пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
ДОМИК ЛЕРМОНТОВА • Автор: П. Е. СелегейОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Музеи 

Домик Лермонтова

Зал седьмой. Мемориальная гостиная

Домик Лермонтова в ПятигорскеЗдесь, в парадной гостиной верзилинского дома, произошло то самое роковое событие, о котором уже рассказано в предыдущем зале — столкновение между М. Ю. Лермонтовым и Мартыновым, послужившее поводом к дуэли. Дом Верзилиных был одним из наиболее известных в Пятигорске. Гостеприимство семьи генерал-майора П. С. Верзилина, состоявшей из хозяйки дома и трех дочерей (сам Верзилин в это время находился по делам службы вне Пятигорска), привлекало к нему многочисленное общество, главным образом приезжавшую на воды молодежь.

Частым гостем был здесь и живший по соседству Лермонтов. «В продолжение последнего месяца перед смертью он бывал у нас ежедневно»,— отмечает падчерица Верзилина Эмилия Александровна, вышедшая впоследствии, в 1851 году, замуж за троюродного брата Лермонтова Акима Павловича Шан-Гирея, жившего в то время на Северном Кавказе.

«Как сейчас вижу его,— вспоминала о Лермонтове Эмилия Александровна,— среднего роста, коротко остриженный, большие красивые глаза; говорил он приятным грудным голосом; любил повеселиться, посмеяться, поострить, затевал кавалькады, распоряжался на пикниках, дирижировал танцами и сам очень много танцевал... Бывало, сестра заиграет на пианино, а он подсядет к ней, опустит голову и сидит неподвижно час, другой. Зато как разойдется да пустится бегать в кошки-мышки, так, бывало, нет удержу... Характера он был неровного, капризного, то услужлив и любезен, то рассеян и невнимателен».

В часы хорошего настроения Лермонтов развлекал себя и веселил других (а некоторых злил) остроумными экспромтами и эпиграммами, меткими шаржами и карикатурами. В кругу обитателей верзилинского дома и пятигорских знакомых Лермонтова был, в частности, известен экспромт поэта, посвященный дочерям Верзилиных — Эмилии, Надежде и Аграфене.

Пред девицей Emile
Молодежь лежит в пыли,
У девицы же Nadine
Был поклонник не один;
А у Груши целый век
Был лишь дикий человек.

В последней строке экспромта — намек на ногайского пристава Дикова, с которым в это время была помолвлена Аграфена Петровна. Однажды, вспоминала Эмилия Александровна, ее сестра Надежда стала настойчиво просить Лермонтова написать ей что-нибудь в альбом. «Как ни отговаривался Лермонтов, его не слушали, окружили всей толпой, положили перед ним альбом, дали перо в руки и говорят: «Пишите!» И написал он шутку-экспромт:

Надежда Петровна,
Зачем так неровно
Разобран ваш ряд,
И локон небрежно
Над шейкою нежной...
На поясе нож.
C'est un vers qui cloche

Зато после нарисовал ей же в альбом акварелью курда...»

Последний раз в дом Верзилиных Лермонтов пришел с Л. С. Пушкиным, С. В. Трубецким и другими своими знакомыми 13/25 июля 1841 года. В этот вечер он был вызван на дуэль. Долгие годы в верзилинском доме жила дочь Эмилии Александровны и Акима Павловича, троюродная племянница Лермонтова, Евгения Акимовна Шан-Гирей, скончавшаяся здесь же в 1943 году в возрасте 90 лет.

Вот как со слов матери описывает Евгения Акимовна обстановку этой гостиной: «Комната эта, называвшаяся раньше залом, угловая, с юго-западной стороны дома. В ней четыре окна, из которых два, с довольно широким простенком, выходят на улицу... и два других — во двор. В простенке между окнами на улицу стоял мягкий пружинный трехместный диванчик со спинкой, обитый ситцем (на нем вечером 13 июля 1841 года сидели и вели оживленный разговор М. Ю. Лермонтов, Э. А. Клингенберг и Л. С. Пушкин.- П. С). Над диванчиком висело овальное зеркало. Фортепиано, на котором играл кн. Трубецкой, стояло в северовосточном углу комнаты. Около него перед ссорою стояли и разговаривали Надежда Петровна Верзилина и Мартынов.

Остальную обстановку зала составляли мягкие, обитые ситцем стулья и складывавшийся из двух отдельных половин круглый раздвижной стол на 50 мест. Половинки стола в сложенном виде были придвинуты к западной и восточной стенам зала, примерно на средине его». В настоящее время обстановка гостиной восстановлена в прежнем виде. Подлинные предметы обстановки за многие десятилетия, предшествовавшие открытию в этом доме литературного отдела музея, затерялись. Они заменены такой же мебелью и другими вещами того времени, обнаруженными в различных музейных хранилищах страны и частных собраниях.

Установленный у дивана стол принадлежал семье Верзилиных; диван взят из кисловодского дома Реброва, в котором бывал Лермонтов. На стенах помещены старинные английские гравюры, а также копия с акварели Г. Г. Гагарина (1841), изображающая Эмилию Александровну и Надежду Петровну Верзилину.

Большой интерес представляет картина «Скорбящая мадонна» (масло, 1841). Написана она Акимом Павловичем Шан-Гиреем. Как свидетельствует предание, картина эта предназначалась в дар Елизавете Алексеевне Арсеньевен, бабушке поэта, глубоко скор-бившей о гибели любимого внука. В гостиной четыре двери. Одна из них — та, которой открывается вход из шестого зала, прежде вела из гостиной в кабинет П. С. Верзилина. Вторая - низкая и довольно узкая - в комнату Надежды и Аграфены Третья — ближе к юго-восточному углу — соединяла парадную гостиную со средней (дамской) гостиной и следовавшей дальше угловой комнатой - будуаром хозяйки дома Марии Ивановны.

Последняя, четвертая дверь ведет в коридор и на лестницу. Через нее Лермонтов последний раз покинул верзилинскую гостиную, уходя с вечера. На этой сохранившейся до наших дней старой каменной лестнице Мартынов задержал Лермонтова, явно провоцируя его на ссору. Здесь поэт был вызван на дуэль. Взволнованный всем, что случилось в этот вечер, Лермонтов в окружении своих знакомых направился через небольшие сени к выходу, не зная, что навсегда покидает этот дом.

После осмотра экспозиции литературного отдела и мемориальной гостиной в верзилинском доме посетители переходят в Домик Лермонтова. Аллея, соединяющая эти два дома, проходит по части территории бывших усадеб П. С. Верзилина, И. В. Уманова и В. И. Чиляева, принадлежащих в настоящее время музею. Дома владельцев этих усадеб сохранились. В них бывал Лермонтов, навещая своих однополчан и знакомых.

В угловом доме Уманова, с северо-восточной стороны квартала, жил А. И. Арнольди, племянник декабриста Н. И. Лорера, также посещавшего этот дом. В своих воспоминаниях о Лермонтове Арнольди писал, что дня за два до дуэли «Лермонтов подъезжал верхом на сером коне в черкесском костюме к единственному открытому окну нашей квартиры, у которого я рисовал, и простился со мною, переезжая в Железноводск». Во втором умановском доме, расположенном к западу от первого, жил однополчанин поэта А. Ф. Тиран.

Внутриусадебная аллея между верзилинским домом и чиляевской усадьбой с Домиком Лермонтова была устроена для удобства посетителей в 1948 году, когда открывался литературный отдел музея.

БИБЛИОТЕКА

Введение
Зал первый. Лермонтов с нами
Зал второй. Первые поездки на Кавказ
Зал третий. Стихотворение «Смерть поэта». Ссылка на Кавказ. Поэма «Мцири»
Зал четвертый. Поэма «Демон». Роман «Герой нашего времени»
Зал пятый. Петербург, 1838—1841 годы. Вторая ссылка на Кавказ
Зал шестой. Пятигорск, 1841 год. Последние стихи. Гибель поэта
Зал седьмой. Мемориальная гостиная
Домик Лермонтова. Последний приют
Летопись бессмертия

БИБЛИОТЕКА
«Лермонтовские места на Кавказских Минеральных Водах»







Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!