| библиотека | христианское храмовое зодчество северного кавказа периода средневековья | христианские памятники хазарии VI—VIII вв. |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
БИБЛИОТЕКА • «Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа периода средневековья» • Христианские памятники Хазарии VI—VIII вв.ОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа 

Христианские памятники Хазарии VI—VIII вв.

Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа периода средневековья

Христианские памятники Хазарии VI—VIII вв.

Моисей Кагантакваци отмечает, что уже первые волны кочевников, пришедшие в Приморский Дагестан в конце IV - начале V в., встретили здесь не только ожесточенное сопротивление местных земледельческих народов, но и постоянное стремление правителей христианских государств подчинить их себе.

Христианская религия уже в 303 г. становится государственной религией Армении. С IV в. христианство господствовало и в Кавказской Албании. Албанская церковь находилась в зависимости от армянской, и в Партаве, резиденции албанских царей, была основана кафедра армянского католикоса. Активным центром распространения христианства в Приморском Дагестане стал г. Чога (Дербент), в котором с середины VI в. существовал патриарший престол. Патриарший дворец продолжал существовать в Дербенте и при арабах, хотя престол и был перенесен в Партав. Армянская же церковь вплоть до начала V в. находилась под сильным влиянием византийской. Албанская монофизитская церковь окончательно оформилась при правителе Вараз-Григоре (590 — 639 гг.). С VI в. армянская и албанская монофизитские церкви являлись основными очагами распространения христианства среди народов Приморского Дагестана.

Первые неудачные попытки распространения христианства среди кочевников относятся к IV в. и описаны в «Истории Армении» Бузанда Фавстоса. Деятельность армянских и албанских миссионеров в Приморском Дагестане активизируется в VI - VII вв., поскольку продолжаются и усиливаются разорительные походы кочевников и хазар в Закавказье. В сирийской хронике VI в. дается перечень 13 народов (угров, савир, булгар, кутригур, авар, хазар и др.), живущих за воротами Дербентскими в «пределах гуннских». В жизни этих кочевников происходят большие сдвиги в сторону перехода к оседлости. Судя по источникам, данному процессу способствовали и миссионеры, которые упорно и настойчиво продолжали свою деятельность среди кочевников.

Епископ Кардост во главе посольства из семи священников пробыл в «земле гуннов» 14 лет и провел здесь целый ряд мероприятий, они даже «выпустили в 544 г. описание на гуннском языке». Сменивший Кардоста армянский епископ Макар занялся здесь и церковным строительством. На постройке храма он применил неизвестный до того времени для гуннов способ кладки кирпичей. Макар «насадил растения и посеял различные семена». Подобные факты производили впечатление на «властителей этих народов; они удивились и обрадовались мужам, почитали их, и каждый звал их в свою страну, к своему народу и просил, чтобы они были ему (народу) учителями».

Новая религия, однако, не вытесняет традиционные для кочевников культы. Например, погребальный обряд не претерпевает в свете новой религии никаких изменений. Такая терпимость к язычеству характерна для ранних этапов распространения христианства, но несмотря на это, а также на успехи христианских миссионеров, чья деятельность нашла конкретное воплощение в верхнечирюртовских церквях, христианство не стало государственной религией Каганата. Официальное принятие христианства противоречило политическим интересам хазар, так как это означало их идеологическое подчинение Византии. По этой же причине хазары отказались и от мусульманства. Однако часть населения, приобщившаяся к христианству, продолжает его исповедовать. В письменных источниках нередки сообщения о хазарах-христианах. Ал-Мукаддасий прямо отмечает, что большая часть жителей Семендера - христиане.

Христианство не только прижилось среди части населения в Прикаспийской Хазарии, но проникало отсюда и в горные районы Дагестана. Завладев северными провинциями Кавказской Албании, Хазария проявляла веротерпимость. Особенно наглядно в этом убеждает в наличие многочисленных следов христианства в горах Дагестана. Они прослеживаются здесь по остаткам христианских памятников, на топонимических и лингвистических материалах.

Не отрицая существенного вклада Грузии и, особенно, Армении в процесс христианизации Дагестана в раннесредневековую эпоху, замечу, что в горы Дагестана идеи новой религии могли проникнуть не только со стороны Закавказья. Заснеженные и труднепреодолимые перевалы Кавказского хребта затрудняли возможность свободного передвижения миссионеров. От перевалов до Царства Сарир миссионеров ожидал тяжелый путь, пролегающий через территорию, населенную народами, исповедовавшими языческие культы, да и сама Грузия до XII - XIII вв. не располагала предпосылками для активной внешней политики. Эти обстоятельства позволяют предположить, что проникновение новой религии в горы на ранних этапах происходило по проторенным внутридагестанским коммуникациям, через Албанию и Хазарию. Наиболее яркими следами деятельности албанских миссионеров в горах Дагестана являются находки здесь обломков плит с буквами албанского алфавита.

Остатки двух церквей были исследованы М. Г. Магомедовым на некрополе Верхнечирюртовского городища, сопоставляемого с древним городом Хазарии — Беленджер. Обширный могильник растянулся более чем на 3 км к востоку от окраины городища и состоит из нескольких курганных групп, расчлененных между собой древними оврагами. Остатки двух церквей исследованы среди курганов на восточной окраине могильника. Церкви эти являются одними из самых древних, на Северном Кавказе. Они оригинальны по интерьеру и планировке. На их устройстве, несомненно, отразились определенные каноны раннесредневекового христианского зодчества, например, установка в алтарной части креста или стелы на постаменте.

На синхронность построения церквей указывает единая серолощеная керамика и повторяющие друг друга формы крестов. Их объединяют и общие волны разрушения, которым они были трижды подвержены. М. Г. Магомедов отмечает, что остатки оборонительных сооружений, исследованные в Верхнечирюртовском городище, также несут следы не менее трех разрушений и последующих восстановлений и перестроек. Аналогичная картина неоднократных разрушений и пожарищ прослеживается и в стратиграфии культурных отложений Верхнечирюртовского городища. Она отражает также процесс христианизации в Хазарии, проявившийся в многочисленных предметах декоративно-прикладного искусства.

Ярким подтверждением распространения здесь христианства, почитания Богородицы является оригинальный бронзовый медальон с изображением женщины с младенцем на руках, обнаруженный в одной из катакомб Верхнечирюртовского могильника. Точная копия подвески обнаружена в могильнике «Рим-гора» X в. в районе Кисловодска. Христианские сюжеты и символы присутствуют в самых различных предметах Верхнечирюртовского могильника; например, золотой крест, изготовленный с применением техники зерни, керамические кресты с частично отбитыми верхними и боковыми ветвями, мальтийской формы, золотые монеты с такими же крестами.

Церковь № 1 находится в центре наиболее многочисленной группы курганов на восточной стороне могильника. Вокруг церкви, в непосредственной близости от нее расположено более 70 курганов высотой от 1 до 5 м и диаметром от 8 до 60 м Церковь также представляла собой курган размером 25 х 20 и высотой 1,2 м. Расчистка позволила выявить основание стен, возведенных из рваного камня (ракушечника) мелких и средних размеров на глиняном растворе. Стены церкви сохранились на высоту от 0,2 до 1 м. Церковь возведена без фундамента, непосредственно на древней поверхности, аналогично крепости Саркел. Наружный обмер церкви - 15 х 7,5 м. Внутренние контуры ее образуют в плане форму двойного креста (рис. 2.4, в). Толщина стен - 0,8 м.

Ориентирована церковь по длине на северо-восток. Проемы входов сохранились с южной и западной сторон. Ширина их составляла 1,2 м. Пол церкви глинобитный, плотно утрамбованный, в центре его выделялось обширное пятно кострища бледно-красного цвета, диаметром около 1,5 м. В алтарной части церкви сохранилась вымостка (3х3 м) из сырцовых кирпичей. Наиболее часто встречающийся размер кирпичей — 40 х 20 х 10 см. Реже были использованы кирпичи квадратной формы: 30 х 30 х 10 см. Строго посредине на полу алтаря выделялся квадратный постамент (престол) - 1,4 х 1,4 м, который был вымощен тремя крупными блоками из песчаника. Блоки были уложены вровень с уровнем пола в 1,5 м перед восточной стеной церкви. На месте недостающего четвертого блока уложены сырцовые кирпичи.

Вокруг основания постамента, вдоль стен восточной части церкви, сохранились небольшие ямы диаметром и глубиной около 20 см, расположенные на расстоянии 1 м друг от друга и в 10 см от стен церкви. Четыре углубления прослежены вдоль восточной стены и по три - по бокам. По-видимому, это гнезда столбов какой-то алтарной конструкции. В христианских храмах Закавказья также устраивались подобные алтарные конструкции. Независимо от планировки храма они часто имеют аналогичное верхнечирюртовской очертание в виде буквы П. Это могут быть простые барьеры, ряд колонн, барьер, на котором водружены столбики или колонны.

Наиболее интересной находкой является разбросанный на полу алтаря массивный крест. Крест полностью восстанавливается. Он вырезан из цельного монолита светлого песчаника, имеет высоту 1 м, ширину 0,8 м, толщину 12 см. Крест мальтийской формы. С лицевой стороны украшен рельефной лентой. На концах ветвей креста имеются закругления с вырезанными кругами, такие же круги с остатками алебастра вырезаны в центре во всех расширяющихся частях ветвей. Видимо, крест был инкрустирован стеклами или бляшками из драгоценных металлов и камней. Форма креста тщательно проработана, поверхность хорошо сглажена, резьба выполнена аккуратно. Вся поверхность его с внутренней стороны рельефного обрамления была покрыта красной охрой. Крест укреплялся на престоле у восточной стены церкви. Обломки креста имеют следы сколов.

У входа в церковь были найдены фрагменты другого креста, отличающиеся от первого размерами и отсутствием покрытия охрой. Еще один обломок креста был обнаружен за пределами церкви, с восточной стороны.

В христианских древностях Албании, и особенно в Армении, представлены и прототипы верхнечирюртовских крестов с характерными конфигурациями завитков с кругами, предназначенными для инкрустации. Примечательйо, что наибольшее разнообразие подобных крестов (хачкаров) наблюдается в Армении, где они, модифицируясь, продолжают возводиться на всем протяжении раннесредневековой эпохи. Кресты, как символы «древа жизни», вырастающего из зерна или круга, бывают сплошь покрыты орнаментом, создающим впечатление тонкого кружева. Совпадение конфигурации верхнечирюртовских крестов с армянскими наряду с отсутствием крестов с округленными завитками оконечностей в Грузии отражают близость направления, в данном случае связанного с монофизитством.

У основания престола обнаружено несколько обломков костей мелких животных и птицы, которые, возможно, являются остатками совершенных здесь жертвоприношений или тризны.

М. Г. Магомедов отмечает, что в строительном мусоре церкви не обнаружено следов обвалившегося или обгоревшего перекрытия, а также остатков обвалившихся верхних ярусов стен церкви. Вероятнее всего выглядит предположение, что они были надстроены из сырцового кирпича или глинобита, которые оплыли с течением времени. Это подтверждается тем, что внутри церкви находилась плотно слежавшаяся однородная масса суглинка, толщиной почти до 1 м, которая могла быть размытыми верхними ярусами стен церкви.

На синхронность существования церкви, курганного могильника и Верхнечирюртского городища указывает целый ряд деталей, прежде всего общая для этих памятников серолощеная керамика. Кирпичи, которыми вымощен пол церкви, также аналогичны использованным в оборонительных стенах городища. Сырцовыми кирпичами, таких же размеров, замурованы входы в погребальные камеры расположенного рядом могильника. Церковь связана с могильником не только по времени, но и территориально. Располагаясь в центре определенной курганной группы, церковь, вне сомнения, связана с болыпесемейными или родовыми группами населения. Справедливость подобного предположения подкрепляется и тем, что в центре расположенной рядом курганной группы выявлены остатки еще одной церкви.

Церковь № 2 находится в 700 м к востоку от церкви № 1, в центре небольшой группы курганов (около 15 насыпей), на самой дальней окраине могильника. Наружный обмер церкви - 8 x 15 м, стены сохранились на высоту около 1,5 м. Она возведена из мелкого рваного известняка на глиняном растворе, без фундамента, аналогично церкви № 1. Камни крупных размеров включены в нижние ярусы и в угловую кладку стен, толщина которых со всех сторон выдержана в пределах 0,8 м при высоте 0,9 м. Ориентация церкви - строго с запада на восток, внутренние размеры составляют 13,2 х 6,3 м, В западной и южной стенах церкви обнаружено два дверных проема шириной 0,8 м (рис. 1.4, в). Пол церкви глинобитный, плотно утрамбованный. Как и в церкви № 1. здесь также имеет место красного цвета обширное пятно от кострища диаметром около 2 м. Об интенсивности разводившихся здесь костров свидетельствует ошлаковавшаяся керамика, выявленная в толще прокаленного слоя. Однако в обеих церквях отсутствуют следы возможных пожаров, что указывает на то, что разведение костра носило культовый характер.

Следов сводчатого перекрытия не обнаружено. Возможно, и эта церковь была надстроена из сырцового кирпича или глинобита и имела деревянное перекрытие. Однако можно допустить, что сооружение представляло собой небольшую каменную ограду вокруг святого креста. Как сообщают письменные источники, в раннесредневековый период для приобщения к христианству и крещения недавних кочевников специально сооружались открытые церкви. Остатками одной на таких, возможно, и является церковь № 2. Сооружение открытых церквей практиковалось в раннехристианский период и в Закавказье. О подобных открытых двориках с крестами для молитв, сооруженных для гуннов, сообщает, как указывалось выше, Моисей Кагантакваци.

В алтарной части церкви на глинобитном полу, в 1 м перед восточной стеной, были уложены две крупные обработанные плиты из песчаника, образующие основание престола размером 1,3 х 1,25 м и высотой 0,3 м. На плитах установлен массивный четырехугольный постамент, вырезанный из цельного монолита песчаника. Он достигал 0,8 м ширины и 0,45 м высоты. Сверху престол венчал четырехугольный выступ с вырезанным в нем сквозным отверстием четырехугольной формы 0,4 х 0,3 м, в котором устанавливался крест. Престол имел строгие формы и тщательно проработанную сглаженную поверхность.

Вокруг престола и непосредственно под ним были найдены обломки креста, аналогичного кресту церкви № 1. Под слоем мусора - фрагменты стелы, которая лежала перед постаментом. «В гнезде постамента (престола. - В.П.) сохранились растрескавшиеся остатки вертикально установленного основания стелы шириной 40 см и толщиной 5 см. С тыльной стороны оно было укреплено плитой толщиной 20 см. Судя по сохранившимся остаткам, высота стелы достигала не менее 2,3 м при толщине 5 см. В средней части она постепенно суживается кверху до 20 см. На тщательно обработанной лицевой ее поверхности с косо срезанными боковыми гранями вырезано изображение креста, аналогичное по форме найденным в обломках. Изображение креста было выдолблено в круге диаметром в 20 см в средней части стелы, обращенной в сторону зала». Стелы как христианские памятники культово-мемориального характера, устанавливавшиеся на платформе под открытым небом, широко известны в Закавказье раннехристианского времени. В VI—VII вв. стелы нередко устанавливались рядом с церквями. Установка креста или стел, увенчанных крестом, связывается с принятием христианства, закрепляемым актом крещения. Очевидно, и верхнечирюртовская стела была специально воздвигнута как символ крещения части населения, погребения которой находились на восточной окраине курганного могильника.

Обломки креста, собранные в церкви, аналогичны по форме и технике изготовления кресту из церкви № 1. Возможно, они принадлежат не одному, а двум крестам. Перед последним разрушением церкви в ней стояла стела с изображением креста. Форма крестов, как и стелы, тщательно обработана, поверхность их сглажена. Однако в отличие от креста из церкви № 1 на них не сохранилось следов окраски. Моисей Кагантакваци в своей истории агван пишет, что епископ «Исраиль многие страны хазар и гуннов обратил в христианство». При этом он сообщает и интересные детали миссионерской деятельности Исраиля в столице гуннов Варачане. «Исраиль приказал срубить священный дуб... и сделать из него кругловатый крест... и выкрасить его сверху донизу краской. Крест этот Исраиль поставил при дворе церковном на востоке для обетов и молитв». Выкрашенные красной охрой кресты с округленными ветвями стояли и в церкви № 1 на хазарском кладбище. У восточной стены стоял крест и в церкви № 2. Совпадение подобной детали верхнечирюртовской церкви с описаниями Моисея Каганкатваци отражает влияние на Хазарию культуры и, соответственно, христианских традиций Албании.

Таким образом, на основании свидетельств письменных источников, археологических находок и особенностей верхнечирюртовских церквей их можно датировать VI-VII вв. Уточнению времени проникновения христианства в горы способствуют археологические материалы, например, инвентарь христианских могильников VIII - X вв. (близ селений Урада, Тидиб, Хунзах, Галлан, Тинди, Кванада, Ругуджа) и их близкая аналогия с христианскими памятниками, исследованными в Верхнем Чирюрте и в центре горного Дагестана. Так, крест, выгравированный на известняковой плите, найденной на могильнике Тадраал, повторяет точную форму верхнечирюртовского креста. Подобно верхнечирюртовскому крест из Тадраала также был установлен на четырехугольном постаменте с выступом. Близок по технике исполнения верхнечирюртовскому массивный крест из Хунзаха, без грузинских надписей, но с завитками и уступом. Повторяет форму верхнечирюртовского и четырехугольный постамент, который также имеет четырехугольное сквозное отверстие посредине для установки креста.

Совпадения мельчайших деталей формы и техники изготовления крестов из этих двух регионов не случайны. Они отражают возможные политические и культурные связи между Хазарией и царством Сарир. Среди стран, плативших дань хазарам, источники называют и С-риди (отождествляемый с Сариром). Указанием на пути проникновения христианства в горные районы Дагестана, в частности в царство Сарир, могут служить находки крестов в Агачкалинском и Аркасском могильниках, расположенных между этими регионами, близких по своей конфигурации верхнечирюртовским образцам.

На последующем этапе активизация христианства в Дагестане связана с Грузией, о чем свидетельствуют найденные кресты с древнегрузинскими надписями, датируемыми XII - XIV вв.


БИБЛИОТЕКА

Предисловие
Распространение христианства, местоположение храмов в структуре поселений
Литература

ДАГЕСТАН
Христианские памятники Хазарии VI—VIII вв.
Христианские памятники X—XIV вв. на территории Дагестана
Литература

ИНГУШЕТИЯ
Главная святыня нахче - храм Тхаба-Ерды X-XI вв.
Комплексы Алби-Ерды и Таргимского храмов XI-XII
Комплексы храмов общепатронимического значения XIII-XIV вв.
Комплексы храмов патронимического значения (Сели-Дэла-Тушоли) XIII-XIV вв.
Родовые храмы XIII—XIV вв.
Литература

ОСЕТИЯ

Христианские церкви Двалетии XI в.
Храмы Дигории XIII в.
Культовые объекты Восточной Алании XIII—XV вв.
Храмы Верхнего Джулата XIII—XIV вв.
Литература

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ
Памятники Чегемского ущелья VI — XTV вв.
Памятники Хуламо-Безенгийского ущелья XI—XIII вв.
Памятники Балкарского ущелья XI—XIII вв.
Литература

КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ
Памятники христианской архитектуры Алании
Одноапсидные зальные церкви Центральной Алании Х-XIII вв.
Крестово-купольные храмы Алании X в.
Литература

КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ
Христианские епархии на территории Степного Предкавказья и Северного Причерноморья в VI-XV вв.
Храмы Зихии VIII—XIII вв.
Храмы Западной Алании XI-XIII вв.
Храмы Тмутаракани XI — XII вв.
Литература

ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ АРХИТЕКТУРЫ ХРИСТИАНСКИХ ХРАМОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА ПЕРИОДА СРБДНЕВЕКОВЬЯ
Сакральные модульные размеры в храмостроительстве Северного Кавказа и Северного Причерноморья
Роль образца в христианском храмостроении Алании X—XI вв. и строительство храмов типа «вписанный крест»
Особенности архитектуры христианского храма типа «свободный крест» на Северном Кавказе
Литература
Заключение
Список изученных памятников

БИБЛИОТЕКА
Христианство на Северном Кавказе до XV века







Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!