пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | кавминводы
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«В БЕЗДНАХ ЗЕМЛИ» • Автор: Мишель СифрОГЛАВЛЕНИЕ


 Спелео 

Смелые эксперименты

30 ноября 1964 года, в 3 часа дня, под слепящими вспышками фотоаппаратов, под гомон голосов, гул аплодисментов и жужжание телевизионных камер, в последний раз поцеловав жену и четырехлетнего сынишку, Антуан Сенни, 35 лет, мой давний друг, заслуженно пользовавшийся репутацией опытного спелеолога (которую он приобрел в пропастях Маргуарейса), медленно спустился в карстовый провал Оливье - пропасть 90-метровой глубины, находящуюся на высоте 1350 м в известняковом массиве Одиберг (Кай-Андон), в тридцати километрах к северу от Граса, чтобы провести там в полном одиночестве четыре месяца. Это считалось тогда почти недостижимым рекордом.

Две недели спустя, 14 декабря 1964 года, в 14 часов 15 минут, молодая женщина 25 лет - Жозиана Лорес, акушерка, друг детства Антуана Сенни, при такой же суматохе и всеобщем восторге также спустилась в глубины соседней пещеры, чтобы провести там в полной изоляции три долгих месяца. Впервые в мире женщина попыталась вступить в единоборство с одиночеством, изоляцией, холодом и сыростью, стремясь доказать, что у женщины в тех же условиях жизни без всяких ориентиров во времени найдется столько же смелости, силы воли и стойкости, как и у ее предшественников-мужчин. Все присутствовавшие при этом журналисты, фотографы, друзья и просто любопытные задавали себе вопрос:

- Удастся ли это ей или же она поднимется на поверхность через несколько дней?

Я тоже спрашивал себя об этом: успех Жози Лорес укрепил бы мои позиции, а неудача весьма их ослабила бы. Но в отличие от всех прочих наблюдателей я в глубине души уже ответил на этот вопрос положительно:

- Да, Жози Лорес добьется успеха, и я уверен в ней не меньше, чем в Тони.

Эксперименты Тони и Жози были первыми в своем роде, и я не знал, что из этого выйдет. Подтвердят ли они те же явления, которые я наблюдал в пропасти Скарассон, или, наоборот, отметят иные явления? В частности, особый интерес вызывал эксперимент Жози. Скажется ли отсутствие ориентиров во времени на изменении ее менструального цикла, и если да - то в сторону ускорения или замедления? Не грозят ли ей более серьезные физиологические расстройства? Ни один ученый в то время (как, впрочем, и теперь) не в состоянии был ответить на этот вопрос главным образом потому, что до сих пор никто не рискнул поставить подобный эксперимент. Что касается Тони - риск был не менее велик. В 1962 году мой ритм бодрствования и сна оставался близким к суткам, точнее - был равен 24 с половиной часам, но эксперимент продолжался лишь два месяца. При запланированной четырехмесячной изоляции от внешнего мира не нарушится ли у Тони ритм бодрствования и сна, не будет ли нанесен серьезный вред его здоровью?

Это было нам неизвестно. А поскольку ответственность за оба эксперимента полностью лежала на мне, то я испытывал беспокойство и тревогу. Конечно, следовало идти на риск. Так мы и поступили. Оказалось, что мы были правы. Удачный исход этих экспериментов придал мне смелости, чтобы идти дальше. Еще в 1962 году меня можно было спросить, зачем томиться два месяца в полном мраке и изоляции на дне ледяной пропасти? С еще большей остротой этот вопрос встал в отношении Антуана Сенни и Жози Лорес. Следует учитывать необычный характер этих экспериментов, для той поры весьма смелых. Теперь, в частности во Франции, после десяти лет удачных подземных экспериментов, они стали чуть не шаблоном. Обычно, как правило, забывают, что каждый такой эксперимент - это подвиг, требующий огромной выносливости и мужества, чтобы выстоять в условиях того причудливого мира камня, глины, воды, мрака, тишины и звуков, какой представляют собой пропасти в горах.

Когда улыбающаяся Жози Лорес в горняцкой каске отвечала на расспросы журналистов: Все хорошо, я в форме. Я не буду одна: со мной - золотые рыбки и белая мышка, а чтобы развлечься - я буду вышивать и вязать, - миллионы телезрителей, смотревших, как она спускается в пропасть по зыбкой металлической лестнице, намереваясь подняться на поверхность земли лишь через три месяца, конечно, спрашивали себя: есть ли прок от столь сумасбродной затеи? На самом же деле за тем, что можно было расценить как простое желание побить рекорд, скрывался необычный эксперимент, который дал науке новые, чрезвычайно важные сведения о биологических ритмах человека.


БИБЛИОТЕКА

Предисловие
Мое призвание и Фонд призваний
Мой первый тропический «грот»
Горькое разочарование
В подземной реке Вольпан
Подземные пауки-гиганты
Самоцветы в гротах
Летучие мыши
Погружение в сифон Вольпан
Один в пропасти
Подземный ледник на дне пропасти
Убеждаю товарищей
Спуск
Один во мраке
Разведка ледника
Обвал
Вне времени
Единственный товарищ в одиночестве - паук
Последний день
Подъем
Большое научное открытие
Далеко идущие цели
По шею в снегу
Спуск, связанный с воспоминанием
Подземный каротаж
Землетрясение
Открытие истоков Пезио, притока По
Несчастный случай
Разбушевавшиеся воды
Подземный водопад
Отъезд
Спелеонавты
Смелые эксперименты
«Внутренние часы» человека
На дне пропасти
Жози Лорес, первая в мире спелеонавтка
Зубы на полке. Победа!
Человек-лаборатория
На поводке, как собака
Принудительные психологические тесты
Жизнь под землей
Новые технические средства служат людям
Сорокавосьмичасовой ритм
В поисках соотношения между бодрствованием и сном
Два добровольца пропасти Оливье
В тридцать три года начинаю все сызнова
В поисках места
Первые дни «вне времени»
«Утро» нового «цикла»
Бритье и гормоны
Кризис
Отличная терапия
Заботы
Эксперимент «питание»
Памятный день
Конец эксперимента
Результаты
Французский институт спелеологии и его достижения
Карстовый массив Маргуарейс (приморские франко-итальянские Альпы)









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!