«к горным вершинам» | альпинизм
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«К ГОРНЫМ ВЕРШИНАМ» • К вершинам узла МатчаОГЛАВЛЕНИЕ


 Альпинизм 

К вершинам узла Матча.
Автор: И. МЕШКОВ, мастер спорта

Пассажирский поезд Ташкент — Андижан прибывает на станцию Канибадам в 6 утра, стоит две минуты и тихо отправляется дальше, высадив одного-двух пассажиров. 16 июля 1972 года все было иначе: поезд простоял на станции около пяти минут, а когда ушел, на перроне осталась гора рюкзаков и вьючных мешков, двадцать четыре пассажира и одна собака. Пассажиры, едва восстановив дыхание после бурной разгрузки, принялись разглядывать далекие снежные горы, а собака отправилась на привокзальную площадь наводить порядок среди своих любопытных сородичей. Начиналась третья экспедиция клуба «Вертикаль» в высокогорный узел Матча.

Урок географии

Окаймляя с юга Ферганскую долину, более чем на 700 километров протянулась непрерывная цепь вершин. Восточная половина цепи носит название Алайского хребта. Почти точно посередине цепь раздваивается, образуя гигантскую вилку, внутри которой лежит Зеравшанская долина. Северная ветвь этой вилки — Туркестанский хребет, южная — Зеравшанский, от него западнее ответвляется Гиссарский хребет, завершая формирование трезубца, который геологи включают в систему Западного Тянь-Шаня, энциклопедии именуют Гиссаро-Алаем, а в альпинистской и, отчасти, географической литературе он известен под названием Памиро-Алай.

Стык хребтов — Алайского, Туркестанского и Зеравшанского — называют узлом Матча. Один из первых исследователей края Алексей Федченко считал, что это название произошло от таджикского слова «матча», означающего «приводящий в опьянение своей красотой». Этим словом таджики называют реку Зеравшан в ее верхнем течении и селение на этой реке. Это действительно узел с хитросплетениями хребтов и отрогов, между которыми лежат многочисленные ледники. Точно на стыке трех хребтов находится вершина Игла.

В узле Матча можно выделить семь главных ущелий. По двум из них реки Кшемыш и Джиптык стекают с Туркестанского хребта на север, образуя реку Исфару, третье — ущелье реки Ак-Терек — начинается под склонами массива Скалистого, широкой дугой уходит вначале на юго-восток, а затем постепенно поворачивается к северо-востоку и соединяется с ущельем реки Сох. Все эти реки принадлежат бассейну Сыр-Дарьи, протекающей по Ферганской долине. Четвертое ущелье — Зеравшана — вытянуто строго на запад. Район характеризуется активностью новейшего горообразования, в частности, высокой сейсмичностью, порождающей катастрофические обвалы, что необходимо учитывать при организации альпинистских базовых лагерей и биваков. Высшая точка района — главная вершина массива Скалистый (5650 м) лежит в Ак-Терекском отроге Туркестанского хребта. Наиболее значительные вершины района — Ахун, пик Щуровского и Донг-Чад.

Экскурс в историю

Первым исследователем горного узла Матча был Алексей Федченко. Это его именем назван самый большой ледник Памира. Он сделал немало открытий в Памиро-Алае, наиболее значительное из которых — открытие Заалайского хребта и его высочайшей вершины (7134 м), носящей теперь имя Ленина. Экспедиция Федченко положила начало изучению горного узла Матча. В 1880 году по Зеравшанскому леднику прошла большая экспедиция И. В. Мушкетова, известного исследователя Средней Азии. Экспедиция произвела топографическую съемку на леднике. Тогда-то и появились названия ледников — Толстова, Скачкова, Мир-Амин и вершин — Игла, Обрыв, Белая, Ахун, Голова и другие. Мушкетов считал переход через перевал Матча пределом человеческих возможностей. В то время иначе и быть не могло: экспедиция не располагала никаким альпинистским снаряжением, а в качестве кошек использовались обычные сапоги с удлиненными гвоздями!

С 1928 года Советское правительство начало осуществлять широкую программу изучения Памира. В течение нескольких лет работала специальная Таджико-Памирская экспедиция Академии наук СССР, в состав которой входили лучшие отечественные альпинисты во главе с Н. В. Крыленко. Один из отрядов этой экспедиции исследовал узел Матча, посетив ледники Кшемыш, Райгородского, Зеравшанский и другие. В 1934-1935 годах альпинисты В. и Е. Абалаковы, А. Малеинов и другие участвовали в разведке и разработке месторождений олова на горе Оловянная в Туркестанском хребте. Одновременно им удалось совершить несколько восхождений, в том числе на пик Гранитный (5056 м). После войны в Матче побывали группы альпинистов А. Кузнецова и А. Блещунова. Район стали навещать и горные туристы, открывшие здесь немало новых перевалов, а группа Р. Блиндера из Киева, в составе которой были и альпинисты, покорила одну из значительных вершин узла — пик Обрыв-1 (5025 м), поднявшись на нее по северному гребню с ледника Мир-Амин.

Первая экспедиция

Для меня открытие узла Матча состоялось в 1966 году… в Ташкенте. На одном из книжных базаров города я нашел книгу Д.М. Затуловского «На ледниках и вершинах Средней Азии». С нее все и началось... На 1967 год была уже запланирована экспедиция в Фанские горы, а через год в узле появляется четверка наших разведчиков во главе с Владимиром Кузнецовым. Они прошли маршрут из долины Ак-Терек через перевал Иванова в ущелье Кшемыш и выбрали возможные места для базовых лагерей, которые мы и использовали в последующие годы.

Наконец, лето 1969 года... Русская пословица «первый блин комом» на этот раз явно не сработала: первая экспедиция прошла организованно и принесла замечательные результаты. В «Классификационной таблице вершин СССР» появилось 28 новых маршрутов, пройденных альпинистами. Были совершены первовосхождения почти на все вершины в цирках ледников Кшемыш и Щуровского. Безымянные пятитысячники получили имена: Варшава, Новосибирск, пик Мушкетова, 25 лет Народной Польши. В экспедиции участвовало 30 альпинистов, в том числе два научных сотрудника института физиологии Сибирского отделения АН СССР, которые проводили исследования по проблеме высотной акклиматизации.

В наш век коллективных открытий трудно рассчитывать, что какой-нибудь интересный горный район, особенно легкодоступный, долго останется без внимания. Так было и с узлом Матча. Пока наша экспедиция интенсивно лазила по вершинам Туркестанского хребта и его северных отрогов, на Зеравшанском леднике появились альпинисты из города Арзамаса во главе с А. Давыдовым. С вершины Кшемыш они сняли еще «теплую» записку наших первовосходителей. Но об этом мы узнали лишь полтора года спустя, из переписки с арзамасцами, после того, как, в свою очередь, сняли их записку с Иглы, понаслушавшись предварительно от киргизских пастухов рассказов об этой экспедиции.

Длинные километры Ак-Терека

«Без нужды не езди в Зардалею» — гласит древняя поговорка киргизов, живущих в этих местах. В ее мудрости пришлось убедиться участникам экспедиции 1970 года, преодолевшим трехдневный переход с караваном ишаков от кишлака Кан до базового лагеря в верховьях Ак-Терека. У нас было очень мало времени — всего двадцать дней, главная цель — пик Ленина — находилась «за тридевять земель», а восхождения в узле Матча решали только задачи предварительной акклиматизации. И все же мы вполне сознательно выбрали длинный путь через каньон Соха до Зардале и дальше вверх по Ак-Тереку: этот путь выводил в новый для нас район, позволяя завершить первый цикл изучения узла. Экспедиция была необычайно многочисленной — 25 альпинистов клуба «Вертикаль», 8 альпинистов Высокогорного клуба и 2 альпиниста Клуба Народной армии Болгарии. Руководили экспедицией В. Мартынов, А. Завада и я.

Переброска грузов в базовый лагерь заняла 5 дней, и 11 июля экспедиция вышла для организации штурмового лагеря и восхождений на Зеравшанском леднике. Здесь сказала свое слово погода, устойчиво плохая в течение всех двенадцати дней восхождения. Однако, используя редкие «окна» в непогоде, удалось пройти восемь маршрутов. Особенно успешно походила четверка В. Будянова. Она прошла три маршрута, в том числе новый — на пятитысячник Обрыв-1. Главным же успехом экспедиции было первовосхождение польско-советской группы на остроглавый пятитысячник в Туркестанском хребте, названный именем Алексея Федченко. Была предпринята попытка восхождения и на пик Щуровского — вторую вершину района. Две группы начали маршрут с ледника Мир-Амин: польская четверка во главе с А. Завадой по южному ребру и советско-польская во главе с В. Мартыновым по северному. Ближе к успеху была группа Завады, но непогода заставила обе команды отказаться от восхождения.

Примечательно, что в 1970 году мы часто шли по следам группы московского Дома ученых во главе с В. В. Немыцким. Они были здесь в 1940 году, но тогда им пришлось отступить перед крутыми ледовыми склонами Байжана; в верховьях ледника Айланыш они любовались массивом Иглы. Прошло тридцать лет, и четверка наших восходителей во главе с О. Гребенником поднялась на Байжан, а пятеро альпинистов под руководством В. Кузнецова взошли на главную вершину Иглы с ледника Айланыш. Вот тогда мы и убедились, что три хребта Памиро-Алая сходятся буквально в одной точке. В феврале 1970 года трагически погиб председатель нашего клуба «Вертикаль» Сергей Андреев. В память о нем летом 1970 года группа из 11 альпинистов пришла в цирк ледника Щуровского и двое — В. Кузнецов и И. Мешков, автор этих строк, — взошли на вершину 5127 метров и вложили в тур капсулу с портретом Сергея Андреева.

В следующем, 1971 году наш клуб проводил сборы на Кавказе. А в узел Матча направилась экспедиция Спорткомитета СССР — ознакомиться с районом и пройденными нами маршрутами. Лето было очень сухим и жарким, склоны полностью очистились от снега, сложность ледовых маршрутов возросла. Такая периодичность от года к году типична, по нашим наблюдениям, для района. После восхождения на Таджи-Таш и Кшемыш по маршрутам 1969 года четверка альпинистов повторяла польский маршрут на пик 25 лет Народной Польши. На спуске с жандарма Белый Конь связку Михаил Бонгард — Олег Куликов сорвал и сбросил на ледник громадный камень, вытаявший из снега. Оба альпиниста погибли... Это были замечательные спортсмены, покорившие в свое время пик Коммунизма, Хан-Тенгри и другие высочайшие вершины. Олегу Куликову я обязан своими первыми шагами в альпинизме. В память о друзьях на громадном камне неподалеку от лагеря 1972 года теперь выбита надпись, а ледник под жандармом Белый Конь назван «Бон-Куль» (Бонгард — Куликов).

Новые вершины

Из Канибадама отличное шоссе приводит в Исфару — районный центр и один из древнейших городов Средней Азии. Когда-то отсюда выходил со своими экспедициями А. Федченко. Сейчас это уютный городок с тенистыми улицами, залитыми асфальтом. За Исфарой начинается подъем, Ферганская долина остается позади, шоссе уходит в ущелье, по которому бежит река. Выше появляются абрикосовые сады, и вскоре машина въезжает в центр селения Ворух. Еще два часа езды — все так же непрерывно тянутся сады и посевы — и мы разгружаемся в Мазаре, урочище, от которого уходит тропа к перевалу Бель. 17 июля начинаем переброску груза в ущелье Кшемыш. 20-го над базовым лагерем уже развеваются флаги третьей экспедиции. В ее составе 16 альпинистов клуба «Вертикаль» и 4 альпиниста Высокогорного клуба Польши.

Первый выход: пройдено три новых маршрута на вершины, покоренные в 1969 году. Затем польские альпинисты — Я. Стрчинский, А. Вилюш, М. Гроховский и Р. Ковалевский — совершают восхождение в массиве пика Скалистый на непокоренную первую южную вершину, а Вилюш и Гроховский поднимаются с плато еще и на Пти-Дрю — так с 1969 года мы условно называем красивую скальную пирамиду в отроге Кара-Бель; теперь первовосходители назвали ее пиком Вертикаль.

Северо-западное ребро вершины Боец было пройдено в 1969 году, поэтому восхождение группы Ю. Молородова формально не считалось первовосхождением. Однако альпинисты, схлопотав две холодные ночевки, сложили свой тур метров на 50 ниже вершинной точки, не рискнув подниматься по плохому снегу. По слухам, на Бойце когда-то были до нас то ли альпинисты, то ли туристы: со стороны озера Кара-Куль-Катта на вершину просматривается несложный снежный склон. Группе Молородова, поднявшейся на вершину после двух дней восхождения, протекавшего в очень холодную, ветреную погоду, не удалось найти там следов «легенды», не нашли их и альпинисты, повторившие восхождение год спустя.

Наиболее крупным успехом сезона стало восхождение по восточному ребру пика Сергея Андреева. Этот маршрут в 1969 году высмотрел сам Сергей, но тогда не удалось подобрать к нему ключи. Теперь, после тщательной разведки цирка ледника Андреева, мы нашли выход на ребро по ледовому склону и отвесной стометровой башне. Десять дней четыре альпиниста штурмовали ребро. Вмешалась непогода: сутки пришлось отсиживаться в палатке, которую едва удалось прилепить на скальном гребне. Когда же вершина была, казалось, совсем рядом, отвесная стена снова перекрыла ребро. И опять в ход пошли лесенки, опять поплыли по стене рюкзаки... Стена вывела прямо к вершинному туру.

О северной стене Кшемыша мы узнали впервые в 1968 году — разведчики принесли ее фотографии. Три года ходили вокруг стены, присматривались и в этом году, наконец, попытались ее пройти. Четыре дня провисела на стене наша группа; удалось найти хороший вариант прохождения наиболее проблематичной нижней части. Но вначале один, а потом еще двое из шести заболели, и от штурма пришлось отказаться. Стена досталась другим...

...Вечером штурмовой лагерь на леднике Кшемыш гудел, как пчелиный улей; на утро одним предстояло уходить вниз, другим — за два перевала на Зеравшанский ледник. Решено сделать попытку взойти на пик Щуровского с ледника Мир-Амин.

«Утешительный забег»

...Карниз прорубали почти час. Вначале Володя Прокопенко забил крюк в скальный островок, потом вогнал по головку в снег свой айсбайль и попросил мой. На меня посыпались комки снега, льда, и в карнизе начало потихоньку расти окно. Ребята тем временем подтягивались по кулуару, прикрываясь у скал от «артобстрела»: льдинки падая, сбивали камни. Наконец, плавно выжимаясь на двух ледорубах, Володя переваливается через карниз. За ним широкая перемычка и... крюк с петлей! Репшнур явно польский — здесь спускался Завада.

Полчаса отдыха, и вверх. Простые разрушенные скалы, а через каждые 80 метров — крюк и петля, крюк и петля — может быть, Анджей Завада пошутил? В мае он был у нас в гостях в Академгородке и рассказывал подробно о попытке 1970 года. Просмотрев его слайды, мы поняли, как не повезло польской четверке — гребень, перед которым пришлось отступить из-за начавшейся грозы, выглядел «троечным». Анджей сказал, что они повернули вниз с перемычки, но вот мы прошли уже 200 метров ребра, а крючья с петлями все не кончались. Может быть, они все-таки были на вершине, и Анджей просто «разыграл» нас?

Последний крюк с петлей вбит у основания отвесной 50-метровой стены, которая кажется неприступной. Признаться, мы такого не ожидали! Ищем обход. Вправо от крюка уходит полка. Прохожу по ней 20 метров и, забив еще крюк, ухожу наверх — вправо. Есть! За углом простой скальный гребень, по нему — выход над стеной. Еще 40 метров простых скал, и снова стенка метров на десять. Забиваю 4 крюка, зайльцуг, опора на крюк — и я наверху. Принимаю Володю Самсонова и, закрепив одну из веревок для ребят, выпускаю его вперед. Через 2-3 минуты слышу: «Все! Вершина!..»

Погода отличная, можно не спешить. Гена Дорофеев складывает грандиозный тур, а Валерий Будянов добивает запасы фотопленки. В последний раз любуемся панорамой узла: сколько же здесь еще не взятых вершин! Прямо на юг вздымается красавец Ахун, левее него в облаках вершины Кок-Майнок, справа высится безымянная скальная пирамида, напоминающая нос гигантского корабля, а на северо-западе, над пятитысячниками Варшава и Новосибирск, поднимается громада массива 5500, которую за ее размеры еще в 1969 году назвали Слоном. С вершины два дюльфера по 80 метров — и мы у последнего крюка Завады. Немного же им оставалось! Спуск с перемычки в сумерках, и к своим палаткам на плече приходим уже при свете луны. Назавтра обратный путь на ледник Мир-Амин с его ледопадами, а потом — Зеравшанский ледник и место штурмового лагеря 1970 года — теперь здесь не осталось даже консервных банок... Еще пара часов — и мы за перевалом Матча, на летовке Герёз, где гостеприимный чабан Пакыр угощает нас традиционным чаем с лепешками и айраном... Еще один день и один перевал и — базовый лагерь. Экспедиция окончена...

«Золотое» лето Матчи

В 1973 году в ущелье Кшемыш начал работать филиал лагеря «Дугоба». В Матчу приехали альпинисты Ленинграда, Свердловска и Ивано-Франковска. «Вертикаль» предоставил в распоряжение лагеря все материалы по району, а ленинградцам дали еще и консультации по возможным объектам для участия в чемпионате СССР по альпинизму. Итоги сезона превзошли все ожидания. За траверс Туркестанского хребта от Кшемыш-Баши до пика Федченко команда, составленная из альпинистов Ленинградского горного института (капитан А. Незаметдинов), получила золотые медали, а другая команда ленинградцев (капитан В. Солоников), пройдя северную стену Кшемыш-Баши, заняла шестое место в классе технических восхождений, маршрут же был классифицирован шестой категорией трудности. Было пройдено несколько новых маршрутов, среди которых выделяются своей красотой и логичностью маршруты группы свердловчан по юго-восточному контрфорсу пика Андреева и ленинградцев по северо-западному ребру стены пика Вертикаль. Группой ленинградцев покорен и безымянный пятитысячник над ледником Толстова (тот самый Слон).

Однако возможности района еще далеко не исчерпаны. Остается немало альпинистских проблем и новых, интереснейших маршрутов. Не пришел еще черед отдаленных уголков узла. Стены массива пика Скалистый, вершины Ахун, Донг-Чад и Кок-Майнок, безымянные пятитысячники в южных отрогах Туркестанского хребта ждут еще своих победителей...

Альпинизм


БИБЛИОТЕКА

Введение
Страницы истории
Первая экспедиция
Неуютный «Дом ветров»
Третья попытка
Большие фамилии
Над Аксайским ледником
К вершинам узла Матча
Превзойти себя
Пик Ленина
Испытание высотой
Словарик альпинистских терминов









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!