, Италии, Китае и многих других странах. Современные комфортабельные жилища строятся под землей в Нидерландах, Бельгии, Швеции, Швейцарии; при этом часть их является охраняемыми государством экскурсионными объектами ( Каппадокия, Маастрихт, Лёссовые обрывы в Китае и др. ).

Данный вид ПАС независимой группой ( эфемерные жилища ) представляют рукотворные пещеры во льдах и снегах, вырываемые людьми для зимовки в арктических или антарктических условиях, для пережидания непогоды в горах. С одной точки зрения, данного рода полости никак не могут служить объектом спелестологического интереса — с другой, расширяют наше понятие о творимых человеком пещерах и вполне могут быть предметом сравнительного анализа,– равно и дать неизмеримую по важности спелеонавтическую информацию. < А уж если на каком леднике будет случайно найдена погребённая ледовая пещера древнего человека, выкопанная им для пережидания непогоды и содержащая прекрасно сохранившиеся в данном природном холодильнике останки… >

В замечательной книге Реймонда Пристли «Антарктическая одиссея» [ “Гидрометеоиздат”, Ленинград, 1985 г.,– оригинал называется «Antarctic Adventures, Scot’s Polar Party», New York, 1915 ] описывается годичный опыт группового ( 6 человек ) пребывания в искусственной снежно-ледовой пещере — не говоря о бесценности подобного опыта с точки зрения спелеонавтики, само по себе такое Пребывание несколько опровергает понятие “эфемерности” жилища данного типа. В 1960 г. американские военные инженеры построили на Земле Расмуссена ( 77 градуса с. ш., Гренландия ) подлёдную базу Кэмп-Сенчери. Она находится на абсолютной высоте около 1400 м, в верхней части 1380-метровой толщи льда. В момент заложения мощность льда над полостями была 20 м, сейчас возросла до 55 – при том, что станция постепенно сползает вместе с ледником к заливу Инглфилд, до которого осталось около 50 км. Подлёдный посёлок состоит из нескольких улиц общей протяжённостью в 1 км, жилых домов, больницы, инженерных, специальных военных и исследовательских сооружений. Тепло и свет обеспечивает атомный реактор; своды тоннелей укреплены металлическими балками и закрыты пластиковыми щитами ( от капежа воды ). В принципе, это не просто первое в мире подобного рода сооружение — прообраз будущих поселений человечества на Луне, Венере и Марсе.

Сейчас практика создания подлёдных военных станций широко развита; к объектам этого вида примыкают сооружаемые в вечной мерзлоте холодильные ПАС, мерзлотоведческие, климатические, гляциологические, геофизические и прочие научные лаборатории. Создаются они как горным способом ( тоннели проходятся во льду аналогично проходке тоннеля в горной породе ), так и засыпные – котлован с построенным в нём объектом засыпается льдом и снегом.

Что крайне интересно и примечательно в теоретической спелестологии: чем точнее и полней описание какого-либо объекта – тем проблематичней его решительное отнесение к конкретному типу, классу и виду.

Например: спелестологическим объектом, без сомнения, являются “вышедшие из официального оборота” подземные объекты искусственного происхождения, притом не эфемерные по времени своего существования — но, как было указано выше ( и будет сказано при описании группы землянок, относящихся к виду жилых помещений класса ПАС ), во многих случаях действующие подземные объекты или не существующие в наше время ( то есть недоступные для посещения человеком ) представляют значительный спелестологический интерес: по крайней мере в той части спелестологии, что занимается взаимоотношениями “человек-пещера” и “пещера-человек” [ не забудем: спелестология - пребыванию, нахождению человека в условиях Подземли,– а не только историческому или геологическому изучению рукотворных полостей ].

К независимой группе ПАС жилого вида можно отнести участки подземных каменоломен и рудников, что были переоборудованы для жизни людей – например, в каменоломнях горы Ташкалак [ Керченский полуостров, в трёх километрах к югу от пос. Курортное ]: во время войны немцы устроили там склады оружия и боеприпасов, которые охраняла часть, живущая при них же под землёй, в специально разгороженных бутовыми стенками на комнаты частях каменоломни,– и там же жили военнопленные, обслуживающие этот жилой подземный комплекс . Во многих каменоломнях во время их эксплуатации оборудовались жилые гроты – в некоторых из них ( например, Система Кисели, Московская область, грот Тёти Томы ) обитали дежурные маркшейдеры или инженеры, ведающие добычей камня; известны случаи, когда рабочие, добывающие камень, оборудовали себе жильё в каменоломне, в которой работали ( подобно тому, как современные гастарбайтеры живут в домах, которые строят или ремонтируют ) – такие жилые помещения найдены в ПГВ Одесской области и иных регионов СНГ.

К этой же группе относятся обильно “заселённые” ПОДМОСКОВНЫЕ, ПИТЕРСКИЕ И ОДЕССКИЕ КАМЕНОЛОМНИ. В самом деле: в этих каменоломнях сложилась своя, во многом не похожая на иные, социальная группа постоянных обитателей ( более подходящая под определение “этнос” ) со своей, независимой от “верхнего мира” культурой, этическими и эстетическими представлениями, видами творчества и досуга; помимо того, современный вид постоянно посещаемых каменоломен, их спелеоландшафт во многом определяется архитектурно-художественной деятельностью заселившего их этноса ( всевозможная роспись стен, топологическая перепланировка исторически сложившихся лабиринтов, разбор завалов и узостей, крепёж опасных участков – совершаемый совсем по иным методикам и технологиям, чем пользовались наши предки ),– и самое зримое: современное архитектурное оформление жилых гротов. Что вполне может стать через какое-то время предметом изучения спелестологов будущего. Впрочем, уже сейчас многие гроты служат местами экскурсионного паломничества — например, Шайтан и Млечный Путь в Сьянах, Эрмитаж в Киселях, Сапфир, КД, Свалка, Геошизик и Остров Сокровищ в Никитах,– без сомнения, представляющие “весьма неслабый” архитектурный интерес, как знаковое явление современной спелеокультуры.

Так что всё относительно в Мире Подземли. И достаточно условно.


БИБЛИОТЕКА

Авторское уведомления
Традиционная преамбула
«Но имена тех, кто...»
Рассуждение первое
ПГВ: Подземные и горные выработки
Из истории горного дела
Каменоломни: топология и генезис
Старицкий вариант
Никитский вариант
О безопасности
Одесские каменоломни
Европейские каменоломни
Каменоломни Москвы и Подмосковья
Каменоломни Самарской области
Каменоломни Ленобласти
Каменоломни Старицкого района
Каменоломни юга России и Украины
Иные каменоломни России
Каменоломенный хит-парад
Элиминационные ПГВ
ПАС: Подземные архитектурные сооружения
Жилые естественные пещеры
Пещерные и подземные города
Пещерные и подземные храмы
Пещерные и подземные захоронения
Землянки
Подземные ходы
Подземные гидротехнические сооружения
Искусственные полости медицинского назначения
Полости охранно-военного назначения
Арсеналы и склады
Наблюдательные пункты
Ракетные шахты
Убежища
ПАС пеницитарного назначения
Ловчие ПАС
Полости научно-исследовательского назначения
ПАС добывающего назначения
Подземные мастерские и заводы
Подземные энергостанции
Пневматические аккумуляторы и кондиционеры
Полости туристическо-развлекательного назначения
Музыкальные и танцевальные залы
Подземные музеи и библиотеки
Полости хозяйственного назначения
Тайники и сокровищницы
Грабительские ПАС
Газо-и-нефтепроводы
Газо-и-нефтехранилища
Ледники
Загоны для скота
Подземные теплицы и оранжереи
Винные погреба, сырные подвалы, подземные грибницы
КП: Конструкционные полости
ОП: Полости оказионного происхождения
ПСП: Полости смешанного происхождения
Спелеовиртуальные полости
Рассуждение второе
Спелеорайонирование
Откуда и куда
Так сколько нам лет?...
Спелеопоколения и ритмы истории
Закрытие — или защита?..
Резюме









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!