пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | кавминводы
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
«МОЯ ЖИЗНЬ ПОД ЗЕМЛЕЙ» • Автор: Норбер КастереОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Спелео 

Подземная река Лабуиш

Не все мои исследования проходили в атмосфере изолированности и таинственности первых одиноких походов. За этим героическим периодом, очень увлекательным, но также очень опасным, наступил период, когда я исследовал пещеры не один - сначала с Марсиалем, затем с женой. Но двоих не всегда достаточно, чтобы преодолевать препятствия под землей и выносить сильные и острые эмоциональные нагрузки. Постепенно в наших походах стали принимать участие наши друзья, с которыми мы проводили все более сложные исследования во все более обширных подземных полостях. Именно это и было настоящей спелеологией, а не рискованной авантюрой или смертельно опасными исследованиями. Рано или поздно это неизбежно должно было привести к большим летним экспедициям (со сбрасыванием оборудования на парашютах, с лагерями, разбитыми на поверхности и под землей), насчитывающим иногда до тридцати участников. Без таких экспедиций невозможно покорить и исследовать большие разветвления пещер и пропастей. Первый шаг на пути к массовой и организованной спелеологии я сделал в 1937 году в Арьеже у подземной реки Лабуиш, когда взял себе помощника, который, конечно, мог оказаться случайным человеком, но стал моим самым верным сотрудником, ибо мы работаем вместе уже более двадцати лет.

В 1908 году Мартель проводил лето в Пиренеях, и ему показали у горного прохода Фуа вход в пещеру, где таился неисследованный водный поток, изучением которого он немедленно занялся. Река оказалась глубокой, и Мартелю с товарищами пришлось сесть в разборную лодку и подняться вверх по реке на полкилометра. Выше они столкнулись с препятствием, заставившим их вернуться. На следующий год, то есть в 1909 году, Мартель вновь пришел сюда с экспедицией, состоявшей из девяти участников, и начал исследование пещеры. Они поплыли по реке на пяти лодках. Экспедиция была неудачной и чуть не закончилась трагически. Первая лодка опрокинулась на четырехметровой глубине, и экипажу с большим трудом в полной темноте удалось выбраться вплавь из этой принудительной ванны. У другой лодки корпус был пробит обломком скалы, и она пошла ко дну под тяжестью двух пассажиров, которые едва добрались до берега. Так что в тот день чуть не произошло "массовое" потопление. Три уцелевшие лодки продолжали свой путь на триста метров выше места кораблекрушения, но экспедиция подверглась слишком большим испытаниям и неудачам, помощи и спасения неоткуда было ждать, и трем лодкам-разведчицам пришлось тоже вернуться. По подземной реке Лабуиш они проплыли около 1200 метров, но у Мартеля так и не хватило времени вновь вернуться к исследованию этой реки. В 1935 году, то есть через двадцать шесть лет после описанных событий. Инициативному синдикату Фуа, а затем Фермерскому обществу эксплуатации пришла мысль попытаться исследовать реку как можно дальше и приспособить пещеру для посещения туристами. Разные спелеологи вплоть до 1937 года предпринимали попытки исследовать реку, но обнаружили, что по реке возможно проплыть только два километра, затем поток исчезает в непроходимом сифоне.

Тогда обратились ко мне и попросили попытаться пройти сифон. Жена ждала четвертого ребенка и не могла сопровождать меня, и я приехал в Лабуиш один. Я предполагал подплыть к самому сифону на надувной лодке, но мое предложение вызвало замешательство и колебание среди присутствовавших членов Фермерского общества. По-видимому, они не решались пустить меня одного плыть по этой длинной и коварной реке. Мне сказали, что один молодой человек, весьма ловкий и надежный, может сопровождать и помогать мне. Оказывается, он был уже экипирован, готов следовать за мной, и мне его представили. Юноша был застенчив, скромно держался в стороне, но произвел на меня хорошее впечатление, может быть, как раз благодаря такому поведению. В действительности у него не было никакого снаряжения, даже каски, он держал в руке очень старый ацетиленовый фонарь и показал мне сделанную им самим надувную лодку из камеры грузовика, обернутой парусиной. Я поговорил с этим добровольцем несколько минут. Он сообщил мне, что не знает никаких пещер, кроме Лабуиша, но будет счастлив сопровождать и помогать мне, так как ему очень нравятся такие исследования. Рекомендация была не очень весомой, и я спросил, умеет ли он по крайней мере плавать. Ответ был утвердительным, остальное я принял на веру, и, мерно покачиваясь в лодке, мы отправились в плавание по реке в сторону сифона, находившегося на расстоянии двух километров. Этот этап исследований был очень напряженным, и мы поочередно опрокинулись на трудных местах, что, вероятно, мало смутило моего спутника и не отбило охоту плыть дальше, а это было хорошим признаком. Первое подземное плавание с юным арьежцем положило начало сотрудничеству, которое длится до момента, когда я пишу эти строки, - уже двадцать три года. Время скрепило нашу дружбу, глубокую, как пропасти, которые нам пришлось преодолевать вместе во время наших памятных экспедиций. Так я встретил и открыл Дельтейля, который с тех пор всегда был рядом со мной.

В результате длительного плавания, которое нам то и дело приходилось прерывать, чтобы пересаживаться у каждого каменного порога, у каждого водопадика, мы добрались наконец до глубокого неспокойного проточного озера, которое заканчивалось знаменитым сифоном. Я внимательно осмотрел и исследовал сифон и нашел его слишком большим и глубоким, чтобы можно было отважиться нырнуть в него одному без герметической лампы и страхующей веревки, попросту говоря, без ничего. Мы повернули назад, к большому облегчению Дельтейля, который очень боялся, что я нырну в сифон и не вернусь обратно... Несмотря на все это, когда вечером мы вышли из пещеры на поверхность, где нас поджидали с нетерпением и беспокойством, я смог сообщить, что мы прошли сифон, снова обнаружили подземную реку выше сифона и проплыли по ней еще целый километр. Это сообщение произвело большое впечатление на всех присутствующих и привело их в восторг. Дело в том, что благодаря моему опыту мы с Дельтейлем обнаружили неизвестный этаж, о существовании которого я догадывался по некоторым признакам. Исследование этого верхнего этажа - древнего пересохшего русла реки - потребовало от нас сложных и трудных гимнастических упражнений и расчистки заваленных проходов, и я убедился, что Дельтейль - прекрасный товарищ. У него не хватало только опыта, но он быстро приобрел его. Самым ярким был момент, когда мы шли вдвоем по галерее и вдруг услышали рев каскада. Дойдя до водопада, мы поняли, что нашли реку выше сифона, останавливавшего раньше все экспедиции, включая и нашу, не далее как сегодня утром. Наши лодки остались на приколе у подножия стены высотой тридцать метров, на которую мы взобрались, чтобы исследовать верхний этаж. Теперь нам приходилось отправиться по неизвестной верхней части потока без плавательных средств. Но это я решил проделать один. Может быть, сказалась привычка бывшего спелеолога-одиночки, но, вероятнее всего, на мое решение повлияло то, что Дельтейль оказался очень посредственным пловцом (в чем он сам затем признался). Я попросил его подождать меня на берегу, а сам погрузился в воду во всей одежде (в течение многих часов я все равно уже был совершенно мокрым), чтобы ознакомиться с рекой еще на полкилометра, и дошел до сифона, показавшегося мне менее серьезным, чем предыдущий; в него я решил нырнуть в следующий раз, когда вернусь сюда уже не один. По многим причинам, главным образом из-за войны 1939-1945 годов, этот следующий раз задержался не на несколько недель или месяцев, а на годы, точнее, на целые восемнадцать лет. Только в 1955 году нам удалось привести к конечному сифону Лабуиш английских и французских аквалангистов.

Мои оценки и предположения не оправдались: сифон оказался очень глубоким и, к сожалению, непроходимым. Мишель Летран из общества «Лионские Тритоны» прошел под водой семьдесят два метра на глубине двадцати трех метров и наткнулся на слишком узкий ход, совершенно непроходимый. Тем временем мы с Дельтейлем обследовали все сложные этажи Лабуиша, нашли и определили происхождение подземной реки. Гораздо выше под землю уходил ручей. Исследование с окрашиванием показало нам прямую связь этого ручья с рекой в пещере Лабуиш. Различные колодцы - естественные окна - дали нам, кроме того, доступ к некоторым участкам подземной реки, которую предстоит еще исследовать, вероятно, на расстоянии примерно двенадцати километров... Что касается той части подземелья, которая приспособлена для туристов, то она открыта с 1938 года. Посещение пещеры включает плавание на больших прогулочных лодках в оба конца, что составляет около трех километров, а это самый длинный подземный туристский водный маршрут в мире.

БИБЛИОТЕКА

Введение
Рождение призвания. Грот Бакуран
Пещеры Эскалера и Гаронна
Ползком
Эмиль Картальяк и Тулузский музей
Знаменитая, но разочаровывающая пещера Ориньяк
Моя первая настоящая пещера — грот Монсоне
Моя первая пропасть — Пудак-Гран
Спорт до излишества
Война и послевоенное время
Интеллидженс сервис под землей
Конгресс в Арьеже
Глиняные бизоны
Колдун грота Трёх братьев
Калагуррис
Самые древние статуи в мире
На перепутье
Ледяной грот Кастере
Мартель — создатель и проповедник спелеологии
Жиросп и Алькверди. Древнейшая и первобытная история
Спелеологи на вершине горы Нетху
Грот Рычащего Льва
Истинный исток Гаронны
Подземная жемчужина — пещера Сигалер и самая глубокая пропасть Франции — пропасть Мартеля
В пропастях Атласа
Двадцать пять лет с летучими мышами
Пещеры и молния
Подземная река Лабуиш
Пропасть Эспаррос
Элизабет Кастере — первая женщина — исследовательница пропастей
Хенн-Морт
По следам пещерного человека в гроге Алден
Ледяные пещеры массива Марборе
Пьер-Сен-Мартен
Два «разукрашенных» грота — Баррабау и Тибиран
Пятьдесят два каскада пещеры Сигалер
В пропастях массива Арба
Темные истории
Исследователь








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!