пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | кавминводы | теберда | архыз
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
КОНЕВОДСТВО НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ • Автор: Н. БудаевОГЛАВЛЕНИЕ


 Коневодство 

Исторические сведения о горских лошадях Северного Кавказа

Коневодство на Северном КавказеПород лошадей, способных удовлетворительно работать в условиях высокогорья в Европе и Азии, не так уж много. Следует отметить их характерные особенности на примере карачаевской лошади, разведением которых на протяжении веков занимались балкарцы и карачаевцы.

«Карачаевская порода, верхово-упряжная горная порода, близкая по происхождению к кабардинской. Отличается более массивным телосложением». (Д. Я. Гуревич, «Словарь - справочник по коневодству», Москва, 1991г., с.77).

Действительно, эти породы очень похожи, но классификация данной породы как горной, указывает на ее распространение из горного Карачая и Балкарии в равнинную Кабарду. Обратный путь распространения готовой горной породы лошади - с равнин в горы - необъясним с точки зрения ее породных качеств, конституционных и физиологических особенностей. Горную среду, как ландшафт формирования карачаевской и кабардинской пород, отмечают все источники по коневодству:

«Кабардинская порода, верхово-упряжная, выведенная в горных районах Северного Кавказа... Эта лошадь может уверенно двигаться под всадником или вьюком по горным тропам». (Там же с. 73)

В фундаментальном справочнике по коневодству в СССР сказано: «Кабардинская лошадь выведена в горах и предгорьях Северного Кавказа. Эта местная (аборигенная) порода лошадей верхово-вьючного типа. Происходит из горных лошадей Кавказа... Табунное воспитание и систематические передвижения в горной местности выработали у этой породы способность хорошо ориентироваться в горах, осторожно передвигаться по горным тропам, легко преодолевать значительные подъемы и спуски, а каменистый грунт способствовал образованию исключительно прочного копыта». (ВНИИК, «Книга о лошади», Москва, 1952 г., с.262).

Там же дан краткий анализ о генезисе кабардинской породы лошадей:

«Происходит она от местных, горных лошадей Кавказа. В ее образовании приняли участие южные породы: карабахская, туркменская, арабская и степные породы, поступавшие из южно-русских степей, а также с Востока. Некоторое влияние оказала на кабардинскую породу ногайская лошадь, долгое время разводившаяся на Северном Кавказе, в непосредственной близости от районов разведения кабардинской лошади» (Там же, с.461).

«В Терской области в 1892г. числилось до 37,5 тыс. табунных лошадей, из которых 20 тыс. голов были ногайской породы, остальные - кабардинской и смешанных пород». (П. А. Шацкий «Сельское хозяйство Предкавказья в 1886-1905гг.» // НВСЭРЮВР. с. 158; «Военно-статистческое описание Терской области», ч.1. Тифлис, 1888г. с.67-68) В специальной литературе по коневодству неоднократно подчеркиваются специфические особенности горных пород лошадей, обусловленные их выведениям в условиях высокогорья. Так, например, пишется и о кабардинской лошади: «Весьма ценна также кабардинская порода лошадей, созданная в горных районах Северного Кавказа еще в XVIII и ХIХвв. Это типичная верхово-въючная порода, приспособленная к высокогорным условиям». (3, с.82)

Совершенно очевидно, что эти характерные качества породы вырабатывались веками в горах, при определенных условиях эксплуатации (доставка грузов на горные коши, продукции животноводства с кошар в села, транспортировка сена, переходы через перевалы и т.д.) и связаны с бытом, методами хозяйствования и потребностями именно горского населения - карачаевцев, балкарцев. У степных и предгорных пород лошадей подобные качества отсутствуют в силу равнинных условий их эксплуатации и разведения. Возникает вопрос, откуда у лошади равнинной Кабарды могли сформироваться столь выраженные качества адаптированности к высокогорью - свыше 2000 м. над уровнем моря, и для чего они были нужны жителям равнин? Возникает вопрос и о древности участия карабахской, туркменской и арабской пород в формировании карачаевской породы. Насчет датировки использования ахалтекинцев населением горной Балкарии и Карачая можно сослаться на мнение известного этнографа В. Б. Ковалевской. Она отмечает:

«К VIII-XI вв. у алан в качестве верховых употреблялись два вида лошадей - быстроаллюрные кони типа ахалтекинцев и лошади горного типа, похожие на карачаевских»

Роль средневековой Алании (раннефеодального государства карачаево-балкарского народа) в выведении и разведении породистых и адаптированных к ландшафту коней подтверждается и данными из адыгской версии нартского эпоса. Один из персонажей эпоса завидует своему противнику, чей конь «объезжен в Алунии», «приучен к седлу в Алунии», т. е. Алании. (П. У. Аутлев. «О сираках, роксоланах и аланах нартского эпоса.- XVII вв.», Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. Тезисы докладов и сообщений. Майкоп, ] 992, с.56).

Отличительной особенностью карачаевской и кабардинской пород лошадей является горбоносость. В данном случае следует добавить, что выпуклый профиль или горбоносость встречается в основном только у тяжеловозных пород лошадей. Как исключение этот при знак встречается у нескольких пород верхо-вьючного типа: липпицианской лошади, староиспанской, карачаевской, кабардинской и кустанайской. Историк - алановед Р. Хатуев считает, что староиспанская порода лошадей появилась в Испании вместе с аланами, предками балкарцев и карачаевцев. То, что аланы вместе с вандалами и готами были в Испании общеизвестный факт.

По мнению многих ученных, одним из несомненных очагов одомашнивания дикой лошади являлись обширные области Средней Азии и Юго-Восточной Европы. Важно отметить, что и на изделиях скифской торевтики изображенные лошади в профиле горбоносые (ваза из Чертомлыкского кургана, сосуд из кургана Солоха). Авторитетное мнение специалиста-этнографа в данном случае подтверждает мнение специалистов-коневодов об участии азиатской лошади в формировании карачаево-кабардинской породы, но при этом дана и исторически обоснованная датировка этого процесса - VIII - XI вв. Говоря об этом периоде, невозможно утверждать о присутствии кабардинского этноса в пределах Центрального Кавказа, (исторической Алании - современных Карачая и Балкарии). Территорией их проживания вплоть до конца XVI века являлось восточное побережье Азовского моря и нижнее Прикубанье.

Теперь стоит сопоставить данные о древности горской (карачаево-балкарской) породы лошадей, отмечаемой в приведенных средневековых источниках VIII-XI вв., с известной позднесред-невековой (конец XVI в.) территорией расселения кабардинцев на восточном побережье Азовского моря (данные венецианских, генуэзских карт конца XVI в.).

Согласно этнической истории кабардинцев, территория их проживания связанна с равнинами устья Кубани, а не Центральным Кавказом. Таким образом говорить о генезисе рассматриваемой породы горской лошади с Кубани безосновательно. Не должен смущать этнический термин в названии породы. В мире существуют «этнические» породы лошадей: арабская, английская, венгерская, ногайская, туркменская, киргизская и т.д. Карачаевцы и балкарцы могут гордо утверждать, что их предками выведена своя, адаптированная к высокогорью Кавказа карачаевская порода лошадей. Всем известно, учить тюрков коневодству - все равно, что учить французов или испанцев виноделию. В силу этих фактов региональный приоритет карачаевцев и балкарцев не должен быть предметом претензий, спекуляций или обид. Наибольший вред истории приносят невежество и предвзятое к ней отношение. Видимо стоит напомнить, что из тюрко-монгольского мира распространились в мире стремена, путы, аркан, таврирование скота, тактика стрельбы на скаку, шашка, создание и масштабное применение конных армий. Очевидно и то, что нет такого места в Евразии, где не ступали копыта тюркских коней. Пожалуй, это единственный этнос в Евразии, который до наших дней эстафетно сохранил самобытную культуру древних скотоводов.

По мнению арабских коневодов, их порода берет свое начало от туркменских ахалтекинцев. Все современные чистокровные английские лошади восходят по прямой мужской линии к трем восточным жеребцам. Один из них, Бейерлей-Терк (отбитый у турок при осаде Вены в 1683г.) был выращен в Турции; второй - Дарлей-Арабиан (купленный в Алеппо и ввезенный в Англию в 1710г.) - был, судя по сохранившемуся изображению, ахалтекинец; третий - Годольфин-Арабиан, - был северо-африканской лошадью.

Даже к XXI веку у каждого тюркского народа сохранилась своя порода лошадей. Лошади тюркских народов известны в истории с древнейших времен, изображения их сохранились на скальных рисунках Алтая, Тувы и Казахстана. Считается, что именно тюрки первые приручили дикого коня, их вклад в истории коневодства огромен. Единственный народ, кто разводит лошадей за полярным кругом, это тюрки - якуты, их порода считается самой северной в мире. Противоположность ей - лошади туркмен, одна из красивейших южных пород лошадей мира. Большое влияние в формировании местных пород России оказали лошади тюркских народов: хазар, алан, болгар, печенегов, половцев, торков, туркмен и татар. В этой связи напомним мнение выдающего историка Л. Н. Гумилева о том, что «балкарцы и чуваши сложились раньше, чем сами древние тюрки». Наверное, эти народы, сложились со всем этническим комплексом: материальной и духовной культурой, традициями животноводства и коневодства. Об успехах в коневодстве жителей Северного Кавказа пишет и академик В. А. Гордлевский: «5 эпоху Сельджукидов в Малую Азию поставляли с Кавказа лошадей «тавлинских» пород» («Избранные сочинения» т. I, M. с. 144, 1960 г.).

Стоит обратить внимание и на то, что термин XI-XII вв. - «тав-линская порода», происходит от тюркского слова тау/тав - гора, одного из самоназваний балкарцев и карачаевцев таулу - горец. Да и в дореволюционных российских изданиях эта порода (современная карачаевская) часто именовались «горской породой», т.е «таулинской». В средневековье после вторжения войск Чингисхана, войны из тюркских народов, точнее половецкой конфедерации, оказались в Египте. Они известны в современной истории как мамлюки, гулямы. Судьба этих воинских формирований имеет славные страницы. Они создали ксенократийные государства от Бенгалии до Египта, защитили мусульманский мир от крестоносцев. В течение 400 - летнего правления мамлюки оставили множество письменных документов: словари, трактаты по военному искусству, поэмы и стихи на родном им тюркском языке. По мнению известных востоковедов, этот язык наиболее близок современному карачаево-балкарскому диалекту тюркского языка. Оторванные от основного массива этноса, они, в конечном итоге, растворились в среде окружающих народов, оставив о себе славную память. («Происхождение мамлюков», г. Алмата. издательство «Кочевники», 2004г., с.80).

Вот что писал арабский историк XIII века Ибн-ал-Ибри о тюрках - мамлюках и их лошадях:

«Что касается тюрков, они искусней всех в верховой езде. Его конь взлетает на склоны гор и опускается на дно ущелий с недоступной никому легкостью. Тело тюрка совсем не тяготит спину лошади, ноги его не оставляют следов на земле. Что касается выносливости в движении рысью во время длительных походов, никто не может сравнится с тюркским скакуном».

Вряд ли можно считать арабов дилетантами в коневодстве, они создали одну из лучших пород лошадей мира. Как мы , видим, наблюдательный историк, тонко отметил отличительные качества этой породы недостающие арабским скакунам: «Его конь взлетает на склоны гор и опускается на дно ущелий с недоступной никому легкостью». Любопытно, что именно этими характерными качествами отличается карачаевская порода от других лошадей. Исторически известно, что в средневековье с Северного Кавказа экспортировали в большом количестве лошадей в страны Востока. У балкарцев, по словам Н. А. Караулова, «коневодство стояло довольно высоко». Далее он пишет:

«Недостаток земли, удобной для пахоты, суровость климата, не всегда позволяющая рассчитывать на удачный урожай, и отличная питательная низкорослая трава способствовало развитию скотоводства в самых широких размерах. Коневодство стоит довольно высоко. Сорт балкарской лошади, - пишет он, - очень хороший, она неприхотлива и вынослива, невысокого роста, крепкое небольшое копыто очень цепко, и лошади эти незаменимы в горах. Однако влечение к кровным производителям немного испортило уже эту породу».

Слова эти относятся к началу XX века, поэтому можно заключить, что в это время балкарцы разводили в основном свою породу лошадей. При этом практически не улучшали ее другими породами. («Болкары на Кавказе»// «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа», Тифлис, 1908г. Выпуск XXXVIII. с. 142). Поскольку балкарцы и карачаевцы - это единый народ, все что сказано о балкарской лошади относится и карачаевской и наоборот.

Б.А.Калоев отмечает: «По данным многих авторов, относящимся к этому же времени, у балкарцев было довольно много лошадей, по-видимому, преимущественно местной породы, во всех пяти обществах: в Баксанском - 1302 головы, Чегемском - 2096, Хуламском - 871, Безенгиевском - 422, Балкарском - 1209. (итого 4900) Балкарская лошадь имела большое сходство с осетинской, эта порода, несомненно, была создана общими усилиями обеих народов». (СНСК, с.73).

Возможно, Калоев прав, если иметь в виду родство карачаевцев, балкарцев и дигорцев, но в остальной части Осетии коневодством практически не занимались. Это относится и к мулам: «Мулов разводили по этнографическим данным, только в Балка-рии, отчасти в Западной Осетии -Дигории» (Ук. р. с.85). Этот факт отметил в свое время и выдающийся осетинский поэт Коста Хетагуров в этнографическом очерке «Особа»: «Лошадь (в Осетии - Н.Б.) была прежде роскошью. Она применялась только для верховой езды и перевозки вьюков». В Осетии середины XIX века владелец, имеющий 2-3 лошадей, считался богатым (газета «Терские ведомости», 1874г., №28).

Следует сказать, что для климата и рельефа горной Осетии и Чечни наиболее подходила горная карачаево-балкарская порода лошади, поэтому ближайшие соседи и закупали их в Балкарии и Карачае. Даже в мифологии осетин коневодческий термин «аласа» - мелкая порода горных лошадей (осет.), свидетельствует о карачаево-балкарском происхождении как самого термина, так и о факте приобретения лошадей в Карачае и Балкарии. Указанный термин «алаша» означает в карачаево-балкарском языке «низкорослый; порода лошади; мерин». Вот, что пишет В. Пфаф об этой «созданной общими усилиями» лошади:

«Можно только удивляться,- пишет он, - необыкновенному проворству, силе и ловкости этих прекрасных горских лошадей. Сидя на такой лошади, можно поручить себя ее инстинкту и, закрывши глаза, переезжать через самые страшные пропасти. Я даже советую закрывать в подобных случаях глаза, потому что тогда голова не кружится и ездок не может терять сознание, что очень возможно при непривычке к подобным ощущениям». (В. Пфаф. «Путешествие по ущельям Северной Осетии» // ССКГ. 1871г. т. I.e. 152).

Да, карачаево-балкарская лошадь закупалась в Осетию, Ингушетию, Чечню, Грузию и Кабарду, и перепродавалась оттуда далее. Но транзит любого товара не говорит о его собственном производстве, иначе надо предположить, что средневековая Византия или Хазария, торговавшие в Европе китайским шелком, сами же его и производили.


БИБЛИОТЕКА

От автора
Лошадь на вершине Эльбруса
Исторические сведения о горских лошадях Северного Кавказа
Фольклорные сведения
Лексика коневодства
Сведения о коневодстве в XIX-XX вв
Экстерьер горской лошади
Традиции коневодства в фразеологизмах карачаево-балкарского языка
Послесловие
Примечания
Список литературы




Яндекс.Дзен





Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!