| библиотека | христианское храмовое зодчество северного кавказа периода средневековья | главная святыня нахче - храм тхаба-ерды X-XI вв. |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
БИБЛИОТЕКА • «Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа периода средневековья» • Главная святыня нахче - храм Тхаба-Ерды X-XI вв.ОГЛАВЛЕНИЕ


 Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа 

Главная святыня нахче - храм Тхаба-Ерды X-XI вв.

Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа периода средневековья

Храм Тхаба-Ерды

Самым выдающимся христианским храмом Ингушетии является храм Тхаба-Ерды, расположенный близ селения Хайрах в верховьях р. Ассы, на правом ее берегу. Первая часть названия храма переводится как «две тысячи», вторая означает «божество». Храм Тхаба-Ерды - самое древнее культовое сооружение Ингушетии. Он описывался рядом исследователей, начиная с XIX в., и почти все они датируют его XI - началом XII в.

Первое наиболее полное описание храма произведено квартирмейстером русской армии Штедером в 1781 г. (выдержка из текста приводится в переводе с немецкого А. Н. Генко):

«К югу, на возвышенности, у которой соединяются оба рукава Ассы, у правого рукава расположено старинное здание, куда совершается ежегодное великое паломничество всего народа. Древний непорочный старик из одной определенной фамилии закалывает жертвенные животные, съедаемые близживущими фамилиями; голова с рогами и костями сохраняется в здании. Оно уже частично разрушилось и имеет 23 шага в длину и 7 в ширину при трех саженях высоты. Оно состоит из гладких тесаных камней, однако крыша развалилась. С западной и восточной стороны видны узкие притворы. От первой из означенных сторон был вход, ведший через ворота. Однако он заложен теперь камнями; нынешний вход ведет через низкую дверь на южной стороне. Над главным входом имеется несколько бесформенных фигур, высеченных в диком камне. Мужчина, сидящий ни стуле, имеет перед собой с левой стороны простирающуюся из облаков руку, держащую наугольник. Рядом с ним мужчина, держащий перед собой в левой руке крест, а правой берущийся за саблю. Напротив, с правой стороны, другой нес виноград на палке, положенной через плечо, сбоку находятся головы ангелов, расположенные для украшения на углах карниза. Над [центральной] фигурой находился фасад греческой церкви, подобной той, что я обнаружил в натуре на огромной высоте у Казбека. Надписи стали неразборчивыми вследствие разрыхления камня. На восточной стороне находится два узких окна, а на южной стене треугольные маленькие двери, оставленные вместо окон. Внутри здание темно, грязно, лишено пола, посередине наполнено угольями, оставшимися от жертвоприношений животных. Головы с рогами, кости и поломанные стрелы сохраняются по сторонам. У восточной стороны расположены сводчатые ниши, заложенные камнями и имеющие будто бы подземные ходы, где хранятся церковные принадлежности и книги».

С момента открытия Тхаба-Ерды и до сего дня окончательно не решен вопрос о точной датировке храма. Существует несколько точек зрения. Первая из них (Д. З. Бакрадзе и В. Ф. Миллер, Б. А. Калоев и А. И. Шамилев) - храм построен в IX в. Вторая, предложенная Л. П. Семеновым и Е. И. Крупновым, - XII в., эпоха правления грузинской царицы Тамары. М. Б. Мужухоев на основе имеющихся письменных источников о внутриполитической жизни Грузии IX-XII вв., анализа мотивов орнамента, сохранившихся древнегрузинских надписей на барельефах храма пришел к выводу, что его строительство восходит к XI - началу XII в. - периоду активных действий феодальной Грузии (царствование Давида Строителя) по распространению своего влияния на горные районы Центрального Кавказа. Коротко рассмотрим каждое из этих мнений.

В 1886 г. Тхаба-Ерды был осмотрен В. Ф. Миллером. Им опубликовано не только подробнейшее описание храма с приложением плана, но и указана дата строительства - 830 год.

«Местность для построения этого храма была выбрана чрезвычайно удачно. Это небольшая равнина, в которой сходятся несколько горных долин, образуемых рекою Асса и ее мелкими притоками. С одной стороны равнины возвышаются горы, покрытые до низу густым лесом, с другой - ее замыкают высокие утесы причудливой формы. С пригорка, на котором расположена церковь и окружающий ее могильник, открывается чудный вид во все стороны и виднеются башни аулов Хамхи и Таргима, стоящих при реке Ассе. В 300 шагах от храма, по ту сторону небольшого ручья, лежит аул Хайрых, Хамхинского общества, состоящий в настоящее время не более как из двух-трех саклей. Вся местность эта представляется густо заселенной, и многочисленные следы могильников показывают, что и в отдаленные времена в этих местах были значительные поселения. Об этом же говорит и местное предание, утверждающее, что в Таргиме жили лучшие узденские чеченские фамилии. Древний храм - Тхаба-ерды - представляет прямоугольное продолговатое здание небольших размеров, в 17 метров длины и 7 1/2 ширины. Стены, сложенные из тесаных камней, отличаются отличной кладкой на извести и достигают толщины 0,80 метров. Внутренность здания разделена тремя высокими остроконечно сведенными арками на 4 части. Первая арка отделяет алтарь; две ярки приходятся на храм и трапезу, пространство между 3-й яркой и западной стеной соответствует внутреннему притвору. Длина алтаря 4 м, 15 с. корабля и трапезы 8 м 17 с, внутр. притвора 2 м 10 с, так что длина всего храма внутри стен равняется 14 м, 42 с. Проходы между арками в 2 м 75 с; толщина арок 65 с. Алтарный абсид представляет дугу в 9 метров; алтарь лежал на 1 аршин выше храма, как заметно по насыпи и следам, ведших в алтарь ступеней; в абсиде алтаря находилось полукруглое сложенное из камней сопрестолие, возвышающееся на аршин над алтарным полом. В настоящее время пол церкви засыпан землею на 1/2 аршина с лишком и завален камнями, упавшими сверху, но раскопка обнаружила, что церковь была выстлана плитами небольших размеров. Обе двери, ведшие в церковь, западная и южная, небольших размеров, украшены плитами с разнообразными орнаментами. На южной стене высотой 21,5 саженей, виднеются узкие окна в виде продольных суживающихся кверху щелей, не более 1/4 аршина шириной. Окно в восточной стене (алтарной) значительно шире и украшено плохо сохранившимися барельефами, на которых можно различить изображение человека, борющегося со львом (Самсон?) и еще две неопределенные фигуры. Самый любопытный барельеф сохранился на западной стене над входной дверью. В пространном сферическом треугольнике, окруженном как бы выпуклою рамою (валиком), представлены в середине человек, по-видимому, сидящий на седалище с моделью церкви на голове; по бокам его две стоящие фигуры - правая (от зрителя) держит в левой руке крест, а правую положила на рукоять меча; левая фигура в епитрахили и с кистями винограда на плечах; около изображения модели храма сбоку на плите высечена рука, держащая наугольник; над правой фигурой с крестом вделана плита с плохо сохранившейся грузинской надписью, и такая же надпись помещается с левой стороны, несколько вше первой. В той же западной стене, по обеим сторонам среднего барельефа, вделаны плиты с изображениями двух ангелов; над барельефом - под коньком - еще плита с неявственной человеческой фигурою, с рукою на рукояти меча. Все барельефы чрезвычайно грубого стиля, высечены очень глубоко (более вершка) на мягком камне и сильно пострадали от времени. Плиты с изображениями человеческих фигур и с орнаментами были, по мнению местных жителей, привезены из Грузии готовыми, так как такого материала нет в окрестностях храма. Стены венчаются откосом, покрытым изящными орнаментами, которые на настоящее время представляются в полном беспорядке. Нужно заметить, что, по всей вероятности, храм на верхних своих частях пришел в разрушение в течение времени, и местные жители старались по мере сил поддерживать его, складывая упадавшие камни и плиты, как попало. Таким образом, в откосе помещались рядом две плиты разного рисунка и некоторые барельефы, без всякого внимания к изображению, очутились вделанными, как простые камни, в верхние части обрушившихся стен храма Что касается покрытия церкви, то, судя по остаткам, видно, что оно состояло из трех сводов A над притвором, два - над храмом) и правильного полукруглого свода над алтарным полукружием. Эти своды, частью обрушившиеся, поддерживали двускатную крышу, вероятно, покрытую черепицей, как можно заключить по множеству отдельных кусков, попадающихся внутри церкви и в ее ближайших окрестностях. Барабан и купол не уцелели, но о их существовании можно заключить из модели храма, представляющей обычный тип грузинских церквей. С западной стороны, параллельно с храмом, тянется каменная невысокая (аршина в 2) ограда, частью обрушившаяся, но представляющая еще остатки двух ворот, покрытых полукруглой аркой из плит, украшенных рельефными орнаментами. На северной стороне храма был придел, от которого сохранилось алтарное полукружие, с диаметром в 2,5 метра. Ширина левой пристройки не превышает 5-ти метров; в алтарном полукружии расположены 3 небольшие ниши. Пристройка примыкает непосредственно к северной стене церкви; далее, в груде камней, наваленных вдоль северной стены церкви, можно различить следы еще небольшой двери (высотой в 1 м 10 см, шириной в 1 м). Можно отметить еще, что в северной стене недалеко от алтаря есть узкий ход, ведущий внутрь стены параллельно с алтарем; цель этого тайника, заваленного внутри камнями, была, вероятно, служить помещением для сохранения священных предметов. Южная стена церкви соединяется перпендикулярной к ней стенкой с другой пристройкой, которой назначение остается неизвестным. Пристройка, судя по сохранившемуся фундаменту, идет в глубь горы и когда-то была покрыта землею; на восточной стороне она замыкается абсидом, с дугой в 440 с, длина продольных стен превышает 7 шагов; из них правая стена глухая, а в левой, близ абсида, сохранились следы двери и небольшая ниша. В пространстве между южной стеной церкви и стеной пристройки видны остатки свода и заваленный камнями вход в склеп, содержащий человеческие кости. По словам стариков, к развалинам церкви собирались с приношениями жители окрестных аулов один раз в год, именно на Красную горку. Это является глухим воспоминанием тех отдаленных времен, когда Тхаба-Ерды была приходскою церковью окрестных аулов. Любопытно, что четырьмя, образуемыми арками, отделениями церкви местные жители воспользовались оригинальным образом, поделив их между четырьмя аулами: в 1-м отделении справляли праздник Яулинцы, во 2-м - Акальцы, в 3-м - Хамхинцы; в 4-м -Таргинцы».

Дата постройки храма, предлагаемая В. Ф. Миллером, - 830 г. - основана на письме Д. З. Бакрадзе, посетившим этот памятник в 1872 г. и якобы видевшим на его центральном барельефе плиту с датой. Однако плита не была обнаружена ни Энгельгардтом в 1811 г., ни самим В. Ф. Миллером в 1886 г. Е. И. Крупное посчитал появление этой записи в полевом дневнике Д. З. Бакрадзе, посвященной Тхаба-Ерды, просто недоразумением. Сам Д. З. Бакрадзе в письме к Миллеру не настаивал на точности записи.

А. Г. Шанидзе на основании анализа эпиграфических памятников (в свое время в храме был найден пергаментный псалтырь) полагает, что храм Тхаба-Ерды должен датироваться не раньше XII в. Это мнение полностью разделяли Л. П. Семенов, Е. И. Крупнов, И. П. Щеблыкин и другие исследователи.

Е. И. Крупнов обследовал храм в 1947 г. и дал некоторые уточняющие описание сведения. Например, он обратил внимание, что здание ориентировано не совсем точно на восток, со значительным отклонением к северу. Он отмечает также северную дверь, шириной 0,80 м, заложенную камнями, боковые стенки которой в верхних частях имеют плиты в виде капителей, украшенных отлично вырезанными виноградными гроздьями. «Единственное большое окно, шириной 0,80 м, освещает алтарную часть храма. Пролет окна перекрыт двойной орнаментированной аркой. Наличник окна также украшен вырезанными колонками и полосами плетеного орнамента. Полукружье над окном украшено плохо сохранившимися грубо выполненными барельефами. Из четырех изображенных человеческих фигур можно отметить одну с ребенком на руках и другую фигуру человека, борющегося с животным». На внутренних стенах алтарной части Е. И. Крупнов фиксирует остатки штукатурки красного цвета, на что впервые обратил внимание Л. П. Семенов, посетивший этот храм в 1926 г. В других местах алтарных стен - штукатурка бледно-розового цвета, что позволило Е. И. Крупнову предположить, что стены алтаря были украшены фресковой живописью.

Датировка М. Б. Мужухоева представляется наиболее аргументированной. Она основана, прежде всего, на содержании основной надписи на «ктиторской группе». Ее прочел Д. З. Вакрадзе («Христе, прослави строителя храма патрона Давида». В 1089-1125 гг. правителем Грузии был царь Давид Строитель. Ко времени его царствования относятся такие меры, направленные на распространение влияния на народы Северного Кавказа, как строительство укреплений в Гудамакарском ущелье, находящемся в близком соседстве с Ассиновской котловиной. Второй аргумент М. Б. Мужухоева заключается в том, что прием украшения церквей разнообразными орнаментами, выполненными по белому камню, наблюдается в грузинском зодчестве начиная с X в., однако сходит на нет ко времени правления Тамары, когда получает расцвет фресковая роспись внутри храмов. Аналогии рельефам Тхаба-Ерды, приводимые Е. И. Крупновым (в частности, Никороцминда, построенная в 1014 г.), относятся ко времени более раннему, чем царствование Тамары. Третьий аргумент - наличие в украшениях Тхаба-Ерды так называемой «ктиторской группы» - явление абсолютно чуждое церковным постройкам конца XII - начала XIII в. (время правления царицы Тамары), зато очень обычное в памятниках IX-XI вв.

Возможны и другие варианты образцов для церкви Тхаба-Ерды. Ее пространственно-планировочная схема плана соответствует плану церкви VI в. в г. Двине, тогдашней столице Армении, а также напоминает грузинские трехцерковные базилики. В церкви г. Двина также использован модуль, равный 3 м. Исследователями армянской архитектуры выявлен ряд документов, согласно которым Армения применяла восточно-византийскую систему мер, основанную на византийском футе 30 см, наряду с армянским футом 26,8 см.

Трехметровый модуль применен и в трехцерковных базиликах Грузии того же периода: Зегани - церковь Квела-Цминда, Вачнадзиани - церковь Амидастури, Кохб. Правда, в отличие от армянских церквей этого типа, в грузинских отсутствует прием членения пространства центрального зала арками с выступающими пилястрами, а в церкви Тхаба-Ерды использован именно этот прием. Кроме того, в Армении, как отмечает М. Асратян, пастофории имеют апсиду, в церкви Тхаба-Ерды она тоже есть, тогда как в Грузии апсида в этих помещениях встречается редко. В то же время в Армении не принято было соединять пастофории с галереей обхода, а в церкви Тхаба-Ерды пастофории просто переходят в галерею, вообще не отделены от нее. Сама галерея Тхаба-Ерды обходом фактически не является, поскольку отделена стеной от нартекса; между тем практика отделения нартекса в армянских и грузинских церквях с обходом вообще не имела места. Такое разделение появляется в трехцерковных базиликах Грузии XI в.

Таким образом, сопоставительный анализ модульных размеров пространственных композиций церкви Тхаба-Ерды и трехцерковных базилик Армении и Грузии не позволяет сделать однозначный вывод о грузинском источнике как образце для этой церкви. Наиболее убедительная датировка церкви Тхаба-Ерды - XI в. В Армении в это время трехцерковных базилик уже не строили, но образцом по какой-либо причине мог послужить и более ранний храм. В Грузии данный тип по-прежнему был распространен.

Храм Тхаба-Ерды имеет еще целый ряд особенностей - стрельчатую форму арок, наличие оригинальной конструкции из продольных и поперечных арок, отсутствие купола. Пространственно-планировочная схема не была точно скопирована с образца, она претерпела преобразования в соответствии с местной трактовкой пространства христианского храма, но сакральный модуль, равный 3 м, несомненно, был привнесен с образцом.

Оригинальность конструкции Тхаба-Ерды, а также очевидную принадлежность церкви творчеству местных строительных кадров отметил А. Ф. Гольдштейн: «...три поперечные арки... ...типичные для местного зодчества арки стрельчатого очертания, выведенные путем напуска камней кладки с обеих сторон. Чтобы нависающая кладка не обрушилась в процессе ее возведения, в пролете установлены распорки - бревна, упирающиеся концами в кладку. Уверенность, с которой выполнены эти оригинальные конструкции, свидетельствует о том, что они были в употреблении задолго до времени строительства данного сооружения. Одного взгляда на эту постройку достаточно, чтобы определить, что она была воздвигнута руками местных мастеров».

И. П. Щеблыкин в 1926 г. застал храм сильно измененным по сравнению с описаниями XIX в. «Своды крыши рухнули в трех местах; стены сильно покосились и дали трещины; карниз во многих местах отсутствовал; не хватало рельефных фигур, которыми была заполнена арка западной стены. Постройка подвергалась, по-видимому, неоднократной переделке, что заметно в характере кладки стен и в перемещении некоторых рельефных украшений». Как отмечает автор, вокруг храма существовала каменная ограда, в западной части которой был вход, украшенный колонками «в грузинском стиле». Аналогичные колонки подмечены И. П. Щеблыкиным в обработке окна восточной стены, с дугой и рельефной композицией.

Следует несколько подробнее остановиться и на самом названии «Тхаба-Ерды», так как споры о его значении ведутся достаточно давно. Наиболее распространенный перевод - «Две тысячи святых» (Миллер и др.). Однако Б. А. Алборов, на основании историко-лингвистического анализа, переводит его как «Святой Бог». Он же указывает на несомненную связь Тхаба-Ерды с культом небесного бога огня и плодородия, Гальерды, и даже идентифицирует их.

Тхаба-Ерды, построенный в Хамхинском обществе, пользовался большим почетом. Им клялись так же, как Гальерды. Знаменем, вынесенным из Тхаба-Ерды, определялись границы земельных участков. Празднество в храме, по сообщению Б. Далгата, проводилось еще в 1893 г. Происходило оно на Красную горку. Как у Гальерды, так и у Тхаба-Ерды просили старики урожая с открытыми головами. Здесь же происходил суд. Сюда, как к Гальерды, сходились жители окружных сел для решения самых важных дел, вроде избрания князя и заключения мирного договора с внешними или внутренними врагами. Авторитет и страх перед Тхаба-Ерды был так силен, что местные жители оставляли без всякого присмотра хлеб, сено и другие вещи в полной уверенности, что никто не посмеет похитить предметы, находящиеся под его покровительством. При виде храма горцы падали ниц и не осмеливались войти в него. В храм входил только священнослужитель.

Вероятно, храм Тхаба-Ерды был посвящен пророку Илье, так как впоследствии к храму имел отношение языческий обряд, записанный В. П. Пожидаевым. По его сообщению, в храме Тхаба-Ерды лежали кости святого Вампола. Во время засухи их вынимали из могилы, клали в реку и держали там до тех пор, пока не пойдет дождь. Перед опусканием костей в воду и после их изъятия резали барана. На обряд выносили красные знамена из храма - бэйрак, хранившиеся в роде священнослужителей.


БИБЛИОТЕКА

Предисловие
Распространение христианства, местоположение храмов в структуре поселений
Литература

ДАГЕСТАН
Христианские памятники Хазарии VI—VIII вв.
Христианские памятники X—XIV вв. на территории Дагестана
Литература

ИНГУШЕТИЯ
Главная святыня нахче - храм Тхаба-Ерды X-XI вв.
Комплексы Алби-Ерды и Таргимского храмов XI-XII
Комплексы храмов общепатронимического значения XIII-XIV вв.
Комплексы храмов патронимического значения (Сели-Дэла-Тушоли) XIII-XIV вв.
Родовые храмы XIII—XIV вв.
Литература

ОСЕТИЯ

Христианские церкви Двалетии XI в.
Храмы Дигории XIII в.
Культовые объекты Восточной Алании XIII—XV вв.
Храмы Верхнего Джулата XIII—XIV вв.
Литература

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ
Памятники Чегемского ущелья VI — XTV вв.
Памятники Хуламо-Безенгийского ущелья XI—XIII вв.
Памятники Балкарского ущелья XI—XIII вв.
Литература

КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ
Памятники христианской архитектуры Алании
Одноапсидные зальные церкви Центральной Алании Х-XIII вв.
Крестово-купольные храмы Алании X в.
Литература

КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ
Христианские епархии на территории Степного Предкавказья и Северного Причерноморья в VI-XV вв.
Храмы Зихии VIII—XIII вв.
Храмы Западной Алании XI-XIII вв.
Храмы Тмутаракани XI — XII вв.
Литература

ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ АРХИТЕКТУРЫ ХРИСТИАНСКИХ ХРАМОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА ПЕРИОДА СРБДНЕВЕКОВЬЯ
Сакральные модульные размеры в храмостроительстве Северного Кавказа и Северного Причерноморья
Роль образца в христианском храмостроении Алании X—XI вв. и строительство храмов типа «вписанный крест»
Особенности архитектуры христианского храма типа «свободный крест» на Северном Кавказе
Литература
Заключение
Список изученных памятников

БИБЛИОТЕКА
Христианство на Северном Кавказе до XV века








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!