пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
ЛЕРМОНТОВСКИЙ ПЯТИГОРСК • О прототипах княжны МериОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Пятигорск 

О прототипах княжны Мери

О прототипах княжны МериПервый биограф поэта П. А. Висковатый писал: «Утверждали, что в ней [княжне Мери] поэт выставил сестру Мартынова, что будто и было настоящею причиною несчастной дуэли. Видели прототип княгини и княжны Литовских в г-же Киньяковой с дочерью из Симбирска, лечившихся в Пятигорске, в г-же Ивановой из Елисаветграда, в г-же Прянишниковой и племяннице ея, г-же Быховец, с которой, впрочем, Лермонтов познакомился перед последнею своею дуэлью. В 1881 году по Пятигорскому бульвару и у источников ходила г-жа В. в длинных седых локонах, со следами стройной красоты. Ее все называли «княжной Мери», и она принимала это название с видимым удовольствием. Но самое куриозное, это упорное уверение разных собирателей вестей о Лермонтове, что поэт списывал главную героиню своего романа с Э. А. Шан-Гирей. Тщетно почтенная и уважаемая Эмилия Александровна более 10 лет в целом ряде заметок, в различных журналах сообщает, что она познакомилась с Михаилом Юрьевичем в мае 1841 года, тогда как «Герой нашего времени» был написан с 1838 по 1840 год. Последний рассказ «Княжна Мери», оконченный в октябре или ноябре, был напечатан раньше последнего выезда поэта на Кавказ. Ея сообщениям не внемлют. Уже, видно, так созданы люди, что им непременно верится в то, во что им почему-либо хочется верить, а не в то, что есть на самом деле...».

Если по-прежнему следовать указанию Н. М. Сатина и круг лиц, которые могли послужить прототипом княжны Мери, ограничить только находившимися летом 1837 года в Пятигорске, то из приведенного выше списка придется исключить Э. А. Шан-Гирей и племянницу Прянишниковой Катю Быховец. Обе они, по их утверждению, познакомились с поэтом только весною 1841 года и потому не могли явиться прототипами.

Из остальных названных Висковатым лиц имеем возможность подтвердить присутствие летом 1837 года в Пятигорске: семьи Мартыновых — отставного подполковника, матери и дочери их (ошибочно названной в книге ванных билетов Настасьей вместо Натальи), и семьи майора Киньякова, состоявшей из него самого, его жены и дочери. Обе эти семьи, если судить по упомянутой книге, пробыли в Пятигорске до конца июля. Что касается указанной Висковатым г-жи Ивановой из Елисаветграда, то эта часто встречающаяся фамилия трудно поддается проверке.

Из упомянутых двух семей о чете Киньяковых и их дочери как возможном прототипе «Княжны Мери» добавить к краткому сообщению Висковатого нечего. Что же касается Натальи Соломоновны Мартыновой, сестры будущего убийцы поэта, то по интересующему нас вопросу сохранились некоторые сведения. Известно, что Лермонтов бывал в доме Мартыновых, когда учился в Москве. Позднее, по окончании одновременно с Н. Мартыновым юнкерской школы, Лермонтов продолжал посещать во время своих проездов через Москву семейство Мартыновых. Бывал он у них, конечно, и в период одновременного пребывания с ними в Пятигорске летом 1837 года.

Интересно сообщение Д. Оболенского по этому же вопросу: «Что сестры Мартынова,- писал Д. Оболенский в 1893 году,- как и многие тогда девицы, были под впечатлением и обаянием таланта Лермонтова, неудивительно и очень было известно. Вернувшись с Кавказа, Наталья Соломоновна бредила Лермонтовым и рассказывала, что она изображена в «Герое нашего времени». Одной нашей знакомой она показывала красную шаль, говоря, что ее Лермонтов очень любил. Она не знала, что «Героя нашего времени» уже многие читали и что пунцовый платок помянут в нем совершенно по другому поводу».

О самой Наталье Соломоновне Оболенский говорит, что «она была собою красавица». В 1837 году ей было 18 лет. В дневнике А. И. Тургенева под 22 мая 1840 года записано: «...В Наталье Мартыновой что-то милое и ласковое для меня...». Сопоставляя приведенные данные, следует сказать, что она является вполне возможным прототипом героини повести.

Из истории Пятигорска 1820-1830-х годов.
Начало застройки
Дороги
Условия жизни
Посетители
Торговля
Дома Е. А. Хастатовой в Пятигорске и Кисловодске
Преобразование Горячих Вод в город Пятигорск
Пятигорье в юношеских произведениях Лермонтова

Пятигорск периода первой ссылки М. Ю. Лермонтова на Кавказ
В изгнание
«...Я приехал на воды весь в ревматизмах»
Чистенький, новенький городок
Емануелевский парк
Пятигорский бульвар и площадка у Елизаветинского источника
Беседка «Эолова арфа»
Пятигорская ресторация
Пятигорский Провал
Почта
Магазин Челахова
У целебных источников
Доктор Ф. П. Конради

Кавказское окружение М. Ю. Лермонтова в 1837 году
П. И. Петров
А. А. Хастатов
Н. М. Сатин
Н. В. Майер
Н. П. Колюбакин
О прототипах княжны Мери
Встречи с декабристами
В. Д. Вольховский

Вторая ссылка М. Ю. Лермонтова на Кавказ
Лермонтов на Кавказе в 1840 году
Поездка в Петербург в начале 1841 года
Последний приезд в Пятигорск
Дом на усадьбе В.И.Чиляева (Домик Лермонтова)
Лечебные ванны
Дом Верзилиных
Генеральша Мерлини
Тайный надзор на Кавказских Минеральных Водах

Ближайшее окружение поэта
А. А. Столыпин (Монго)
С. В. Трубецкой
М. П. Глебов
А. И. Васильчиков
Р. И. Дорохов
Л. С. Пушкин
Н. П. Раевский
Снова в кругу декабристов
Последние встречи
Н. С. Мартынов - убийца поэта
А. С. Траскин
Перед дуэлью
Дуэль
После дуэли
Увековечение памяти М. Ю. Лермонтова в Пятигорске








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!