пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
МАЛОЗНАКОМЫЙ КИСЛОВОДСК • С. И. УптонОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Кисловодск 

С. И. Уптон

С. И. УптонТочно корона, венчающая Пятигорск, сияет в темноте ночи подсвеченная снизу Академическая галерея, выстроенная в верховьях ущелья между Машуком и Горячей горой. В этом ущелье было положено начало курортному поселению. Галерея, ставшая теперь эмблемой Пятигорска, создана архитектором Самуилом Уптоном в 1847-1849 годах XIX века. Но место для нее удачно выбрано первостроителями города, зодчими братьями Бернардацци. При них это была временная крытая полотном галерея над Елизаветинским источником, создавшим славу Пятигорскому курорту. Она не раз описана в литературе о Кавказских Минеральных Водах.

Братья-итальянцы Джузеппе и Джиованни, ранее трудившиеся на сооружении Исаакиевского собора в Петербурге под руководством знаменитого А. Монферрана, после ссоры с ним были приглашены в 1822 году главнокомандующим Кавказским отдельным корпусом генералом А. П. Ермоловым для строительства городов на Водах. В их рапорте от 14 ноября 1828 года числится уже 47 выполненных ими здесь работ. Это и казенная гостиница «Ресторация» (ныне Институт курортологии и физиотерапии), строившаяся по проекту столичного архитектора И. И. Шарлеманя, и здание Николаевских (Лермонтовских) ванн, и павильоны, и Эолова арфа, и грот Дианы, и десяток других построек и работ. Им принадлежит и генеральный план застройки всего Пятигорска.

После генерал-губернаторства в Новороссии наместником Кавказа и командующим Кавказским отдельным корпусом был назначен в 1844 году князь М. С. Воронцов, при котором Воды были переданы в ведение Медицинского департамента. Чтобы продолжить их благоустройство, этот выдающийся администратор на смену умершим братьям Бернардацци пригласил Самуила Ивановича Уптона (1816-1874).

Англичанин по национальности, сын строителя доков, Графской пристани и Морского собрания в Севастополе С. И. Уптон в 30-х годах под руководством архитектора В. Гунта участвовал в возведении известного дворца М. С. Воронцова в Алупке. В архитектуре этого дворца, хорошо сохранившегося доныне, соединены элементы поздней западной готики и черты мавританского стиля, что характерно для романтического направления в искусстве той поры.

Бернардацци работали в духе русского классицизма, Уптон, получивший во время постройки алупкинского дворца богатый опыт, предпочел позднеанглийскую готику в сочетании с особенностями восточного зодчества. Поэтому многие архитектурные памятники Кавказских Минеральных Вод середины прошлого века поражают сходством с деталями дворца в Алупке.

С середины сороковых до конца шестидесятых годов прошлого века Уптон был главным архитектором учрежденной Дирекции Вод и остался им после того, как курорты перешли в частную аренду контрагента Н. А. Новосельского с директором доктором С. А. Смирновым. Но расцвет деятельности Уптона — время М. С. Воронцова, начавшего здесь «эпоху галерейного строительства». Галереи над питьевыми источниками предназначались для прогулок курортной публики в ненастную погоду.

Первой заложили в 1846 году Ессентукскую галерею у источника № 17. Строилась она долго — землетрясение 1852 года разрушило стены — и была сдана для пользования лишь в 1856 году. Смешанные элементы позднего готического и мавританского стилей делали ее весьма нарядной. Средняя часть галереи была открытой, воздушной, с легкими аркадами. Но в 1901 году к ней вплотную пристроили летний «казенный» театр, и прелестное здание утратило изящный облик. Здесь же, у источника, Уптон возвел и первую в Ессентуках красивую каменную купальню на две ванны, доныне не сохранившуюся.

В 1848 году при Воронцове в Кисловодске начали строить известную Нарзанную галерею и закончили ее через десять лет уже при новом кавказском наместнике князе А. И. Барятинском. Готические башенки галереи хорошо гармонировали с острыми вершинами бельбекских тополей, привезенных Воронцовым из его крымских имений. Теперь на месте прежней Тополевой аллеи проложен проспект. Серо-желтый песчаник прекрасного здания эффектно выделял его на фоне пустынной окружающей местности — Крестовой горы, Казачьей горки и молодого парка в ущелье Ольховки.

Величествен северный фасад галереи с огромным арочным порталом. Внутрь ее также вела открытая аркада бокового фасада. Как и сейчас прямо в парк выходила южная часть галереи над устроенным в 1851 году «Уптоновым колодцем» нарзана, которым заменили известный здесь с 1813 года «Мясниковский сруб». «Уптонов колодезь» существовал до 1893 года, когда горный инженер К. Ф. Ругевич начал делать новый каптаж «богатырь-воды». Недавно и этот каптаж обновили при реконструкции галереи. Стены ее облицевали мрамором, и они засияли под светом солнечных лучей. Деревянный выход от каптажного колодца в парк заменили новым красивым порталом из доломита, соответствующим стилю здания.

Участвовал Уптон также и в архитектурном оформлении Кисловодской крепости в виде рыцарского замка Елизаветинской Англии на месте обветшавшего и утратившего военное значение старого укрепления, положившего в 1803 году начало Кисловодску. Новая крепость была, пожалуй, уже чисто декоративным сооружением, в ней разместились военные учреждения. Сохранившиеся до сих пор крепостные арочные ворота, угловая башня и часть стены с амбразурами больше других построек Уптона напоминают алупкинский дворец. Изящны пропорции, совершенна каменная кладка.

Уптонова галерея над источником № 8 в Железноводске не сохранилась. Она долго называлась Лермонтовской в память пребывания поэта на этом курорте. Разобрана галерея в 20-х годах прошлого века. Не сохранился и построенный Уптоном в Железноводске «воксал». В те времена этим словом называли не здание железнодорожной станции, а место концертов, увеселений, танцев (от английского vaux hall — концертный зал). В «воксале» Железноводска давал концерты М. А. Балакирев.

По проектам Уптона на этом курорте были выстроены так же каменные Барятинские и Муравьсвские ванны в честь пришедших на смену Воронцову новых кавказских наместников. Они тоже не сохранились. Осталось только чудесное творение Уптона — бювет бывшего Михайловского источника (ныне Незлобинского), сделанный в виде таинственного грота — «нимфеума». Среди густой зелени темнеет романтический грот, вход в который поддерживает арка на двух колоннах. Знаток архитектуры Кавказских Минеральных Вод Э. Э. Карстенс считал этот бювет одним из лучших памятников зодчества у нас. «Почерк» Уптона чувствуется и в готических башенках портала штольни источника № 1 (ныне Лермонтовского), и в кладке его стены.

Лучше всего сохранились сооружения Уптона в Пятигорске, где он жил и работал с 1846 года свыше 20 лет. В первые же годы деятельности, в 1846-1848 годах, по его проекту в Емануелевском парке возведена в мавританском стиле решетчатая оштукатуренная Михайловская галерея над Михайловским источником, каптированным доктором Ф. П. Конради. Прежде здесь была Китайская беседка братьев Бернардацци, которую посещал А. С. Пушкин. В Михайловской галерее посреди прогулочного зала стоял бювет источника в виде большой каменной вазы. Здесь давали балы и концерты. В 1881 году отмечали 40-летие со дня гибели М. Ю. Лермонтова. В 1910 году в галерее устроили промышленную выставку, а в середине 20-х годов прошлого века открыли Курортный музей. После этого ее назвали Музейной. К сожалению, не так давно она сгорела. Елизаветинская (Академическая) галерея строилась Уптоном в 1847-1849 годах над самым «сердцем» курорта — Елизаветинским источником. Академической она названа в 1925 году в честь 200-летия Академии наук. Галерея была задумана как грандиозное завершение целостной композиции Пятигорска

который в те годы треугольником «сбегал» в долину между Машуком и Горячей горой. Центральная ее часть устремлялась в высоту. По проекту от крыши галереи в виде крыльев должны были отходить вправо и влево каменные воздушные мосты на прилегающие к ней отроги Горячей горы и Михайловский отрог Машука. И хотя первоначальный проект не довели до конца, воздушных мостов не возвели, до сих пор галерея над знаменитым благодаря художественной литературе источником украшает город и служит его важнейшей достопримечательностью. Столь удачно вписанная в горный рельеф, она, к сожалению, днем плохо видна с городских улиц из-за буйно разросшихся деревьев, ночью же хорошо просматривается, освещаемая лучами прожекторов.

Светлокаменное здание, напоминающее дворец эпохи Возрождения, украшают только аркады да совершенство классических пропорций. В начале 30-х годов двадцатого столетия, советский архитектор П. П. Еськов спроектировал прекрасную торжественную многомаршевую лестницу, тоже сразу незаметную среди густой и обильной зелени. Сам Уптон остался бы доволен таким дополнением к его созданию: постепенный подъем с одной смотровой лестничной площадки на другую как бы «вынимает» для взора из глубины долины старинную часть прелестного городка. Одно время облик галереи исказили пристройки к северному ее крылу деревянных Товиевских ванн, просуществовавших с 1875 по 1926 год.

Особенности архитектурного «почерка» Уптона находим и в построенных им в 1860 году из машукского камня Теплосерных ваннах на Теплосерной улице. Прежде здание имело боковые открытые террасы с аркадами, теперь же вплотную примыкает к радоновой нижней лечебнице.

В парке «Цветник» в 1862 году Уптон построил Николаевский «воксал». В 1864 году для защиты от жары и дождя открытые арки его галереи закрыли стеклянными рамами. Галерея «воксала» превратилась в светлый большой зал, что придало ей характер курзала, в котором так нуждались посетители Пятигорска. После постройки в 1901 году Лермонтовской галереи эти оба стоящие рядом здания соединили крытым переходом, предохранявшим людей от ливней и града. Николавский «воксал» снесли по ветхости в 1928 году. На его месте были разбиты цветочные клумбы.

Имя Уптона упоминается в отчете Кавказских Минеральных Вод еще за 1863 год: «Все работы при галереях и источниках производились под ближайшим надзором и заведыванием архитектора Управления Вод академика Уптона». Что он делал дальше — неизвестно. Едва ли ему были интересны «времянки» арендаторов Вод Новосельского и Байкова, не заинтересованных в капитальных стилизованных постройках. Видимо, он выполнял частные заказы: его манера угадывается в архитектуре дома причта возле католического костела, дома в Новом переулке, рядом с Пятигорским бюро путешествий и экскурсий, дома на улице Козлова и в других постройках.

Высокое мастерство Уптона сказалось в его умении владеть строительными материалами, создавать игру камня и фона. Из синевато-серого известняка он возвел и свой дом-замок на Горячей горе.

До сих пор идут споры, в каком доме жили Бернардацци, но дом Уптона в Пятигорске знает каждый. К нему от «Цветника» ведет дорога вверх по склону Горячей горы. В 1861 году в «Журнале Министерства путей сообщения» появилась статья Г. Маслаковца «Дом академика Уптона»: «... Все сооружение — на бугре правого предгорья Машука, против бульвара... и, будучи ограждено каменною стеною в полторы сажени вышины, сложенной из рваного камня, представляет вид замка, особенно отделяющегося красивой наружностью от прочих зданий города. Все углы дома, оконные и дверные отверстия, карнизы, башенки, балюстрады балконов, украшения над окнами и дверьми, зубцы сделаны из тесаного камня, белого чистого известняка. Стены сложены из больших булыг, имеющих слабый синеватый цвет, что придает дому особую оригинальность, весьма приятную для глаза, рельефно отделяя наружные украшения и рустику».

Внутренняя отделка дубом, изразцами, толщина стен в полтора аршина — все служило предметом восхищения публики. Верхний этаж дома летом сдавался посетителям, сам Уптон с семьей жил в нижнем. Первое по времени изображение дома, еще не изуродованного пристройками, сделано в 1852 году (через два года после возведения) и появилось в шутливой книге Ф. Н. Туркестанова, изданной в 1875 году в Петербурге. Хозяин дома скончался в 1874 году. Из «Листка для посетителей Кавказских Минеральных Вод» известно, что члены семьи Уптона жили в Пятигорске, а затем приезжали сюда в более позднее время. Наследники дома для сдачи внаем делали к нему пристройки, строго выдержанные в стиле первого здания. Они

расположены ступенями по скале. Затем в самом низу Горячей горы, на углу Театральной улицы, возник заурядный трехэтажный «доходный» дом для «курсовых». Так в Пятигорске появился «Нижний Уптон» с меблированными номерами. Первый особняк называли «Верхним Уптоном». Теперь здесь санаторий «Горячий ключ».

Известен единственный портрет Уптона из экспозиции Пятигорского курортного музея. Он воспроизведен с группового портрета видных кавказских деятелей тех лет. Все они изображены на парадном обеде у крупного местного помещика и общественного деятеля А. Ф. Реброва. Обед был дан в честь посетившего в 1850 году Кисловодск наследника престола, будущего императора Александра II. По свидетельству лермонтоведа Д. М. Павлова (работа 1916 года «Прототипы «Княжны Мери»»), картина написана крепостным поваром А. Ф. Реброва. Она находилась в его доме, потом оказалась в Тифлисе. Копия картины до 1919 года была в «Домике Лермонтова». Теперь и подлинник и копия утрачены. На портрете Уптон изображен со звездой на груди. Братья Бернардацци — первые зодчие курортов — не достигли больших чинов, к Уптону же судьба оказалась благосклоннее: он имел звание академика арихитектуры и чин статского советника.

Сведения об Уптоне дополняет составленный в 1862 году его «Формулярный список о службе», который недавно обнаружен кандидатом архитектуры Ю. А. Хоменко в ставропольском архиве. К тому, что мы сообщили, можно добавить следующее: Уптон получил «домашнее воспитание под руководством отца, российского подданного, инженер-полковника, строителя». До назначения на Кавказские курорты с 17 лет работал с отцом в Севастополе на устройстве доков, с 1833 года был севастопольским «городовым архитектором». (Тогда, видимо, и нашел его Воронцов.) После Кавказских Минеральных Вод с 1866 года и до самой смерти Уптон трудился во Владикавказе. На вопрос формулярного списка, есть ли имение, он написал: «Каменный дом и фруктовый сад в Пятигорске».

Работая в России, Уптон совершенно обрусел, и его следует считать русским архитектором так же, как считаем мы россиянами Монферрана, Кваренги и других, кто связал свою творческую деятельность с нашим Отечеством. Используя в своей работе, как особенности своей национальной архитектуры, так и исконно русские элементы зодчества, они обогатили культуру нашей страны.

К началу книги

Предисловие
А. С. Пушкин
М. Ю. Лермонтов
С. И. Уптон
Л. Н. Толстой
С. А. Смирнов
Н. А. Ярошенко
С. И. Танеев
В. И. Сафонов
М. Г. Савина
Ф. И. Шаляпин
Д. Н. Мамин-Сибиряк
А. М. Горький и К. С. Станиславский
К. Л. Хетагуров
В. Ф. Комиссаржевская
В. Я. Брюсов
В. М. Киршон
В. В. Хлебников
А. И. Солженицын
Край вдохновения








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!