| пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
МАЛОЗНАКОМЫЙ КИСЛОВОДСК • С. И. ТанеевОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Кисловодск 

С. И. Танеев

С. И. Танеев

С. И. Танеев

He только целебные ключи, воздух и солнце привлекали на Кавказ композитора Сергея Ивановича Танеева. Его интересовали музыка народов горного края, возможность творческой работы в тихой и спокойной атмосфере, далекой от столичной суеты. Впервые он приехал в Ессентуки в июне 1885 года и прошел курс лечения под наблюдением доктора В. С. Богословского. Это был крупный практикующий врач и хороший знаток курортов. В 1881 году была издана его книга «Пятигорские и с ними смежные Минеральные Воды». Танееву эта книга служила путеводителем по курортам.

В Ессентуках, склонный к тучности, он похудел и окреп. Этот курорт в ту пору имел облик казачьей станицы. Танеев жил по Кисловодскому шоссе в глинобитном домике под черепичной крышей. Мечтал об уединении, но, общительный по натуре, среди приезжих он нашел много интересных для себя людей. Прогуливался по парку с пианистом С. М. Ремезовым, музыкантом А. Н. Буховцевым. Узнав о приезде писателя Г. И. Успенского, поспешил его навестить: «...Ценю и высоко ставлю эту весьма одаренную фигуру», - заметил он в одном из писем.

А. С. Аренскому Танеев писал: «Здесь находится Мамонтов (Виктор Николаевич, хормейстер Московского Большого театра), с ним я встретился у источника, кроме того, через Буховцева познакомился с неким Ершовым - московским жителем, которого я счел сначала за купца, но оказалось, что он бывший студент, кончивший курс на математическом факультете. Через Ершова я познакомился с доктором Ельцинским, тоже москвичом. Таким образом, я не избавился от знакомств, хотя продолжаю вместо денных носить шитые ночные рубашки (я думал, что благодаря этому обстоятельству ни у кого из приезжающих на Воды не явится желания со мной знакомиться)».

За Успенским скоро приехала из Кисловодска Мария Павловна Ярошенко, жена художника, и увезла его к себе на дачу. Ради встреч с приятелем Танеев ездил из Ессентуков в дилижансе в Кисловодск. Станция дилижансов была у Компанейской гостини­цы. Дорога шла по живописному ущелью вдоль быстрого каменистого Подкумка. Танеев заметил, что местные лошади привыкли к минеральной воде и пьют ее с большим удовольствием, чем простую. «Я смотрю на жителей этой страны, - писал он, - и думаю, кто они, откуда пришли, когда заняли эти горные выси, что заставило их забраться в это угрюмое царство горного духа, в край горных орлов, где могут жить только туры да серны?» В том же году П. И. Чайковский предложил Танееву пост директора Московской консерватории. Понимая, что новая должность будет отнимать много времени от композиторских занятий, Танеев спешит на отдыхе отдаться сочинительству. Написав этюды для фортепиано, он обдумывает тему будущего струнного квартета. Но Танеев не удовлетворен работой и сокрушенно делился с А. С. Аренским: «Пожалуй, придется нынешнее лето ничего не сочинять, а как бы мне этого не хотелось! И фортепианную игру свою я очень запущу, зимой же мне предстоит столько дела, что страшно подумать».

«Около 1-го июля, - сообщает Танеев Аренскому, перееду в Кисловодск». Он радуется: в Кисловодске на гостеприимной даче Ярошенко его ждут встречи с друзьями Г. И. Успенским, М. М. Ковалевским, И. И. Иванюковым, Н. К. Михайловским.

Он снял квартиру на Верхней улице (дача Гайвалева) неподалеку от дома Н. А. Ярошенко. Тут снова встретился со своим врачом В. С. Богословским, а М. П. Ярошенко познакомила его с Д. О. Аглинцевым, великолепным знатоком Кавказа. «Я живу в Кисловодске, - писал Танеев Аренскому 10 июля 1885 года, - очень весело. Лечусь гораздо менее аккуратно, чем в Ессентуках, зато много двигаюсь, езжу кататься в коляске и верхом. Все прогулки делаю с моими здешними знакомыми, о которых тебе уже писал... Иванюков с Ковалевским живут в доме Ярошенко (живописца). Его в настоящее время здесь нет. Жена его, очень простая и милая дама, находится здесь, и мы постоянно все сходимся у них в саду, где есть ресторан и кегли. В ресторане, который называется «Новый свет», для удовольствия господ посетителей - туземские и европейские закуски, мы почти ежедневно обедаем, в том же месте расстилается ковер, на котором желающие отдыхают, в ресторан публики ходит очень мало, и мы, сад, где он помещается, рассматриваем как свою собственность, иногда играем в кегли. Ездим кататься в колясках, причем к нам часто присоединяются и некоторые другие знакомые. Были на празднике в одном ауле, где нас угощали разными восточными кушаньями (причем, баранину мы ели руками), пели и танцевали».

Ученый, историк и этнограф М. М. Ковалевский вел археологические раскопки на вершине Рим-горы, где некогда была древняя крепость. В соседнем, Тамбиевском ауле приятели видели джигитовку горцев и восхищались их удалью: «Была скачка, жители аула хватали с земли положенные на нее деньги, для чего повисали ногами в седле, а челом нагибались до земли...»

Танеев рассказывает: «Первый день с нами ездили несколько дам, госпожа Ярошенко, жена доктора Богословского и его сестра, затем две какие-то барышни из Одессы - знакомые Успенского. На второй день было только пять человек: Кова­левский, Иванюков, Богословский и я... Мы забирались на высокую крутую гору, которая называется Рим-гора. Там мы тоже раскапывали какую-то большую яму, оказавшуюся, по-видимому, складочным местом для пороха, или, как предполагает Ковалевский, тюрьмою. Гора эта, несомненно служила когда-то крепостью... На все наши большие прогулки берется самовар, вино, яйца, мясо и т. п. Два раза брали с собой сырой баранины, из которой на месте приготовлялся шашлык». В коляске они ездили компанией также на Бермамыт наблюдать за восходом солнца и «брокенскими призраками».

Летом Танеев, Ковалевский и Иванюков в сопровождении кавказского фотографа Д. И. Ермакова собрались на многодневную экскурсию в Сванетию через Кавказский хребет. На это заманчивое путешествие их соблазнил балкарский просветитель Исмаил Урусбиев. Он проводил гостей до перевала, где передал их на попечение племяннику, князю Дадешкельяни.

20 июля двинулись в путь. Датой «25 июля 1885 года» помечена нотная запись Танеева в Урусбиевском ауле двадцати горских песен, напетых композитору Урусбиевым. Рукопись эта хранится в Клину в музее П. И. Чайковского. «Горская тетрадь» Танеева - первый научно обоснованный свод сведений о музыке горцев - один из важных итогов его пребывания на Кавказе в 1885 году.

Приезды на Воды в 1891, 1892 и 1894 годах наряду с лечением были отданы работе над оперой «Орестея» на сюжет одноименной трагедии Эсхила и по либретто А. А. Венкстерн. В столице педагогическая работа в консерватории занимала все его время, здесь он сочинял. «Я очень усердно занимаюсь сочинением, пишу ежедневно утром и вечером», - сообщал он П. И. Чайковскому. Семь лет упорной работы отданы этой его единственной опере, создававшейся в Пятигорске. В письмах Танеев уведомлял Чайковского, что «опера из области мечтаний переходит в действительность... С двумя из героев я уже не встречусь, они убиты: Агамемнон и Кассандра. Слов дальше либреттист не прислал. Я пользуюсь этим случаем, чтобы прервать мою работу... По возвращении в Москву снова примусь за оперу».

Как только композитор вернулся из Пятигорска, Чайковский постарался проиграть ее на фортепиано для дирекции Мариинского театра и усиленно добивался постановки на столичной сцене. Этой музыкой он был восхищен и, прослушав на концерте Русского музыкального общества увертюру, сделал на рукописи «Орестеи» одобрительную надпись. Но сам до постановки оперы не дожил. Премьера состоялась в Мариинском театре 17 октября 1895 года. Исполнителем партии Ореста был молодой певец И. В. Ершов, тоже частый посетитель Вод. В благодарность за помощь в работе над оперой Танеев посвятил Чайковскому сочиненный на Водах в 1890 году первый струнный квартет. В годы напряженной работы над «Орестеей» Танеев жил в Пятигорске на Верхнем бульваре у Анны Евстафьевны Каневской. Дом ее, один из старейших в городе, находится в центре, по соседству с нынешним зданием театра.

В 1901 году в Пятигорске Танеев жил на Теплосерной улице. Этот адрес стал известен из неопубликованного письма.

И. А. Булдина к Танееву: «Только что через доктора Смирнова получил от вас с Теплосерной улицы из Пятигорска весточку. Радуюсь за вас, что продолжаются экскурсии ваши. Я же довольствуюсь прогулками по Крымским холмам. Сравнительно с Кавказом здешние горы могут именоваться только холмами». О пребывании Танеева в Пятигорске в 1911 году мы узнаем из его письма к музыканту Иосифу Гофману. Сообщая о готовности поехать в Германию для участия в концертах во Франкфурте-на-Майне и в Праге, он писал, что для первой репетиции своего квинтета намерен приехать к нему в Гейдельберг. «Я останусь здесь, на Кавказе,- говорит он в письме от 1 (14) сентября 1911 года, - до 1 (14) октября, а затем вернусь в Москву». В этом письме, хранящемся в Кисловодском театральном музее, назван еще один танеевский адрес в Пятигорске: Армянская улица, № 12 (ныне это улица имени Гоголя).

Композитор А. С. Аренский, часто приезжавший с Танеевым лечиться в Пятигорск, шутя вспоминал, как однажды в поезде Танеев оказался в одном купе с каким-то коммерсантом, «восточным человеком». Узнав, что его спутник сочиняет музыку, тот спросил наивно и деловито: «Сам делаешь или готовую покупаешь?» Эту фразу долго и шутливо повторяли многие музыканты.

Еще об одном приезде в Пятигорск Танеева в 1912 году стало известно из воспоминаний его ученика П. И. Васильева. «Мы в тот год остановились с С. И. Танеевым в Пятигорске, в доме Бобровых. Отправившись однажды на прогулку в Кисловодск, мы встретили Прокофьева. Сергей Иванович знал Сережу еще ребенком. Дня через два Прокофьев по приглашению Танеева приехал в Пятигорск. После обеда, чтобы нас развлечь, Танеев предложил нам прочитать с листа знаменитое «трио масок» из оперы Дон Жуан Моцарта, которого Сергей Иванович любил и весьма высоко расценивал как композитора. Сам Танеев «композиторским голосом» вел свою партию».

Приезжая на протяжении ряда лет для лечения в Пятигорск, Танеев неизменно лечился у доктора Е. А. Ларина, видного деятеля Русского бальнеологического общества, друга его основателя доктора С. А. Смирнова, с которым был тоже знаком композитор. Среди адресов Танеева следует считать и квартиру Е. А. Ларина на горе против Лермонтовского сквера и дом директора Вод С. А. Смирнов. Места, где бывал, жил и работал Сергей Иванович Танеев - дороги и памятны потомкам.

К началу книги

Предисловие
А. С. Пушкин
М. Ю. Лермонтов
С. И. Уптон
Л. Н. Толстой
С. А. Смирнов
Н. А. Ярошенко
С. И. Танеев
В. И. Сафонов
М. Г. Савина
Ф. И. Шаляпин
Д. Н. Мамин-Сибиряк
А. М. Горький и К. С. Станиславский
К. Л. Хетагуров
В. Ф. Комиссаржевская
В. Я. Брюсов
В. М. Киршон
В. В. Хлебников
А. И. Солженицын
Край вдохновения








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!