| библиотека | «адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII—XIX вв.» | карл пейсонель |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
БИБЛИОТЕКА • «Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII—XIX вв.» • Карл ПейсонельОГЛАВЛЕНИЕ


 Этнография Кавказа 

Карл Пейсонель (1727—1790 гг.)

Карл Пейсонель — видный французский ученый, дипломат и политический деятель. Происходил из интеллигентной дворянской семьи. Его отец, совмещавший государственную сужбу с научными занятиями в области археологии, позаботился о том, чтобы дать своему сыну хорошее образование, основательно подготовить его к дипломатической деятельности и привить ему вкус к научным исследованиям. Отправляясь в качестве французского консула в Смирну, отец взял с собой сына, который приобрел там под его руководством необходимые для ведения консульских дел знания и опыт.

Смирна в это время была одним из наиболее крупных черноморских портов Турции, откуда шли важные торговые пути в глубь Малой Азин. Пребывание в Смирне позволило Пейсонелю сразу же войти в курс сложных вопросов черноморской торговли, которая в середине XVIII в. стала приобретать первостепенное значение для западноевропейских государств. Вскоре молодой Пейсонель получил самостоятельный пост. В 1763 г. он был назначен французским консулом в Крым. Если учесть, что Пейсонелю в это время было- всего лишь около 26 лет, то следует признать, что он делал большие успехи по службе, которые вряд ли объяснялись лишь связями его отца, а (как об этом позволяют судить последующие факты его жизни и деятельности) вероятнее были результатом проявления его незаурядных способностей.

В Крыму Пейсонель пробыл сравнительно недолго (до 1767 г.), но сумел собрать исключительно ценный материал о внешней торговле не только Крымского ханства, но и соседней Черкесии, которой он уделял особое внимание. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1755 г. им было отправлено французскому двору весьма обстоятельное донесение о черкесах, включенное в «Записку о Малой Татарии». В этой записке Пейсонель сообщал, в частности, о делении черкесов на отдельные племена и княжеские владения, об их политическом и социальном строе, системе административного управления, религии, нравах и обычаях. После Крыма Пейсонель прослужил консулом на острове Кандии и в Смирне (с 1763 г.), закончив, таким образом, свою дипломатическую службу в том пункте, где он ее начал. Пребывание Пейсонеля в различных частях Причерноморья позволило ему обстоятельно ознакомиться с состоянием торговли в этом районе, что имело актуальное значение для Франции, все более и более втягивавшейся в торговлю со странами Ближнего Востока. Интересы французской буржуазии, настойчиво требовавшей от своего правительства проведения активной колониальной политики на Востоке нашли в лице Пейсонеля яркого выразителя. По занимаемой им доллоюсти консула Пейсонель обязан был защищать интересы французской коммерции, и он это делал весьма добросовестно.

Прослужив почти двадцать лет на Востоке, Пейсонель вернулся в Париж, где прожил, до последних дней своей жизни занимаясь научно-литературной деятельностью, склонность к которой он проявил уже давно. Еще в 1764 г. вышел его первый научный труд, посвященный описанию экономики Персии и Грузии. Сведения о них он собрал во время своего пребывания в Смирне. Затем в 1765 и 1785 гг. Пейсонель опубликовал еще два научных труда, один из которых был тоже связан с черноморской тематикой. Наконец, в 1787 г. вышел двухтомный «Трактат о торговле на Черном море». В нем как бы подводился итог многолетнему изучению торговых отношений в Черноморском бассейне. После этого труда, принесшего Пейсонелю известность, он опубликовал еще четыре книги.

В своем трактате о торговле на Черном море Пейсонель дает, в частности, весьма подробное описание внешней торговли Черкесии, ее экспорта и импорта. На основании этого описания мы можем составить довольно точное представление об общем уровне развитая черкесской экономики, о состоянии основных отраслей народного хозяйства Черкесии: земледелия, скотоводства, пчеловодства, охоты, домашней промышленности и ремесла. Эти сведения представляют для нас исключительную ценность, так как ни один другой источник XVIII в. не дает нам подобного материала. Сведения Пейсонеля, свидетельствующие о сравнительно высоком уровне развития в Черкесии сельского хозяйства и ремесла, заслуживают безусловного доверия; они основаны как на его личных многолетних наблюдениях, так и (что особенно важно) на данных о торговых пошлинах, взимаемых в портах Крыма и Северо-Западного Кавказа, находившихся под суверенитетом крымского хана.

Сведения Пейсонеля о внешней торговле Черкесии были еще до революции переведены Е. Фелицыным и напечатаны в «Кубанском сборнике», а затем переизданы в 1027 г. в Краснодаре. Перевод Фелицына не отличается большой точностью, это скорее пересказ французского текста. Публикуемый ниже перевод «Трактата о торговле на Черном море» Пейсонеля сделан заново по подлиннику; кроме того нами даются выдержки из «Записки о гражданском, политическом и военном положении Малой Татарии», касающиеся черкесов, которые публикуются на русском языке впервые.

ТРАКТАТ О ТОРГОВЛЕ НА ЧЕРНОМ МОРЕ

О Малой Татарии

Владения татарского хана в настоящее время охватывают все страны, которые тянутся вдоль северного побережья Черного моря от Дуная до Кубани, т. е. Бессарабию или Будзиак, занимающую пространство между Дунаем, Днестром, Черным морем и Молдавией, где живут орды ногайцев Будзиака; все пространство между Днестром, Бористеном2, Бугом и границами Польши, где обитают орды ногайцев Иедзана; равнины, находящиеся между Борисфеном, Доном и границами России, небольшая часть которых обрабатывается ордами ногайцев Джамбойлука; Крымский полуостров и всю Черкесию от пролива Еникале или Босфора Киммерийского до Кабарды, куда входят орды ногайцев Кубани.

Ткани из Кедиса

Тканями из Кедиса являются белые льняные ткани, которые крымские купцы получают из Константинополя; их ввозят ежегодно от 5000 до 6000 тюков, в каждом из которых содержится от 56 до 58 кусков, длиной в 14 крымских пик, что равняется приблизительно 20 халеби или константинопольских лик. Эти ткани распространяются из Каффы по всему Крыму, Черкесии и среди ногайцев.

Татарские крестьяне и ногайцы делают себе из них рубашки, а черкесы и кафтаны. В городах их употребляют в качестве подкладки для различных видов одежды. Цена этих тканей от 50 до 65 пара за кусок.

Бокассины

Торговля бокассинами или бумажными крашеными тканями из Токата, Кастамбула и Амазии чрезвычайно распространена в Крыму и достигает в год более 400.000 пиастров. Эти бокассины обычно поступают в Каффу, откуда распространяются по всему Крыму, в Черкесии и среди ногайцев; из них изготовляют кафтаны и подкладки для шуб как мужчин, так и женщин; этот товар общеупотребителен и именно он наносит главный удар потреблению наших сукон в этой стране.

Бокассины продаются кусками, они бывают всех цветов и трех сортов: бокасоины высшего качества продаются от 4 до 5 пиастров, среднего — от 3 до 3,5 и низшего — от 1.5 до 2. В каждом куске 10 константинопольских пик; наиболее ценными являются бокассины из Токата как по качеству ткани, так и по совершенству красок, которые сохраняются дольше остальных.

Наиболее употребительными оттенками являются темные, как, например, кофейный, оливковый, королевский оиний и малиновый; светлые оттенки очень плохо удаются и нестойки. Эта торговля приносит большие прибыли, в особенности тем купцам, которые добывают бокассины из первых рук, поэтому главные купцы Каффы посылают приказчиков для закупки их в местах их изготовления.

Тарпоши

Крымские женщины носят в качестве головного убора большой суконный чепец, на котором они завязывают кисейный платок различного цвета, называемый чемберт, о котором я уже говорил. Эти тарпоши привозятся в готовом виде из Константинополя и продаются от 10 до 30 пара за штуку, в зависимости от качества. Ногайцы покупают их в большом количестве; очень значительное число их проникает также в Тамань и Черкесию; годовое потребление достигает от 150 000 до 200 000.

Нитки для шитья

Нитки для шитья, привозимые в Крым, бывают трех сортов: имеются белые нитки для белья, крашеные нитки различных сортов, употребляемые портными для одежды, и толстая нитка, употребляемая сапожниками и седельниками. Первый и второй сорт привозятся из Ризе, Трапезунда, Синопа и Константинополя. Продаются эти сорта гроссами, называемыми турас, и мотками, 60 которых составляют гросс. Белые и цветные нитки одинаково продаются по 30—35 пара за гросс; а мотки соответственно этим ценам. Ежегодное потребление этих обоих сортов ниток составляет от 16 до 18 тысяч гросс. Большое количество поступает к ногайцам и в Черкесию. Толстая нитка бывает двух сортов: предпочитают синопскую нитку — привозят ее от 5 до 6 сот ок4 и продают от 50 до 60 пара за ок. Московитская нитка значительно ниже по качеству; русские привозят ее ежегодно от 1500 до 2000 ок, стоимость которых от 30 до 40 пара.

Свинец

Крым потребляет примерно 10 000 кинталов свинца, включая 3000 кинтал, идущих в Черкесию; ружейные и пистолетные нули, а также груз для удочек — являются единственным видом употребления свинца; продается он от 13 до 14 пара за ок.

Ладан

Ладан представляет из себя товар, находящий довольно легкий сбыт в Крыму, куда его привозят приблизительно около 150 фард, каждая из которых состоит из 400 ок; русские покупают ежегодно от 25 до 30 фард; от 50 до 60 поступает в Тамань и Черкесию; Крым потребляет все остальное.

Мыло

Жители Крыма изготовляют у себя на дому очень плохое мыло из жира овец и быков; хотя оно и отстирывает белье довольно хорошо, но оставляет в нем невыносимый запах, поэтому его употребляют только бедные люди. Люди же, желающие иметь белье чистым, пользуются мылом из Смирны или Кандии.

Мыло, изготовляемое на месте, продается обычно от б до 7 пара за ок; смирнское находит себе сбыт в Крыму более, чем всякое другое; годовое потребление его составляет приблизительно 3000 кинталов, из которых русские покупают от 500 до 600 и столько же поступает в Тамань и Черкесию; его обычная цена от 13 до 14 пара. Мыло из Кандии почти не употребляется для старки; им пользуются почти исключительно для мытья рук, и годовая потребность его не превышает 200 или 300 кинталов; его обычно продают от 17 до 18 пара. Бывают, однако, времена, когда этот товар значительно поднимается в цене. Я видел русских, покупавших смирнское мыло по 20 пара за ок в обмен на свой товар, а мыло из Кандии продавалось за 25 пара наличными; однако, следует считаться только с обычной ценой, которую я указал выше.

Румяна
Все магометанские женщины, а также еврейки имеют обыкновение румяниться, поэтому потребление румян и белил, называемых киршен, достигает ежегодно 500—600 ок, включая 200—300 ок, которые поступают в Черкесию. Белила и румяна продаются безразлично по 2 пара за драхму; 400 драхм составляют ок. Христианские женщины совсем не употребляют ни румян, ни белил.

Трубки

В Крыму употребляют только два сорта трубок: первый называется тахта-чубук и привозится из Константинополя с мундштуком из слоновой кости и отделанными краями; другим сортом являются трубки из Гермечека и Гайгема, сделанные из вишневых деревьев и розовых кустов; наибольшая их часть привозится из Молдавии; ежегодно продается более 200 000 трубок от 1 до 10 пара за штуку. Ногайцы и черкесы употребляют их в удивительно большом количестве. Ценных трубок, сделанных из жасмина и с мундштуком из амбры и др., не бывает в продаже; их привозят только в качестве подарков или по заказу.

Германские косы

Германские косы являются одним из наиболее значительных предметов торговли Крыма; их доставляют в Валахию по Дунаю, откуда их перевозят как морем, так и сушей. Ежегодный ввоз достигает более 200 000; ногайцы покупают их в большом количестве, значительное количество также поступает в Черкесию через Тамань; продают их от 15 до 20 пара за штуку. Нельзя ли было бы вступить в конкуренцию с немцами, начав выработку кос того же качества в Форесе? Я думаю, что имеет смысл обдумать эту мысль.

Бумага

Оконные рамы почти во всех домах Крыма сделаны из бумаги и потребление этой последней довольно значительно; в обыкновенный год оно равно 5000 или 6000 тюков (кип.). Из Крыма ее перевозят в Тамань и Очаков. Цена оптом равна 28 пиастрам за кипу, а в розницу ее продают до 50 пара за стопу, что составляет 30 пиастров за кипу. Ежегодно ввозится также около 200 стоп резаной бумаги, употребляемой христианами для письма. Я не знаю ее оптовую цену, но в розницу она продается до аспра за лист, что составляет 4 пиастра и 32 пара за стопу. Глянцевая бумага для турецких письмен продается в гораздо большем количестве и также выгодно; размер листа определяет цену; там продают также золоченую бумагу с огромной прибылью, но эта последняя составляет лишь незначительный объект торговли.

Кожа

Крым ежегодно доставляет около 250.000 бычачьих и коровьих кож, как со своих земель, так и из страны ногайцев и черкесов.

Сафьян, кожа , сухая кожа и т. д.

Во всех городах Крыма имеются мастерские сафьяна всех сортов; главные из них находятся в Гезлевэ и Карасу.

Красный, желтый, черный и белый сафьян стоит от 50 до 60 пара за кусок в зависимости от качества, а окрашенные кошенилью от 2.5 до 2.75 пиастров; желтый, красный и черный сафьян потребляется в стране и вывозится также за границу; большое количество идет в Кавшан, Бендеры и Тамань для Черкесии. Красный сафьян, окрашенный кошенилью, не вывозится из Крыма, а белый употребляется исключительно сапожниками Каффы для изготовления легких женсиих башмаков, которые вывозятся оттуда во все остальные части полуострова.

Крым употребляет огромнейшее количество кожи для седел; большое количество поступает также в Очаков, Бендеры, в Кавшан и в Черкесию. Все эти кожи продаются приблизительно по одной и той же цене, потому что они не бывают тонкой окраски; цена их от 20 до 25 пара за штуку.

Ежегодно потребляется от 35 000 до 40000 сухих кож для подошв на обувь, сапоги и катиры; они бывают различной величины от 8 до 32 пар подошв каждая; самые маленькие продаются по 50—55 пара; а самые большие по 5—5.5 пиастров; возможности соответствуют им. Эти кожи редко вывозятся из Крыма; очень небольшое количество их поступает в Тамань, все остальное потребляется на месте; впрочем, эту кожу можно было бы купить, если бы можно было извлечь выгоду.

Кроме этого, потребляется еще от 45 000 до 50 000 кож, называемых кесселис, а по-французски «лощеные коровы»; их употребляют для верхней стороны седел, именно для части, называемой джиабук, представляющего из себя две пластинки на боках лошади, употребляют их также для тебенгиса, для стрелок и обуви; цена этих кож колеблется от 50 пара до 3 пиастров. Эту кожу вывозят в Очаков, Бендеры, Кавшан (Кашан?), Трапезунд, Тамань и Каплу.

Воск

Воск представляет собой важный предмет торговли Крыма; страна [однако] не производит большого количества его; ежегодная добыча [по всему полуострову] ограничивается 7000-8000 ок; зато он ежегодно ввозится из Черкесии в Каффу через Тамань в количестве от 50 до 60 тысяч ок. Обычная цена воска в Крыму от 38 до 40 пара за ок. Черкесский воск продается в Каффе почти по той же цене. В 1757 году, однако, он оплачивался по 42 пара, потому что в Константинополе возросли цены и на него был большой спрос.

Ножи

Слава о татарских ножах распространена по всему миру; они действительно прекрасного закала и довольно красивой формы; Бахчисарай является тем городом Крыма, где ножи изготовляются в наибольшем количестве; в этом городе имеется сто ножевых мастерских, они встречаются также и в других городах полуострова; в Каффе их насчитывается от 4 до 5, в Гезлевэ от 10 до 12; в Карасу — 1, в Балаклаве — 2, в Перекопе—3 или 4. Все эти мастерские изготовляют в обычный год около 400 000 ножей различной стоимости; есть ножи с рукояткой из рогов быка, дикого козла, из слоновой кости, из рыбьих зубов, есть рукоятки, украшенные кожей, серебром и золотом, с простым и дамасским лезвием. В стране потребляют огромнейшее количество этих ножей. Кроме того, часть из них вывозится в Черкесию, Россию, Польшу, Молдавию, Валахию, Анатолию и Константинополь, откуда они распространяются не только по всей Оттоманской империи, но и по другим странам, так как я видел их в продаже даже в Париже.

Седла для лошадей

В Крыму прекрасно изготовляют татарские седла, которые очень удобны, гибки и дешевы; бесчисленное количество их вывозится ежегодно в Черкесию, Молдавию и Валахию; иногда их вывозят в Россию и Польшу. Сбруя изготовляется на всевозможные цены, но можно получить полный комплект, новый и в хорошем состоянии за З.5 пиастра.

Масло

Крым изготовляет обычно в год около 5000 кинталов масла; почти столько же поступает от ногайцев Джамбойлука через Перекоп и от ногайцев Кубани через Тамань. Это масло бывает двух различных сортов.

Икра и т.д.

Крымская икра доставляется из маленьких городов Керчи и Еникале. Оба эти местечки добывают ежегодно около 1500 бочек. Икра представляет из себя не что иное, как яйца крупной рыбы, которые солят. Икра бывает трех сортов. Икра вывозится транзитом в Каффу или Тамань, откуда ее отправляют в Константинополь и различные места Анатолии в бочках и круглых коробках различной величины.

Рабы

Торговля рабами в Крыму очень значительна: продают рабов четырех различных народностей — черкесов, грузин, калмыков и абазов. Наибольший спрос существует на черкесов; женщины этой страны самые красивые и обаятельные, может быть, во всем мире; прелесть их внешнего облика и естественная грация очаровывают.Мужчины также почти все высоки ростом и хорошо сложены.

Черкесские женщины являются единственными, которые разделяют ложе турецкого султана и татарских князей; крымская знать держит в качестве наложниц только черкешенок. Примесь этой прекрасной крови смягчила уродливость татарского типа и в конце концов уничтожила эти лица настоящих обезьян, похожие на китайцев, эти маленькие круглые глаза, эти расплющенные носы, которые встречаются у всех ногайцев, не смешавшихся с черкесами. Действительно, среди крымской знати встречается много очень красивых лиц, но простой народ отвратителен.

Грузины представляют из себя второй класс рабов; женщины красивы, но грубы и не грациозны; у них нет изящества черкешенок; мужчины крепкие и здоровые.

В прежние времена турецкие султаны брали в качестве жен безразлично черкешенок или грузинок, но рассказывают, что один султан, проведя ночь с грузинкой, спросил ее — приближается ли утро, она ответила ему, что оно должно скоро наступить, так как она чувствует позыв, являющийся всегда к утру в определенный час; султан, почувствовавший отвращение к такой грубости, немедленно прогнал ее. Через несколько дней он задал тот же вопрос черкешенке, занявшей место отстраненной грузинки; она ответила, что восход приближается, так как она уже чувствует, что утренний ветерок начал играть ее волосами. Великий султан остался так доволен этим ответом, что поклялся, что ни он, ни его преемники не будут допускать на свое ложе никого, кроме черкешенок.

Калмыки имеют тот же облик, что и ногайцы — плоское лицо, выдающиеся скулы, маленькие круглые глаза, расплющенный нос и в общем очень похожи на китайцев.

Абхазы чрезвычайно похожи на грузин.

Черкесы платят татарскому хану дань в виде определенного количества рабов, которых этот князь не только отправляет в Константинополь великому султану и чиновникам Порты, но которых он дарит также своим приближенным и тем турецким чиновникам, которые приезжают к его двору с поручениями от Оттоманского министерства.

Крымские купцы ездят в Черкесию, Грузию, к калмыкам и абхазам для покупки рабов на свой товар и отвозят их в Каффу для продажи. Оттуда их развозят по всем городам Крыма. Купцы Константинополя и других мест Анатолии и Румелии приезжают за ними в Каффу. Хан покупает ежегодно большое количество, независимо от того, сколько получает от черкесов; он сохраняет за собой право выбора и когда прибывает партия рабов, никто не имеет права покупки до тех пор, пока хан не сделает свой выбор.

Рабы представляют из себя товар, стоимость которого невозможно установить; рабы встречаются на все возрасты — от детских лет до престарелого возраста; различные обязанности, к которым их предназначают, пол, красота, возраст, изящество, способности, сила, здоровье, удальство — все это определяет их цену; стоимость колеблется от 60 до 5000—6000 пиастров.

Надо отметить, что христианам и евреям, какой бы они нации ни были, запрещено покупать черкесских и абазских рабов, потому что они считаются магометанами.

Лошади и верблюды

Татарские лошади некрасивы, они обычно очень маленькие, вроде наших лошадок, но обладают удивительной силой, они прекрасно выносят голод, жажду и усталость. Их никогда не покрывают и не чистят, их оставляют безразлично в конюшне и снаружи, так как они привыкли ко всякой погоде. У них нет правильного кормления, они едят и пьют в любое время, в зависимости от удобства и приноравливаются к любому фуражу; когда у них абсолютно ничего нет и когда они не находят даже травы, они роют ногой землю и питаются корнями, которые выкапываются; очень редко встречаются жеребцы и то заводские.

Крымские верблюды также очень хороши и выращены почти так же сурово, как и лошади; они почти все двугорбые. Вывоз лошадей и верблюдов из Крыма строго запрещен; однако, несмотря на очень трудно получаемое разрешение хана, вывоз их достигает ежегодно около 300 лошадей — заводских и 200 верблюдов, которые поступают в Трапезунд, в Анатолию, в Черкесию и к калмыкам; черкесы покупают только кобыл.

Обычная цена лошадей в Крыму колеблется от 15 до 20 пиастров, а верблюдов от 40 до 50 пиастров.

ЧЕРКЕСИЯ

Черкесия является собственно государством, находящимся под властью татарского хана и занимающим пространство с севера на юг от реки Кубани до Кавказских гор, а с запада на восток от Черного моря до Кабарды, области, принадлежавшей прежде хану и сделавшейся независимой согласно Белградского договора. Обыкновенно к Черкесии относят также остров Тамань и всю местность, находящуюся между рекой Кубанью и Азовским морем.

Черкесия разделена на очень большое количество племен, во главе которых стоят беи. Эти племена очень воинственны; все подробности об их управлении, религии, правах и обычаях я имел честь отправить ко Двору в 1755 году. Поэтому я ограничиваюсь здесь только объяснениями, относящимися к торговле. Главными городами Черкесии являются Тамань, Темрюк, Атчу, Агджа, Сууджук и Каплу.

1. Тамань небольшой городок на восточном берегу пролива Еникале. В нем насчитывают примерно 6000 жителей, 12 мечетей, баню и около 100 лавок. Там имеется озеро, вокруг которого грузинские рабы, получившие свободу, образовали квартал, получивший название грузинского.

Этому городу принадлежит 18—20 кораблей с грузоподъемностью от 500 до 1000 кинталов; их называют томбаз; не имея возможности зимовать на рейде, эти корабли ищут убежища в Керченском порту в Крыму. Этот город находится на территории хана и считается принадлежащим Черкесии, но так как в нем имеется небольшая крепость, то он приписан к числу мест, подвластных великому султану. В нем насчитывается от 50 до 60 пушек; великий султан держит там небольшой гарнизон янычар и местом управляет мусселим, подвластный паше из Еникале.

2. Темрюк представляет из себя небольшое укрепленное местечко в 6 милях к северо-западу от Тамани, в нем насчитывается приблизительно 2000 жителей, 2 мечети, 12—15 лавок, 70—80 пушек и гарнизон янычар. Берберземин на Азовском море является портом Темрюка: это плохая гавань, где корабли могут приставать только в спокойную погоду.

3. Атчу — крепость, где имеется около 300—400 жителей, считая янычар гарнизона; он расположен на одном из устьев Кубани; укрепления деревянные с 26—30 пушками; рвы наполнены водой; местность настолько болотистая, что крепость абсолютно невозможно взять; в последнюю войну русские осаждали ее безрезультатно в течение 20 дней. За все время осады в крепости были убиты только 2 человка. Большие комары, встречающиеся здесь в огромном количестве, делают местность необитаемой. Эта крепость находится в 22 милях к северо-западу от Тамани; она управляется татарским беем, назначаемым ханом.

4. Агджа — маленькая крепость в 20 милях к юго-западу от Тамани, где насчитывается не более 100—150 жителей и 10—12 пушек. Местечко управляется татарским мирзой, поставленным сераскиром Кубани; оно не охраняется янычарами, а только небольшим числом местных воинов; здесь нет никакой торговли и все, что необходимо для нужд населения, привозится из Тамани.

5. Сууджук — небольшая крепость на берегу Черного моря в направлении к границам Абазии. В ней около 200 домов, 4000 жителей и от 36 до 40 пушек; гарнизон состоит из янычар, а местность управляется татарским беем, назначаемым сераскиром Кубани; торговля здесь не ведется. Жители получают из Тамани все, что им необходимо; сама местность производит немного ржи, которую мири или казна покупают в качестве пищи для гарнизона.

6. Каплу лежит внутри страны в 22 милях от Тамани и в 2 милях от реки Кубани; это резиденция сераскира, здесь насчитывают около 4000 жителей, 2 мечети, 5 общественных гостиниц и приблизительно 500 мастерских; здесь нет таможни, но за каждый воз товаров уплачивают определенную сумму сераскиру и мирзе данной местности, которому также полагается известное отчисление. Все это составляет 60 бешелик или 20 пара за воз.

Каплу действительно является складочным местом торговли Черкесии; купцы Тамани, Каффы и других мест привозят сюда свои товары для дальнейшего их распространения среди черкесов и ногайцев Кубани; эти народы в свою очередь приезжают в этот город продавать товары своих земель.

Тамань является главным или, вернее сказать, единственным пунктом транзита всего ввоза и вывоза Черкесии; сюда прибывают все товары, направленные в эту страну, и здесь же погружают все то, что вывозят из данной страны; таким образом, импортная торговля этого города, о которой я буду говорить, фактически обнимает собой торговлю всей страны.

Экспортная торговля Черкесии

От 80 до 100 тысяч кинталов шерсти из Черкесии и от кубанских ногайцев, экспорт которых включен в вышеуказанное количество. Ее отвозят в Тамань на телегах, откуда она поступает в Каффу и Константинополь; она вся мытая; перед тем, как стричь баранов, их моют, а река Кубань, пересекающая всю Черкесию, облегчает это дело. Вывозимая шерсть довольно хорошего качества, но редко можно найти из всего количества ее более четверти шерсти белого цвета, три четверти же ее обычно черного цвета. Болезнь пелады (от которой лезет шерсть) здесь не встречается; шерсть стригут два раза в год — в мае и сентябре месяце, причем шерсть первой стрижки ценится больше второй, так как она длиннее. Помимо шерсти, вывозимой за границу, сама страна потребляет огромное количество ее для изготовления чекмена, о котором я буду говорить ниже. Шерсть стоит в Тамани около 3 пара за ок.

100000 кусков чекмена. Это материя, изготовляемая из шерсти, чрезвычайно грубая (нечто вроде фланели или мальтона), но очень распространенная по всей Татарии и даже в Турции; однако, по заказу могут изготовлять чрезвычайно тонкий чекмен. Сын Амбувели Ага, главного казначея Крыма, носит белую одежду, сделанную из этой материи, до такой степени прекрасной, что я принял ее за французское сукно, и мне стоило большого труда отказаться от своего заблуждения; это меня навело на мысль, что, может быть, было бы возможно найти в этой стране шерсть такого же качества, которое оказалось бы пригодным для изготовления сукна. Этот вопрос требует проработки.

От 5 до 6 тысяч чекмен в виде одежды из материи, о которой я только что говорил и которая называется там же именем. Одежда первого сорта продается по 10—11 пиастров за штуку, второго сорта — по 4—5, а третьего — от 60 пара до 2 пиастров. Имеются чекмены белого, серого и черного цветов. Их продают готовыми, они поступают в Крым, Молдавию, Польшу и в некоторые провинции Турции.

От 50 до 60 тысяч шаровар или штанов из чекмена — трех различных сортов от 20 пара до 3 пиастров. 200000 плащей (бурок) из шерсти с длинным ворсом, называемых епанчи, таковых имеется 3 сорта от 1 до 3 пиастров; встречается также 4 сорт, чрезвычайно тонкий, который обычно не поступает в продажу. Знатные люди заказывают себе такие для собственного потребления или для подарков. Эти последние плащи называются анди-апенджиси; их чрезвычайно ценят, но из Черкесии вывозят в очень незначительном количестве. Остальные апенджиси продаются в Крым, Молдавию, Валахию, Польшу, Московию и небольшое количество в Турцию.

От 5 до 6 тысяч прекрасной соленой кожи, которая весит от 25 до 30 ок. Страна производит их в гораздо большем количестве, но черкесы и кубанские ногайцы потребляют их в огромнейшем количестве для изготовления обуви, называемой чирик; ее продают в Тамани [по цене] до 3 пиастров.

От 5 до 6 тысяч кинталов превосходного меда, который привозится в Тамань на телегах, а в Атчу на кораблях по Кубани; невозможно определить его цену, так как на месте его продают только оптом и нуждаемость в предмете, предложенном в обмен на него, определяет его стоимость; можно покупать его чистым или с воском в том виде, как его вынимают из ульев; в чистом виде он продается в Тамани и Атчу по 7 пара за ок. Купцы, покупающие его на местах из первых рук, делают иногда второй выгодный обмен, и один из них уверял меня, что при покупке оптом воск обошелся ему по 5 пара за ок, а мед соответственно этому.

В Тамани также продают до 500 кинталов меда из Абазии, который очень дешев и стоит только 4 пара за ок; он очень плохого качества и вызывает страшное опьянение у тех, кто его потребляет; благодаря этому он получил название delibal, т. е. сумасшедший мед. Из него делают напиток вместе с nardenk, а также смешивают с напитком, настоенным на просе, путем брожения и называемым буза — для придания ему большей силы.

От 7 до 8 тысяч ок воска, большая часть которого привозится в Тамань, оттуда он поступает в Каффу и Константинополь; небольшая часть его идет в Атчу, куда ездят некоторые купцы, чтобы приобрести его по дешевой цене, так как он привозится туда по реке и с меньшими затратами, чем в Тамань, куда его доставляют на телегах; в Тамани воск продается брутто по 20 пара за ок, нетто по 30 пара в хорошо очищенном виде.

50 000 куньих шкур, называемых зердава, от 40 до 50 пара за штуку; они поступают из Тамани в Каффу, где их приготовляют для отправки в Константинополь.

5000 шкур сангсара или белодушки (каменная куница) по 25—30 пара за штуку.

100 000 шкур тильки или лисицы от 25 до 30 пара.

100 000 штук курда или волка от 50 до 60 пара.

3000 шкур айу или медведя, которые отвозятся в Бургез, откуда они вывозятся в Германию и Польшу; они составляют обширный предмет торговли в Тамани, где их продают от 45 до 50 пара.

500 000 бараньих шкур, цена которых по 1 пара за штуку.

Весь этот пушной товар привозится в Тамань брутто и в том виде, как его содрали с животного; дело купца, покупающего этот товар, отдать его для выделки.

200000 пар рогов диких баранов, из которых в Тамани выделывают рукоятки или ножны для ножей; их привозят в Тамань из Черкес-Кирмана по Танаису или Дону; они более низкого качества, нежели рога, привозимые с равнин Очакова; их продают в Тамани по 2 пара за штуку.

200 000 пар бычачьих рогов по той же цене.

100 000 гросс стрел в каждом. Черкесия снабжает ими татар и ногайцев. Стрелы имеются двух сортов — первый, для которого употребляют перья птицы, называемой гуджуген, продается от 3 до 4 пиастров за гросс; этот сорт употребляется только мирзами и знатными людьми. Второй сорт, сделанный с перьями ворон и других хищных птиц, стоит только 60 пара за гросс.

Рабы являются одним из главных предметов торговли Черкесии. Я уже говорил об этом в главе о Крыме и я не буду напрасно повторяться.

Черкесские лошади чрезвычайно ценятся. Они высокие, хорошо сложены, чрезвычайно сильные и выносливые как в беге, так и в усталости. Их голова несколько напоминает клюв ворона, они довольно похожи на английских лошадей; здесь очень сильно заботятся о продолжении определенных пород; наиболее известными являются породы Солук и Беккан. Из Черкесии вывозят только меринов; других в этой стране даже не употребляют. Жеребцы имеются только заводские. Их поступает очень большое количество в Крым, где они очень ценятся; за них до сих пор платят до 200 пиастров, но в этой стране имеются еще более знаменитые лошади, за которых отдают до 8 рабов.

Местечко Атчу доставляет огромнейшее количество икры и сухой рыбы; икра представляет из себя яйца осетра или белуги и яиц нет (?), так как этот сорт икры поступает из Керчи; из Атчу ежегодно вывозят около 3000 кинталов икры; упаковывают в большие бочки для Каффы и Константинополя; на месте ее продают по 7 пара за ок. Сухая рыба имеется 4 сортов — осетр, нарезаемый ломтиками около 1 пика длины и называемый чилим; эти ломтики солятся, сушатся и продаются на месте по 5 пара за штуку; в год вывозится в Каффу, Трапезунд и Константинополь около 2000 кинталов. Второй сорт — surut, который также разрезается ломтиками, но меньшего размера; его продают таким же образом и по той же цене, но в большем количестве. Третий сорт — сазан или карп — разрезается посередине и высушивается, не соля, продается от 10 до 12 пара за штуку. Эти рыбы отправляют в Батум, откуда они распространяются по всей турецкой Грузии; там их продают от 2 до 3 пара за штуку. Четвертый сорт — сула, приготовляется тем же способом и продается по той же цене; большое количество ее поступает в Грузию и немного в Константинополь. Улов этих двух последних рыб бывает иногда до того обилен, что жители не знают, что с ними делать и они гниют на берегу. Рыбной ловлей в Атчу занимаются казаки, называемые Сари Инад, подданные хана; ловля длится с мая до конца октября, так как в остальные месяцы года она невозможна ввиду того, что река Кубань замерзает. В день начала рыбной ловли бей дает большой праздник. Ловля осетра производится с помощью толстых лес с насаженными рыболовными крючками и другим довольно оригинальным способом: в реке строят изгородь из ивы, в которой проделывают отверстие таким образом, чтобы рыба, войдя в него, уже не могла бы больше выйти. Улов карпа и сулы производится с помощью невода.

Из Атчу вывозят также ежегодно от 2 до 3 тысяч кинталов рыбьего жира, цена которого от 5 до 6 пара за ок; ногайцы употребляют его в пищу, а татары в качестве освещения; сюда можно еще прибавить 100 кинталов рыбьего клея, который продается от 10 до 12 пара за ок. Деньги великого султана и хана единственные, которые находятся в обращении с Тамани и Каплу; внутри Черкесии деньги редко употребляются и торговля производится исключительно в обмен.

Есть купцы, удовлетворяющиеся продажей своих вещей в Тамани и покупкой там всего необходимого в обмен; другие же отправляются в Каплу, а часть даже углубляется внутрь страны, берут переводчика, знающего язык, и идут торговать непосредственно с черкесами; они перевозят свои товары из селения в селение к различным племенам. Иногда они удлиняют свой путь и, пройдя через всю Черкесию, доходят до Астрахани и калмыков; эти купцы действительно пользуются выгодами торговли и получают огромные барыши.

Кубанские ногайцы приезжают обыкновенно в Каплу купить то, что им необходимо, и продать товары своей страны. Некоторые черкесы делают то же самое. Импортная и экспортная торговля этого племени ногайцев включена в подробности, которые я дал относительно торговли Черкесии, частью которой она и является.

Предметы импортной и экспортной торрэбли доставляются из Тамани и Каплу на телегах, запряженных верблюдами, лошадьми и волами; верблюдов употребляют только зимой, они возят от 600 до 700 ок и наем их обходится в 18 пиастров бешелик. Лошади возят от 500 до 600 ок и обходятся в 38 пиастров. Волы возят такое же количество и за ту же цену. Чтобы перевезти товары из Каплу внутрь Черкесии, употребляются телеги, запряженные волами и лошадьми; верблюдов здесь не употребляют. Отдаленность племени, к которому направляются товары, определяет стоимость перевоза.

Французский торговый дом в Каффе мог бы поставить своего агента в Тамани под защиту сераскира Кубани; для него было бы легко получить от хана серьезные рекомендательные письма и приказы, обеспечивающие ему передвижение в полной безопасности и использование черкесской торговли, которая, как видно из всего вышесказанного, довольно значительна в части экспорта.

Черкесы еще не покорены русскими и сохраняют до сих пор признак свободы, но так как Тамань, Темрюк, Атчу и Каплу, являющиеся рынками, куда они имели обыкновение привозить свои товары и покупать себе все необходимое, находятся во владении русских, то ясно, что вся торговля Черкесии окажется в конце концов в руках русских, так как она не может иметь никаких других складочных мест, кроме тех городов, о которых я только что говорил.

О разделении людей в Черкесии и о знати

Рабы — чужеземцы или их потомки, черкесы, абазы, грузины, калмыки, захваченные во время набегов или купленные во время торговли.

О состоянии Черкессии

Черкесы должны скорее рассматриваться как данники, чем подданными крымского хана. Многие ханы делали безуспешные попытки к полному покорению этих народов, подчинив их тем же законам, что и татары, и особенно приучив их к военной службе; им невозможно было достигнуть успеха. Хан не получает никакого дохода с этих земель, ни с подданных Черкесии; они платят ему только при его восшествии на престол подать, которая состояла из 300 рабов. Селим-Гирей поднял это число до 700, благодаря одной хитрости. Как только он прибыл в Крым, он созвал беев главных племен, осыпал их вежливостью и отослал нагруженными подарками. Несколько времени спустя он вновь их пригласил; пример тех, которые прибыли в первый раз, привлек значительно большее число; но хан велел их всех заковать в цепи и вернул им свободу лишь когда они привели требуемое число рабов. Притеснения, которые хан совершал в различные времена, привели кабардинцев к решению сделаться сначала независимыми, а затем отдаться русским... Хан не может вербовать войска у черкесов, но когда ему пужно поддерживать какую-нибудь войну, он спрашивает у беев некоторое число людей для поддержки: они дают ему их или отказывают, смотря по тому, какие у них намерения по отношению к ним.

Черкесская Татария тянется в настоящее время от Босфора Киммерийского или пролива Эникале до Кабарды; она граничит на севере с прикубанскими ногайцами, на юге с абасами и Кавказскими горами, на востоке с Кабардой, на западе с Черным морем. Черкесы, зависимые от хана, разделяются на 14 кабиле или племен и каждое племя разделено на чагары. Чагар состоит из 10 семей. Население Черкесии делится на 4 класса: беи, сипаги, уздени, кулы.

В каждом кабиле имеется знатная семья, которая суверенно владеет всеми землями кабиле и деспотически правит им. Каждая из этих семей имеет первого бея, который является главой и становится им по возрасту, и много других беев, начальников различных ответвлений дома; они все подчинены первому. Эти беи делят между собою земли и подданных кабиле. Главный бей имеет наибольшее число чагаров в своей доле, другие делят между собою то, что остается.

Все черкесы от рождения сервы — крепостные — и рабы своих дворян, которые могут завладеть их имуществом, умертвить их, продать или подарить их кому вздумается. Однако среди них имеется два разряда свободных людей: сипаги и уздени. Сипаги - кулы, которые после того, как были захвачены на войне или проданы своими беями, получили свободу и вернулись в свое отечество. Они и их потомки свободны и когда у них достаточно [имущества] для приобретения, они покупают чагар и часто возвышаются до уровня беев.

Уздени — вольноотпущенные, получившие от своих беев свободу, в благодарность за некоторые услуги. Они и их потомки пользуются тем же правами, что и сипаги. Кулы — подданные рабы, которые не были отпущены на свободу и которые являются рабами, следуя давнишнему устройству страны.

Беи Черкесии производят беспрерывные набеги один на другого из кабиле на кабиле для захвата рабов. Все, что агрессор может увезти с собой, считается законной добычей и не подлежит возврату; но если он имеет несчастье быть захваченным, все люди, находящиеся при нем, остаются рабами. Лишь один бей не задерживается; оскорбленный довольствуется отправлением его, отрезав ему уши и хвост его лошади; это единственная месть, которую они применяют один к другому в подобных случаях. Дети беев не избегают рабства: как только их схватили или продали, они лишаются прав и не могут больше быть беями; если, получив свободу, они возвращаются к ним, они становятся не более как сипаги и не могут больше войти в состав дворянского класса. Беи продают своих дочерей, как только они уличены в безнравственности; они продают даже своих детей мужского пола, если они совершили какие-нибудь важные проступки, которые считаются заслуживающими подобного наказания.

Беи, знать и сипаги одни имеют право носить оружие или иметь его у себя; это воспрещается всем подданным сервам. С тех пор, как знатный стал беем, его единственная забота обеспечить себя достаточным количеством оружия для вооружения всех подданных его владения; когда он идет на войну, все кулы, которые должны за ним следовать, приходят к нему за луками, стрелами, саблями, ружьями й пистолетами; по их возвращении они приносят на склад оружие, которое взяли.

Черкесы живут приблизительно как и ногайцы; у них нет ни городов, ни постоянных жилищ; они кочуют, не выходя, однако, из пределов своего кабиле, лето они проводят в равнинах и удаляются зимой в горы; у них нет определенных земель, и возделывают то один район, то другой. Их дома представляют собой ямы, вырытые в земле и покрытые листьями и соломой. Племена адда, адемиевцы, бесленеевцы, бжедуги и темиргоевцы единственные, у которых магометанство водворилось с некоторой прочностью. Трудно было бы дать точное представление о религии других племен; у одних находят остатки христианства, у других следы язычества. Некоторые, довольно интересные подробности по этому поводу можно найти в мемуарах миссий. В центре Черкесии имеется замечательное дерево, к которому черкесы имеют большое почитание, идущее вплоть до идолопоклонства. Это дерево называется Panagiasan. Это слово является искажением имени Panaghia, которым греки называют святую деву и расширяя [понятие дают его] некоторым часовням и другим местам поклонения, посвященным матери нашего господа, подобно тому, как их видно по всей Турецкой империи. Без сомнения, во времена греческих императоров существовали некоторые подобные обители вблизи этого знаменитого дерева, чье имя черкесы не так уж исказили, чтобы нельзя было достаточно ясно его узнать; заблуждение, которое простолюдие делает всегда из благочестия, изменило культ богоматери в полное идолопоклонство, которое эти народы связывают теперь с магометанством.

Я прибавлю здесь заметку, которую считаю точной относительно черкесских племен, зависимых от хана: она была сообщена мне одним беем, с которым я имел случай познакомиться в Бахчисарае.

Список черкесских племен в географическом порядке с востока на запад: Моuchost, Тоlani, Sieguzitz, Еgherkonai, Bidchoune-Aoug, Iloo.

Шесть племен абазов давно уже поселились в Черкесии. Все эти племена вместе взятые легко могут выставить 100 000 людей и гораздо больше в случае необходимости: из этого легко понять заинтересованность крымского хана в полном подчинении ему этих народов и в помощи, которую ои мог бы получить, если бы ему удалось обратить их в подданных.

Положение религии в Татарии.

Армяне схизматики самые многочисленные из всех христиан Крыма... У них два епископа: один в Каффе... округ которого простирается до Кеmir-Keni в Черкесии.


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

RSS
Комментарий:
Введите символы или вычислите пример: *
captcha
Обновить


«АДЫГИ, БАЛКАРЦЫ И КАРАЧАЕВЦЫ»

Введение
Венгерские миссионеры о путешествии в Восточную Европу в 30-х годах XIII века
Вильгельм (Гильом) Рубрук (Около 1220 г.-около 1293 г.)
Иоганн Шильдбергер (1381-1440 гг.)
Иосафат Барбаро (Родился в начале XV в. - умер в 1493 г.)
Джорджио Интериано
Мартин Броневский
Арканджело Ламберти
Эмиддио Дортели д’Асколи (XVI в.-XVII в.)
Джиовани Лукка (XVIII в.)
Жан Баптист (Батист) Тавернье (1605-1689 гг.)
Адам Олеарий (1600—1671 гг.)
Николай (Николас) Витсен (Витзен) (1640-начало XVIII в.)
Ян Янсен Стрейс (Умер в 1694 г.)
Жан Шарден (1643-1713 гг.)
Ферран (Родился около 1670 г. - умер после 1713 г.)
Энгельберт Кемпфер (1651—1716 гг.)
Абри де ла Мотрэ (Около 1674-1743 гг.)
Петер-Генри Брус (1694—1751 гг.)
Иоганн-Густав Гербер (Умер в 1734 г.)
Ксаверио Главани
Джон Кук (Умер после 1754 г.)
Карл Пейсонель (1727—1790 гг.)
Иоганн-Антон Гюльденштедт
Якоб Рейнеггс (1744—1793 гг.)
Петр-Симон Паллас (1741—1811 гг.)
Ян Потоцкий (1761—1815 гг.)
Генрих-Юлиус Клапрот (1783—1835 гг.)
Рафаэль Скасси
Жак-Виктор-Эдуард Тэбу де Мариньи (1793—1852 гг.)
Роберт Лайэлл (1790—1831 гг.)
Жан-Шарль де Бесс (Родился до 1799 г. — умер после 1838 г.)
Иван Федорович Бларамберг (1800—1878 гг.)
Фредерик Дюбуа де Монпере (1798—1850 гг.)
Джемс Белл
Дж. А. Лонгворт
Карл Кох (1809—1879 гг.)
Мориц Вагнер

БИБЛИОТЕКА
«Топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа»
Карачай - страна на вершине Кавказа









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!