пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
ЕССЕНТУКСКИЕ ВСТРЕЧИ • С. С. Прокофьев на КавминводахОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Ессентуки 

С. С. Прокофьев на Кавминводах

С. С. Прокофьев на КавминводахБывал в Ессентуках и Сергей Сергеевич Прокофьев (1891—1953) —крупнейший советский композитор и пианист. О дате первого его приезда на курорт мы узнаем из письма 1909 года композитору Н. Я. Мясковскому «31/VII, завтра, уезжаю дней на десять в Ессентуки, где моя маменька лечит свой ревматизм»...

Кто теперь не знает, не любит солнечную и мужественную музыку Прокофьева? Он создатель балета «Ромео и Джульетта», опер «Игрок», «Семен Котко», «Война и мир», «Повесть о настоящем человеке», музыки к кинофильмам «Александр Невский», «Иван Грозный», оркестровых концертов, симфоний, сонат.

Многие крупные творения классика советской музыки создавались на Кавказских Минеральных Водах. С этими курортами он был связан в продолжение почти всей жизни. Восемь раз, с 1909 по 1941 годы, приезжал сюда и вспоминал о проведенных месяцах как «о самом урожайном периоде».

«Отправляясь на Кавказ, я заранее решил бездельничать, не взял с собою ни нот, ни книг, ни даже шахмат... Ездим иногда верхом или ночью играем в крокет при луне»,— писал юноша. Однако так продолжалось недолго, снова его увлекла родная атмосфера музыки и творчества.

«Ессентуки мне очень понравились,—сообщает он, приехав впервые,— я сделал оттуда ряд набегов на соседей, на Железноводск, Кисловодск, Бештау, Пятигорск и т. д. и по прошествии десяти дней, вместо того, чтобы быть дома, очутился в Кисловодске. Как оказалось, в Кисловодске собрался весь музыкальный мир. Глазунов, Сафонов, Есипова, Калантарова, Збруева»... В окружении «звезд» столичного музыкального мира «прокавказился» Сергей Сергеевич намного дольше, чем предполагал.

В 1912 году—опять в Ессентуках. Работает много, пишет об этом приятелю В. М. Моралеву: «Кроме занятий моим концертом, буду приводить в окончательный порядок оперу «Мадделену», писать партитуру и клавир, а это довольно колоссальная работа — страниц 300—400 нотного письма. Буду также заканчивать мой Гавот, Скерцо, Сонатину № 3, Прощай, пиши в Ессентуки, Вокзальная улица, дом Кирша».

...«В Ессентуках,— пишет Прокофьев Мясковскому,— ...пишу не особенно торопливо, четыре прозрачных странички в день, но зато с истинным наслаждением: не партитура, а прелесть, конфетка шоколадная, да еще с дорогим ликером внутри». В письмах он жалуется на скверное пианино в его ессентукском жилище, но работа продолжается... Критика оценила эти произведения. Музыковед Б. В. Асафьев говорит: «Крылья воображения настолько окрепли, что на каждом шагу слышно свое волевое и упрямое стремление, свое слово: «так хочу, пусть так будет».

В 1912 году Прокофьев уже не только сочиняет, но исполняет собственные произведения в концертах. Пианист он был блистатель­ный. Исполнением Первого фортепианного концерта Прокофьева оркестром дирижировал В. Бердяев. Это тогда было самое известное произведение, вызывавшее большую полемику в музыкальном мире.

Летом 1917 года по дорожкам ессентукского парка снова бродит задумчивый высокий молодой человек, то несет в графине воду № 17 для заболевшей матери, то наполняет для нее стаканы у бюветов источников. Мать снова приехала на лечение и выписала сюда сына, опасаясь оставить его одного в охваченном революционными событиями Петрограде.

В том году композитор весь уходит от действительности в царство звуков. Творческая волна возносит его над всеми прочими треволнениями жизни. Он жаждет создать нечто «величественное, волнующее, космическое» и, не замечая революционных событий, живет в мире философии, музыки, прошлого. В Ессентуках начинает создавать кантату «Семеро их»—крупное произведение для оркестра, хора и тенорового соло.

Это широкое музыкальное полотно навеяно стихотворением К. Д. Бальмонта «Зовы древности» о халдейском заклинании, высечешюм на стенах ассиро-вавилонского храма. В этой клинописи, расшифрованной востоковедом Г. Винклером, упоминаются семь страшных великанов, повелевающих миром:

Сидят на престолах в глубинах земли они.
Заставляют свой голос греметь на высотах земли они.
Раскинулись станом в безмерных пространствах
Небес. Семеро их! Семеро их! Семеро их!

«Грозные халдейские великаны, страшные, как «палящий вихрь», видимо, олицетворяли в его представлении ненавистный старый мир, ужасные силы зла, ввергнувшие человечество в пучину войны»,— пишет биограф композитора. Поэт Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942) в то время жил на Водах. Стихия поэзии, музыки, седой древности, философского осмысления бытия сблизила композитора и поэта. Бальмонт записал, как «увлеченно и почти отрешенно трудится Сережа». В тишине парковых прогулок в Ессентуках возник план, за неделю обдумана композиция и основные темы кантаты. Через два с половиной месяца готова половина партитуры, к концу года он завершил «Семеро их». Неоднократно признавался Сергей Сергеевич в любви к этому творению, считал его своим «центральным произведением».

Солнечная музыка Прокофьева правилась «солнцепоклоннику» Бальмонту. A композитора в посвященном ему стихотворении он назвал «солнечным богачом». В альбом для автографов, где Прокофьев просил писать только о солнце. Бальмонт, влюбленный в Сережу, «как в сына», написал:

Чтоб твои мечты вовек не отблистали,
Чтоб твоя душа всегда была жива,—
Разбросай в напевах золото по стали,
Влей огонь застывший в звонкие слова

О самой кантате, восхитившей первых слушателей, поэт писал жене: «Это калейдоскоп чувств, бурных и нежных, страстных и лирических... Это какой-то огненный вихрь, вулканическое безумие... Кусевицкий сказал мне, что такой партитуры еще не было на Земном шаре. Это будут разучивать целые полгода: оркестр не менее чем в 120 инструментов и хор в 200 человек. Прокофьев уезжает сегодня во Владивосток, оттуда в Японию и в Америку. Я дал ему письма...» Премьера кантаты «Семеро их» состоялась в Париже через семь лет после ее написания, в концерте под управлением С. А. Кусевнцкого.

Прокофьев тогда, вопреки письменному сообщению Бальмонта, не уехал за границу. Он остался на Кавказе и прожил в Ессентуках и Кисловодске девять месяцев. Здесь его застала и Октябрьская революция, и начавшаяся на Тереке гражданская война. Но композитор не замечал ничего вокруг, весь утонувший в музыке. «Ессентуки — благодатный край, куда не докатываются волнения и голодовки, где жаркое солнце и яркие звезды, где спокойно можно инструментировать симфонии, читать Куно Фишера и смотреть в телескоп..,— писал он,—...пребывал в Ессентуках в обществе Канта, семерых дьяволят и красавца Бештау, который раскинулся прямо перед моим окном».

Сюда приехал и молодой петроградский поэт Борис Верин (псевдоним Б. Н. Башкирова). У него по понедельникам собирались поэты, музыканты для чтения стихов, музицирования и философских прений. Прокофьев стал его приятелем, написал на его стихи романс «Доверься мне» и шуточный экспромт:

Стихом и рифмами обвит,
В Ессентуки приехал Верин.
И вот, своим привычкам верен,
С утра до ночи крепко спит

Кто мог сказать в ту осень и зиму, что эстетствующий аполитичный Прокофьев станет не только крупнейшим композитором Советской страны, но напишет одну из первых советских опер — «Семен Котко» на тему повести В. П. Катаева «Я — сын трудового народа...», что завершит он ее тоже на кавказских курортах в 1939 году?!

В 1917 году в Ессентуках Прокофьев, как всегда, скучает о Петрограде, о столичных друзьях. Его тяготит это «пленение на острове», почти годовое отсутствие концертной деятельности, «беспросветность на ближайшее будущее»,— на что он жаловался Асафьеву. Правда, летом он участвовал в кисловодских концертах, исполняя собственные произведения. Сейчас кажется странным, что в те годы новаторские композиции Прокофьева, случалось, были «непонятны» даже профессионалам, приверженцам традиционной мелодической узыки, и они шутили, что меломаны ходят а его концерты, чтобы спорить: музыка это или не музыка.

Еще в 1916 году зарождались первые темы его «Классической симфонии». Здесь, на Кавказе, она вырастает в цельное широкое произведение — первое законченное им после Октябрьской революции. Прозвучала симфо­ния в Петрограде, в Капелле, под управлением автора. Ее слушали нарком просвещения А. В. Луначарский, Ф. И. Шаляпин, оставивший в альбоме композитора запись: «Самая широкая тропа на солнечной стороне и к солнцу. Федор Шаляпин».

Уехал Прокофьев с Кавказа только в марте 1918 года, в те дни, когда на Тереке провозгласили Советскую власть. От местного Совдепа он получил охранную грамоту.

В следующие приезды, в 1937, 1938 и 1939 годы, композитор-пианист появлялся на Водах уже признанным мастером бесспорно замечательной музыки, автором многих зрелых произведений. В 1941 году, когда Минеральные Воды представляли собою огромный госпиталь, он приезжал из Нальчика, куда был эвакуирован.

На одном из концертов для раненых в Ессентуках, состоявшемся 21 октября 1941 года, в самое тяжелое для Москвы время, вместе с ним выступали артисты МХАТа И. Москвин и А. Тарасова, певец А. Доливо, В. Рыжова, композитор В. Нечаев, скрипач Б. Сибор. Сергей Сергеевич играл Прелюд, Гавот, «Сказки старой бабушки» и марш из оперы «Любовь к трем апельсинам». Такие концерты шли с большим успехом. А Кавказ даже в суровые дни снова вдохновлял на творчество. Прокофьев обдумывал и заканчивал оперу «Война и мир». Трудно сейчас назвать музыканта, который бы подобно С. С. Прокофьеву с такой широтой и разнообразием «обновил музыкальный репертуар эпохи» и завоевал такую всемирную известность.

К началу книги

Открыватели целебных Вод
Спешите делать добро
Русские Сельтерс и Виши
Аллея памяти
И нет аллее конца...

Как лечились в старину
В джилижансе со свитой
Ванны с «ядерным» обогревом
Плата здоровьем за лечение
Блестящая будущность. Но когда?
Царство «купона» глазами писателей
Ростки прогресса
В парке старинном...
Их помнит старый парк
Каменная летопись

Встречи у источников
А. М. Горький
К. С. Станиславский
М. Г. Савина
В. Ф. Комиссаржевская
В. Г. Короленко
А. И. Куприн
Гости дачи «Желанной»
С. В. Рахманинов
Ф. И. Шаляпин
А. Л. Дуров
С. С. Прокофьев
С. А. Абиян
Н. Н. Биязи

Образ города-курорта
В живописи, графике, фотографиях
В прозе и стихах
Адресный именной указатель
В музее слов
Хронограф Ессентукского курорта








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!