пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | приэльбрусье
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
ПЕРВОСХОЖДЕНИЯ НА ЭЛЬБРУС • Первое летнее восхождениеОГЛАВЛЕНИЕ


 Библиотека 

Знаменитый серб на русской службе

Генерал ЕмануельПортрет Георгия Арсеньевича Емануеля занимает достойное место в «Галерее славы» Санкт-Петербургского Эрмитажа среди выдающихся военачальников России прошлого столетия. Судьба свела его с Российской империей, которой он служил верой и правдой.

...27 марта 1797 года молодой серб в венгерском мундире с любопытством рассматривал вахтпарад на Кремлевской площади. Расставшись навсегда с родным ему городком Вершицем и, тая обиду на императора Австро-Венгрии, Георгий из рода Мануила отправился попытать счастья в России. 22-летний чужеземец со сверкающей на груди медалью «За храбрость» привлек внимание императора Павла I. Граф пригласил офицера на аудиенцию в тот же день.

Иностранец представился подпоручиком венгерской армии, которую он оставил для службы в русской. К этому времени банатский дворянин познал боевые схватки с турками и французами, пережил госпитализацию в Гейдельберге, где его, получившего тяжелейшие раны, буквально вернули к жизни. В Россию Емануель прибыл со знаниями военных наук, владея итальянским, немецким и французским языками. Аудиенция императора решила его дальнейшую судьбу: Емануеля зачислили поручиком в лейб-гвардии Гусарский полк.

На полях войны с Францией и Пруссией обстоятельства свели его с князем Петром Ивановичем Багратионом. Командуя тремя эскадронами Киевского драгунского полка, Емануель удачными действиями обеспечил начальнику авангарда генерал-лейтенанту Багратиону успех под Гейдельсбергом. Тильзитским мирным договором закончились военные события, и полковник Емануель вернулся в Россию для лечения ран.

Но притязания Наполеона оставляли мало времени военным, чтобы тешиться покоем, и призывный сигнал полковой трубы снова звал в поход: началась Отечественная война в памятный 1812 год. Георгий Арсеньевич принял командование Киевским драгунским и Ахтырским гусарскими полками, входящими в армию Багратиона. Зная достоинства сербского кавалериста, князь Петр Иванович доверил ему арьергардные дела. Войска отступали под прикрытием кавалерии Емануеля. Артиллерия генерала Н. Н. Раевского сдерживала натиск французов, стремившихся преградить Багратиону путь к соединению с первой армией. Быстрые маневры кавалерии Емануеля расстраивали планы маршала Даву. На Бородинском поле у Шевардинского редута в ночной атаке на французскую конницу Емануель пал с коня, сраженный пулей в грудь. Время залечивания раны пролетело быстро. В сентябре Георгий Арсеньевич вернулся в действующую армию, успев к событиям под Тарутино.

За Бородинское сражение 24 августа Георгий Арсеньевич был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Армию Наполеона Емануель встретил в чине полковника, а в Париж вступил генерал-лейтенантом. В битве народов под Лейпцигом генерал-полковник Емануель с малым отрядом, в окружении отступавшего в беспорядке французского войска, смог захватить в плен бывшего посла при Санкт-Петербургском дворе Лористона, чем особенно удивил генералитет и монархов, собравшихся на большой Лейпцигской площади. Ни одной награды сербский дворянин не получил по протекции. Заслуги его были достаточно убедительны, чтобы ему доверили один из самых ответственных постов: 25 июля 1826 года Г. А. Емануель получил назначение командующим Кавказской линией и начальником Кавказской области.

22 сентября Георгий Арсеньевич прибыл в Ставрополь и принял командование Линией, которая тогда находилась в затруднительном положении. Персия готовилась к войне с Россией и подстрекала горцев к разбоям. Турецкое правительство тоже старалось изо всех сил разжигать вражду против неверных.

Чрезвычайное протяжение Линии - от Астрахани до Черного моря -и недостаток войск крайне озадачили нового командующего. В октябре Емануель отправился на Правый фланг осмотреть пограничные рубежи и обустроить посты на Кубани и Малке. Укрепление Левого фланга было завершено к августу 1827 года. С приездом на Кавказ Георгий Арсеньевич принял все необходимые меры для установления мирных отношений с горцами. Переговоры, за которыми не таилось лицемерие, привели к тому, что тагаурцы, карабулаки, дигорцы, балкарцы, урусбиевцы, хуламцы, безенгиевцы и другие народы Кавказа приняли подданство России.

Таким образом, Емануель сумел выполнить основной наказ императора Николая I: укрепить Линию и склонить сопредельные народы к добрососедству. В награду за труды, а особенно за сохранение мирных отношений с горцами порубежья, император пожаловал Емануелю орден Святого Александра Невского. Но мнимая идиллия продолжалась недолго. Представление о Кавказе Его Величества было столь же туманным, сколь и у его паркетных генералов при дворе. Лишь только русские войска разбили персов под Елизаветполем, как тут же оживилась Оттоманская Порта, провоцируя горцев устраивать набеги на Линию.

В апреле прибыла срочная депеша с императорским вензелем. Сорвав сургуч, Емануель пробежал глазами рескрипт, в котором говорилось: «Надменное упорство Оттоманской Порты, отринув все предложения мирные, вынуждает прибегнуть к оружию. Война с сею державою объявлена будет вслед за сим Правительству ее. На основании сего повелеваю вам с 25-го числа сего апреля, считать войну с Турцией начатой и приступить к действиям против сей державы сообразно с обстоятельствами и сходно с наставлениями, предначертанными вам, по повелению Моему, начальником Главного Моего штаба.

Возлагаю на особенное попечение ваше полное охранение вверенной вам области, Я остаюсь в твердой надежде, что доверенность и уважение, которое вы снискали между горскими племенами Кавказа, предупредит всякое неприязненное действие, и что твердость и мужество ваши укротят все замыслы недоброжелательных врагов России». Несмотря на то что Емануель предусмотрительно выдвинул войска на Правый фланг Линии, к наиболее важным пунктам для защиты границы от возможных нападений, сильная партия закубанцев под предводительством турецкого чиновника Магомет-аги прорвалась сквозь укрепления в верховьях Кубани, разорила и сожгла станицу Незлобную. После кровопролитной схватки с хоперскими и волжскими казаками закубанцы, преследуемые по Линии, отступили через Карачай.

Карачаевский предводитель вали-Ислам Крым-Шамхалов был не прочь нажиться на торговле оружием и часто способствовал проникни вению турецких эмиссаров в горские общины. Мусульманские проповедники хорошо знали торную тропу, ведущую в Кабарду, Осетию. Чечню и Дагестан. Князь Дудов отказался участвовать в сделках Вали-Ислама, дабы не навлекать беду на свой аул. Вражда перешла в междоусобицу, грозившую резней.

Осенью 1828 года Георгий Арсеньевич срочно собрал экспедиционный отряд. На труднодоступном перевале Ослиное Седло Емануель в однодневном бою сломил сопротивление карачаевцев и спустился с пехотой и артиллерией к истокам Кубани, но спешить с уничтожением аулов не стал. 22 октября карачаевцы пришли к лагерю командующего на Линии и дали присягу на подданство Российской империи. В июне 1829 года государь император всемилостивейшее пожаловал Емануелю чин генерала от кавалерии за разгром закубанцев и покорение Карачая.

Однако турецкие притязания не уменьшились, Порта явно терпела неудачи на Дунае, и султан Махмуд II стал все чаще обращать свои взоры на Кавказ. Паша Сеид-Ахмед прибыл к закубанцам и убеждал их в том, что русские войска переведены с Линии к проливу Дарданеллы, и генерал Емануель не сможет защитить область от вторжения неприятеля. Узнав о происках турок, Георгий Арсеньевич принял весьма мудрое решение: чтобы войти в сопредельные с Линией земли, не взбудоражив настороженных горцев, и ненароком показать им свою готовность ответить силой на любую вылазку, нужен был важный повод, который долго искать не пришлось.

По предложению Емануеля в Санкт-Петербурге быстро собрали научную экспедицию к подножию Эльбруса. Исследование неизвестного русским района вместе с научными изысканиями сопровождалось разведкой. Военные топографы составляли карту местности и сделали многочисленные зарисовки. Экспедиция завершилась восхождением на Эльбрус, и дата 11 июля 1829 года открыла летопись российского альпинизма. Петербургские ученые едва не дошли до вершины: холод и утрата сил сказались на горовосходителях. Сопровождавшие их горцы и казаки выбились из сил прежде петербуржцев. Лишь кабардинского проводника Кмлара Хаширова Емануель увидел в трубу Доллана на ледовой вершине Эльбруса.

По возвращении в лагерь у реки Малки Килара чествовали как первовосходителя на высочайшую гору Кавказа. Емануель подарил ему отрез сукна и сотню серебряных рублей. Георгий Арсеньевич спросил о заветном желании вольного крестьянина, и Килар ко всеобщему удивлению. обратился с просьбой зачислить его в Кавказский полуэскадрон, созданный Емануэлем из горской знати. Килар был из простолюдинов и, чтобы не обидеть отважного горца отказом, начальник области определил его в русскую армию. В память о первовосхождении на Эльбрус в Пятигорске построили грот Дианы, две опорные колонны которого символизируют две вершины Эльбруса.

Кроме военных забот на долю Георгия Арсеньевича выпали и хлопоты по обустройству курортов на водах. Задуманные генералом Ермоловым военные лечебницы у целебных ключей скоро обрели известность в России как летние курорты. Продолжить эту работу пришлось нынешнему начальнику Кавказской области. Кислые, Железные и Горячие Воды посещались русской знатью, желавшей удобств и развлечений. По плану, разработанному архитектором Бернардацци, селение в Горячеводской долине скоро преобразилось в уютный городок, которому по предложению генерала Емануэля 14 мая 1860 года Правительствующий сенат жаловал статус города с названием Пятигорск «по Бештовой горе».

Сюда же 22 апреля 1832 года генерал от кавалерии Емануэль прибыл вместе со своим сыном, 15-летним прапорщиком Георгием после отставки, которую командующий на Линии попросил у императора в связи тяжелым ранением, сильно подорвавшем его здоровье. Это случилось годом прежде, когда Георгию Арсеньевичу пришлось срочно перевести войска на Левый фланг Линии, для того чтобы дать отпор вожаку мюридов Кази-мулле.

Международная обстановка после успешных кампаний России против Персии и Турции не улучшилась. Азиатские державы едва ли смирились со своими поражениями, европейские - добивались собственного приоритета на Каспийском, Черном и Адриатическом морях. Балтийское море также оставалось яблоком раздора. Польское восстание недавних соратников Наполеона в войне против России и частые набеги горцев на Линию были явным тому подтверждением.

5 июня 1831 года партия чеченцев напала на отряд майора Сипайла близ крепости Внезапная. Нападавшие были разбиты, а среди убитых и раненых майор обнаружил знамя с изображением королевской лилии и надписью: «Vive le Roi!». Распространению мюридизма, одного из фундаментальных учений исламистов, способствовали не только в Азии... В 30-х годах XIX века движение мюридов на Кавказе возглавил Кази-мулла.

В июле месяце четырнадцать тысяч горцев под предводительством нового пророка осадили на Левом фланге Линии крепость Внезапная. Отведенный нападавшими в сторону водовод усугубил положение небольшого гарнизона в летний зной. Около тысячи защитников крепости шестнадцать дней сдерживали натиск неприятеля. Князь Бекович-Черкасский повел войско двумя колоннами к осажденной цитадели.

При виде регулярных войск Кази-мулла сразу же снял осаду и отступил в глубь гор к аулу Акташ. Генерал Емануель принял решение разбить скопище, представляющее опасность Левому флангу Линии. Первая колонна двинулась на аул Акташ - укрепленную ставку Кази-муллы. При входе в ущелье передовой отряд был встречен ружейным огнем чеченских стрелков, засевших в глухом лесу. Верный своему принципу боевого военачальника, Емануель возглавил передовой отряд. Натиск был столь мощный, что противник скоро оказался выбитым из леса. Ставку Кази-муллы вскоре предали огню, а сам предводитель мюридов предусмотрительно ретировался до вступления войск в аул.

В решительной атаке на лесные завалы Емануель был сражен пулей в грудь навылет. Его сына постигла не лучшая участь: младшего Емануеля привезли в санитарный обоз с раздробленной от пулевого ранения ногой. Для лечения ран серными водами оба Емануеля прибыли в Пятигорск в апреле 1832 года. Судя по документам, в ожидании согласия императора на отставку генерал от кавалерии посетил кавказскую лечебницу последний раз.

Чувствуя, что уже не сможет приносить ту же пользу Отечеству, как в прежние времена, Георгий Арсеньевич решил посвятить остаток дней своих заботам о семье. Трое сыновей и семь дочерей всегда оставались на попечении его жены Марии Вилиамовны. Имея аренду от щедрот императора, бывший начальник Кавказской области купил небольшое имение в Елисаветграде, во дворе построил каменную часовню, ставшую родовой усыпальницей. Здесь же в 1837 году похоронили и главу рода Емануелей в России.

В память о выдающемся воине русской армии в Пятигорске - бывшем центре Кавказской линии - его именем назвали небольшой парк, созданный в 30-х годах XIX века, когда Георгий Арсеньевич Емануель был начальником Кавказской области. В 1851 году адъютант Емануеля Николай Борисович Голицын в память о своем командире опубликовал книгу под названием «Жизнеописание генерала от кавалерии Емануеля».

В этой биографии князь весьма живо воссоздает портрет своего начальника: «Как военный человек, Емануель обладал необыкновенным качествами: мужество, хладнокровие и присутствие духа были его отличительными чертами. Сверх того, он одарен был чрезвычайным взглядом, и, когда являлся на поле сражения, стоило ему только оглянуться - мгновенно в голове его рождались и созревали распоряжения, которые потом выражались приказаниями, всегда ясными и точными. Чем более возрастала опасность, тем быстрее и светлее были его соображения...

В обращении своем он был всегда кроток, приветлив, учтив. Я находился при нем три года безотлучно, и могу сказать, что никогда не видел его или несправедливым, или враждебным, или даже неприветливым. Праведное негодование свое он изъявлял в пристойных выражениях и без всякой запальчивости. Он почитал, что взыскивать по службе должно, но не признавал ни в ком права быть невежливым».

Гостиницы Приэльбрусья


К началу книги

Введение

ПЕРВОЕ ЛЕТНЕЕ ВОСХОЖДЕНИЕ НА ЭЛЬБРУС
Знаменитый серб на русской службе
Экспедиция вошедшая в историю

МАНЯЩИЙ И СВЕРКАЮЩИЙ...
Экспедиция на Эльбрус
Тревога среди горцев при нашем приближении
Туземный князь в русском лагере
Русский лагерь у подножия Эльбруса
Восхождение на Эльбрус
Водопад. Банкет, данный туземным князьям. Надпись у подножия Эльбруса
Переход к истоку Кубани
Абазины. Каменный мост. Магометанские надгробия
Костюм черкесов
Замечательный банкет

ХРИСТИАНСКИЕ ДРЕВНОСТИ ЗА КУБАНЬЮ
Отрывок из партикулярного письма
Письмо генералу Емануелю

ЯЗЫКОМ ДОКУМЕНТОВ
По отношению господина начальника Кавказской области о двух древних церквах и кресте, открытых в горах за Кубанью
Авгит-андезит Эльбруса

Доклад о путешествии в окрестности горы Эльбрус
Исторический рассказ

Привести в подданство
Рапорт Паскевича
Экспедиция к Эльборусу (Отрывок из частного письма)
Извлечение из письма господина адьюнкта Ленца к господину академику Парроту
Исполин Кавказских гор
Исполин Кавказских гор
Текст записи, сделанной на чугунных плитах по указанию Г. А. Емануеля
Источники рассказывают
В поисках памятных плит
Свидетели Эльбрусской экспедиции

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРОВ

ПЕРВОЕ ЗИМНЕЕ ВОСХОЖДЕНИЕ НА ЭЛЬБРУС

НА ЗАОБЛАЧНЫХ ВЫСОТАХ
Впервые в истории
Нежданный гость
На охоте за джамарыками
Редкая встреча
Находка
Высокогорные воришки
Краткое объяснение географических и других терминов









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!