пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | кавминводы
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«МОЯ ЖИЗНЬ ПОД ЗЕМЛЕЙ» • Автор: Норбер КастереОГЛАВЛЕНИЕ


 Спелео 

Истинный исток Гаронны

Сложнейшей проблеме, известной под названием Тру-дю-Торо, и связанному с ней вопросу об истоке Гаронны, как нам кажется, нет места в воспоминаниях спелеолога, разве только с занимательной стороны, о которой мы здесь и расскажем. Не будем касаться технических деталей или по крайней мере сократим их до минимума. Скажем только, что с 1926 года под влиянием Элизабет мы много раз ходили в горы. Войдя во вкус после открытия ледяного грота Кастере, мы занялись исследованием массива Маладета, над которым царила вершина Нетху. Мы не нашли больше ледяных пещер, зато нас привлекла к себе одна интереснейшая гидрогеологическая задача: найти, где, в какой местности вновь появляется на поверхность земли большой поток, полностью исчезающий под землей в пропасти Тру-дю-Торо у подножия Нетху. На решение этой задачи было потрачено три летних сезона (с 1928 по 1930 год), в ходе которых я открыл и исследовал много пещер и подземных потоков, но не смог установить, однако, всю водную систему Тру-дю-Торо. Сопоставление многих фактов и наблюдений привело меня все же к догадке, чтобы не сказать - уверенности, что исчезающие в Тру-дю-Торо воды вновь выходят на поверхность в месте, называемом Глаз Юпитера, в виде великолепного источника, считающегося главным из многочисленных истоков Гаронны. Этот неожиданный итог моих наблюдений, к несчастью, противоречил всем признанным географическим, геологическим и гидрогеологическим данным, а также всем общепризнанным мнениям, и моя гипотеза не нашла поддержки у специалистов.

В 1930 году стало известно, что одно испанское гидроэлектрическое общество составило проект каптировать и отвести воды Тру-дю-Торо выше пропасти, чтобы ниже в долине Эзера построить большую гидроэлектростанцию. Общество не предполагало встретить какие-либо препятствия, поскольку по проекту отработанная вода возвращалась в ту же долину, куда, по общему мнению, она и так попадала естественным образом, то есть в бассейн Эбро, а не Гаронны. Пришлось вмешаться мне, так как я был уверен в обратном и очень опасался за исток Гаронны. Если Глаз Юпитера иссякнет, то дебит Гаронны там, где она пересекает границу Франции, уменьшится наполовину. Я предложил представить неопровержимые доказательства связи между Тру-дю-Торо и Глазом Юпитера, проведя исследование путем окрашивания воды. Ввиду большого объема воды, подлежащей окрашиванию (8- 10 куб. м/сек ), необходимо было применить большую дозу самого мощного из всех известных красителей - флуоресцеина, слишком дорогого для такого одиночки, как я. С большим трудом и благодаря активному вмешательству минералога Альфреда Лакруа, члена Французской академии, и Э. А. Мартеля я стал обладателем шестидесяти килограммов драгоценного красителя и взял на себя задачу бросить его в Тру-дю-Торо. Мои трехлетние усилия подходили к концу, и чисто научные гидрогеологические исследования, которые я проводил на собственный страх и риск, могли теперь дать важные и полезные для общества результаты. 19 июля 1931 года мы пересекли естественную узкую выемку у пограничного перевала Венаск в двенадцати километрах к югу от Люшона.

Эта расселина прорезает пограничный гребень, отделяющий департамент Верхней Гаронны от Арагона, и оттуда открывается грандиозная панорама - одна из самых замечательных в Пиренеях. Единым взглядом можно окинуть весь массив Маладеты с его ледниками и глубокую долину Эзера, которую граф Руссель сравнивал с долиной Иосафата. За эти три года я (обычно в одиночестве) пересек перевал Бенаск восемнадцать раз. Теперь нас целая группа: моя мать, жена, две ее приятельницы и я. Такой мирный на вид караван, состоящий главным образом из женщин, был нарочно подобран так, чтобы не возбуждать подозрения карабинеров, достаточно бдительных летом 1931 года, когда в Астурии назревала революция. Впереди нашей группы шел «контрабандист» и его мул, нагруженный десятью бочонками с чем-то вроде пороха, что, согласитесь, довольно рискованно в стране, в которой назревают большие события. Впрочем, это в достаточной мере безобидный порох: ведь это всего-навсего шестьдесят килограммов флуоресцеина, предназначенного для нашего исследования. Но в случае встречи с карабинерами, я думаю, нам было бы трудно их убедить, что весь груз предназначен лишь для того, чтобы бросить его в воду! Предварительно я навел справки и знал, что если бы я запросил разрешение проделать свой опыт, то мне было бы в этом отказано. Поэтому пришлось организовать тайную, но мирную экспедицию, однако чреватую большими последствиями, причем надо было торопиться, так как я уже заметил, что долина между Тру-дю-Торо и местом будущей электростанции пикетировалась. Необходимо срочно доказать, что воды пропасти Тру-дю-Торо принадлежат бассейну Гаронны, а не Эбро.

Через перевал мы перешли без всяких приключений, даже не встретив карабинеров. Этот первый успех не был случайным: мы воспользовались опытом и проницательностью нашего «контрабандиста» - погонщика мула, который назначил точный день и час нашего перехода. Теперь мы торопимся добраться до Тру-дю-Торо, расположенной в долине ниже, то есть как раз напротив жалкой таверны, служащей казармой карабинерам, загнанным в эти дикие горы, за которыми они еще должны следить. Мул быстро спускается к руслу Эзера. Подозрительный груз накрыт брезентом для палатки, а наши дамы идут за ним в пестрых брюках с туристскими палками в руках. Мы выглядим, по крайней мере я так надеюсь, как группа экскурсантов, собирающихся разбить лагерь на пастбищах Агвалрлюта, рядом с Тру-дю-Торо. Я часто останавливаюсь, чтобы подробно рассмотреть в бинокль изрезанный гребень Темпет, снежный купол Нетху, длинную мрачную стену Маладеты, но внимательнее всего я исследую складки долины и пытаюсь рассмотреть людей в серо-зеленой форме, которых я часто встречал в этих местах в прошлые годы.

Судьба нам благоприятствует. Мы без всяких задержек доходим до пропасти Тру-дю-Торо, пенящийся водопад которой виден от перевала Венаск. Металлические бочонки мы тщательно спрятали в зарослях рододендрона. Наш симпатичный и скромный погонщик, получив плату за свое «должностное преступление», уходит от нас пружинящим шагом, а за ним идет мул, у которого, как только сняли груз, стал совсем счастливый вид. В общем, все чувствуют облегчение: люди и животные. Сейчас всего два часа дня, а к окрашиванию можно приступить лишь после захода солнца, когда мы будем уверены, что в поздний час ни один карабинер не рискнет сюда подойти. Переносим наши горные мешки в маленькую полуразрушенную лачугу, где собираемся ночевать, и долго отдыхаем неподалеку от пропасти, которую наши друзья - мадемуазель М. Касс и мадемуазель М. А. Сед - видят впервые. Над нами высится громада Нетху с ледником, из которого рождается поток, беловатый от переполнявшего его гранитного песка. Поток постепенно успокаивается и вьется по травянистому и болотистому плечу отрога, принимая небольшие притоки. Это пастбище на высоте двух тысяч метров над уровнем моря резко обрывается у скалистого склона, с которого вода низвергается водопадом. От подножия водопада начинается узкий глубокий каньон, заканчивающийся пропастью Тру-дю-Торо. Сама пропасть представляет собой известняковую арену восьмидесяти метров в диаметре с вертикальными обрывами, где поток исчезает в зыбучем песке. Четыре года назад я стоял один на краю этой пропасти и спрашивал себя, как и многие другие, куда идет дальше эта вода - в Средиземное море или в Атлантику? Тогда же я решил, что займусь этой проблемой, не поддающейся моим любимым методам прямого исследования, так как вода и песок покрывают все дно пропасти.

Сегодня я с нетерпением ожидал захода солнца и думал, что спрятанные в нескольких шагах от нас шестьдесят килограммов флуоресцеина должны наконец дать ответ на вопрос, который в течение двух веков разделял географов и геологов на два лагеря. Наконец наступили сумерки. Час настал. Бочонки вытащены из укрытия, подкачены к началу каскада и раскупорены. Мыс Элизабет берем пригоршнями коричневый порошок и бросаем его в каскад, который моментально принимает волшебный флуоресцирующий зеленый цвет. Сила краски такова, что она быстро окрашивает весь поток и зеркало дремлющей на дне пропасти воды. За три четверти часа все шестьдесят килограммов порошка брошены таким образом в воду, а вслед за ними летит компрометирующая нас тара. Интенсивный зеленый цвет виден даже в полной темноте. Жалкая заброшенная лачуга не дает нам возможности выспаться и отдохнуть. Что касается меня, то мой ум возбужден: слишком много мыслей теснится в голове в ночь, когда краситель неуклонно прокладывает себе путь в недрах гор, чтобы дать долгожданный ответ на мой вопрос. В часы бессонницы я слышу рев водопада, который сравнивают с мычанием быка. Отсюда и произошло название Тру-дю-Торо - «дыра быка». Мы проснулись, вернее, поднялись в четыре часа утра. Вода на дне пропасти вновь стала прозрачной, весь краситель ушел. Было условлено, что «отряд Эзера» - моя жена со своими приятельницами - сейчас же отправится в путь вниз по Эзеру, чтобы наблюдать за серией источников, находящихся в этой долине, тогда как мы с матерью - отряд Гаронны - пересечем гребень, отделяющий нас от Каталонии, чтобы подстеречь появление краски у Глаза Юпитера. Моя жена и ее подруги не обнаружили никакого окрашивания в бассейне Эзера, мы же с матерью заметили у Глаза Юпитера струю воды ослепительно зеленого цвета, который продержался двадцать семь часов и распространился километров на пятьдесят, неопровержимо доказав, что Гаронна рождается на леднике Нетху, у самой высокой точки Пиренеев. Тот факт, что Тру-дю-Торо сообщается с Глазом Юпитера, помог решить одну из географических проблем. В противовес установившемуся в течение веков общему мнению теперь доказано, что истинный исток Гаронны находится не в Каталонии, в Валь-д'Аран, а в Арагоне, в массиве Маладета.

С точки зрения гидрогеологии этот факт вносит большой вклад в понимание в высшей степени причудливой подземной циркуляции вод. В данном случае, например, подземный поток идет в обратном направлении по отношению к наземному руслу и, проходя под линией Европейского водораздела, производит обмен вод различных бассейнов и удивительный переход с одного склона на другой24. Воды, родившиеся в бассейне Эбро, которые по всем правилам должны течь в бассейн Средиземного моря, проходят под цепью Пиренеев, проникают на много километров сквозь каменные скалы, чтобы вновь появиться на поверхность уже как воды реки Гаронны и впасть в Атлантический океан. Понятно, какие последствия имели ответы на этот вопрос для экономики и изучения водных ресурсов. Необходимо было срочно и неопровержимо доказать, что такое подземное сообщение существует, так как каптирование и отведение вод Тру-дю-Торо в Эбро, как собирались сделать наши соседи, вызвали бы неизбежные и непоправимые природные изменения в худшую сторону во Франции. Пытаясь защитить общий дебит текущей по Франции Гаронны и сумев точно определить ее исток, я исполнил свой долг и добился поставленной цели. Остальное не входило в мою компетенцию и превышало мои возможности. Настало время для переговоров с Испанией, и слово принадлежало теперь министрам и дипломатам. Принципы международного права относительно естественных источников воды вполне определенны и неопровержимы, так что в результате опыта с окрашиванием воды испанскому правительству пришлось признать представление, сделанное нашим послом в Мадриде. Проект квитирования вод Тру-дю-Торо и строительства гидроэлектростанции был оставлен. Гаронна моего детства, моей юности стала мне еще ближе, позволив открыть загадку ее происхождения, и на душе у меня было очень радостно.

Но увы, неомраченной радости не бывает. Через месяц я потерял отца. Он был со мной при моих первых успехах в Монтеспане и Лябастиде (к моей большой радости, эту пещеру он даже посетил) и успел порадоваться успехам нашей экспедиции к истокам Гаронны. Постепенно он успокоился относительно моей карьеры, показавшейся ему вначале совершенно бесперспективной и ненадежной. Потеряв его, я потерял лучшего из отцов и самого близкого друга.


БИБЛИОТЕКА

Введение
Рождение призвания. Грот Бакуран
Пещеры Эскалера и Гаронна
Ползком
Эмиль Картальяк и Тулузский музей
Знаменитая, но разочаровывающая пещера Ориньяк
Моя первая настоящая пещера — грот Монсоне
Моя первая пропасть — Пудак-Гран
Спорт до излишества
Война и послевоенное время
Интеллидженс сервис под землей
Конгресс в Арьеже
Глиняные бизоны
Колдун грота Трёх братьев
Калагуррис
Самые древние статуи в мире
На перепутье
Ледяной грот Кастере
Мартель — создатель и проповедник спелеологии
Жиросп и Алькверди. Древнейшая и первобытная история
Спелеологи на вершине горы Нетху
Грот Рычащего Льва
Истинный исток Гаронны
Подземная жемчужина — пещера Сигалер и самая глубокая пропасть Франции — пропасть Мартеля
В пропастях Атласа
Двадцать пять лет с летучими мышами
Пещеры и молния
Подземная река Лабуиш
Пропасть Эспаррос
Элизабет Кастере — первая женщина — исследовательница пропастей
Хенн-Морт
По следам пещерного человека в гроге Алден
Ледяные пещеры массива Марборе
Пьер-Сен-Мартен
Два «разукрашенных» грота — Баррабау и Тибиран
Пятьдесят два каскада пещеры Сигалер
В пропастях массива Арба
Темные истории
Исследователь









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!