пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«Кавказские Минеральные Воды в древности и средневековье» • На сарматских равнинахОГЛАВЛЕНИЕ


 Краеведение 

На сарматских равнинах

После упадка скифского царства с III в. до н.э. в Предкавказье начинается продвижение кочевников сарматов, объединение которых сформировалось в степях Северного Прикаспия – Южного Приуралья. Внутри этого объединения в Южном Приуралье складывается мощный союз сарматских племен, в источниках иногда покрываемый именем аорсов. Двигаясь на запад и юг, они теснят другие сарматские племена и появляются на Северном Кавказе. Все они на раннем этапе своей истории кочевники, о чем свидетельствует «отец географии» Страбон в I в.н.э.: «кочующие в кибитках скифы и сарматы». В Гос. Эрмитаже хранится глиняная игрушка, изображающая сарматскую повозку I в.н.э. с крышей. Но согласно тому же Страбону, часть сарматов уже занималась земледелием, видимо была оседлой и простиралась на юг до Кавказских гор. Последние отделяли Албанию (соврем. Азербайджан) и Иберию (соврем. Грузия) от «сарматских равнин». «Сарматские равнины» Страбона есть нечто иное, как равнины Северного Кавказа. Пребывание сарматов здесь не вызывает сомнений, а на археологическом материале показано в монографиях В. Б. Виноградова, М. П. Абрамовой и многих других специальных публикациях. В дальнейшем изложении я в основном буду использовать последние монографии М. П. Абрамовой.

Касаясь выше скифской проблемы, мы отмечали немногочисленность собственно скифских древностей на КМВ. Аналогичную картину применительно к памятникам сарматского времени III-I вв. до н.э. для Пятигорья рисует М. П. Абрамова: на карте памятников этого времени фиксированы лишь три пункта – р. Этоко, р. Юца и Кабан-гора в Кисловодске. «На территории Пятигорья памятники этого периода почти не известны» - пишет М. П. Абрамова. На Этоко (на границе с Кабардино-Балкарией) в 1961 г. В. И. Горемыкиной был раскопан курган с 5 грунтовыми захоронениями с остатками истлевших деревянных колод и мало выразительным инвентарем, датированным Б. М. Керефовым II-I вв. до н.э. Кабан-гора на окраине Кисловодска дала коллективное погребение в могильной яме, обложенной вертикально стоявшими каменными плитами. Скромный инвентарь этой усыпальницы В. Б. Виноградовым отнесен к рубежу новой эры. Кроме того, В. Б. Виноградов и А. П. Рунич приводят сведения о хасаутском коллективном погребении в окрестностях «Долины нарзанов» и относят его ко IIв. до н.э. – Iв. н.э. К этому же периоду, обоснованному в публикации очень бегло, авторы относят и поселение у железнодорожного моста через р. Подкумок близ Кисловодска.

Особо остановимся на катакомбах на р. Юца у Пятигорска. А. П. Руничем обследованы две случайно открытые могилы, вырубленные в плотной глине на глубине около 3 м. Камеры катакомб представляли в плане овал длиной около 2м., в разрезе они имели сферические своды, входные полукруглые отверстия закрывались досками. С поверхности к камере вели входные ямы. В сохранившемся инвентаре отметим типичный сарматский черноглиняный кувшин с геометрическим орнаментом и глиняную, конической формы курильницу с углями, золой и тремя гальками внутри, имевшие следы воздействия огня. А. П. Рунич продатировал Юцкие катакомбы I-IIвв. н.э., к чему присоединилась Т. М. Минаева, но М. П. Абрамова безоговорочно поместила эти погребения в раздел о памятниках III-Iвв. до н.э.

В таком случае могильник на р. Юце в регионе КМВ является самым ранним катакомбным могильником. До конца Iтыс. до н.э. здесь господствовали характерные для аборигенных кавказских племен каменные ящики, склепы разных вариаций, могильные ямы и т.д. Катакомбных камер с купольными сводами не было. По-видимому, это обстоятельство говорит о преобладании местных позднекобанских племен, хотя было проникновение и степных, «скифоидных элементов в горные районы Кавминвод», т.е. в бассейн Верхнего Подкумка, а «существенное изменение демографической ситуации на Кавминводах происходит на рубеже эр и в первые века н.э.». О каких изменениях может идти речь?

В последние века до н.э. – первые века н.э. в Предкавказье и в регион КМВ по археологическим данным происходит продвижение и расселение упоминавшихся выше сарматских племен, и это постепенно ведет к тому изменению демографической картины на КМВ, о котором и говорит С. Н. Савенко. Ярким памятником сарматского происхождения является Подкумский могильник (на правом берегу р. Подкумок у города Кисловодска), открытый в 1970 г. А. П. Руничем и затем исследованный М. П. Абрамовой. Она посвятила Подкумскому могильнику специальную монографию. Всего здесь вскрыто и изучено 49 могил, есть грунтовые ямы, но катакомбы значительно преобладают, причем встречаются двухкамерные катакомбы. Как отмечает М. П. Абрамова катакомбы Подкумского могильника по устройству ближе всего скифским, хотя есть и локальные отличия. Характерен тлен от истлевшей подстилки на дне камер, встречаются мел, угли-черты, получившие продолжение в эпоху средневековья у алан. Не будем подробно рассматривать материал из этого памятника и укажем, что М. П. Абрамова датирует Подкумский могильник I-IIIвв. н.э. и считает, что он оставлен смешанным населением, состоявшим из разных этнических групп, но можно говорить об оседании ираноязычных кочевников среди местного населения, а это свидетельствует об «определенной разноэтничности населения предгорной зоны Центрального Предкавказья». В общеисторическом плане существенно то, что Подкумский могильник и синхронный ему могильник Нижнего Джулата в Кабардино-Балкарии позволяют сделать вывод о едином пути развития и отсутствии смены населения в предгорном Предкавказье в период до IIIв. н.э. М. П. Абрамова, исследователь вдумчивый и осторожный, пришла к важному заключению: имеющийся археологический материал указывает на смешанный характер местного населения, говорившего на иранских и кавказских языках и позже в письменных источниках получившего название «аланы». Первые три века новой эры следует рассматривать как раннеаланский период.

Подкумский «сарматский» могильник I-III вв.н.э. на территории КМВ не единственный. Могильники этого времени известны также на Клин-яре в районе Кисловодска и в Железноводске – разрушенный при строительных работах и тогда же обследованный А. П. Руничем. Попавшие в его руки предметы из Железноводских катакомб были сохранены и переданы в Пятигорский музей краеведения рабочими А. В. Орловым и В. П. Овчинниковым. В числе упомянутых вещей отметим сарматский железный меч с кольцевым навершием, два импортных стеклянных бальзамария с узкими и длинными горлами для хранения дорогостоящих бальзамов из эфирных масел, ценившихся в античное время благодаря приятному аромату и целебным свойствам. Сходных форм стеклянные бальзамарии найдены в богатом «Золотом кладбище» I-IIIвв. н.э. на правом берегу Кубани между станицами Казанской и Тифлисской. Кстати заметим, что многие археологи отождествляют катакомбы «Золотого кладбища» с аланами, лидировавшими среди варварских племен Северного Причерноморья во II-IVвв. н.э., хотя не все это безоговорочно признают. Особо необходимо отметить найденные в Железноводских катакомбах «кусочки смоловидного вещества».

Такое вещество в виде круглых плоских лепешек неоднократно встречено в катакомбных могильниках КМВ более позднего времени, например в некрополе VI-VIIIвв. «Мокрая балка» юго-западнее Кисловодска. По просьбе А. П. Рунича в лаборатории Пятигорского фармацевтического института был сделан инфракрасный спектрально-абсорбционный анализ лепешек из «Мокрой балки», который указал на гашиш. Гашиш – высушенная смола, выделенная индийской коноплей и активный наркотик. Судя по железноводской находке гашиш сармато-аланскому населению КМВ стал известен уже в I-IIвв., хотя в Подкумском могильнике М. П. Абрамовой он не выявлен, как и в Нижне-Джулатском. Не выявлены следы этого наркотика и в Чегемском кургане - кладбище I - IIвв. в Кабардино-Балкарии. Возможно, исследователи не опознавали эти находки, ибо трудно думать, что гашиш был известен и употреблялся только в узко ограниченном районе КМВ. Кроме того, находки лепешек гашиша ставят ряд вопросов, первые из которых – происхождение гашиша и способ его употребления. Геродот говорит об употреблении конопли в качестве наркотика у скифов Северного Причерноморья в Vв. до н.э.: «В Скифской земле произрастает конопля-растение, очень похожее на лен... Взяв это конопляное семя, скифы подлезают под войлочную юрту и затем бросают его на раскаленные камни. От этого поднимается такой сильный дым и пар, что никакая эллинская паровая баня не сравнится с такой баней».

В 1981г. кисловодский археолог Я. Б. Березин передал происходящее из катакомбных захоронений района Кисловодска вещество темно-коричневого цвета на анализ в химическую лабораторию УВД в Пятигорске. В результате исследования эксперт Т. И. Лаврентьева пришла к выводу, что упомянутое вещество «напоминает наркотическое вещество опий-сырец», хотя длительность хранения привела к утрате его некоторых свойств.

К сожалению, дата и местонахождение этих объектов «наркотической культуры» мне неизвестно, но способ употребления явно не такой, как у геродотовых скифов. По последним исследованиям курганных могильников Калмыкии эпохи бронзы в нескольких погребениях были выявлены путем специальных анализов фитолиты конопли. Значит, употребление наркотических веществ было в Предкавказье – Нижнем Поволжье известно со IIтыс. до н.э.. Привожу эти данные постольку, поскольку этот сегодня чрезвычайно актуальный вопрос в его историческом аспекте не изучен.

Из других сарматских памятников КМВ первых трех веков нашей эры назовем двухкамерное катакомбное (с общей входной ямой) погребение II-IIIвв. на р. Аликоновка, опубликованное А. П. Руничем и затем М. П. Абрамовой, могильник у пос. Родникового близ известной Рим горы, случайно открытые две катакомбы Буденновской слободы Кисловодска с несколькими сохранившимися в Пятигорском музее предметами. Последние были ошибочно датированы мной IV-V вв., тогда как согласно исследованию А. К. Амброза они относятся к III в. Отметим, что в катакомбах III в. из Буденновской слободы были найдены два искусственно деформированных черепа. Мне уже приходилось говорить о том, что для Центрального Предкавказья это один из самых ранних случаев выявления деформированных черепов и что мода на подобные башнеобразные (возможно связанные с изменениями в психике) черепа в III – IVвв. широко распространилась в степной зоне Восточной Европы и далее на запад вплоть до Франции. Можно представить, как странно, а может быть страшно, в глазах европейцев выглядели эти степные варвары из Азиатской Сарматии и прямые предшественники алан! В научной литературе не случайно считается, что обычай деформации черепа на Северный Кавказ был в III-IV вв. занесен именно аланами.

После публикаций М. П. Абрамовой археологи Ю. А. Прокопенко и В. А. Фоменко составили сводку памятников сарматского времени Пятигорья (без Кисловодской котловины). Вопреки данным М. П. Абрамовой в этой сводке фигурирует 21 археологический объект, куда входят погребения в грунтовых ямах и катакомбах, впускные подкурганные захоронения, поселения и городища с каменными и земляными фортификационными сооружениями. В их числе грунтовый могильник восточнее станции Бештау (там же поселение I - V вв.), поселение и могильник у западного подножия Горячей горы в Пятигорске, грунтовый могильник на каменоломне у «Комсомольской поляны» близ Пятигорска, поселение I – IV вв. у г. Медовой (видимо один комплекс с Железноводским катакомбным могильником), укрепленное поселение у северного подножия горы Змейка, укрепленное поселение II- IV вв. в Провальской балке у г. Машук, поселение к югу от станции Золотушка близ Ессентуков, хорошо выраженное в рельефе в виде лесистой возвышенности городище «Дубровка» на правом берегу Подкумка близ Пятигорска и горы Юца, датируемое Ю. А. Прокопенко и В. А. Фоменко II-V вв. (на основании подъемной керамики полагаю возможным говорить и об эпохе раннего средневековья), городище севернее пос. Энергетик. Большинство этих памятников еще не исследовано, но если со временем приведенные выше сведения подтвердятся, вывод о малочисленности сарматских-раннеаланских древностей КМВ до IV в. будет корректирован – памятников достаточно много.

К только что сказанному добавим интересные случайные находки, хранящиеся в музеях и собранные автором этих строк. Так в курганах у п. Карас (Иноземцево) Д. Я. Самоквасовым в 1882г. обнаружено бронзовое кольцо с тремя зажимами от удил, аналогичное удилам из катакомбы III в. Буденновской слободы Кисловодска.

Довольно много керамики сарматского времени. Не имея возможности перечислить ее всю, укажу серо-глиняный сосуд с тремя вертикальными желобками на корпусе, типичный для сарматской посуды первых веков н.э. и найденный в 1954г. в г. Минеральные Воды и около 10 целых и разбитых глиняных стаканообразных курильниц с отверстиями в дне, происходящих из нового карьера минераловодского кирпичного завода. Такие культовые сосуды упоминались выше при рассмотрении сарматских катакомб на р. Юце. Здесь помимо катакомбных захоронений с присутствующей в погребальном инвентаре глиняной цилиндрической курильницей, в 1925г. была сделана поистине уникальная находка в культурном слое поселения, вероятно связанного с прилегающим сарматским могильником. При ремонтных работах на Юцком источнике на глубине 1 м. было случайно найдено 8 курильниц стандартного размера (8-8,5см высоты), стоявших полукругом, отверстиями вверх, на расстоянии около 70 см вокруг такого же, но большого сосуда отверстием вверх. Рассказывавший мне об этом памятнике Н. М. Егоров, данный сосуд сравнивал с ведром, имея в виду его величину. Несколько «стаканов» было разбито, внутри их находились угли и зола. Пространство между сосудами заполняла масса расколотых костей животных и зола. Опубликовавший этот очень интересный и важный материал Н. М. Егоров пришел к обоснованному выводу о том, что все эти сосуды служили курильницами для исполнения каких-то культовых действий. Каких? Чисто виртуально можно представить картину языческого действа, когда 15-20 глиняных цилиндрических курильниц расставлены по кругу диаметром приблизительно 1,5 м, а в середине круга стоит центральная большая курильница. Наполненные горючим материалом, сначала зажигаются и воскуриваются дымом небольшие курильницы по кругу, затем вступает в дело большая центральная; совершается жертвоприношение в честь языческих богов - об этом говорят кости жертвенных животных. Круговое расположение курильниц указывает на возможный солярный культ, объектом которого было весьма почитаемое солнце. Так ли это? Аналогичные курильницы из других памятников КМВ, в том числе среди подъемного материала из Провальского поселения, хранятся в Пятигорском музее. Стаканообразные курильницы в первые века н.э. (и позже?) были распространены в Предкавказье, о чем cвидетельствует фрагментированная курильница, происходящая со станции Кавказская.

Итак, кажется очевидным, что при всей относительности наших знаний мы можем вполне уверенно говорить о том, что регион КМВ был в последних веках до н.э. – первых веках нашей эры заселен сарматскими племенами и вероятно входил в территорию Азиатской Сарматии, лежавшей восточнее – юго-восточнее р. Танаис. Говоря о двух первых веках нашей эры, М. П. Абрамова пишет о своем важном заключении: «именно район Пятигорья занимает в это время, по-видимому, ведущее место: отсюда происходит основная масса оружия, предметов конского убора, поясных наконечников, разнообразнее здесь и набор украшений». Но не может ли сказанное объясняться просто лучшей археологической изученностью и репрезентативностью собранных в Пятигорье материалов, в чем несомненны заслуги краеведов КМВ? Тем не менее, включение Пятигорья в ареал Азиатской Сарматии справедливо. Страбон поясняет, что ее северную часть «населяют некоторые скифы-кочевники, живущие в кибитках, а еще далее от них в глубь страны – сарматы (также скифы), аорсы и сираки, простирающиеся на юг до Кавказских гор; они частью кочевники, частью живут в шатрах и занимаются земледелием». И далее: Кавказский хребет «отделяет с юга Албанию и Иберию, а с севера – сарматские равнины», жители коих «сарматы, но все они кавказцы». Разъясняя этногеографию Азиатской Сарматии «отец географии» указывает, что сарматское племя аорсов живет по течению Танаиса, а сираки по течению Ахардея, вытекающего с Кавказских гор и впадающего в Меотиду – Азовское море. К сожалению, местоположение р. Ахардей остается спорным, но ясно, что сираки располагались ближе к Кавказскому хребту и допустимо думать, что в регионе КМВ обитали восточные группы сарматов – сираков. Такое предположение выдвинуто М. П. Абрамовой. Усиливается процесс сарматизации – языковой иранизации Центрального Предкавказья, начавшийся в скифское время и формирование смешанного, гетерогенного населения, под общим этнополитическим названием «аланы» вступившего в эпоху раннего средневековья.


БИБЛИОТЕКА

От автора
От камня до бронзы
Металлурги «кобанцы» и конные воины скифы
На сарматских равнинах
Аланы, хазары и их наследие
Рим-гора – крепость Боргустан
Золотая Орда, «франки», кабардинцы
Вместо заключения









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!