пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
КАВМИНВОДЫ: ПРОФИЛИ ИСТОРИИ • А. А. ВельяминовОГЛАВЛЕНИЕ


 Кавминводы 

Кызыл дженерал
А. А. Вельяминов

Алексей Александрович Вельяминов. Это имя хорошо известно историкам Кавказской войны, в которой генерал принимал самое активное участие, а так же Лермонтове дам, поскольку влиятельный военачальник покровительствовал поэту во время его первой ссылки на Кавказ в 1837 году. Между тем Вельяминов оставил довольно заметный след не только в военной истории Северного Кавказа и заслуживает благодарности потомков не только за доброе отношение к нашему великому поэту.

Потомок старинного дворянского рода, обосновавшегося в Тульской губернии, Алексей Вельяминов получил прекрасное образование, добившись особых успехов в математике. А потому, вступив в военную службу унтер-офицером Семеновского полка, он вскоре перешел в тот род войск, где мог лучше проявить свои способности. Уже в шестнадцатилетнем возрасте Алексей был поручиком гвардейской артиллерии. Отличившись в сражении при Аустерлице, он быстро пошел в гору. Во время Отечественной войны его взял к себе адъютантом командующий армией Барклай де Толли. Но на Бородинском поле молодой офицер вернулся к своему основному воинскому делу. Он командовал артиллерийской ротой, прикрывавшей позиции Измайловского полка. Почти вся она пала под огнем неприятеля, ранен был и командир, но оставался у орудий до последнего.

Еще в начале службы Алексей Александрович близко сошелся с другим гвардейским артиллеристом - Алексеем Петровичем Ермоловым - они были на «ты» и звали друг друга «Алешей». Ценя блестящие боевые качества младшего товарища, Ермолов, назначенный в 1816 году командиром Отдельного Грузинского корпуса, позже переименованного в Кавказский, добился назначения Вельяминова своим начальником штаба, а два года спустя - присвоения ему чина генерал-майора. Все годы пребывания Ермолова на Кавказе рядом с ним находился и Алексей Александрович, деля с командующим все тяготы управления этой отдаленной российской окраиной и сложности ведения Кавказской войны. Подчиненные высоко ценили его личную храбрость, воинское умение и ровное доброжелательное ко всем отношение. Горцы, называвшие Вельяминова Кызыл Дженерал, то есть рыжий генерал, уважали его и боялись.

Казалось бы, судьба, приведшая Вельяминова на Кавказ, уготовила ему спокойную благополучную карьеру под покровительством старшею товарища. Но грянул 1827 год, и начались странные повороты в жизни генерала. Не любивший Ермолова и не доверявший ему новый император Николай I заменил слишком популярного военачальника своим ставленником, графом И. Ф. Паскевичем. А тот очень быстро убрал с Кавказа главных сподвижников Ермолова, в том числе и его начальника штаба, отправив его продолжать службу в России.

Проходит всего три года и Паскевичу, умному человеку и толковому администратору, становится ясно, какие люди нужны для ведения Кавказской войны и кого он потерял в лице Вельяминова. По его представлению император назначает Алексея Александровича начальником 14 пехотной дивизии и воинскими силами всего левого фланга Кавказской линии. Вельяминов возвращается на Кавказ. Но опять -очередной поворот судьбы. В связи с начавшимся восстанием в Польше император отзывает в Россию 14 дивизию, разумеется, во главе с ее командиром. Впрочем, едва Вельяминов успевает приехать к месту новой дислокации, как его тут же возвращают обратно. В июле 1831 года командующий войсками Кавказской линии генерал Г. А. Емануель был тяжело ранен в бою и вынужден по этой причине оставить свой пост. На его место, по рекомендации того же Паскевича, назначен Вельяминов. И в третий раз курьерская тройка мчит Алексея Александровича по знакомой дороге к подножию Кавказских гор.

До сих пор генерал занимался лишь своим прямым, воинским делом, теперь же на его плечи наваливается масса самых различных обязанностей. Если в первые годы существования Кавказской губернии, гражданскими делами в ней ведал губернатор, то во времена Ермолова эта должность была упразднена. Пограничное положение губернии, в 1822 году преобразованной в область, требовало сосредоточения всей полноты власти в руках командующего войсками на Кавказской линии. На лицо, занимавшее эту должность, возлагалось и управление всеми гражданскими делами в области.

Алексей Александрович попытался избавиться от этой «нагрузки». Он обратился к Николаю 1 с просьбой о восстановлении должности гражданского губернатора. Император пошел ему навстречу, но командующему легче от этого не стало - уж очень несамостоятельные попадались ему губернаторы, они и шагу не могли ступить, не испросив разрешения у генерала. Так что все сделанное по гражданской части за восемь лет пребывания Вельяминова на командной должности, является его заслугой.

Конечно, Вельяминовым в этой сфере сделано не столь много, как его предшественником Емануелем, но все же след в истории Северного Кавказа он оставил заметный. Начать с того, что по его инициативе было упорядочено управление казачьими войсками - все, расположенные на Северном Кавказе казачьи полки вошли в состав Линейного казачества, атаманом которого стал боевой генерал П. С. Верзилин, а штаб его был размещен в Пятигорске. Как и назначивший его Вельяминов, он со своим семейством вошел в историю, благодаря М. Ю. Лермонтову, который бывал в его доме. Кстати сказать, не только к опальному поэту - ко всем гонимым Алексей Александрович был доброжелателен и мягок. Это хорошо чувствовали сосланные на Кавказ декабристы. Он старался создать им здесь сносные условия жизги, обеспечивал возможность отличиться в боях, получить награды, а, значит, и производство в офицеры, что сулило желанную отставку и возвращение в Россию.

Многое сделал Вельяминов и для развития торговли и промыслов, где, по словам современников, «обороты капиталов значительно увеличились, а класс промышленных людей умножился». При нем, в частности, открывались мастерские и небольшие предприятия, строились лавки и гостиные ряды, учреждались ярмарки. В Ставрополе и вдоль почтового тракта для проезжающих открывались гостиницы и заезжие дворы.

На Кавказских Минеральных Водах Вельяминов продолжил начатое Емануелем благоустройство курортных поселений. По его указанию гражданский губернатор М. М. Таубе представил в медицинский департамент «Записку», в которой содержалось много ценных предложений по совершенствованию курортного дела. Правда, большинство задуманного Алексеем Александровичем было осуществлено не им, а его преемниками. Так, «Записка», в частности, предлагала увеличить число ванн для малоимущих больных, привлечь на Воды «искусного гидравлика для правильного водопроводия», то есть отдать источники под опеку профессионала-гидротехника, что стало реальностью лишь полвека спустя. Ставился в «Записке» и вопрос о привлечении на курорты частного капитала - это предложение тоже было реализовано с большим опозданием.

В период управления Вельяминова началось использование для лечения «Бугунтинских вод», как поначалу назывались Ессентукские источники - первоначально это были № 2 и № 23.По соседству с бывшей шотландской колонией Каррас выходцами из Германии была основана еще одна колония - Николаевская, положившая впоследствии начало дачному поселку Машук. В Кисловодске был реконструирован колодец Нарзана, построены близ него две полотняные прогулочные галереи, возведено несколько жилых домов. В Пятигорске стараниями командующего были открыты первые заводики - кирпичный и пивоваренный, начала активно развиваться «садовая школа», превратившаяся в «Казенный сад». А главное, в те годы был утвержден новый план застройки Пятигорска, исполнение которого привело к бурному развитию города.

Приводились в порядок и дороги. Была капитально отремонтирована та. что вела на Кислые воды. В Пятигорске пробили удобное шоссе, ведущее к Елизаветинской галерее. Учрежденную Емануелем экстра­почту с Кавказа в Петербург Вельяминов распорядился распространить и на Пятигорск, тем самым значительно ускорив доставку корреспонденции на курорты и с них в центральную Россию.

Трудно сказать, что сделал бы еще для развития кавказских курортов прославленный боевой генерал, если бы тяжелая болезнь не свела его в могилу. Это случилось 27 марта 1838 года. Войсковые части, дислоцированные а Ставрополе, отдали последний долг своему начальнику. Похоронен Алексей Александрович был в родовом селе Медведка Тульской губернии. А в Ставрополе память о нем долгие годы хранила Вельяминовская улица - ныне это часть улицы Дзержинского.

В Пятигорске именем Вельяминова назвали шоссе к Елизаветинской (ныне Академической) галерее и проспект, начавший складываться на рубеже XIX и XX веков. Увы, в годы массовых переименований имя Вельяминова исчезло с карт Пятигорска Вельяминовское шоссе стало Красноармейским спуском. Вельяминовский проспект получил имя Максима Горького. Рассеченный железной дорогой и товарными дворами, он превратился в два коротких обособленных обрубка.

Ныне, когда наступила, «пора собирать камни», думается, есть смысл вернуть имя Вельяминова хотя бы короткому пустынному шоссе. Это не потребует расходов на новые таблички, перепрописку жителей и т. д. Зато появление в топонимике Пятигорска фамилии храброго генерала и способного администратора пробудит интерес жителей и гостей города к его личности и позволит воздать ему дань благодарности за добрые дела, сотворенные на благо российских курортов.


К началу книги

Радетели Кавказских Вод
П. Г. Лихачев
М. Л. Малинский
Ф. П. Конради
А. А. Вельяминов
Д. Л. Иванов
В. А. Кобылин
А. К. Жмакина
В. С. Борисовский
П. А. Ржаксинский
Г. С. Голицын
Г. Я. Абозин
Е. Н. Кутейников
Э. Э. Эйхельман
Р. Р. Лейцингер

Свет их духовности
А. С. Пушкин
А. А. Алябьев
М. М. Глинка
Е. А. Ган
А. А. Бестужев
М. А. Балакирев
Коротко об авторе









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!