пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
МАЛОЗНАКОМЫЙ КИСЛОВОДСК • М. Г. СавинаОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Кисловодск 

М. Г. Савина

М. Г. СавинаВ те дни, когда 11 апреля 1854 года в семье провинциальных актеров Подраменцевых (по сцене Стремляновых) родилась де­вочка Машенька — будущая знаменитая русская актриса Мария Гавриловна Савина — состоялось рождение театра на курортах Кавказа. Впервые о спектаклях кочующей труппы в Пятигорске упомянул журнал «Москвитянин» за 1853 год в очерке К. Зеленецкого «Кавказские Минеральные Воды в 1852 году». Автор рассказал, как прибывшая из Ставрополя труппа «забавляла» зрителей. «Как всюду и всегда партер много хлопал и вызывал главную актрису. Театр снаружи гораздо лучше, нежели внутри. Впрочем, кто бывал на водах за границею, тот найдет, что и тамошние театры этого рода ничем не лучше нашего пятигорского».

Прежде, как писали в тифлисской газете «Кавказ» сороко­вых годов в «Трех письмах из Пятигорска», главные развлече­ния посетителей курортного городка были сосредоточены на бульваре: «... есть и анатомический театр с вывескою, изображающей «Смерть герцога Орлеанского», и «Собачья комедия», и «Раппо», и «Современный Геркулес», и цыганский табор на Подкумке, и кочевье калмыков на Машуке, и — чего только нет в Пятигорске!» Публицист Ф. А. Баталин в своем известном труде «Пятигорский край и Кавказские Минеральные Воды» (СПб., 1861), посетивший курорты в 1856 году, писал «о минеральном источнике у театральной будки», В той будке продавали билеты на спектакли возле здания самого театра, на улице, позже названной Театральной (теперь имени Сакко и Ванцетти). Тогда же в газете «Кавказ» появилась первая рецензия на представления прибывшей в Пятигорск из Тифлиса труппы Генделевича. Труппы тогда были «сборные» — на летний сезон.

Из сообщений «Листка для посетителей Кавказских Минеральных Вод» узнаем, что в 1866 году на сцене пятигорского театра шла опера «Волшебный стрелок» «с превращениями, полетами, огненной колесницей, воздушной охотой, фуриями, адом, фантастическими чудовищами, огненным дождем и явлением сатаны»... В 1867 году к удовольствию посетителей и местных жителей итальянская опера Франческо Короно поставила пятнадцать опер!

В эти годы Мария Савина (сценическая фамилия ее мужа-актера) получила свой первый ангажемент в Минске. После пяти лет странствий в провинции талантливая актриса в 1874 году блистательно дебютировала на сцене Императорского Александрийского театра и скоро стала любимицей театрального Петербурга. Сценическое обаяние, всепобеждающая женственность, острый живой ум, жизнерадостность, заразительная веселость, по воспоминаниям современников, искрились во всем ее существе. «Одно появление ее на сцене уже гипнотизировало публику... точно электрическая искра проносилась по залу». Где бы она не выступала, ей всегда сопутствовал триумфальный успех, вызовы на бис, море цветов в венках и корзинах. Такой «искрометной» и обаятельной увидели Савину в 1875 году на сцене в Пятигорске, где играла провинциальная труппа Ф. А. Надлера. Савина приехала лечиться в Железноводск, имевший репутацию «дамского» курорта.

В Пятигорске она встретилась с коллегами по провинциальной сцене. Театр тогда существовал на средства от продажи билетов, заработок артистов и антрепренеров-арендаторов театральных зданий зависел от публики. Жалуясь на малые сборы и бедственное положение труппы, старые товарищи упросили столичную звезду принять участие в нескольких спектаклях.

Владелица театра Пожидаева из экономии мало заботилась о содержании здания в порядке, оно все более ветшало, и зрители спектакли посещали неохотно. В газетах с возмущением писали о том, что даже в ложах не было кресел, и посетителям театра приходилось приносить свои.

Но когда публика узнала о гастролях Савиной, то возле «театральной будки» образовалась очередь за билетами. В Пятигорске Савина сыграла в комедии Л. Н. Антропова «Блуждающие огни», драме В. А. Дьяченко «Светские ширмы» и пьесе А. Н. Островского «Доходное место». Полные сборы улучшили материальное положение труппы Надлера, а благодарные зрители-кавказцы щедро одарили актрису за наслаждение, полученное от ее изумительного искусства. В книге «Горести и скитания» Мария Гавриловна вспоминала: «После последнего спектакля я получила подарок: в театре мне подали букет, перевязанный вместо ленты великолепным кавказским поясом с адресом от публики, а дома я застала свою комнату, убранную коврами, посредине стоял такой же турецкий диван и на столике серебряный кувшин на подносе. Публика, узнав, что я играю с благотворительной целью, желала меня благодарить за удовольствие». Отчисления определенной суммы от сбора пошли на нужды местного благотворительного общества — содержание женской школы, обеспечение сирот, пособия малоимущим. По возвращении в Петербург Савина даже устроила у себя «кавказскую комнату», напоминавшую об оказанном ей в Пятигорске особо теплом приеме. В Железноводске она участвовала в спектакле-бенефисе, поставленном в честь М. В. Лентовского, русского театрального деятеля. Спектакль шел в воксале (концертном зале), построенном в парке, возле Музыкантской чугунной беседки. Это здание до настоящего времени не сохранилось.

Участие в спектаклях вредило лечению актрисы. Она должна была пропускать ванны, слушать выговоры лечащего врача и лежать по нескольку дней, горько сознавая, что все, приобретенное для укрепления здоровья, утрачено в один вечер. Поэтому она категорически отказалась играть еще раз в Пятигорске для прибывшего сюда кавказского наместника, великого князя Михаила Николаевича. Он приехал из Владикавказа на станцию Кумскую (Минеральные Воды) экстренным поездом по только что открытой для пассажирского движения Ростово-Владикавказской железной дороге. С курортным городом станцию соединило новое шоссе. (Уезжала Савина в Петербург уже по железной дороге.) Ездить на лечение стало легко, курорты оживлялись и все более благоустраивались. Улучшились и театральные дела — в Кисловодске появилась прекрасная сцена Курзала.

В начале XX века в Пятигорске, Железноводске и Ессентуках стараниями директора Вод В. В. Хвощинского для курортной публики выстроили «казенные театры». 15 (27) июля года в парке «Цветник» вступила в строй Лермонтовская галерея, имевшая кроме большого прогулочного зала и изящной эстрады для оркестра еще и театральную сцену. 30 апреля года поднял занавес театр «Парк» в Ессентуках. В летний сезон 1902 года открылась Железная галерея в Железноводске,

В начале XX века в Пятигорске, Железноводске и Ессентуках стараниями директора Вод В. В. Хвощинского для курортной публики выстроили «казенные театры». 15 (27) июля 1901 года в парке «Цветник» вступила в строй Лермонтовская галерея, имевшая кроме большого прогулочного зала и изящной эстрады для оркестра еще и театральную сцену. 30 апреля года поднял занавес театр «Парк» в Ессентуках. В летний сезон 1902 года открылась Железная галерея в Железноводске, затем получившая название Пушкинской. В «казенных театрах» был постоянный декоратор, художник И. И. Крылов, оформлявший спектакли гастролировавших на Водах драматических, оперных и опереточных трупп. Сценические площадки Курзала и других театров служили местом выступлений Савиной. Начиная с 1910 года по 1915 год она несколько лет подряд приезжала лечиться в Ессентуки.

Летом 1910 года Савина пила минеральную воду из источника № 17, принимала ванны в Николаевском верхнем ванном здании и постоянно гуляла в парке, беседуя со своими почитателями и поклонниками ее таланта. В то время в наших театрах играли собранные на сезон антрепренерами труппы. Взыскательная публика избегала ходить на спектакли с артистами разных дарований. Антрепренер П. И. Амираго рассказывал: «Привлечь на концерты, спектакли, представления аристократическую публику могли только знаменитые актеры, вот почему владельцы курортных театров особенно хотели заполучить знаменитостей — Савину, Комиссаржевскую, Давыдова, Варламова. Немногим это удавалось, но в том году антрепренер и крупный комедийный актер Б. А. Горин-Горяйнов все же уговорил знаменитую актрису».

Среди опереточных ярких афиш «Ночь любви», «Тайны гарема» появилось скромное объявление, что в Ессентуках и Пятигорске М. Г. Савина будет играть в пьесе А. Н. Островского «Последняя жертва» любимую свою роль Юлии Тугиной. В Ессентуках спектакль состоялся 16 июля 1910 года. Овациям не было конца. Видевший Савину в тот вечер К. С. Станиславский прислал актрисе письмо, в котором благодарил ее за доставленное наслаждение: «Ничто не может помешать вашему таланту сверкать и гореть. Ни глупая публика, ни нелепый театр, ни дождь, стучавший о крыши». Из-за болезни Савина не смогла выступить в Пятигорске. По настоянию врачей она даже отказалась от участия в концерте в пользу пятигорского студенческого санатория, хотя, как правило, никогда не отклоняла приглашений играть с благотворительной целью. Все же, почувствовав себя лучше, 26 июля на сцене кисловодского Курзала она сыграла вместе со знаменитым комедийным актером К. А. Варламовым в пьесе В. А. Дьяченко «Тетенька». В афишах этого спектакля Савину назвали «солнцем русской сцены...» О том выступле­нии осталось как память забавное меню обеда, данного в честь артистки в ресторане Курзала. Кушанья в нем назывались по заголовкам сыгранных ею пьес: водка и закуска — «Чародейка»; пюре и кнсоме — «Женя и Маруся»; пирожки — «Симфония»; филе из налима с печенками — «Лакомый кусочек»; бараньи котлеты — «Чудовище»; жаркое из рябчика — «Дикарка»; перепел — «Сорванец»; каплун — «Красавец-мужчина»; салат «Листья шелестят»; пломбир — «Светит да не греет»; вина «В старые годы»; шампанское — «Искорка». В 1911 году, уступив настоятельным просьбам, Савина участвовала в благотворительном концерте в Кисловодске в пользу нуждающихся студентов.

Торжественен был приезд артистки в Ессентуки в 1912 году. Ее встречали на вокзале с оркестром и цветами во главе с самим директором Вод тайным советником С. В. Тиличеевым. Прямо с вокзала она «на моторе», директорском автомобиле, поехала в частный санаторий «Азау» врачей А. Г. Васильева и Н. А. Тугаринова и там же выступила в концерте, сбор от которого пошел в пользу нуждающихся актеров.

Савина с 1883 года была председателем созданного ею и ее мужем, известным меценатом А. Е. Молчановым, Русского театрального обществ (ныне Союз Театральных Деятелей), ставившего целью помощь артистам. В Петербурге они создали Убежище для престарелых актеров, которое и доныне существует на Крестовском острове, а в Ессентуках силами общества собирались учредить санаторий для деятелей сцены. На призыв Савиной дать благотворительный концерт охотно откликнулись отдыхавшие в Ессентуках К. А. Варламов и В. Н. Давыдов.

Сохранилась датированная 20 июня 1912 года программа этого литературно-музыкального вечера в санатории «Азау». Поставлена была сцена из «Мертвых душ» Н. В. Гоголя — К. А. Варламов играл роль генерала Бетрищева, а В. Н. Давыдов — Чичикова. Соло на фортепиано исполняла М. И. Васильева-Махарина. Она же с И. В. Сафоновым (скрипка) и Е. Я. Белоусовым (виолончель) играла в инструментальном трио. Савина выступила в ролях Полины Михайловны в пьесе В. Билибина «Дамская болтовня» и дамы в сценке А. Федорова «Пациентка». Концерт имел у публики большой успех и вошел в театральную летопись Кавказских Минеральных Вод.

В то лето Савина в Ессентуках сблизилась со Станиславским и его женой М. П. Лилиной. В письме мужу она сообщала: «Со Станиславским я вижусь каждый день: лекции об искусстве». Приезжала артистка на Воды ив 1913 году, но больше уже на сцене не выступала. «Вот прошла М. Г. Савина, беседуя с александрийским артистом И. И. Судьбининым», — писали в столичном журнале «Рампа и жизнь» о театральной жизни в Ессентуках, знаменитостях, которых можно увидеть в ессентукском парке.

Лечась в Ессентуках в следующем году, Савина снова озабочена устройством благотворительного концерта, сбор от которого тоже предназначался для ессентукского актерского санатория. Она хотела привлечь к участию в концерте отдыхавшего в Кисловодске Л. В. Собинова. Сохранилась ее записка к «милому Ленскому» с такой просьбой. Концерт, однако, не состоялся.

Посетила Ессентуки Савина и в последние месяцы своей жизни в 1915 году. Из письма Лилиной к Станиславскому от 23 июня мы узнаем: «Савина здесь, остановилась в санатории Киселева, заходила к ней, но не застала». Частный санаторий доктора Киселева находился в бывшей Компанейской гостинице. В ту пору гостиница располагалась в самом парке и считалась лучшей по удобствам и респектабельности.

Мария Гавриловна еще успела посмотреть на построенное архитектором А. И. Кузнецовым в стиле модерн новое здание нынешнего театра в Пятигорске. Тогда он назывался Общественным собранием: группа армянских купцов, построив его, рассчитывала открыть на первом этаже игорный клуб, чтобы вернуть понесенные расходы. Увидела артистка и старенький театр на Театральной улице, где с триумфом выступала сорок лет назад в труппе Надлера. Но в то время тут уже находился кинотеатр «Колизей». В газетах сообщали, что «неуговорная» Савина наотрез отказалась от участия в спектаклях. Была очень больна. По возвращении в Петроград осенью она скоропо­стижно скончалась в возрасте 61 года. Эхом печали и скорби ее смерть отозвалась в Пятигорье...

К началу книги

Предисловие
А. С. Пушкин
М. Ю. Лермонтов
С. И. Уптон
Л. Н. Толстой
С. А. Смирнов
Н. А. Ярошенко
С. И. Танеев
В. И. Сафонов
М. Г. Савина
Ф. И. Шаляпин
Д. Н. Мамин-Сибиряк
А. М. Горький и К. С. Станиславский
К. Л. Хетагуров
В. Ф. Комиссаржевская
В. Я. Брюсов
В. М. Киршон
В. В. Хлебников
А. И. Солженицын
Край вдохновения








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!