| тропами горного черноморья | автор: ю. к. ефремов | первый раз на ачишхо |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
ТРОПАМИ ГОРНОГО ЧЕРНОМОРЬЯ • Первый раз на АчишхоОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Туризм 

Первый раз на Ачишхо

По скользким жердочкам тропа перешла через Бешенку и сразу попала в непролазную, как и полагается быть заповедной, чащу. Это были кустарники с кожистой, лаковой вечнозеленой листвой. Руководитель назвал одни из них лавровишней (их листья по форме напоминали лавровые), другие, у которых листья длиннее и шире, с сужением к черенку,- понтийским рододендроном, третьи - с фестончато-острорезными листьями - падубом. Все это были колхидцы, представители древней пышной растительности, переждавшей невзгоды ледниковых эпох под защитой хребтов Кавказа. Да и весь лес руководитель несколько раз назвал горноколхидским.

Еще раз перешли речку. Тропинка огибает глыбы бархатно-мшистых камней и... начинает спускаться. Туристы дружно ворчат, точно их обманули: жалко терять набранную высоту. Но вот перед нами крутой склон, почти лишенный травяного покрова и весь занятый могучими пепельно-серыми колоннами. Мы попали в настоящий высокоствольный буковый лес. Такие буки уже ни с чем не спутаешь и запомнишь навек. Сколько величия, торжественной тишины, мощи, покоя!

Тропа поднимается полого, но резкими зигзагами. Крутой склон рождает понятное стремление лезть прямо, преодолевая кручу. Кое-кто из туристов, недовольный медленными обходами по загогулинам, полез было прямиком. Экскурсовод остановил группу.

- Товарищи, смотрите, как полога извилистая тропа. Так мягко трассировать тропы умели еще черкесы. Если идти по ней размеренно, подчиняясь зигзагам, то можно дойти и до гребня без особой усталости. Если же срезать углы на подъеме, как начали делать некоторые из вас, то вы утомитесь и быстро выдохнетесь.

Из этой речи я почему-то заключил, что и признаки постройки тропы (укрепленные жердями карнизы) можно считать наследием черкесских строителей. Кому еще было нужно строить такую тропу в заповедных дебрях?

Все больше ощущения высоты и воздуха под ногами. Тропа устремляется влево по косогору, и под нами, когда оглянешься на пройденный путь, распахивается такая глубь и даль, что захватывает дыхание. Вон совсем внизу поросший соснами бугорок - это и есть Сосновая скала, так недавно поражавшая нас своим величием. Вдалеке белеют домики Поляны. Еще выше и круче встала удалившаяся Аибга. Но куда девались ее великолепные пирамиды? Поднимается грубовато очерченная гряда, всего с тремя некрутыми пиками на гребне, а перед ними путается множество трудно различимых отрогов. И вовсе не понятно, какие же из них производили снизу впечатление пирамид и главного пика, так недавно выраставшего у нас на глазах?

А за Аибгой вставала гряда невидных до этого гор. Двуглавую, похожую на Эльбрус в миниатюре, только бесснежную шапку на этом хребте экскурсовод назвал экзотическим именем - Ах-Ах. Шутим, что такое удвоенное восклицание вполне подходит для выражения нашего восторга. Впрочем, вскоре на карте я прочитаю это название точнее - Ахаг. Новые пики появились и восточнее Аибги. Самый грозный из них Агепста. Мы узнали, что это не только высочайшая из вершин в окрестностях Красной Поляны, но и пик, до сих пор никем не покоренный. Неужели он так недоступен?

То ли от радости, рожденной далекими панорамами, то ли от свойств горного воздуха, но мы зашагали бодрее.

Легкий, словно на крыльях, подъем между коряво изогнутыми кустами бука.

Тропа, ставшая сразу каменистой, вывела на обширную высокотравную поляну. Это и была давно обещанная поляна с камнем - место привала. Действительно, в центре поляны у тропы лежал большой серый каменюка, когда-то свалившийся сверху, но задержавшийся здесь на более пологом склоне. Камень образовал подобие балкона, на котором было особенно приятно сидеть. Туристы шумно делились впечатлениями.

На лицах двух юнцов заметно недовольство: заповедник и ни одного зверя. Их ворчание долетает до слуха экскурсовода. Он требует внимания и произносит сдержанным голосом, сразу же заставляя всех притихнуть:

- Товарищи, вы слишком шумите. Предыдущая группа вела себя тише и как раз с этого камня видела вон на том зеленом склоне бегущего медведя. А при таком шуме вам, конечно, не покажется ни один зверь.

После подобного предупреждения не зашумишь. Все окружающее становится еще значительнее, таинственнее. Возможность именно с этого камня увидеть живого медведя рождает совсем новое чувство чисто охотничьего ожидания. Теперь все стремятся говорить шепотом, двигаться осторожно, и подчас шум возникает от слишком ретивых одергиваний и взаимных упреков новоявленных блюстителей тишины. "Бегущий медведь"... Как это непривычно звучит. И, вероятно, поэтому особенно реально; ведь такого не выдумаешь.

Замечаем, как здесь принижен и изогнут еще недавно гордый и высокоствольный бук. А на соседнем склоне - и на одной высоте с нами и выше нас - виден по-прежнему высокий буковый лес. Что же здесь заставило буки так "пресмыкаться"?

Оказывается, тропа вывела нас к ложбине, по которой ежегодно зимой и весной с вышележащих утесов скатываются грозные снежные обвалы. И сами лавины, и сопутствующая им сокрушительная воздушная волна играючи валят и корчуют любые деревья. Ведь это лавинами свалены исполинские стволы у Сосновой скалы, на которых мы отдыхали. Вон и на Аибге по всей зоне пихтового леса вдоль каждой лощины видны светло-зеленые вертикальные полосы, где пихты не растут. Это следы лавинных прочесов. Здесь успевает вырасти только трава, ибо ростки деревьев в ближайшие же зимы сметаются очередными обвалами. Но в полосах, где лавины бывают реже или слабее, ухитряется укорениться и бук. Пригнетаемый выпавшим снегом, он начинает стлаться по земле, подчас даже вниз по склону, и, лишь окрепнув, устремляется вверх. Небольшие лавинки ему не страшны: саблевидно изогнутые стволы его пружинят и лишь помогают глыбам и комьям снега подпрыгивать при падении.

Нас окружала высокая, но частично уже полегшая трава. Устоявшие "травинки" кое-где превышали человеческий рост. Георгий Владимирович, словно прося у нас прощения, сказал, что это - субальпийское высокотравье, но, во-первых, отцветшее (сентябрь не время для того, чтобы любоваться горными лугами), а во-вторых, сильно потравленное выпасами еще до установления заповедного режима. Задача заповедника, таким образом, не только охранять природу нетронутую, но и восстанавливать то, что в ней было повреждено неумелым хозяйничаньем.

От поляны с камнем путь пошел круче и утомительнее. После монотонного подъема по криволесью каменистая тропка вывела еще на одну субальпийскую поляну, затем приняла косогором правее и снова нырнула в высокоствольный лес. Но что за странность? Здесь даже у огромных рослых буков нижняя часть ствола была изогнута и подходила к грунту почти горизонтально. Более молодые буки изгибались в основании особенно изящно и напоминали лебединые шеи. В этом виновато все то же пригнетающее влияние зимнего снега. Молодые ростки вынуждены стлаться по склону под гнетом снегов, но приходит время - дерево крепнет, мужает, и ствол - там, где ему не мешают лавины,- гордо поднимается вверх. Лишь изгиб в основании дерева напоминает о былой борьбе со снегами. Вот как получаются эти удивительные деревья-лебеди. Довольно скоро тропа оказалась снова на поляне, на этот раз низкотравной, альпийской. Было странно видеть на такой большой высоте привольные луговые плато с холмами, озерцами и болотцами в мелких впадинах.

Руководитель посоветовал здесь держаться левых троп, чтобы не уйти на Эстонские поляны.

В поблекшей осенней траве лужаек местами еще сияют яркие кубово-синие бокальчики со звездчатыми лепестками. Это генцианы - типичные цветы альпийских лугов. Реснички на их лепестках как бы прикрывают внутренность синего кубка-цветка - это придает его глубине загадочность и интимность. А в лощинах трава совсем свежа, и в ней много разных цветов - белые анемоны, золотая сон-трава, розовые астранции.

С таких зеленеющих мест лишь недавно сошел снег, и травы едва успели вырасти и зацвести. Они сейчас празднуют свое краткое лето.

А вот и весна! Луговина, еще бурая от прошлогодней травы, сквозь которую еле пробиваются первые спиральные завитки будущих папоротников да прорастают совсем весенние первоцветы - примулы. Здесь снег успел стаять, может быть, два-три дня назад.

- Увидим ли мы сохранившийся снег? Ответа на этот вопрос долго ожидать не пришлось. Из-за ближайшего уступа открылось еще одно холмистое плато, и на нем недотаявшее пятнышко снега. Забыв про усталость и про заповедные требования сохранять тишину, туристы кинулись к нему с криками, и через минуту игра в снежки объединила и взрослых и подростков.

Осмотревшись, мы увидели, что плато, на котором сохранился снег, находится почти на самом гребне хребта. Куда ни взглянешь, за его краями чувствуются огромные глуби и кручи, а из-за кустов проступают новые диковинные вершины.

Во впадине между большими холмами притаилось, как зеркальце, уютное озерцо, тоже неожиданное на такой высоте. Склоны к нему устилал вечнозеленый кустарник с грубыми кожистыми листьями - кавказский рододендрон,

Он, конечно, уже отцвел, но можно было легко представить, как великолепно отражались в этом озерце его белые и бледно-розовые цветы.

Самым неожиданным было увидеть на соседнем увале дом. Настоящий дом каменной кладки, с деревянной крышей, окнами, дверью и явными признаками жизни: из трубы шел дымок, неподалеку от дома паслась корова, а к нам, уже лая, бежала встревоженная собачонка. Вот тебе и заповедник!

Загадка разъяснялась просто: рядом с домиком была видна площадка с метеобудкой, дождемером и высокий шестом с флюгером.


БИБЛИОТЕКА

Вступление
Мечта об озерах
Автобус в Поляну
Первая встреча с Поляной
Лекция Энгеля
Менялись вечерние краски...
Путь к сосновой скале
Первый раз на Ачишхо
На кругозорах
Исчезновение краснолицего
Крушение надежд
Счастье
К охотничьему дворцу
Клеопатра Васильевна
Под Греческим мостиком
На сланцы
Гроза в горах
Первые шаги
Поединок с молнией
Горы в снегах
Сбывшийся сон
Подаренная птичка
Торнау идет в Поляну
Красная Поляна в 1835 г.
Звездный поход
Конец Кавказской войны
Первые осечки
Собиновская башня
Кольцевые маршруты
Заочный гид
Урок недозволенного
Ачишхо с Цейлоном
Тропа Хмелевского
Кольцо Алены
Возвращение молодости
Старики
Еще ветеран
Размышления о туристской работе
Подъем на Аибгу
На вершинах Аибги
В одиночку
Люлька
К Псеашхо
Ночь в холодном лагере
Скальный замок
Аибгиада
На вершину ночью
Заочная любовь
Обезьянья тропка
Нарзаны
Настоящее горное озеро
Загадочный след
У будущего курорта
В дебрях Лаширсе
Рица
Метеорологи
Рождение Рицы
На поиски Малой Рицы
По Юпшаре
Открытие Рицы
Маршрут в будущее
Весною на Рицу
Встреча над Юпшарой
К Малой Рице
Сестра Красной Поляны
Учение о рельефе
Учение о ландшафте
К заповеднику с севера
Смирнов-Чаткальский
Сквозь царство зубров
Дикая баба
Наш олень
Пять медведей
Дважды обезглавленная
Ачишхо по-новому
Свидание с Аибгой
По Аишхам
Верхний Кардывач
Крупные земляные работы
Синеокое
Тайна долины Юхи
О лучшем из озер
Мост через желоб
Ацетукское ожерелье
Победа и поражение
Задания самим себе
Без троп по реке
В державе туров
Ступени науки
Петрарка и Пришвин
Пик Псих
Свидание с орлом
Дрейфующие палатки
Медведь-альпинист
Лабенок
На пике Бзерпи
Многоэтажность природы
Двойной экзамен
Далеко от Поляны
По-над Петраркой
Война над Красной Поляной
Новости с Кавказа
Спасем сокровище!
Через двадцать лет
Взнузданная Мзымта
Свидание с Поляной
На вырубках
Цивилизованная Рица
Несостоявшийся курорт
Цирковой номер
В защиту краеведения
Летопись без конца









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!