«хроника советского альпинизма»
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«ХРОНИКА СОВЕТСКОГО АЛЬРИНИЗМА» • В предвоенные годыОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Альпинизм 

В предвоенные годы

К сезону 1939 г. укрепилась и материальная база альпинизма, в основном за счет профсоюзных лагерей. Количество их уменьшилось в результате ликвидации мелких, неблагоустроенных. Наряду с этим профсоюзы открыли ряд новых достаточно крупных — «Красное знамя» в Домбае, «Медик» и «Буревестник» в Цее, «Металлург Востока» в Заилийском Алатау. Общая пропускная способность всех профсоюзных лагерей от таких изменений даже несколько возросла.

По инициативе секции альпинизма при Отделе физкультуры и спорта ВЦСПС были проведены мероприятия по лучшему обеспечению лагерей снаряжением, имуществом и укомплектованию их инструкторским составом, а также по расширению сети спасательной службы в горах.

На месте небольшого деревянного сооружения «Приюта Одиннадцати» на склонах Эльбруса в 1939 г. была построена по проекту архитектора-альпиниста Н. Попова трехэтажная гостиница на 120 мест.

Как и в предшествовавшие годы, развернулась подготовительная работа в секциях альпинизма коллективов физкультуры предприятий, учреждений и учебных заведений: читались лекции и доклады, осуществлялась физподготовка в залах и на открытом воздухе, практиковались кроссы, выполнялись ближние и дальние туристские походы. Активизировали свою деятельность и альпинистские клубы — в Грузии, Казахстане, Киргизии, Кабардино-Балкарии, клуб юных альпинистов в Харькове. К сожалению, клубная форма в те годы не получила должного развития.

Энергично популяризировал альпинизм журнал «На суше и на море», возглавляемый Б. Б. Котельниковым. Вновь начала выходить газета «Школа мужества». Однако комсомольская печать — «Комсомольская правда», журналы «Смена», «Молодая гвардия» — снизила интерес к горному туризму и альпинизму. Если в конце 20-х и начале 30-х годов она призывала молодежь в горы, то теперь, по выражению некоторых остряков, ее саму нужно было зазывать туда. Появлявшиеся на ее страницах весьма редкие статьи по альпинизму были посвящены особо выдающимся восхождениям, а иногда сенсационным «открытиям», подчас весьма далеким от реальности.

В основном же популяризация альпинизма велась беседами самих альпинистов с товарищами по работе, учебе, местожительству, а также редкими, главным образом любительскими, кинофильмами. Определенный интерес в этом смысле имели первые художественные фильмы из жизни альпинистов — «Выстрел в горах» и «Юность командиров», а также документальный фильм об участии альпинистов в поисках месторождения молибдена в горах Кавказа. В 1939 г. проводились фото- и киносъемки в горах Кавказа для Международной выставки в Нью-Йорке (США).

Большой успех на выставке молодых художников, организованной Комитетом по делам искусств при СНК СССР и ЦК ВЛКСМ, выпал на долю известного восходителя нашей страны скульптора Евгения Абалакова: за скульптурный портрет альпиниста-комсомольца, токаря Московского автозавода Евгения Иванова ему была присуждена вторая премия.

Альпинистский сезон 1939 г., как обычно, начался еще зимой. Уже в первые месяцы года в горах проводились горнолыжные и альпинистские мероприятия в заметно больших масштабах, чем в предшествовавшие годы. Действовал ряд альпинистских лагерей, где молодежь овладевала горнолыжным спортом. Этой зимой альпинисты Кабардино-Балкарии А. Куватов и М. Беппаев поднялись на вершины Эльбруса на лыжах. Совершались и другие лыжные походы по горным маршрутам.

В летний сезон первыми на вершинах побывали участники альпиниад. Абхазская молодежь под руководством опытного альпиниста К. Джавришвили взошла на вершину. Клыч-каракая, а возглавляемая Г. Шаркобиани молодежь Южной Осетии покорила вершину Брутсабдзели в районе Казбека.

На Тянь-Шане состоялась 2-я альпиниада Киргизии (более 500 рабочих, студентов и колхозников). Разделившись на три группы, они успешно штурмовали пик Манас, вершины Кольдочеку и Токтогул.

Провели свою альпиниаду и шахтеры советской угольной концессии со Шпицбергена. Прибыв с далекого арктического острова, они добились победы над рядом вершин Кавказа.

Энергично развернули работу и учебные лагеря во всех горных районах страны. Их первые смены добились хороших результатов. Да и спортивные восхождения в самом начале сезона были многочисленны. Так, на Кавказе альпинисты взошли на Нахашбиту, Доппах с севера, Уилпату, Донгузорун по северо-западному гребню, Уллутау, Ушбу северную, Адырсу-баши, Цалгмыл, Двойняшку, Долру, Караугом, Комито.

Для Кавказа такое начало обещало большой успех. Однако необычно длительная непогода обрушилась на все районы этих гор. Путь к вершинам преградили дожди, пурга, ураганные ветры. Участились происшествия из-за недостаточной внимательности и нарушения правил безопасности. В связи с непрекращавшимся ненастьем Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта запретил спортивные восхождения на Кавказе.

Такая мера была справедлива лишь для сложных и длительных восхождений и совершенно неверна для несложных и непродолжительных в период краткого улучшения погоды. Не совершать их — значило срывать все планы подготовки альпинистов. Настоятельные представления альпинистской общественности об отмене запрета были учтены лишь для учебных восхождений. В результате спортивные восхождения сезона оказались сорванными.

Восхождений на Тянь-Шане запрет не коснулся. Там альпинисты покорили много вершин, в том числе: пик Амангельды по северной стене и юго-восточному ребру, Металлург с севера, Джигит по северо-западному гребню, Токтогул (траверс). В Фанских горах были побеждены пик Москва, Ганза малая, Энергия и ряд вершин в районе Заалайского хребта.

Всего в течение 1939 г. в горах побывало около 25 000 альпинистов.

Итоги сезона обсуждал пленум Всесоюзной секции альпинизма. Он констатировал не всегда должную подготовку к восхождениям в сложных метеоусловиях, особенно у альпинистов среднего звена. Были приняты меры по улучшению работы.

Некоторый спад в альпинизме в 1939 г. не снизил общей тенденции его развития. Усилия Всесоюзного комитета, его секции, а также профсоюзов, активная поддержка их альпинистскими секциями существенно способствовали его дальнейшему укреплению.

К 1940 г. была в основном закончена работа профсоюзов по реорганизации и укреплению альпинистских учебных лагерей. Вместо большого количества мелких лагерей было создано 33 достаточно крупных — за счет укрупнения существующих и строительства новых. Всего к сезону этого года в горах было 40 лагерей, значительно перекрывавших по пропускной способности существовавшие до того 53 лагеря. Почти все 40 лагерей были в достаточной мере укомплектованы кадрами опытных руководителей и инструкторов. Лучшими из лагерей были «Молния», «Медик», «Алибек», «Джан-Туган». Подготовку к сезону лагеря проводили энергично. Большую помощь в этом оказывало социалистическое соревнование между ними.

Начали работать теоретические семинары, проводились тренировочные занятия в залах и на местности (крутых берегах рек и оврагов), горнолыжные соревнования по альпинистскому двоеборью. В подготовку к летним мероприятиям включилось большинство союзных и автономных республик, многие крупные города Российской Федерации. Альпинистские мероприятия планировались во всех основных горных районах страны: на Кавказе, Памире, Тянь-Шане, Алтае, в Саянах и на Камчатке.

Деятельно помогала подготовке и альпинистско-туристская печать: журнал «На суше и на море», газета «Школа мужества», начавшая выходить общесоюзная туристско-альпинистская газета «Советский туризм и альпинизм».

Сезон 1940 г. начался зимними горными походами и восхождениями. Летом развернули работу альпинистские лагеря. По размаху, организованности и четкости она подожительно отличалась от предшествовавших лет, чему способствовала все глубже внедрявшаяся единая система подготовки альпинистов.

Проводились и альпиниады. Наиболее показательной из них была 3-я киргизская, в которой участвовали 564 человека, в основном призывники-колхозники. Их успех в трудном испытании показал, насколько киргизские юноши подготовились к почетной службе в рядах Красной Армии. Состоялись и другие альпиниады и высокогорные походы. Всего в массовых мероприятиях участвовало более 20 000 юношей и девушек, представлявших большинство национальностей нашей страны.

Спортивные восхождения начались с первых дней сезона. На Кавказе в Гвандринском районе были покорены вершины Трапеция и Замок, в Приэльбрусье — Накра, Чегеттау, Куллумкол-баши, Каярта, Башильтау, в Цейском — Таймази, Чанчахи, Заромаг, пик Спартак, на Восточном Кавказе — Пирчита, Тебулосмта, Диклосмта, Ацунтосмта. В этом сезоне приобрели популярность сложные длительные траверсы. Из кавказских особенно выделялись такие, как Цурунгал — Нуам-Куам — Айлама, совершенный Е. Абалаковым и Е. Ивановым; Цурунгал — Нуам-Куам — Шхара, выполненный грузинскими восходителями во главе с А. Джапаридзе, а также двойной траверс Шхельды, осуществленный москвичами. Группа В. Нестерова шла с востока на запад, а группа Л. Надеждина — с запада на восток. Альпинисты сделали то, что не удалось в 1936 г. группе О. Аристова.

«Траверс Шхельды,— писал в журнале «На суше и на море» Алексей Малеинов,— восхождение мирового класса... которое было проведено без единой царапины, в условиях чрезвычайно неустойчивой погоды. Сердца советских людей наполнились гордостью за наших сегодняшних рекордсменов, одержавших серьезную победу над суровой природой».

Траверс вершин массива Ушбы прошли в 1940 г. 37 альпинистов.

На Тянь-Шане были покорены пики Маяковского, Антикайнена, вершины Молодежная, Учитель, Локомотив, Дамалактау, Талгар южный, Талгар главный, пройден траверс массива Игл Туюксу. Много восхождений было сделано и в других районах.

Всего в 1940 г. в спортивных восхождениях участвовало около 10 000 альпинистов. Вместе с массовыми мероприятиями альпинистской деятельностью было охвачено более 30 000 человек, причем происшествия при восхождениях сократились втрое — признак организованности, подготовленности, дисциплинированности.

Анализируя итоги сезона 1940 г., можно сказать, что советский альпинизм твердо встал на ноги, организационно окреп, приобрел достаточную популярность среди молодежи. Значительно возросло и мастерство альпинистов. Они не только повторили все маршруты на основные вершины Кавказа, пройденные в прошлом лучшими зарубежными восходителями, но и проложили новые, подчас более сложные (около 500 маршрутов, по которым ранее не проходили альпинисты), в том числе немало первоклассных. Несомненным успехом альпинистов нашей страны было и энергичное освоение высотных восхождений: Хан-Тенгри, пик Ленина, пик Коммунизма были покорены ими неоднократно.

Всего десять лет назад альпинизм в СССР еще начинал развиваться. А к 1941 г. он уже внедрился не только в Грузии, Москве, Ленинграде, но и на Украине, в Казахстане, в Кабардино-Балкарии и Северной Осетии, в Киргизии, Узбекистане, Армении, Азербайджане, во многих городах российской Федерации. Немало спортсменов добились самых высоких достижений. Появились и способные организаторы-общественники.

Сдвиги были достигнуты и во введении единой системы организации альпинистской деятельности. К 1941 г. была закончена проверка «Временных правил» в условиях практической работы в горах, потребовавшая внесения в них уточнений. Доводку «правил», превращение их из временных в постоянные намечалось осуществить через полтора-два года.

Работа по классификации маршрутов восхождений проводилась по документам первовосходителей (отчеты, фотографии, дневники) специальной комиссией Всесоюзной секции, в состав которой входили наиболее опытные альпинисты. Для консультации комиссия привлекала лучших знатоков района расположения классифицируемой вершины. При таких условиях на оценку маршрута, естественно, могли повлиять и субъективные факторы. Однако какой-либо объективной, инструментальной, оценки произвести было невозможно (что подтвердили попытки специальных экспериментов в этом направлении). Вместе с тем комиссия в дальнейшем могла пересмотреть любую оценку по данным последующих восходителей, а также направить специальные контрольные группы для уточнения правильности классификационной оценки маршрута. Это снижало влияние субъективности на устанавливаемую категорию трудности. Такой принцип классификации сохранился в советском альпинизме до сих пор.

Продолжалась и разработка спортивных нормативов, как основы перехода на путь развития соревнований. К 1941 г. система совершенствования в нашем альпинизме была своеобразной. Вступление в альпинизм, фиксировалось значком «Альпинист СССР» I ступени, а достижение высокой спортивной квалификации — мастерскими званиями. Где-то между ними была промежуточная ступень, отмечаемая значком «Альпинист СССР» II ступени. Такая система не создавала спортивного стимула. Всесоюзная секция уже ряд лет работала над созданием системы спортивных разрядов, как в других видах спорта. В последние годы проводилась экспериментальная апробация нескольких вариантов спортивных нормативов. К концу 1941 г. планировалось закончить работу и представить систему разрядов на утверждение Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта.

К тому же времени значительно окрепли альпинистские лагеря. Они стали капитальнее, с просторными столовыми, душевыми, пекарнями, прачечными, а подчас с клубами и спортивными городками. Большинство уже имело электрическое освещение от своих гидро- и дизельных установок. Учебные альпинистские лагеря становились основной формой подготовки начинающих альпинистов и спортивного совершенствования их старших товарищей.

Расширялось и производство альпинистского снаряжения, хотя количество и качество его еще не удовлетворяли энергичный рост спортивных мероприятий.

К летней работе 1941 г. лагеря подготовились заблаговременно и уже приступили к приему первых смен. Большие группы альпинистов на скалах, ледниках, снежных склонах под руководством инструкторов отрабатывали технические приемы прохождения горного рельефа. Жизнь в горах вошла в свой обычный летний ритм.

Из ряда лагерей молодые альпинисты уже провели перевальные походы. Состоялись первые зачетные восхождения. Были покорены первые в сезоне вершины: Юсеньги, пик Аксу, Малая Шхельда в Приэльбрусье, Качу Малая и Гвелисмта — на Восточном Кавказе, Аскалу, Текетау и Тегерменты — на Тянь-Шане. Да и погода складывалась благоприятно для широкого развертывания учебной работы и восхождений.

В воскресенье 22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Для альпинистов пришло время сменить ледорубы на автоматы.


БИБЛИОТЕКА

О книге
Вместо предисловия
От автора
Люди и горы
Первые восхождения
Возникновение альпинистских клубов
Альпы становятся тесными
Начало горовосхождений в России
Попытки создания организаций восходителей страны
Уровень развития альпинизма в России к 1914 г.
Первые советские горовосхождения
Создание горных секций
Горовосхождения учащаются
Первые штурмы семитысячников
Развертывание спортивных восхождений
Государственное признание
Размах альпинизма ширится
Зарождение спортивной системы
Новая организация — новые проблемы
В подарок юбилею
В предвоенные годы
Альпинисты защищают Родину
Снова в горы
Первые послевоенные экспедиции
Смотр спортивных сил
В юбилейной сезоне
Вступая во второе 25-летие
Массовый альпинизм набирает силы
Рост спортивного альпинизма
Завершение создания спортивной системы
Нерешенные проблемы
Испытания на спортивном пути
За титул чемпионов
Накануне 40-летия
Сущность советского альпинизма
Глазами гостей
Усиление борьбы за безопасность
Вступление в УИАА
Трудности массовой подготовки
Спортивное мастерство растет
Острая борьба на чемпионатах
Советский альпинизм — не только спорт
Полвека развития альпинизма в стране
Итоги
Проблемы
Перспективы
Глава написана И. И. Антоновичем, зачинателем и бессменным руководителем спортивного скалолазания
Победители чемпионата страны по альпинизму
Памятные даты по альпинизму
Федерация альпинизма СССР
Заслуженные мастера спорта СССР по альпинизму
Библиография изданий по альпинизму и прикладным дисциплинам









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!