| «к седоглавым вершинам кавказа» | воспоминания альпинистов | следы истории |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«К СЕДОГЛАВЫМ ВЕРШИНАМ КАВКАЗА» • Следы историиОГЛАВЛЕНИЕ


 Альпинизм 

Следы истории

К истории первого восхождения на Эльбрус.

Эльбрус с незапамятных времен привлекал к себе внимание человека своей таинственностью, неприступностью и суровой красотой. Еще за несколько веков до нашей эры о нем знали некоторые народы, в частности греки, которые в поисках новых земель заплывали в Черное море. Вернувшись на родину, они рассказывали соотечественникам о неизвестной сказачно богатой стране, над которой возвышается гигантская снежная гора настолько высокая, что она «одну треть ночи освещена солнцем».

Проходили века. Эльбрус все больше привлекал к себе внимание и завладевал воображением человека, вызывая у него неугасимое желание проникнуть в тайну его заоблачных высот. Но только в первой половине XIX века люди наконец решились нарушить извечный покой древней снежной горы. Миого трудностей и опасностей подстерегали отважных восходителей, но, благодаря их мужеству и настойчивости, высочайшая вершина Кавказа была побеждена.

В 1829 году начальник Кавказской укрепленной линии генерал Г. А. Емануель организовал экспедицию на Эльбрус. Перед этой экспедицией ставился ряд научных задач, которые в основном были разрешены. К сожалению, первая экспедиция на вершину двуглавого великана Кавказа и ее научные достижения со временем были забыты. Честь первовосхождения на Эльбрус приписывалась, а на Западе и поныне приписывается англичанину Дугласу Фрешфильду, поднявшемуся с помощью местных проводников горцев на Восточную вершину Эльбруса в 1868 году.

В кабардинском фольклорном сказании об Эльбрусе этому восхождению посвящены слова: «Энглизы пришли, взяли двух проводников и поднялись на самую вершину. Они долго во все стороны смотрели, измерения делали, а потом на вершине Навалили кучу камней».

Сам факт восхождения на Эльбрус Фрешфильда и его спутников 19 июля 1868 года не отрицается, но что это восхождение было первым в истории, согласиться нельзя. Как будет видно из дальнейшего, даже сам Фрешфильд заведомо знал, что идет на вершину, на которую уже ступала нога человека.

В экспедиции к Эльбрусу, организованной в 1829 году, принимали участие посланные Российской Академией наук крупные ученые: академик Купфер, физик Ленд, зоолог Минетрие, ботаник Мейер, чиновник горного корпуса Вансович, архитектор Кавказских Минеральных Вод Бернардацци и венгерский путешественник Бессе.

В первых числах июля группа ученых и других лиц, принявших участие в экспедиции, под охраной казаков выехала из Горячих Вод (так до 1830 года назывался Пятигорск) к месту расположения основного отряда генерала Емануэля в крепость Каменномостскую, расположенную на реке Малке. Отсюда члены экспедиции и проводники горцы под охраной усиленного отряда численностью до 1000 казаков тронулись к северному подножию Эльбруса.

Дальнейший путь экспедиции был сильно затруднен из-за погодных условий. Проливные дожди, грязь, сильно пересеченная местность, переправы через разлившиеся бурные реки и ручьи мешали передвижению многочисленного отряда. Растянувшись на несколько километров извилистой колонной, лошади устало брели под дождем. Но несмотря на трудности и неблагоприятные метеорологические условия, проводники уверенно вели отряд к подножию Ошхо-Махо — Горе Счастья.

Восьмого июля экспедиция благополучно прибыла в урочище Ирахик-сырт и расположилась лагерем на левом берегу р. Кызыл-су, вблизи минеральных источников Джилы-су на высоте более 2 500 метров над уровнем моря. Гигантская двуглавая таинственная гора поражала своей высотой, величием, мощностью снежного покрова и сурово красотой.

Накануне штурма Эльбруса генерал Емануэль собрал казаков и горцев проводников, которые должны были сопровождать группу ученых во время восхождения, и объявил им: «Кто достигнет вершины Эльбруса, тот получит большую награду». Так как в то время было сильно мнение о недоступности Эльбруса вообще, то награда была обещана и тем, кто пройдет по снегу «возможно дальше».

Восхождение началось в 10 часов утра 9 июля. В тот же день через 6 часов утомительного пути ученые в сопровождении казаков и проводников достигли снеговой линии. Время было уже позднее. Руководитель группы академик Купфер распорядился устраиваться на ночевку. Расположившись под защитой скалы, восходители провели почти без сна холодную ясную ночь. Десятого июля около трех часов ночи при свете луны группа покинула место ночевки, вышла вскоре на долинный ледник Уллу-Мамет-Дерку и продолжала по нему дальнейший подъем к Восточной вершине Эльбруса.

Вот как описал это восхождение Купфер:

«Хотя долина позади нас была закрыта туманом, погода была прекрасной. Луна достигла середины небесного свода, и светлый блеск ее диска составлял приятный контраст с синевой неба, которое было цвета индиго. Туман пеленой расстилался у наших ног, но вскоре лучи солнца разорвали его. Долина открылась нашим ослепленным глазам, и перед нами развернулась панорама гор, образующих первую цепь Кавказа...»

«Мы двигались то по прямой, то зигзагами, смотря по трудности пути. Поспешность, с которой мы стремились достигнуть вершины раньше, чем снег будет размягчен солнцем, истощила наши силы, и мы в конце концов должны были останавливаться для отдыха почти на каждом шагу. Резреженность воздуха такова, что дыхание не в состоянии восстанавливать потерянные силы. Кровь сильно волнуется. Мои губы горели, глаза страдали от ослепительного блеска солнца, хотя я по совету горцев зачернил порохом лицо около глаз. Все мои чувства были притуплены, голова кружилась. Наконец мы решили отдохнуть под огромной скалой черного трахита».

На высоте 4270 метров над уровнем моря Купфер и трое спутников из его группы почувствовали себя плохо и вынуждены были прекратить восхождение. Отдохнув немного, они стали спускаться к месту ночевки. Дальнейший подъем на вершину продолжали четыре человека: Ленц, казак Лысенков и два проводника Хилар Хаширов и Ахия Сотаев. Хилар, вооруженный длинной палкой с острым железным наконечником, уверенно шел вперед. Он бросил свою сумку с продуктами, снял бурку и налегке стал заметно удаляться от остальных восходителей. Когда Ленц в сопровождении казака Лысенкова и проводника Ахии дошел до высоты 4800 метров, Хилар, далеко опередивший их, миновал уже седловину. Он медленно, но упорно преодолевал крутой снежный склон Восточной вершины, с каждым шагом приближаясь к заветной цели.

Со своими спутниками Ленц с большим трудом дошел до седловины, откуда увидел, что от вершины их еще отделяет длинный и крутой снежный склон. Для его преодоления требовалось немало сил и времени, но снег сделался настолько мягок, что восходители на каждом шагу проваливались до колен. Солнце было уже высоко, и Ленц решил вернуться.

«Спуск был очень труден и опасен, — писал Купфер. — Снег проваливался, под ногами образовывались дыры, которые позволяли видеть ужасающие пропасти. Казаки и горцы связали себя попарно веревками. В течение этого замечательного дня Емануэль наблюдал за нашим движением при помощи превосходной зрительной трубки. Он заметил одного человека, который опередил всех и вышел на гряду скал, образующих самую вершину. Емануэль не мог больше сомневаться, что один из нас достиг вершины»

«Генерал приказал ударить в барабан и произвести несколько ружейных салютов, чтобы оповестить весь лагерь об этом замечательном событии».

Хилар, поднявшись на вершину, сложил там кучу камней, чтобы поднявшийся за ним человек мог убедиться в достоверности совершенного им подвига. Ободренный одержанной победой, он стал быстро спускаться с вершины. Погода явно портилась. С запада надвигались облака, постепенно заволакивая все вокруг.

«Хилар, который достиг вершины, сумел лучше нас воспользоваться утренним холодом, — писал об этом замечательном восхождении Купфер.— Он значительно раньше нас миновал границу вечных снегов, и когда Ленд достиг места своей последней остановки, Хилар уже возвращался с вершины. Будучи бесстрашным охотником, он отлично знал страну и поднимался на значительные высоты. Он вернулся в лагерь раньше нас, чтобы получить от Емануэля награду за свою отвагу, но тот ждал возвращения всех нас, чтобы сделать церемонию более торжественной».

Когда Хилар возвратился в лагерь экспедиции, генерал Емануэль долго рассматривал его с величайшим удивлением. Перед ним стоял человек, который совершил беспримерный подвиг большой исторической значимости. Его не устрашили ни опасности гор, ни суеверия того времени, предсказывавшие неминуемую гибель тому, кто осмелится ступить на вершину таинственного, овеянного легендами, Эльбруса.

После возвращения остальных участников восхождения в торжественной обстановке генерал Емануэль вручил Хилару обещанную награду: 100 рублей деньгами и дорогой отрез на черкеску.

Какие же есть документы, подтверждающие это историческое событие?

Их несколько. В своем рапорте генерал Емануэль доносил, что проводник экспедиции Хилар 10 июля 1829 года в 11 часов утра достиг вершины Эльбруса, «показав первую возможность быть на высочайшей из гор в Европе, почитавшейся доныне неприступной...»

«Мы решили увековечить память этого дня надписью, вырезанною на одной из скал, которые окружали наш лагерь»,— писал в отчете об экспедиции руководитель восхождения академик Купфер.

Только более ста лет спустя, в 1932 году, эту надпись случайно обнаружили на скале в урочище Ирахик-сырт автор этих строк и альпинист В. Корзун во время лыжного похода к северному подножию Эльбруса. Надпись полностью удалось прочитать только после того, как она была тщательно очищена от векового наслоения лишайников.

Вот что было высечено на скале, расположенной на месте стоянки первой экспедиции на Эльбрус:

«1829 г. с 8 по 11 июля лагерь под командою генерала от кавалерии Емануель».

В честь первого восхождения на Эльбрус в 1829 году были отлиты две чугунные плиты с надписями. На одной из них начертано:

В Царствование Всероссийского Императора Николая I Стоял здесь лагерем С 8 по 11 июля 1829 года Командующий Кавказской линии Генерал от кавалерии Георгий Емануэль при нем находились сын его Георгий 14 лет, посланные Российским правительством Академики: Купфер, Ленц, Минетрие и Мейер, также Чиновник Горного Корпуса Вансовичь, Минеральных вод Архитектор Иос. Бернардацци и Венгерский путешественник Ив.Бессе Академики и Бернардацци, оставив лагерь, расположенный в 8 000 футах (т. е. 1 143 саженях) выше морской поверхности, восходили 10-го числа на Эльбрус до 15 700 футов (2 243 сажени), вершины же оного 16 330 футов (2 333 саженей) достиг только кабардинец Хилар.

______________

Пусть сей скромный камень передаст потомству имена тех, кои первые проложили путь к достижению, по ныне почитавшегося неприступным Эльбруса! Отлита в Луганском заводе в 1829 году.

На другой чугунной плите написано то же самое на кабардинском языке.

Судя по содержанию текста на плитах, их, видимо, предполагалось установить на месте расположения лагеря экспедиции в урочище Ирахик-сырт, откуда было совершено первое восхождение на Эльбрус. Но по неизвестным причинам они не были доставлены к подножию побежденной горы. Привезенные в Пятигорск, плиты 80 лет простояли у Грота Дианы.

В 1909 году тяжелые мемориальные плиты были отправлены в город Тифлис в военно-исторический Кавказский музей.

Взамен их в Пятигорске были отлиты копии местной литейной мастерской «Подкумок».

В историческом архиве Кабардино-Балкарской АССР не так давно обнаружен весьма интересный документ, имеющий непосредственное отношение к вопросу о первовосхождении на Эльбрус. Документ этот — прошение сыновей Хилара Герандуко и Хамбия, поданное в 1870 году на имя начальника Кабардинского округа.

«П р о ш е н и е
Покойный отец наш Хилар во время стояния на Кавказе лагерем с 8 но 11 июля 1829 года русских войск под командованием начальника Кавказской линии генерала от кавалерии Георгия Емануэля, 10 июля восходил на Эльбрус вместе с посланными русским правительством академиками: Купфером, Ленцем и Мейером, чиновником горного корпуса Вансовичем, архитектором Минеральных Вод Иоспером Бернардацци и венгерским путешественником Иваном Бессе, но из них вершины Эльбруса достиг только отец каш Хилар. Имена, как отца нашего Хилара, так и бывших с ним академиков, отлиты на чугунной плите, как первых проложивших путь к достижению до этого времени почитавшегося неприступным Эльбруса, которая привезена в Пятигорск. За эту услугу отца нашего русскому правительству, он награжден 100 рублями. Кроме того, по предложению начальства, отец наш Хилар поступил на службу в Кавказский дивизион в Варшаве и прослужил в нем более 9 лет. А поэтому покорнейше просим ходатайствовать Ваше Высокоблагородие о наделении нас землей в частную собственность по усмотрению начальства, не по происхождению нашему, а за услуги покойным отцом нашим русскому правительству».

Небезынтересно отметить, что прошение сыновей Хилара не было удовлетворено чиновниками Кабардинского округа.

В июле 1948 года группа московских альпинистов решила пройти по пути экспедиции 1829 года, чтобы окончательно развеять миф о том, что Фрешфильд является первовосходителем на Эльбрус, и подтвердить новыми данными (если таковые будут обнаружены), что первым достиг вершины наш соотечественник.

На склонах Эльбруса на высоте 4800 метров над уровнем моря случайно была обнаружена на большой плоской глыбе скалы глубоко вырубленная дата — «1829», а над ней четко выделялся крест. На том же месте альпинистами найдена своеобразная двузубая вилка длиной 30 сантиметров с отверстием на полукруглой части. По мнению руководителя группы К. Толстого, эта вилка является образцом ледового снаряжения экспедиции 1829 года.

Но найденная «вилка» в действительности не что иное, как геодезический инструмент для определения расстоянии. Таким примитивным инструментом иногда пользовались и во второй половине XIX века. Вполне возможно, что этим инструментом лично пользовался Ленц, так как только он один из ученых, принимавших участие в восхождении, достиг не только высоты 4800 метров, но и побывал на седловине Эльбруса. Очевидно, инструмент этот был утерян или же, вероятней всего, специально оставлен на месте, откуда Ленц и его спутники увидели Хилара и убедились в том, что победа близка, что впервые в истории человечества на вершину Эльбруса ступит нога человека.

Итак, ряд исторических документов, сохранившихся до наших дней, описания участников восхождения, надписи, вырубленные на месте лагеря экспедиции в урочище Ирахик-сырт и на высоте 4800 метров, отлитые мемориальные чугунные плиты в честь первого восхождения на Эльбрус дают полное основание делать вывод, что еще за 39 лет до восхождения английского альпиниста Фрешфильда на той же вершине Эльбруса с «официальным визитом» побывал кабардинец Хилар Хаширов.

О восхождении Хилара не мог не знать Фрешфильд. Его и бывших с ним известных в Альпах проводников Мура и Тукера сопровождали местные горцы во главе со старейшим проводником Ахией, тем самым балкарцем из селения Урусбиево (ныне о. Верхний Баксан), который дошел с Ленцем и казаком Лысенковым до седловины Эльбруса.

Много лет спустя после первой попытки достичь вершины Эльбруса в 1829 году Ахия стал знаменитым провод ником, хорошо знавшим неведомые тропы и перевалы Кавказского хребта и его отрогов. На протяжении своей необычайно долголетней жизни он был неоднократным участник ком восхождений не только на Эльбрус, но и на другие вершины Кавказа.

В своих воспоминаниях Ахия рассказывал, что Фрешфильд положил бутылку с запиской о своем «первовосхождении» на Эльбрус... в груду камней, несомненно сложенную руками Хилара.

Любопытно отметить, что Ахия прожил на редкость долго. Он умер в 1918 году в возрасте 130 лет. В 1868 году, когда Ахия сопровождал Фрешфильда на Восточную вершину Эльбруса, ему было уже 80 лет.

Налицо явная недобросовестность Фрешфильда, присвоившего себе честь первовосхождения на Эльбрус. Чести этой добился, благодаря личной отваге и настойчивости, коренной житель Кавказских гор Хилар Хаширов, а не какие-то «потомственные» альпинисты Англии.

История появления первого человека на вершине Эльбруса— это история зарождения альпинизма в нашей стране.

В. Никитин


БИБЛИОТЕКА

От издательства
Горы зовут
Эльбрус
Следы истории
Речка Адыл-Су
Андрей Васильевич Пастухов
Альпинист-исследователь
Гроза на вершине Казбека
Шесть дней на Ушбе
Мечта сбылась
Штурм Тихтенгена
По северной стене Дых-тау
Дружба
Первые шаги
Через Чалаатские ледопады
Восхождение на Бу-Ульген
Донесем записки
Варшава-Эльбрус
Из дневника
О дружбе
Динго
Лавина
Приэльбрусье завтра
Объяснения некоторых специальных терминов, встречающихся в книге










Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!