кисловодск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«ЛУЧШЕ ГОР МОГУТ БЫТЬ ТОЛЬКО ГОРЫ...» • Пламенный энтузиаст туризмаОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Кисловодск 

Пламенный энтузиаст туризма

Павел Александрович Утяков (1896-1976 г.г.) был не просто энтузиаст, а одержимый, безумно влюблённый в горы и горный туризм. Один из пионеров туризма на Северном Кавказе он внёс неоценимый вклад в организацию туристских баз в Кисловодске, Теберде, Домбае, Тегенекли и др. Он был создателем горных приютов на севере и юге Клухорского перевала и на старом кругозоре Эльбруса. Он был одним из инициаторов и непосредственным организатором таких высокогорных и всесоюзных маршрутов как Военно-Сухумский и Кабардино-Балкаро-Сванский из Баксана в Сванетию.

П. А. Утяков был прекрасным методистом в области экскурсионного дела, ему принадлежат самые первые методические разработки по Кисловодску и Теберде. Им написаны десятки научных статей, опубликованных в краевой и центральной печати, путеводитель по Теберде и её окрестностям. Его увлекали вопросы развития массового туризма, охраны природы и особенно гляциология. Приходится удивляться, как мог один человек сделать столько полезного для развития туризма в нашей стране.

Павел Александрович Утяков родился в 1896 г. в небольшом курортном посёлке Теберда в семье предприимчивого смолокура, владельца одноэтажного домика напоминающего горскую саклю, у самого подножья горы Большая Хатипара - «Чёртов замок». Ещё мальчишкой он забирался на её склоны и полюбил этот чудесный уголок Кавказа, горы, долины, шумные потоки, смолистую лапчатую хвою тебердинских лесов. В начале века, примерно в 1904 г., семья Утяковых переехала в Кисловодск, где была приобретена дача у самого подножья горы Пикет. Павел поступает в Кисловодскую классическую мужскую гимназию, которую он закончил перед Первой империалистической войной.

Будучи гимназистом, он часто бывал в доме своего учителя географии Сергея Ивановича Виноградова, отца автора настоящей книги. В годы Первой империалистической войны П. А. Утяков находился в действующей армии на турецком фронте, был тяжело контужен и почти полностью потерял слух. В 1917 г., находясь на излечении в Кисловодском госпитале, вступил в восстановленное Кавказское Горное общество. До мобилизации Павел Александрович служил в одном полку с Григорием Анджиевским и в первые годы Гражданской войны был у него писарем, о чём всегда умалчивал.

15 апреля 1920 г. П. А. Утяков назначен заведующим экскурсионным отделом Кисловодского наробраза. С 1925 года Павел Александрович работал экскурсоводом у Григория Шахназарова (филиал КГО). В 1928 г. он организует в Кисловодске первую экскурсионную базу для учителей - ОЭБ (Объединённое экскурсионное бюро наркомпроса) в здании Толстовской школы ( ныне лечебный корпус санатория «Родина»). С этой базы экскурсанты отправлялись в Теберду, останавливались на турбазе, которой заведовала Е. И. Яковкина.

В 1927 г. П. А. Утяков организует Северный и Южный приюты у Клухорского перевала. С 1928 г. он уже уполномоченный государственного акционерного общества «Советский турист», в Кисловодске им создаются радиальные экскурсионные маршруты по Кисловодску и его окрестностям, поездки на конных линейках по Военно-Сухумской дороге до Северного приюта.

В 1929 г. в одном из домов Утяковых Павел Александрович открывает Кисловодскую туристско-экскурсионную базу ГАО «Советский турист» и одновременно открывает в Кисловодске же «Экскурсионное бюро на Кавминводах», первым заведующим которого был Борис Сергеевич Виноградов ( брат автора настоящей книги ). Ещё Павел Александрович создаёт турбазы в Баксанском ущелье, в селе Тегенекли и Кабардино-Балкаро-Сванский всесоюзный горный маршрут.

Весной 1930 г. ГАО «Советский турист» ликвидируется и всё туристско-экскурсионное хозяйство передаётся ОПТЭ - Обществу пролетарского туризма и экскурсий. П. А. Утяков переведён в Теберду, где в 1931 г. руководит строительством турбазы «Солнечная» в Домбае и туристского приюта на реке Гоначхир. С 1932 г. Утяков работал в системе КСУ- Комиссии содействия учёным, заведовал турбазой в Домбае. С 1938 г. он был начальником альпинистского лагеря «Наука», затем поступает на работу в Тебердинский государственный заповедник, где и работает до 1957 г.

В 1945-46 г. г. П. А. Утяков являлся начальником лавино-метеорологической станции, изучал ледники в районе Клухора. Павел Александрович участвовал почти во всех пленумах и конференциях по туризму, которые проводились в ГАО «Советский турист» , ОПТЭ, ТЭУ ВЦСПС, в Москве, в Ставрополе, в Ростове. Он почётный ветеран туризма, награждён многими грамотами и ценными подарками. 60 лет своей жизни он отдал туризму. У него много учеников и последователей, в том числе и я. И. А. Утякова любили за его доброту и гостеприимство, умение передать свои знания другим. О нём прекрасно отзывались буквально все, кто его знал и встречался с ним на горных тропах. Энтузиазму П. А. Утякова и его необыкновенной любви к родной природе не было предела. Выше среднего роста, с зачёсанной назад прядью седых волос, совершенно глухой (пользовался слуховым аппаратом), с ясными, обладающими особым блеском, глазами, чуть хрипловатым голосом, он говорил шумно, жестикулируя руками, доказывал, возмущался, если кто-либо проявлял малейшую халатность в охране природы или нарушал законы гор на туристских базах. Он всю жизнь боролся за высокую культуру туризма, за бережное отношение к природе, к заповедным местам Кавказа. П. А. Утяков никогда не выпячивал себя, был скромен, умел выслушивать собеседника, никогда не подчёркивал своих заслуг, обладал высокой человеческой культурой.

Несмотря на разницу в возрасте в 15 лет, я дружил с П. А. Утяковым почти до последних дней его жизни. Однажды Павел Александрович прислал мне письмо по адресу: Кисловодск, Главтуристу Е. Виноградову, и, как ни странно, письмо я получил. Письмо пришло в Кисловодский клуб туристов, директором которого я был в то время. В словах «Глав, туристу» был явный намёк: «Вы, молодые, покажите как умеете работать, возглавляя туризм в городе». В этом письме Павел Александрович писал: «Зачинателем туризма на Кавказе я считаю Михаила Юрьевича Лермонтова. Подтверждение тому его картины «Кольцо-гора», «В горах Кавказа», где безусловно изображён Бермамыт».

Осенью 1974 г. у меня была с ним последняя встреча. С группой товарищей мы решили побывать в окрестностях Теберды и Домбая. Когда я вошёл в его саклю, он что-то писал. Увидев меня, он надел слуховой аппарат и начал читать мне свою статью в газету «Ставропольская правда» об охране природы в Тебердинском заповеднике. Узнав, что я не один. что у калитки дома меня ждут ещё четыре товарища, он все бросил, вышел на улицу и буквально затащил нас к себе в дом. Справившись о наших целях, он провёл нас в сад на возвышенную лужайку и сказал: «3десь будет ваша перевалочная база, ставьте палатки. Здесь очаг и костёр, сушняка в лесу хватит, а я пойду чаёк согрею, угощу вареньем из ежевики». Мои друзья были поражены его гостеприимством.

В течение 10 дней мы побывали на реке Хаджибей, Бадукских озёрах, в ущелье Домбай-Ульгена, на Джемагате. Дважды возвращались в гостеприимную «базу». Настал прощальный вечер. Был шашлык на угольях, разлитое по кружкам терпкое грузинское вино. В центре нашей компании Павел Александрович. В этот прощальный вечер мы сидели у костра почти до утра, подбрасывали в огонь заготовленный сушняк и слушали рассказы Павла Александровича - и легенды о Джемагате, и о строительстве горного оросительного канала Горалы. Рассказы Павла Александровича были захватывающими. Он часто задумчиво смотрел на языки пламени костра, на одинокие искры, уносившиеся вверх. И о чём он думал в эти мгновения никто не знает...

Седой человек у ночного костра
Смотрел на огонь до рассвета
И думал о том, что как будто вчера
Минувшее кануло в Лету.

А жизнь была яркой, как этот костёр,
Порою стремилась потоком. . .
И долго смотрел он на пламя в упор,
За искрой следил одинокой.

Казалось ему, что встают из костра
Вершины Кавказа седые.
Огонь рисовал и почти до утра
Горели хребты золотые.

Костёр догорел...
А всё искорка та
По-прежнему в сердце со мною,
Его сокровенная в жизни мечта
Шагать неизвестной тропою.

По-прежнему нежно шумит Теберда,
Блестит Аманауз под солнцем
И я, снявши шапку, стою у двора,
Где сакля с знакомым оконцем.

Это стихотворение «У костра» я посвятил П. А. Утякову.


БИБЛИОТЕКА

От автора
Вместо предисловия
Лучше гор могут быть только горы
Кавказское горное общество (КГО)
Р. Р. Лейцингер
П. Н. Перваго
Г. Г. Москвич
Год 1917 - Кисловодский отдел Кавказского Горного Общества
Пламенный энтузиаст туризма
Комендант Эльбруса
Туркабинет
Б. С. Виноградов
Кисловодское экскурсионное бюро в моей жизни
Кисловодское экскурсионное бюро - общество пролетарского туризма и экскурсий в 1932-1933 г. г.
Возрождение экскурсионной работы после великой Отечественной Войны
Добрые советы экскурсоводам, гидам, инструкторам туризма
У подножия Машука
Турбаза - родной дом туриста
Е. И. Яковкина
В. А. Энгель
В. П. Хлопков
Почетный гражданин Кисловодска Виктор Борисович Корзун
В. А. Никитин
Клуб туристов
Туристский актив клуба
Последний патрон
Спасательная служба в горах
Из истории детского туризма на Ставрополье
Опыт Кисловодска
Этот удивительный клуб «Орион»
Лед тронулся
Кисловодский Клондайк
Как я стал туристом
Прощальный костер








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!