пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | кавминводы
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
«МОЯ ЖИЗНЬ ПОД ЗЕМЛЕЙ» • Автор: Норбер КастереОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Спелео 

Пятьдесят два каскада пещеры Сигалер

Исследовать пещеру или пропасть, в той или иной мере уже известную, открытую (иногда уже давно) кем-то другим, конечно, несравненно менее интересно и привлекательно, чем исследовать полость, которую открыл сам. Поэтому всегда будет больше охотников открывать, чем желающих идти по чужим следам. В альпинизме желание быть первым тоже составляет особую привлекательность, но это несравнимо с первенством под землей.

Ведь альпинист открывает и изобретает только новый маршрут на известную уже вершину, которую достигали и раньше, но другими маршрутами, тогда как в спелеологии, открывая край пропасти или вход в пещеру, исследователь проникает в них как самый первый человек, и с каждым шагом, с каждой ступенькой он продвигается и углубляется в нечто совершенно новое и никому не известное.

Мои мысли часто обращались к пещере Сигалер - одному из моих самых интересных открытий. Я хорошо помнил акробатические трюки и мучительно трудное преодоление водных преград, позволившие нам с женой достичь третьего километра этой великолепной пещеры. Я знал, что пещера идет куда-то вверх от страшного девятого водопада, преодолеть который мы не смогли, и порой спрашивал себя, удастся ли когда-нибудь возобновить эти исследования. Я видел только одну возможность - заинтересовать в исследованиях какую-нибудь сильную команду и совместно с ней организовать сложную и дорогостоящую экспедицию в затерянное в горах подземелье.

Как-то я один дошел до второго километра и здесь у подножия первого водопада вспомнил, как вдвоем с женой штурмовали и преодолели восемь каскадов. Это воспоминание (может быть, потому, что оно было еще свежо) болезненно отозвалось в моем сердце, и я решил больше не возвращаться в Сигалер, тем более что увидел, что спокойствие пещеры нарушено и опошлено посетителями.

И вот однажды в 1953 году в течение одной недели я получил сразу два письма из совершенно различных источников, но относящихся к одному и тому же предмету и содержащих одинаковые проекты. Мне писали бельгийцы из Брюсселя и провансальцы из Марселя, причем и те и другие спрашивали, что произошло с гротом Сигалер, куда, по их сведениям, не было ни одной экспедиции после 1939 года. Они спрашивали о моих намерениях относительно этой пещеры и не буду ли я возражать, если они продолжат ее исследование.

Такое двойное обращение со стороны молодежи меня тронуло и было мне очень приятно. Я ответил им, что у меня нет никаких прав на пещеру Сигалер, что она в равной мере принадлежит всем, если говорить с точки зрения спелеологов, и что их интерес к незаконченным исследованиям в ней меня радует.

Я посоветовал им объединить усилия (в отношении финансирования, организации и оборудования) и провести франко-бельгийскую экспедицию, снабдил их всяческими добрыми советами и дал зарисовки, которые могли им пригодиться (описание местности, указания на высоту каскадов, рекомендации). Кроме того, я добился, что управление горных разработок (наследники гидроэнергетического предприятия) предоставит в их пользование подъемный канат, а также бараки, расположенные на высоте двух тысяч метров неподалеку от входа в грот.

Экспедиция состоялась в 1953 году. Меня любезно пригласили принять участие в этой франко-бельгийской экспедиции, но по досадному стечению обстоятельств в это же самое время должен был происходить наш спуск в Пьер-Сен-Мартен.

В 1954 году те же спелеологи, члены франко-бельгийской экспедиции, которая на этот раз была более многочисленной и лучше организованной, снова ринулись в наступление на каскады Сигалер. Они вновь меня пригласили, но и на этот раз все совпало с нашим ежегодным спуском в Пьер-Сен-Мартен, и, конечно, я не смог к ним присоединиться.

Только в августе 1954 года нам удалось наконец вырвать у баскской пропасти тело Марселя Лубана, которое покоилось там с 1952 года. В этом же месяце, то есть в августе 1954 года, Сигалер тоже потребовала жертвы: Мишель де Доннеа, молодой брюсселец, которому едва исполнилось двадцать восемь лет, погиб во время паводка в ледяных водах потока Сигалер.

Наконец, поскольку мои экспедиции в Пьер-Сен-Мартен были завершены, в августе 1955 года я смог присоединиться к третьему наступлению на Сигалер.

Во время предыдущих кампаний франко-бельгийская экспедиция проделала огромную работу. В 1953 году им удалось разбить подземный лагерь у подножия седьмого каскада, и с этой базы семь человек, вооруженных металлическими раздвижными шестами, отправились на штурм девятого каскада. После многочисленных попыток, сложных и точных маневров им удалось достичь верха этого трудного и опасного водопада, того самого, перед которым мы с женой когда-то вынуждены были отступить. Все время под ледяными брызгами, они добрались до подножия семнадцатого водопада и повернули назад, продрогшие, обессиленные, почти полностью истратив запас взятого с собой освещения.

В 1954 году новая экспедиция была проведена с еще большим размахом. Отряд, состоящий из пятнадцати хорошо организованных и решительных людей, перенес в грот четыреста метров веревок, триста метров гибких лестниц, двадцать два метра мата из легкого сплава, теплоизоляционные палатки, телефонные аппараты, баллоны с бутаном, ящики с продовольствием в виде концентратов. Три отряда по пять человек в каждом, одетых в непромокаемые комбинезоны, приступили к штурму каскадов.

После нескольких дней в невероятно тяжелой обстановке передовой отряд достиг пятого километра этой адской преисподней у подножия двадцать шестого каскада.

К сожалению, это великолепное и такое удачное начало окончилось трагично. Отряд был уже на обратном пути, когда его настиг внезапный и необычайно высокий подъем воды, создавший угрожающее положение. Под конец отряд оказался отрезанным в одном из залов поднявшейся водой, образовавшей громадное подземное озеро, поверхность которого почти касалась свода.

Во время спасательных работ, организованных членами других отрядов, находившихся на поверхности, произошло крушение, и один из спасателей, Мишель де Доннеа, добровольно взявший на себя опасное поручение, потерял сознание и пошел ко дну.

Перед кампанией 1955 года стояла цель дойти до двадцать шестого каскада и любой ценой попытаться покорить его, чтобы продвинуться как можно дальше.

Мои походы в Пьер-Сен-Мартен закончились, я был свободен и мог теперь заняться пещерой Сигалер, где меня ждали друзья из Брюсселя, Экса и Марселя.

В противоположность пропасти Пьер-Сен-Мартен, где каждый год мы завоевывали новую глубину, то есть продвигались по вертикали, здесь, в пещере Сигалер, как это ни парадоксально, задача состояла в том, чтобы пройти много километров по горизонтали и лишь после этого, вымотавшись, с трудом преодолевать каскады, следовавшие один за другим.

Я вновь пришел к "моей" Сигалер через двадцать три года с очень дерзкими планами, поскольку в этой экспедиции я должен был вести штурмовой отряд, в который входили Жорж Конрад и Ив Гриозель из Марселя и Ван ден Абеель из Брюсселя53.

С волнением увидел я вновь такие знакомые украшения стен и сводов и подошел к подножию девятого каскада, перед которым мы когда-то капитулировали - моя жена и я. С нас тогда ручьями текла вода, и мы совершенно продрогли. К каскаду мы пришли с пустыми руками, у нас уже не было шестов, и, кроме того, не могли же мы вдвоем выполнить задачу, которая была под силу только крепкой команде. Этот девятый каскад семнадцатиметровой высоты я теперь прошел очень легко благодаря электроновой лестнице.

Я проник в неизвестные мне места, и меня поразили грандиозные размеры пещеры и титаническая работа, проделанная французами и бельгийцами, которые сумели подняться на идущие друг за другом каскады и прикрепить оборудование. Все это потребовало немало труда и представляло большую опасность. Молодые спелеологи совершили подвиг.

Мы остановились, лишь поднявшись на шестнадцатый каскад, туда, где был разбит лагерь - палатка, наискось поставленная на каменной плите над водопадом. Назойливый мощный рев водопада стоял у нас в ушах всю ночь, которую мы провели, сбившись в кучу в нашей жалкой палатке. На следующий день пошли дальше, решив добраться до двадцать шестого водопада и, если удастся, пройти его.

Судьба экспедиции - трехлетний труд - зависела от нас, от успеха нашей миссии. Можно себе представить, с каким рвением и с каким волнением мы подошли к каскаду. До нас, еще в прошлом году, его видел один лишь Конрад, и его сообщения не вызывали оптимизма. Он оценивал высоту в двадцать два метра - это высота пятого этажа - и уверял, что подступы к водопаду защищены глубоким озером, в которое сверху низвергается сноп воды.

Войдя в зал, в котором находился водопад, мы смогли убедиться, что воспоминания нашего товарища совершенно точны и что он ничего не преувеличил. Подойти к каскаду и атаковать его в лоб было невозможно.

Тогда тот же Конрад решил предпринять сложное боковое восхождение, очень опасное, по скользкой стене, состоящей из нагромождения каменных плит, по которой струилась вода и на которой "кошки" совсем не держали или держали очень слабо.

Мы четверо, помогая друг другу и взаимно страхуя один другого при помощи весьма спорных методов и достойных осуждения приемов, особенно если учесть степень выкрошенности скалы, все же сумели победить этот коварный водопад. Испытывали ли мы в этот момент лихорадочный восторг? Ужасный двадцать шестой был покорен. Штурмовой отряд не подвел и возлагаемые на него надежды оправдал. Вступив в ледяную воду с температурой три градуса, мы, давно уже вымокшие до нитки, пошли теперь вперед по просторному и удобному коридору. Сверху не слышалось рева водопада, мы прошли около пяти километров и поднялись от входа в пещеру на двести двадцать метров, что оказалось решающим для будущего использования здешнего подземного потока французской электроэнергетикой. Все шло прекрасно, и мы доверчиво шли вперед, иногда даже прикидывая, выйдем ли мы на поверхность на испанской территории на плато Лиат (мы действительно находились под пограничным гребнем), когда внезапно наткнулись на сужение и непроходимый сифон. Мы были в самом конце пещеры Сигалер.

Мы сделали все, что было в наших силах, и действительно дошли до конца. Но мы были разочарованы, надежды наши были грубо разрушены, словно нас обмануло наше исследование, которое было, однако, больше чем просто почетным.

- Бороться три года, чтобы закончить здесь! - сказал один из нас, и в голосе его звучала горечь (как будто не у всех пещер есть конец!).

- Итак, - сказал я, чтобы поднять настроение, - я ждал этого дня двадцать три года и очень счастлив, что узнал, где кончается Сигалер, и что смог дотащить сюда свои старые кости!

Эта конечная часть пещеры, этот последний этаж был назван галереей Элизабет Кастере - справедливая дань памяти и мужеству первой исследовательницы пещеры Сигалер и соседней пропасти Мартеля.

По возвращении в лагерь II, до которого добрались в невообразимом состоянии полного физического истощения, так как уже в течение трех суток находились в холодном мраке и ледяной воде, мы смогли позвонить наверх и сообщить о нашем походе. Чтобы сгладить впечатление от полученных нами жалких результатов, мы добавили, что по пути видели, но прошли мимо, не исследовав, второстепенные притоки и примыкающие галереи, которые, однако, стоили того, чтобы их посетить, и, возможно, скрывали разные неожиданности.

Что касается нас, то мы "получили сполна", как сказал Гриозель, и побрели к выходу, к свету, к солнцу, которое было нам очень нужно.

Дальнейшее исследование семи притоков не дало ничего интересного и ничего не прибавило к пониманию подземной системы, но различные отряды, проводившие эти исследования, выходили из пещеры совершенно обессиленными после пребывания под землей в течение сорока восьми часов.

И все же все отряды накопили великолепный спортивный опыт, преодолев двадцать шесть новых водопадов. Общее число водопадов колоссальной пещеры Сигалер дошло до пятидесяти двух.

БИБЛИОТЕКА

Введение
Рождение призвания. Грот Бакуран
Пещеры Эскалера и Гаронна
Ползком
Эмиль Картальяк и Тулузский музей
Знаменитая, но разочаровывающая пещера Ориньяк
Моя первая настоящая пещера — грот Монсоне
Моя первая пропасть — Пудак-Гран
Спорт до излишества
Война и послевоенное время
Интеллидженс сервис под землей
Конгресс в Арьеже
Глиняные бизоны
Колдун грота Трёх братьев
Калагуррис
Самые древние статуи в мире
На перепутье
Ледяной грот Кастере
Мартель — создатель и проповедник спелеологии
Жиросп и Алькверди. Древнейшая и первобытная история
Спелеологи на вершине горы Нетху
Грот Рычащего Льва
Истинный исток Гаронны
Подземная жемчужина — пещера Сигалер и самая глубокая пропасть Франции — пропасть Мартеля
В пропастях Атласа
Двадцать пять лет с летучими мышами
Пещеры и молния
Подземная река Лабуиш
Пропасть Эспаррос
Элизабет Кастере — первая женщина — исследовательница пропастей
Хенн-Морт
По следам пещерного человека в гроге Алден
Ледяные пещеры массива Марборе
Пьер-Сен-Мартен
Два «разукрашенных» грота — Баррабау и Тибиран
Пятьдесят два каскада пещеры Сигалер
В пропастях массива Арба
Темные истории
Исследователь








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!