пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
ИСТОРИЯ ПЯТИГОРСКА | Константиногорская крепостьОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 История Пятигорска 

Константиногорская крепость

Константиногорская крепостьПредисловие. Кавказ традиционно являлся сферой геополитических интересов Россиского государства. Без контроля над этим регионом страна не могла решить столь болезненный для себя вопрос о безопасности южных рубежей. Выхо Черному морю сделал эту проблему одной из первоочередных, От этого многом зависело развитие хозяйства и торговли России.

Между тем в споре за Кавказ России пришлось столкнуться не только с такими традиционными соперниками как Персия и Османская Порта, но и с активно проводящими экспансионистскую политику на Востоке европейскими державами Францией и Великобританией. Далеко не однозначно складывались отношения с народами, живущими на Кавказе. В целом для них была характерна пророссийская ориентация. Однако уровень социально-экономического развития горцев, их повышенная военная активность, нашедшая выражение в набегах с целью захвата добычи, сочетались с не всегда продуманной политикой российских властей на местах. Все это делало Кавказ узлом весьма сложных противоречий, решение которых приводило к кровавым столкновениям и распрям. Неудивительно поэтому, что в истории Кавказа конца XVIII - первой половины XIX века так много событий, связанных с вооруженным противостоянием различных сил, заинтересованных в своем влиянии на этот край. Одному из аспектов этого сложного периода и посвящена данная работа. Стремясь закрепиться в Предкавказье, российское правительство в 1777 году приступило к созданию пограничной линии, состоящей из военных укреп­лений и поселений, протянувшейся от Азова до Моздока. Получившая название Кавказской, она стала успешно заселяться казаками, крестьянами, горцами и явилась не только щитом на южной границе, но и источником политического, экономического, культурного влияния России на сопредельных территориях. Возведение укреплений по-разному было встречено кавказскими народами. Для одних русские крепости стали оплотом и гарантом безопасности, для других-причиной потери плодородной земли. Горцы не раз выступали за снос российских форпостов. Но царская администрация бескомпромиссно продолжала уси­ливать Кавказскую линию, возводя все новые и новые крепости, одной из которых и стала Константиногорская. Ее устройство стало возможным после подавления выступлений кабардинских феодалов, произошедшего в 1779 году и приведшего к заключению с ними новых соглашений, по которым река Малка признавалась границей российских владений.

Построенная при слиянии рек Золотушка и Подкумок Константиногорская крепость позволяла контролировать стратегически важную долину, и что не ловажно - в перспективе давала возможность создать на основе местных точников минеральной воды курорты. По словам военного историка Иосифа Дебу «...горячие, серные, целительные воды, а более державшиеся в горах различные горские народы, и обеспечение предполагаемых по рек у российских селений, были причиною построения Константиногорского укрепления» (Дебу. 1829.С38).

О том, при каких обстоятельствах была построена и как развивалась Константиногорская крепость, читатель узнает из работы старшего преподавателя кафедры социально-гуманитарных наук Пятигорского государственного технологического университета, кандидата исторических наук В. А. Фоменко. Автор, опираясь на исторический и археологический материал, предпринял попытку раскрыть дух той непростой эпохи, наполненной героическими и трагическими событиями, показал различные стороны жизни и быта первых российских поселенцев в этих местах.

Безусловно, что сильной стороной работы является возвращение автором из исторического забвения имен не только строителей и жителей Константиногорской крепости, но и тех, кто приезжал сюда поправить свое здоровье, увы, не всегда удачно. Все это позволяет взглянуть на историю, не только как на безликий процесс, наполненный сухими цифрами и фактами. За ними скрываются судьбы различных людей, так или иначе связанных с курортным регионом Кавказских Минеральных Вод. Представленная Вашему вниманию работа - это дань уважения памяти предков, трудами и заботами которых живем мы на этой благодатной земле. Ю. Ю. Клычников, кандидат исторических наук

Пятигорье (район Кавказских Минеральных Вод) в период до XVIII века принято считать частью Кабарды. Наряду с кабардинцами основным населением района были абазины и ногайцы, подвластные кабардинским князьям и ногайским султанам (Фоменко. 1994; 2000. С 244). Кабарда в те времена находилась в зависимости от Крымского ханства и Турции. Часть кабардинских князей в борьбе за независимость от Крыма искали поддержки у России. Фактическое присоединение Пятигорья к России относится к 1774 году. Летом этого года русские войска одержали победу над войсками крымского хана Девлет-Гирея и принудили крымцев оставить Кабарду. Это совпало с заключением 10.07.1774 между Россией и Турцией Кючук-Кайнарджийского трактата. По этому договору Кабарда признавалась в подданстве России (Грабовский. 1876. С 147). Кабардинцы принесли присягу императрице Екатерине II.

После Кючук-Кайнарджийского мира Крым как вассальное ханство Турции просуществовал еще несколько лет. Для русских всегда можно было опа­саться нападения Крыма и Турции на Кабарду. Российское правительство вынуждено было укреплять свои новые кавказские владения. С этой целью была построена линия военных поселений между Моздоком и Доном на протяжении более 500 верст.

Азово-Моздокская линия. По поручению императрицы Екатерины II князь Г. А. Потемкин представил свои соображения о возможных вариантах укрепления границ России на Кавказе. Детальную разработку этого проекта было поручено провести командующему Астраханским корпусом генерал-майору Ивану Варфоломеевичу Якоби. В 1776 году он и подполковник генерального штаба Герман фон Ферзен обследовали Предкавказье. В итоге было признано необходимым создать особую пограничную укрепленную линию из 10 крепостей с промежуточными редутами. Линия должна была пройти от Моздока на Тереке по рекам Малке, Куре, Золке, Подкумку, Карамыку и Калаусу до границ войска Донского, оттуда через крепость Святого Дмитрия до Азова.

4.04.1777 года высочайше утвержденный проект был передан для испол­нения генералу И. В. Якоби. Одновременно с указом о строительстве Азово-моздокской линии туда переселялись два казачьих полка - Волгский и Хоперский. По указанию Г. Л. Потемкина, на создаваемую укрепленную линию надлежало переселить казаков с Дона и перевести часть регулярных войск.

В 1777 году были начаты работы по возведению крепостей: Екатериноградской на реке Малке, Павловской - на реке Куре, Марьинской - на реке Золке, Георгиевской - на реке Подкумок и Александровской на реке Томузловке (Кудашев. 1913. С 69). По ходатайству генерала И. В. Якоби центральная часть Азово-Моздокской линии была укреплена строительством дополнительной Константиногорской крепости.

Время строительства крепости. Константиногорская крепость начала строится в 1780 году. Этот год считается официальной датой основания города Пятигорска на месте, которого располагалась названная крепость (Гурский.1906). Название крепость получила в честь внука Екатерины II Константина Павловича (1779-1831 годы) (Польской. 1979; 1993. С 8 Гордин. 1989. С 385)2. Дата окончания строительства Константиногорской крепости не бесспорна. Есть основания относить ее к 1783 году. К осени этого года укрепление было подготовлено для постоянного размещения в нем гарнизона (Пятигорск 1985. С 14-15). Константиногорская крепость была первым в Пятигорье постоянным русским военным укреплением.

Значительное количество информации о Константиногорской крепости из архивов (фонды Российского государственного исторического архива (далее РГИА) и Российского государственного военно-исторического архива (далее РГВИА)) и публикаций удалось собрать в 1950-60-х годах М. И. Рыбенко. Кратко и с некоторой редакцией приводим эти сведения ниже.

Место расположения. Крепость была расположена на равнине у самого обрыва первой надпойменной террасы речки Золотушки (левый приток реки Подкумок) в 5 верстах к западу от горы Машук и в 4 верстах к югу от горы Бештау. Стратегические выгоды этой местности были известны и раньше. Еще летом 1769 года пространство между подножием юры Бештау и долиной рекя Подкумок было занято лагерем российских солдат Кубанского корпуса генерал-майора де Медема. Из этого лагеря войска отдельными отрядами вели дей­ствия в верховьях Кубани, Кумы и Подкумка против горцев, поддерживавших Турцию в ее войне против России (Польской. 1993. С 8).

Общая форма. В плане четырехугольник неправильной формы. Северная сторона в 2 раза шире южной. Первоначальная (до 1793 года) внутренняя площадь крепости составляла около 3 десятин, после переустройства в 1793 году площадь, окруженная валом, составила около 6 десятин. Фортификационные сооружения земляные.

Рвы и валы. Ровная площадка была окружена рвами по наружной стороне и земляными валами по внутренней стороне. Земляной вал с наружной стороны вдоль всего рва был обложен дернинами (кусками дерна с травой), прибитыми к валу деревянными спицами. Такое покрытие вала имело зеленую (маскировочную) окраску и защищало фортификационные сооружения от размыва дождем. С внутренней стороны вал имел обрез по отвесу (подобно стенке) и был утрамбован с небольшой покатостью. Ширина рва в нижней части около 1 сажени, в верхней части около 3 саженей, глубина рва около 2 саженей. Размеры валов - ширина у основания около 3 саженей, в верхней части около 1 сажени.

Артиллеристскне выступы - брустверы. Как видно из плана крепости этот четырехугольник имел 10 углов-выступов. По 3 угла на северной и южной сторонах и по 2 на восточной и западной почти на равном расстоянии. Эти выступы были специально обустроенными площадками, на которых устанавливались пушки. Пушки той эпохи (начало XIX века) отливались из специального орудийного сплава на уральских заводах (город Златоуст). Пушки размещались на выступах, чтобы была возможность вести обстрел противника не только вперед, но и по флангам вдоль рвов.

Ворота крепости. Всего было три выхода из крепости:
1. Южные (водяные) ворота. От них шла дорога к реке Подкумок. Во второй половине XVIII века пойма реки Подкумок и его левого притока Золотушки была заболочена и занята зарослями леса и густого кустарника, называвшегося прежде «Орешником».
2. Восточные (георгиевские) ворота. От них шла дорога к Георгиевской крепости.
3. Западные ворота. От них шли дороги к Кисловодекой крепости и к Песчаному броду на реке Куме (в районе современной станицы Суворовской).

Постройки на площадке внутри крепости (согласно плану 1793 года)
A. Церковь.
B. Дом батальонного командира.
C. Дом для майора.
D. Обер-офицерские покои.
E. Солдатские казармы. Всего восемь (в два ряда по четыре). Первоначально в одной из казарм располагалась церковь и лазарет для раненых и больных солдат.
F. Батальонный цейхгауз.
G. Ротные цейхгаузы.
Н. Пороховые погреба.
I. Провиантский магазин.
К. Батальонная канцелярия.
L. При воротах арьергарды М. Дом артиллерийских служителей.
N. Дом для церковных служителей.
О. Ротные кухни.
Р. Колодцы.
Q. Нужные места.
R. Границы старого укрепления (до 1793 года).

Постройки за пределами крепости.
S. Лазарет у западного рва крепости близ дороги к Кисловодской крепости.
Т. Конюшни. Одни на большем удалении у большого кургана к северо-западу от крепости. Другие ближе, к юго-западу от крепости у дороги к Кисловодской крепости
U. Землянки вблизи первых и вторых конюшен.
V. Кирпичный сарай к западу от крепости у дороги к Кисловодском крепости.
А. Станица для поселения казаков
W. Ротный двор между крепостью и станицей для поселения казаков
X. Солдатская слободка к востоку от крепости вблизи от реки Золотушки
Y. Кузница к востоку от крепости на берегу Золотушки рядом с солдатской слободкой
Z. Мастерская изба у восточного рва крепости рядом с солдатской слободкой
Я Маркитанские избы у юго-восточного рва крепости на берегу реки Золотушки
В. Кухни у южных ворот на берегу реки Золотушки
С. Бани на берегу протоки из реки Подкумок к югу от крепости
Д. Колодец у протоки из реки Подкумок к югу от крепости рядом с банями.

Большая часть перечисленных сооружений, очевидно, были глинобитными, из самана, плетня, досок или бревен. Из архивных документов 1802-1803 годов известно, что была составлена смета на сооружение в крепости каменных зданий вместо обветшавших дощатых, плетневых и деревянных. Однако этот проект осуществлен не был. В рукописи М. И. Рыбенко среди строений в крепости упоминаются также дома подполковника Асеева и капитана Кузьминского, говорится также о постройках к северу от восточных ворот - землянке для арестантов и леднике шефа полка (Рыбенко (б.г.)). Откуда были взяты эти сведения, М. И. Рыбенко не указывает. Вероятно, он использовал более поздние планы Константиногорской крепости или другие архивные документы. Центральная часть крепости была относительно свободна от строений и вероятно использовалась в качестве плаца.

Церковь в крепости. Сведения об этом храме удалось найти краеведу Петру Николаевичу Никитину (1906-2001). В 1783 году в крепости была открыта церковь. Она находилась в помещении казармы. Несколько позже в центре крепости возводится деревянная одноглавая церковь, которая была освящена в 1785 году в честь Святого Константина и просуществовала до 50-х годов ХIХ столетия (Никитин. 1996).

Функции крепости. В функции крепости входил военный контроль за передвижением отрядов немирных горцев по долине реки Подкумок. Долина реки Подкумок с древности известна как важная торгово-военная дорога в Предкавказье. Константиногорская крепость и возникшая позднее Кисловодская линия дополнительно включавшая Ессентукский редут и Кисловодскую крепость), таким образом, разъединяли два крупных очага борьбы горцев с российской колонизацией (Закубанье на западе и Кабарда на восток).

Гарнизон Константиногорской крепости составляли солдаты 16-го егерского полка. Егеря 16-го полка считались грозою кабардинцев, которые по цве­ту мундиров назвали их «зеленым войском» (Утверждение. 1901. С 224). Время функционирования крепости М. И. Рыбенко относит к концу XVIII -первой четверти XIX века (Рыбенко (б.г.). Из других источников известно, что к середине XIX века Константиногорская крепость утратила свое военное значение, обветшала и была разобрана (Никитин. 1996). В конце XVIII - начале XIX века крепость и ее гарнизон постоянно участвовали в боевых действиях. В качестве примеров можно привести участие солдат 16-го егерского полка в сражении 30.09-11.10.1790 с Батал Хуссейн пашой близ современного Черкесска и сражение с горцами 20-24 августа 1810 года (об этом свидетельствовали эпитафии на могильных плитах на военном кладбище близ крепости) (Польской. 1993. С 9, 11). Естественно было немало погибших и в других сражениях

Переустройство и ремонтно-строительные работы. В 1793 году Константиногорская крепость была переустроена под руководством генерала инженерных войск Фере. Крепость, возобновленная и расширенная, могла вести огонь из 20-ти пушек, не пропуская конных вражеских отрядов между Подкумком и горой Бештау. Сохранились ведомости ремонтных и фортификационных работ по Константиногорской и Кисловодской крепостям за 1804-1806 годы. В Георгиевской крепости находилась инженерная команда (См. ниже фонды РГВИА и РГИА).

Константиногорская слобода. К концу XVIII века вблизи крепости к северо-востоку от нее возникла слободка. Согласно проектному плану 1793 года здесь намечалось создание казачьей станицы. Однако в реальности на месте, отведенном под станицу, поселились отставные солдаты и маркитанты (торговцы). В наши дни этот район Пятигорска носит название Красная слободка. До недавнего времени здесь сохранялись названия улиц принятые в казачьих станицах - 1, 2, 3-я и т.д. линии. Однако, насколько мне известно, собственно казачьего поселения здесь не было.

Отношения с горцами. Строительство русских крепостей на территории населенной кабардинцами и абазинами вызвало недовольство местного населения. Крепости Георгиевская, Павловская, Марьинская и Константиногорская занимали земли, которые горцы хозяйственно использовали. Пушки этих крепостей были направлены в сторону горских селений. Почти одновременно со строительством крепостей начала проводиться военно-казачья колонизация. Под прикрытием крепостей основывались казачьи станицы, русские села, колонии европейцев, занимавшие окрестные земли. Соответственно колонизационная политика российских властей приводила к возмущению местного горского и степного населения и вооруженным выступлениям (Кудашев.1913. С 70; Фо­менко. 2001).

Одно из таких восстаний вспыхнуло в Кабарде летом 1804 года. В Георгиевской крепости создается сильный отряд во главе с генерал-лейтенантом Глазенапом и отправляется в Кабарду для усмирения восставших. Кабардинцы врываются внутрь линии крепостей и уводят из Пятигорья за Кубань подвластных им абазин Все русские крепости от Прочного окопа до Константиногорска оказались окружены неприятелем, и сообщение между ними было прервано. В марте 1805 года наместником Кавказа князем Павлом Дмитриевичем Цициановым после усмирения Кабарды были приняты особые меры. Князь дал предписание кавказскому губернатору, управляющему делами кабардинского народа генерал-майору Дельпоццо склонять кабардинцев отдавать своих детей в школы и к поступлению в гвардейский эскадрон. На него же была возложена обязанность в Георгиевской и Константиногорской крепостях выстроить мечети (Шабловский. 1914).

Однако выступления горцев периодически вспыхивали снова и снова. В результате горское население к середине XIX века из района Пятигорья было переселено за реки Малку и Кубань (Фоменко. 2000а., 2001). Примером может служить аул Трамов располагавшийся первоначально у южного подножия горы Машук (Pallas. 1803), а затем вблизи Константиногорской крепости.

Трамов-аул с 1811 по 1823 годы находился в долине Подкумка, к северо-западу от Константиногорской крепости и был населен абазинами, подвластными князьям Лоовым (Абазины. 1989. С 31). Дворяне Трамовы и их аул у Константиногорской крепости были известны как владельцы лучших на Северном Кавказе конных заводов (Klaproth. 1812, Bd. 1., S 451). В 1818 году за укрывательство разбойников Трамов аул был разрушен до основания... жителям оного позволено было вывести своих жен и детей (Записки. 1991. С 311; Клычников. 1999. С 76). Вероятно, селение это вскоре было восстановлено, но ненадолго, т.к. в середине XIX века аула здесь уже не было. По соседству с Константиногорской крепостью в первой четверти XIX века существовали также Аджиев, Арсланбек и другие аулы, населенные кабардинцами (Kimmel. 1812 ; Фоменко. 2001а. С 59-64).

Эпидемиологические условия. Известно, что в это время на Кавказе частыми были эпидемии. В частности, в начале XIX века (1804-1808 годы) в районе Пятигорья свирепствовала моровая язва (чума), опустошившая кабардинские и абазинские аулы (Фоменко. 1994, 2000). Были немалые жертвы и в Константиногорской крепости (Польской. 1993, С 11, Дебу. 1829, С 95, 188-189).Необходимо сказать и о том, что в месте расположения Константиногорской крепости у слияния двух речек, до середины XX столетия находились значительные по площади анафилогенные водоемы (болота, где водятся малярийные комары). Только благодаря особым мероприятиям по осушению этой местности в советский период удалось избавить Пятигорск и особенно его западную часть (районы Ново-Пятигорск и Скачки) от значительной зараженности малярией (Топонимика. 1999). Во время существования Константиногорской крепости малярия была весьма опасным заболеванием, причинявшим большой урон русским войскам на Кавказе (Васильев, Сегал. 1960, С 302, 303). Обилие различных инфекций и значительный от них вред (особенно от чумы) привело к созданию в начале XIX века близ Константиногорска при Горячих Водах осо­бого контрольно-санитарного поста - карантина (Виноградов, Клычников. 1997 С 41).

Кладбище Константиногорской крепости было первым русским кладбищем на территории современного Пятигорска. Оно было устроено к западу - северо-западу от крепости, в 0,5 км от ее рва. Ближайшие окрестности крепости-были заняты болотами или землями с высоким уровнем грунтовых вод (место слияния двух рек). Вероятно, поэтому могилы вынуждены были устроить в насыпях двух древних курганов. Насыпи этих курганов были созданы, вероятно, в эпоху бронзы (III-II тысячелетия до нашей эры). То есть в древности они уже использовались под кладбища. Курганов эпохи бронзы в окрестностях Пятигорска известны сотни. Некоторые из них детально изучены (раскопаны). Насыпь курганов этого типа обычно состоит из гумусированного слоя почвы и различных внутрикурганных каменных конструкции (ритуальных вымосток, погребений и др.) (Кореневский. 1990. С 127).

Курган в Комсомольском сквере у железнодорожной станции Ново-Пятигорск в плане представляет собой правильную окружность диаметром 64 метра. Насыпь кургана имеет полусферическую форму. Вершина несколько усечена. Высота кургана по вертикали около 8 м. В 1960 году со всех четырех сторон имелись следы старых захоронений конца XVIII-начала XIX веков. Об этом свидетельствуют массивные надгробные плиты из белого камня (травертина) с высеченными крестами и именами погребенных. К октябрю 1960 года на кургане сохранилось 4 таких плиты, а в 1950 их было 7 (Богданов. 1950). До 1917 года этот курган назывался Царским или Памяти событий 1812 года. По сведениям краеведа М. И. Рыбенко еще в 1920 году на вершине этого кургана стоял обелиск с обычным крестом, а вокруг обелиска была железная ограда, в плане четырехугольной формы (Паспорт. 1960).

В июле 1997 года нами был осмотрен курган в Комсомольском сквере. У юго-восточного края верхней площадки кургана образовалась промоина и обнажился провал в погребение. Была проведена раскопка этого погребения. Могила имела прямоугольную форму. Размеры ее составляли 1x2 метра при глубине около 2 метров. Длинная ось могилы была ориентирована с запада на восток; стенки могилы состояли из плотного грунта серого цвета. Заполнение могилы - чрезвычайно рыхлый грунт. На дне могилы зафиксированы остатки деревянного гроба из толстых досок, сбитых гвоздями. Расчистка скелета нами не проводилась. Однако в результате нашего исследования было выяснено, что курган до самой вершины заполнен христианскими погребениями времен Константиногорской крепости. Надмогильных плит в 1997 году у кургана оставалось три. Находились они не на кургане. Две плиты располагались на юго-западной поле кургана, а третЬя бопее массивная - у южной полы кургана (Акт. 1997) . Известно что пере­менные «литы сняты с кургана и перенесены к его подножию в 1970-х годах Ги организации в Комсомольском сквере «Музея под открытым небом», но создан не был. Одна из плит (на которой лучше сохранилась надпись) в конце 1970-х годов был перевезена в Пятигорский краеведческий музей, где в настоящий момент и экспонируется. Надпись на плите такова: «Здесь покоится прах отставного полковника и кавалера Андрея Александровича Котырева. Скончался 1823 года августа 9 день на 58 год от рождения. Служил в воинской службе 44 года».

Интересные сведения о плитах на ново-пятигорских курганах сохранились в архиве Н. М. Егорова хранящемся в Пятигорском краеведческом музее. 27.05.1928 краеведу удалось записать эпитафию с большой намогильной плиты. В верхней части плиты изображение креста отсутствует, в нижней половине читается: «почивает прах Мингрельского пехотного полка порутчика Петра Александровича сына Конева упокоившегося июля 31 дня 1847 года».

Второй курган, высотой около трех метров, расположен на улице Школьная, т.е. между вышеописанным курганом и территорией несохранившейся до наших дней Константиногорской крепости. Никаких следов находившегося здесь кладбища конца XVIII-начала XIX века при осмотре в 1997 году мною не выявлено. Поверхность кургана занята огородами, а надгробные плиты отсутствуют. Однако, судя по старой публикации, именно на этом кургане еще в 1950 году находилось пять надгробных плит с надписями (на одной из них сохранилась дата 1810 год), а так же оказался разрушен склеп, вход в который заложен кирпичом, в склепе найден деревянный гроб с останками. Кладбище, несомненно относится ко времени существования Константиногорской крепости (Богданов. 1950).

Кладбище Константиногорской крепости, функционировавшее очевидно до середины XIX столетия, в начале XX века являлось военно-историческим памятником. Так газета Пятигорское эхо от 6.08.1913 сообщала, что накануне преосвященный Давид епископ пятигорского духовенства после освящения места вновь строящейся церкви во имя Святителя Николая Мирликийского-Чудотворца, отслужил заупокойную панихиду на кургане, стоящем недалеко от церкви, на коем погребены павшие в Кавказскую войну русские воины.

Другие погребения. Необходимо сказать, что кладбище Константиногорской крепости было не только военным кладбищем. В начале XIX века близ крепости, к северо-западу от ее стен, возникла Константиногорская (маркитант­ская) слобода, населенная невоенными обывателями. В начале XIX века начинается освоение приезжающими из России больными целебных источников Горячих Вод. Время было неспокойное. Частые набеги горцев заставляли приезжих больных селиться в соседней Константиногорской крепости. Первые опыты применения минеральной воды не всегда были удачными. Некоторые больные приезжали в тяжелом, близком к смерти состоянии. Об этом известно из донесений в столицу врачей и местного начальства (Пятигорск. 1985. С 34, 44). Так из представления главноуправляющего на Кавказе генерала Н. Ф Ртищева министру полиции А. Д. Балашову узнаем, что в числа приехавших контр-адмирал Леонтович, давно уже одержимый водяной болезнью в такой степени, что во время своего пути был, вносим и выносим из экмпажа и сам по себе вставать не мог, употребя несколько ванн шестого числа умер. И граф Михаил Петрович Румянцев 10 числа сего же июня кончил жизнь ударом... Оба они приличным образом по их званию погребены в крепости Константиногорской» (Пятигорск.1985).

Во воемена управления Кавказом А. П. Ермолова, проявлявшего заботу о посте курорта у Горячих Вод (будущего Пятигорска), мирные жители Констангорской крепости были переселены непосредственно к самим Водам, где солдатами уже строились жилые помещения (Погодин. 1863. С 436). Крепость, однако, еше какое-то время сохраняла военное значение.

Современное состояние памятника. В конце 1950-х - начале 1970-х годов намечались изучение и музеефикация сохранившейся части рва и вала Константиногорской крепости, а также кладбищенских курганов вблизи нее (Рыбенко 1958). Однако осуществить это не удалось. В 1968 году на месте участка вала крепости был установлен кирпичный памятник в виде стены высотой 5 м. У подножия этой стены позже была помещена металлическая плита с планом Константиногорской крепости. Вокруг памятника на улице Тольятти разбит сквер (Проект. 1967. лл. 1 и 2). Территория самой крепости к настоящему времени оказалась полностью застроенной. Остатки кладбища Константиногорской крепости на двух курганах являются единственным подлинным памятником истории и культуры уцелевшим от некогда существовавшего военного поселения.

К началу

Основание Пятигорска
Карачаевка
Старый Пятигорск
Дачи на Провале
Улицы города
Санатории, аптеки, лаборатории старого Пятигорска
Госпитали военного времени 1914года
Школы старого Пятигорска
Культучреждения Пятигорска
Пятигорский трамвай
Восхождение на Бештау
Колония Каррас
Баталинский источник
Николаевская колония - теперь Машук
Горячеводская долина
Гостиницы Пятигорска
Константиногорская крепость
Пятигорский некрополь








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!