| библиотека | христианское храмовое зодчество северного кавказа периода средневековья | распространение христианства, местоположение храмов в структуре поселений |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
БИБЛИОТЕКА • «Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа периода средневековья» • Местоположение храмовОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа 

Распространение христианства, местоположение храмов в структуре поселений

Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа периода средневековья

Северный храм

Распространение христианства на территории Северного Кавказа и Северного Причерноморья связано с деятельностью Византии, а также Армении. Данная территория привлекала их прежде всего тем, что по ней проходили важнейшие торговые пути, связывающие восток со странами Европы и Византией. Поэтому пещервые христианские храмы на рассматриваемой территории возникают в местах локализации торговых путей - в ущельях, ведущих к важным перевалам, в стратегически важных населенных пунктах Северо-Причерноморского побережья. В IV - VII вв. южная часть Дагестана входила в состав Кавказской Албании, территория которой распространялась и на современные пределы Азербайджана.

Северная часть Дагестана в IV-VI вв. находилась под властью гуннов, одним из сильнейших объединений гуннских племен были савиры, в VII в. их потеснили хазары.

В VI в. при императорах Юстине (518-527), Юстиниане I (527- 565) Византия утверждается на Боспоре, в Северо-Восточном Причерноморье и в Приазовье. Для упрочнения своих позиций Византия начинает распространение христианства среди народов Прикаспийской равнины. В союзе с ней выступает Армения. Письменные источники сообщают о проникновении армянских миссионеров в страну гуннов в VI в. во главе с проповедником Кардостом. Начало проведения миссионерской деятельности Византии в Северном Причерноморье также относят к V-VI вв. На Северный Кавказ христианство проникает в X в. несколькими путями через уже сформировавшиеся вокруг христианские центры: Абазгию, Херсонес, Боспор. Несомненно, оба эти периода оказались переломными в истории народонаселения данных регионов.

На территории современной Северной Осетии в период наиболее интенсивного строительства храмов в XI-XIV вв. существовало несколько территориально-государственных объединений. Каждое из них прошло свой путь христианизации и, соответственно, сформировало свои регионально-этнические варианты христианской архитектуры. Самый ранний очаг христианской культуры - это Двалетия, храмы которой относятся к XI в. Наиболее мощным государственным объединением на территории Северного Кавказа была Алания. Центр этого государства располагался на территории современной Карачаево-Черкесии. Территория современной Кабардино-Балкарии также относилась к Алании, но здесь проживали другие родоплеменные объединения, потому эту территорию принято называть Восточной Аланией. На территории Краснодарского края в X - XII в. существовало несколько государств: Зихия, занимавшая западную часть причерноморского побережья и граничащая с Абхазским царством в районе р. Мзымты; Тьмутаракань, расположенная вдоль побережья Азовского моря и на восточной части Крыма; восточная часть Алании - в районе пос. Ильич.

В данной работе принят территориальный принцип рассмотрения архитектуры христианских храмов, соответствующий современному административному делению. Хронологический порядок появления христианских храмов в обозначенных географических границах сформировал порядок исследования территорий - с востока на запад. Поэтому освещение начато с территории Дагестана, затем следуют Ингушетия, Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Краснодарский край.

Византия пpивнocит не только христианский храм как архитектурное сооружение, но и принципиально новый тип поселения - крепость, в которой главным, доминирующим сооружением должен стать хрстианский храм. При этом нужно принять во внимание, что расположение культового объекта непосредственно в поселении противоречит дохристианским традициям местного населения - как в Абазгии. так и на Северном Кавказе. Святилища обычно располагались либо в труднодоступном месте, на вершине горы, либо на возвышенном месте поблизости от селения. Возможно, именно этим объясняются особенности размещения христианских храмов в рассматриваемых регионах, имевшие место в каждом конкретном случае.

Византия распространяла христианство на данной территории не непосредственно, а при помощи близрасположенных конфессиональных центров - Херсонеса, Боспора, Абхазского царства, Тьмутаракани. Восстановим хронологию христианизации самого могущественного государственного объединения на данной территории - Алании и историю Херсонеса соответствующего периода.

901 - 907 гг. - отправка первых миссионеров в Аланию.

912 - 925 гг. - крещение алан в период правления Константинопольского Патриарха Николая Мистика.

920 г. - приезд Петра, архиепископа Алании в столицу Маас.

920 г. - 925 гг. - дополнительная миссия проповедника Евфимия, так как христианизация шла медленно, не все феодалы принимали требования новой религии. Несогласованность действий Петра и Евфимия.

932 г. - Алания проиграла войну с хазарами и отступила на время от Византии и христианства; изгнание греческих священников.

995 - 998 гг. - упоминание об остановках аланских митрополитов в монастыре Епифания в Керасунте (Трапезунд) во время поездок в Константинополь.

1022 г. - поход Василия II Болгаробойца против вероломноговассала Георгия, Архонта Абазгии. Утверждение права на монастырь Епифания, упоминание о греческой верхушке духовенства Алании.

1032 - 1039 гг. - Алания стоит на 61-м месте вслед за Русью в Константинопольских нотициях.

1118 г. - Аланская митрополия объединяется с Сотириупольской епархией; перевод столицы митрополии в Сотириуполь.

1172 - 1175 гг. - подпись епископа Аланейского Георгия среди малоазийских митрополитов.

1186 г. - жалобы епископа Аланейского относительно нарушений в брачной жизни.

1222 г. - Аланское послание епископа Феодора, в котором он жалуется на миссионерскую деятельность в Алании священников из «страны лазов»

Проповедь христианства в Таврике (Крыму) наиболее интенсивно велась в VI в. При Юстиниане I к христианству приобщались в первую очередь верхи общества, остальное население, судя по документам, оставалась языческим. В раннесредневековый период и в IX - XIII вв. Херсонес - наиболее крупный город в Таврике, Значительно населенный,~иКгеющий назначаемого Византией правителя - архонта. Византийская власть и экономика города были сильно ослаблены в VII -VIII вв., даже прекратился выпуск собственной монеты. Это было связано с войной Византии с персами, в результате которой Малая Азия ослабела, восточную ее часть в VII в. захватили и опустошили арабы.

В VII - VIII вв. в Херсонесе существует местная власть протополита, хотя византийская власть номинально продолжалась. Местное население искало способов освобождения от власти Византии и привлекло для этого хазар в 711 г. С 732 г. происходит хазаро-византийское сближение, обусловленное союзом против арабов. Херсонес продолжал оставаться византийским, несмотря на то что хазары заняли почти всю Таврику. В VII - VIII вв. Херсонская и Боспорская епархии охватывали всю Таврику, в начале VIII в. была основана Сугдейская епархия. В VIII в. была основана Готская епархия, ее первый епископ - Иоанн Готский был рукоположен в Мцхёте католикосом Грузии в 759 г. В 741 - 775 гг. началось уничтожение монастырей в центре Византии и в связи с этим - эмиграция монахов в Херсонес, Боспор, Никопсию, возникновение пещерных минастырей в Инкермане и т. д. В 830-е гг. Византия вновь укрепляется в Херсонесе - ее политическом и военном форпосте в Северном Причерноморье. С политическим самоуправлением было покончено. В Херсонесе возобновился выпуск собственной монеты в 866 г. и не прекращался до 1025 г. Таврика порвала связь с империей в 1198 г.

Херсонес в IX - X вв. процветает и играет важную роль во взаимоотношениях Византии с хазарами и в христианизации прилегающих территорий. Большой интерес представляет письмо византийского Патриарха Николая Мистика херсонскому стратигу Воге о назначении в Хазарию епископа и рукоположении там священников - это дело Патриарх поручил именно херсонскому епископу. Николай Мистик являлся инициатором решения алан и с аналогичной просьбой обращался к правителю Абхазии (Абазгии) Григорию II. Большое значение для влияния на христианизацию Алании имело и географическое положение Xepcoнeca. Кроме сухопутного маршрута из Константинополя в Абхазию через Траиезунд существовал и морской путь, которым следовал епископ Феодор в начале XIII в. Данный путь существовал и раньше, он описан Константином Багрянородным в начале X в. Это путь из Константинополя в Херсон (Херсонес), далее на Боспор (Керчь), а затем либо морем в Абхазию (Питиунт или Анакопию), либо в Таматарху и далее по предгорьям в Аланию. Существование тесных контактов Херсонеса и Алании косвенно подтверждает также проживание рядом с Херсонесом алан, что отмечено в ряде документов.

Помимо Херсонеса определенную роль в христианизации Алании в X в. могло играть русское княжество, существовавшее на Тамани с IX в. В документах оно проходит под названием Таматарха или Тьмутаракань. Активность Руси в Северном Причерноморье в IX отражена во многих источниках. Сама за себя говорит и отмечаемая этническая пестрота Херсонеса IX - XII вв. - здесь можно было услышать, русский, хазарский, еврейский, греческий, аланский языки. Кроме того, экспедицией Б. А. Рыбакова на Тамани раскопан храм в форме «обнаженного креста», отнесенный им к X в.

Торговый обмен Таврики с Малой Азией осуществлялся морем и отражен в документах о существовании так называемой морской повинности для Херсонеса. Боспора и Лазики - поставки судов и морского снаряжения. Существовал и сухопутный торговый маршрут, проходивший через территорию Алании, по ущельям рек Большой Зеленчук и Теберда. Обращение в христианство в отдаленных провинциях Византийской империи производилось конфессиональными силами прилегающих к нужной территории владений. Такими территориями по отношению к Алании являлись Херсонес - форпост Византии в Северном Причерноморье, Таматарха, Абхазия и Малая Азия. Именно оттуда присылали миссионеров, приезжал епископ, могли прислать и мастеров-строителей. Для скорейшего достижения своей цели Константинопольский Патриархат обращался с просьбой помочь в христианизации сразу к нескольким епископам прилегающих территорий, что отражено в письмах и документах.

Вопросу о расположении христианского храма в структуре расселения уделено недостаточно внимания в литературе. Между тем этот аспект имеет немаловажное значение для получения полного представления об отношении населения региона к христианству, а также о соотношении христианского и языческого элементов в храмовой архитектуре региона указанного периода. Размещение храма по отношению к поселению, взаимосвязь его с ландшафтом природным окружением путь к храму, его ориентация, наличие каких-либо сооружений рядом с ним, а также соотнесение храма и погребений - все это имело самое непосредственное отношение к данной проблеме.

Анализ конкретных примеров позволил выявить три варианта расположения храма в структуре расселения: храм мог быть возведен непосредственно в поселении, «над поселением», являясь своего рода «хранителем» его, или мог быть размещен на вершине горы, в очень труднодоступном месте.

Византийская традиция размещения храма непосредственно в поселении применялась на расматриваемой территории редко. Примерами могут служить/двеУстолицы государств, расположенные в непосредственной шшзости друг от друга, через перевал. Это Анакопия в Абхазии и предполагаемая столица Алании на реке Большой Зеленчук. Но если в Анакопии, основанной византийцами, нет никаких признаков влияния дохристианских традиций на размещение храмов, то в столице Алании они есть. На городище не сохранилось следов крепости - храмы Нижне-Архызского городища расположены в естественно защищенном месте. С юга они ограничены склонами горы, с севера - р. Большой Зеленчук, с востока - ручьем Бешеный, с запада - р. Подорванка. Естественной преградой является и вход в ущелье. Три основных храма расположены на больших расстояниях друг от друга, достаточных для совершения шествия от храма к храму, аналогичного описанному в литургии св. Германа. Вместе с тем Средний храм построен рядом с «астрономическим кругом» - загадочным сооружением, имеющим языческое происхождение. Вокруг Северного храма расположено кладбище, и в связи с этим вокруг него много небольших одноапсидных церквушек. Однако над городищем, по традиции, на вершинах гор расположено еще несколько христианских церквей, например, церковь на горе «Три сосны».

Очень оригинальное размещение имеет и Сентинский храм на реке Теберде. Храм является частью культового комплекса, скорее всего существовавшего в данном месте еще в дохристианский период. Рядом с храмом расположены два мавзолея. Вокруг них найдено много погребений. А с севера И. А. Владимировым в 1899 г. отмечены развалины сложенных насухо стен какого-то здания или охранительной стены - таких остатков обнаружено 5. У южной стены храма также обнаружены остатки какого-то сооружения из огромных плит (размером 4,5 х 1,5 аршина). На восточном склоне обнаружено интересное погребение, сделанное из трещины в скале. Трещина была расширена, устроена скамья, на которой и лежали скелеты. Сверху погребение перекрыто большой плитой, а боковой вход заделан каменной кладкой.

К западу от храма на природном возвышении - продолговатая площадка с отвесными стенами. На площадке следы сооружения. В западной части следы лестницы. Далее к западу находится аналогичная площадка на возвышении, на которой также следы построек. Одна из них - небольшой мавзолей, сложенный из каменных блоков. Крыша ступенчато-пирамидальная, внутри мавзолей облицован тесаным камнем. «Размеры мавзолея - 3 аршина 11 вершков на 2 аршина 7 вершков, высота - 2 аршина 14 вершков, в южной стене - отверстие 11x9 вершков».

На южном и восточном склонах горы И. А. Владимировым обнаружены многочисленные погребения - в виде усыпальниц, причем крыша нижних служила проходом к верхним. «Усыпальницы сложены из отесанных камней с полом из плиток, размер 3 аршина на 1 аршин 6 вершков, 23 вершка в высоту. В передней части иногда сделаны отверстия 10 х 6 вершков. Крыши усыпальниц ступенчато-пирамидальные, из плит, в три ряда». Положение покойника - по христианскому обряду - с запада на юго-восток, лежа на спине, правая рука на груди, левая вытянута вдоль туловища. Однако у головы положены: пряжка, бусы, огниво, стеклышко, браслет, в ногах горшочек, справа у пояса горшок, что никак не соответствует христианской традиции. Под погребенным - слой листьев или коры.

Другой вариант погребений - в каменных гробовищах. В них скелеты лежат также по христианскому обряду, но головой на запад, что было очень распространено в данном регионе в период до XII в., левая рука вытянута вдоль тела, правая на груди. И здесь справа у ног - горшок, бубенчики, браслеты. Близ погребений обнаружен каменный крест, стоявший ранее на каком-то большом сооружении. На юго-запад от храма расположены пещерные жилища и захоронения с мумифицированными людьми.

Беглый взгляд на церкви в крепостях Черноморского побережья-территории Абхазского царства, казалось бы, позволяет сделать вывод, что храмы размещены в крепостях согласно новой византийской традиции. Однако более детальный анализ опровергает это предположение.

Например, крепость в ущелье р. Хашупса расположена на вершине горы Дерансопта, в 10 км от пос. Гантиади (историческое название Цандрипш). Гора Дерансопта является доминирующей стратегически важной вершиной в окрестностях пос. Цандрипш. С западной и северной стороны гору ограждает р. Хашупса, с юго-восточной стороны по ущелью вокруг горы идет дорога. На юге и востоке река и дорога встречаются. Дорога - единственно возможное место передвижения по ущелью, поэтому можно с уверенностью предположить ее историческое происхождение и функционирование в период существования крепости (VI - XI вв.). На юге располагается пос. Хашупсе.

Гора Дерансопта имеет еще одну особенность - на ее вершине сформировалась плоская, приближенная к треугольнику площадка размером около 120 х 75 м, вытянутая в направлении восток-запад, мысом на восток. Мыс ниспадает плоскими, обширными, но и неудобными для спуска четырьмя террасами длиной около 10 м и шириной 3 - 4 м Далее идет обрывистый крутой склон, подъем по которому невозможен. С мыса открывается вид на долины двух рукавов р. Хашупсе и сопутствующие им дороги. Одна из дорг ведет к перевалу Ахук-Дара. С южной стороны мыса открывается вид на море и ведущую в Цандрипш дорогу вдоль ущелья.

Описанные особенности горы Дерансопта и определили форму расположенной на вершине крепости и местоположение в ней храма. Крепость состоит как бы из двух частей. С северной и южной сторон площадки выложены подпорные стены высотой около 4 - 5 м из камней размером около 15 х 40 х 30 см, кладка насухо. С востока крепость защищает вышеописанный мыс, с запада - естественные крутые скальные откосы. На территорию площадки возможен только один вход - с запада есть узкая тропа, переходящая в отвесный ступенчатый вертикальный подъем. Около этого входа в юго-западном углу площадки сохранились развалины башни (410 х 330 см, толщина стен 110 см), выполнявшей, удя по всему, сторожевой, так как с нее открывается вид на два ущелья и море

Рядом с башней в четырех метрах от нее, расположено выдолбленное в скальном основании «корыто» размером 110 х 140 см, глубиной 1 м, определенное нами как цистерна. Это предположение подтверждается и показаниями местных старожилов, помнящих существование в «корыте» источника, засыпанного в настоящее время. В центре площадки, на небольшом возвышении обнаружены руины строения, размером 5 х 7 м, с пристройкой 5 х 5 м Вокруг него по всей ширине площадки - остатки других строений неопределенной формы. С северной стороны на 7 - 8 м ниже к площадке примыкает крепостная стена высотой 7 - 8 м с двумя башнями, словно перегораживающая склон. Форма крепости оригинальна и отличается от других известных крепостей этой группы, описанных Ю. Н. Вороновым, Л. Н. Ситниковой, требуя дополнительного анализа, что не входит в мою задачу. Особого внимания заслуживает расположение в крепости церкви, которая построена на самом краю вышеописанного мыса, с ориентацией на восток, 20° на север.

Другой особенностью церкви в Хашупсе является наличие перед восточной стеной южной пристройки небольшой площадки, спускающейся на мыс. По спуску заметны следы лестницы, вырубленной в скале, т. е ниже алтаря церкви на мысу была площадка с видом на два ущелья и дилина рукавов р. Хашупсы. Для находящегося на площадке мыса человека эта лестница закономерно завершалась ступенчатым цоколем алтарной апсиды церкви. В данном случае строитель храма очень поэтично использовал условия окружающего ландшафта для усиления значимости традиционного для христианского храма того времени ступенчатого алтарного цоколя символа восхождения к горнему месту. Такое расположение храма делает его сходным с храмами, расположенными на территории Карачаево-Черкесии - Сентинским и Шоанинским, а также с большинством христианских храмов Северной Осетии - в Наре, Гули, Харисджине, Галиате, и с храмами Кабардино-Балкарии, Дагестана и Ингушетии.

Аналогичные особенности имеет размещение храмов в бассейне р. Мзымта близ Адлера. Галицынский храм расположен в lOO метрах на восток и на 30 м ниже Галицынской крепости, на одной изз ступеней узкого хребта на высоте 70 м над уровнем реки. Вокруг храма следы каменной ограды. Храм в крепости Монастырь на р. Мзымта расположен на территории крепости, но не имеет обхода, так как к нему пристроены крепостные стены, а с юго-востока примыкает башня, с севера стена храма стоит на обрыве. Перед западным входом имеется огромная площадь. Церковь на горе «Сахарная головка» недалеко от Адлера расположена на самой вершине горы, с северной стороны храма - отвесный склон, с запада небольшая площадка перед входом. Ориентирована церковь на восток, с отклонением в 10° на юг.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что при строительстве христианских церквей учитывались традиции ландшафтного расположения дохристианских культовых объектов. Приемы, которые в первые века распространения христианства были следствием приспособления новой религии к старым традициям, впоследствии становились традиционными для размещения христианских церквей. Кроме того, выбор ландшафтного размещения храма всегда был очень тщательным и осуществлялся скорее всего местным населением, а не проповедником-миссионером. Ни в одном византийском тексте литургического толкования не указывалось, где нужно расположить христианский храм, особо отмечалась лишь литургическая обстановка и соответствие пространства потребностям богослужения. Именно это и определял миссионер-проповедник.

Особняком по расположению и композиции стоят комплексы в Северной Осетии и Ингушетии, например, комплекс над селением Галиат (Северная Осетия). Комплекс расположен в очень труднодоступном месте. Для того чтобы попасть к нему, нужно,пройдя по основной дороге до селения Дунта, подняться по хребту около 10 км вверх. Комплекс находится почти на гребне хребта, разделяющего две долины рек Согнутидон и Комидон. От храма, таким образом, открывается вид на две долины и притоки реки Комидон. Комплекс состоит из трех сооружений, построенных одновременно - двух церквей, расположенных входами друг против друга по оси восток - запад, и столпообразного монумента. Подобный комплекс из одного храма и монумента расположен по дороге к Галиату, в селении Камунта.

В литературе до настоящего времени ведутся споры о принадлежности комплекса в Галиате к христианским памятникам или языческим. Комплекс носит название Авд-Дзуар, что означает «святилище семи». Оба храма комплекса делятся внутри стрельчатыми арками с затяжками - элементом, характерным для ингушских храмов. Один из храмов имеет престол и окно в «алтарной» части, около престола расположена ниша в стене. Второе здание имеет закругление в западной части, напоминающее алтарную апсиду, в котором тоже есть ниша. Ступенчато-пирамидальное завершение кровли и столпообразный монумент около здания, вне сомнения, являются элементами язычества. Датировка комплекса в литературе варьируется от XI до XIII вв.

Аналогичен Галиату и комплекс Тушоли у селения Кок в Ингушетии - на вершине остроконечной горы, состоящий из трех святилищ. Третье святилище - каменное изображение фалла. Перед южной и восточной стенами выровнена площадка, обнесенная каменной оградой. В восточной стороне ограды устроены три ниши. Позволю себе высказать предположение, что комплексы в Галиате и Коке, как и большинство храмов Ингушетии, нельзя считать ни чисто христианскими, ни только языческими. Архитектура таких зданий сформировалась под воздействием как христианской, так и языческой веры, и предстваляет собой результат так называемого религиозного синкретизма в сознании населения, имевшего место в переломный период внедрения христианства в данном регионе.

Литература

1. Селезнев М. Руководство к познанию Кавказа. СПб., 1847. С. 131.

2. Прибавления к изданию творений святых отцов в русском переводе. Ч. 20. М., 1861. С. 252-253.

3. Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербента в X - XI вв. М., 1963. С. 204.

4. Ficker G. Das Epiphanios Kloster in Kerasus und der Metropolit Alanies // Byzantinisch-Neugriechische Iahibucher. Bd. 3. Berlin, 1922. P. 92-101.

5. DarmuzesJ. Notitiae episcopatuum eccesiae Costantinopoli-tanae. Texte critique, introduction et notes. P., 1981.

6. Darrouz.es J. Le Traite de transferts. Edition critique et commentaire // REB. 1984.

7. DarmuzesJ. Questions de droit matrimonial: 1172 - 1175 // REB. 1977.

8. Крачковский Н.Ю. Арабская географическая литература // Избранные сочинения. Т. 4. М., 1894. С. 16.

9. Епископа Феодора Аланское послание / Пер. Ю. Кулаковского // Записки Одесского общества истории древностей. Т. 21. Одесса, 1898. СИ - 27.

10. Васильевский В. 7. Хождение апостола Андрея //Труды. Т. 3. СПб., 1910; Кулаковский Ю. Прошлое Тавриды. Киев, 2002. [репр. изд.].

11. Theophanis. Chronographia I/Ed. C.deBoor. Lipsae, 1883. P. 227.

12. Бертье-Делагард А. Л. О Херсонесе // Известия археологической комиссии. Вып. 21. СПб., 1907. С. 27.

13. Васильевский В. Т. Житие Стефана Сурожского//Труды. Т. 3. СПб., 1910. С. 48.

14. Васильевский В. Т. Житие Иоанна Готского // Труды. Т. 2. Вып. 2. СПб., 1912. С. 399.

15. Васильевский В. Т. Житие Георгия Амастридского // Труды. Т. 3. СПб., 1912. С. 325.

16. Орешников А. В. Херсоно-византийские монеты // Труды Московского нумизмат, общества. Т. 3. М., 1905. С. 373.

17. TeophanisConimldXus.VK/Ed. L. Bekker. Bonnae, 1838. P. 389.

18. Кулаковский Ю. Аланы по сведениям классических и византийских писателей. Киев, 1899. С. 17.

19. Лавров ПА. Материалы по истории возникновения древнейшей славянской письменности. Л., 1930. С. 46.

20. Архив Института истории материальной культуры (ИИМК) РАН. Ф. Р. 1. Д. 1052.

21. Corpus juris civilis. Vol. 3. Novellae/Ed. R. Schroell, G. Kroll. Berolini, 1895. P.751.

22. Герман, Сказание о церкви рассмотренное таинство. М., 1995.

23. Отчет Владимирова И. А. //Архив ИИМК РАН. Ф. № 1/1899. Ед. хр. 102. Л. 35.

24. Воронов Ю. Н. Древности Сочи и его окрестностей. Краснодар, 1979.

25. Ситникова Л. Н. Отчет о результатах археологических разведок в окрестностях Сочи // Архив Института археологии (ИА) РАН. P-l.No 4531.

26. Мужухоев М. Б. К вопросу об интерпретации некоторых культурных памятников Северной Осетии эпохи средневековья // Вопросы историко-культурных связей на Северном Кавказе. Сб. науч. трудов. Орджоникидзе, 1985; Тменов В. Х. Средневековые историко-архитектурные памятники Северной Осетии. Орджоникидзе, 1984; Кузнецов В. А. Зодчество феодальной Алании. Орджоникидзе, 1977; Он же. Христианство на Северном Кавказе до XV в. Владикавказ, 2002.

27. Кузнецов В А. Зодчество феодальной Алании; Мужухоев М. Б. Указ. соч.

БИБЛИОТЕКА

Предисловие
Распространение христианства, местоположение храмов в структуре поселений
Литература

ДАГЕСТАН
Христианские памятники Хазарии VI—VIII вв.
Христианские памятники X—XIV вв. на территории Дагестана
Литература

ИНГУШЕТИЯ
Главная святыня нахче - храм Тхаба-Ерды X-XI вв.
Комплексы Алби-Ерды и Таргимского храмов XI-XII
Комплексы храмов общепатронимического значения XIII-XIV вв.
Комплексы храмов патронимического значения (Сели-Дэла-Тушоли) XIII-XIV вв.
Родовые храмы XIII—XIV вв.
Литература

ОСЕТИЯ

Христианские церкви Двалетии XI в.
Храмы Дигории XIII в.
Культовые объекты Восточной Алании XIII—XV вв.
Храмы Верхнего Джулата XIII—XIV вв.
Литература

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ
Памятники Чегемского ущелья VI — XTV вв.
Памятники Хуламо-Безенгийского ущелья XI—XIII вв.
Памятники Балкарского ущелья XI—XIII вв.
Литература

КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ
Памятники христианской архитектуры Алании
Одноапсидные зальные церкви Центральной Алании Х-XIII вв.
Крестово-купольные храмы Алании X в.
Литература

КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ
Христианские епархии на территории Степного Предкавказья и Северного Причерноморья в VI-XV вв.
Храмы Зихии VIII—XIII вв.
Храмы Западной Алании XI-XIII вв.
Храмы Тмутаракани XI — XII вв.
Литература

ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ АРХИТЕКТУРЫ ХРИСТИАНСКИХ ХРАМОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА ПЕРИОДА СРБДНЕВЕКОВЬЯ
Сакральные модульные размеры в храмостроительстве Северного Кавказа и Северного Причерноморья
Роль образца в христианском храмостроении Алании X—XI вв. и строительство храмов типа «вписанный крест»
Особенности архитектуры христианского храма типа «свободный крест» на Северном Кавказе
Литература
Заключение
Список изученных памятников

БИБЛИОТЕКА
Христианство на Северном Кавказе до XV века







Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!