пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | приэльбрусье
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
ИСТОРИЯ ПОКОРЕНИЯ ЭЛЬБРУСА • Автор: Н. БудаевОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Эльбрус 

История покорения Эльбруса

Кто первым покорил Эльбрус

История покорения ЭльбрусаДекларирование приоритета в определенных открытиях, ре-кордах, праве на что-либо, а также дискуссии на эти темы стали частью всемирной истории. Кто первым открыл Америку? Кто первым изобрел радио? Кто первым совершил кругосветное путешествие? Подобных тем для выяснения «первенства» довольно много, единственное, в чем пока не сомневается все человечество - так это в том, что первым человеком был праотец Адам, все остальное возможно подвергнуть сомнению. Но исторический «скепсис» зачастую базируется не на стремлении выяснить истину, а на субъективном желании того или иного исследователя придать первенству определенную этническую окраску, что также характерно для многих народов и государств. Не обошла стороной дискуссия о «первенстве» и покорении высочайшей вершины Кавказа и Европы - Эльбруса.

В июле 2005 года в Карачаево-Черкессии и Кабардино-Балкарии прошли мероприятия, посвященные 175-летию восхождения на Эльбрус экспедиции российского генерала, командующего Кавказской оборонительной линией Георгия Арсеньевича Эммануэля. В нее входили известные академики Санкт-Петербургской Академии - А. Я. Купфер, Э. Х. Ленц, Э. Менетрие, К. А. Мейер, архитектор и художник Иосиф Бернадацци, венгерский путешественник Янош Карой Бешш (Жан Шарль Бессе), казаки Хоперского полка и сын генерала Эммануэля - Георгий. Главными проводниками этой экспедиции являлись местные жители - карачаевец Килар Хачиров, Джачи Джаппуев и балкарец Ахия Соттаев. В ходе восхождения, в силу причины физической неподготовленности членов экспедиции, часть проводников была вынуждена заняться спуском членов экспедиции в базовый лагерь. На вершину поднялся только один из них - карачаевец Килар (Хыйса) Хачиров.

Именно вокруг этой личности, а точнее, его национальности, опять разгорелась инспирированная определенными политическими и научными кругами Кабардино-Балкарии дискуссия в СМИ. Килар Хачиров был объявлен кабардинцем из рода Хаши-ровых.(?!) Должен отметить, что этой довольно живучей (бла-. годаря стараниям местной исторический науки) гипотезе уже не одно десятилетие, и отказываться от нее пока не собираются. Для того, чтобы выяснить истину, обратимся к документам самой экспедиции Эммануэля, в которой указан маршрут движения, пункты остановок, встречи с местными владетельными князьями и населением, а также к ряду других документов.

1. Тот факт, что Килар Хачиров был карачаевцем, подтверждается сведениями из дневника генерала Эммануэля, где в отношении проводников он пишет: «Однородцы князя Мырзакула Урусбиева», «Попробуйте мыслить категориями сынов гор». Однородцами балкарского князя Урусбиева, и сыновьями гор могли являться только карачаевцы или балкарцы, т.к. они единый по языку, происхождению и истории этнос, живущий по обе стороны Эльбруса, но отнесенный при царской администрации к двум разным административным единицам. Назвать кабардинца «однородцем» балкарца или карачаевца Эммануэль не мог, поскольку звучание этих языков - тюркского и кабардинского, разительно отличается. А что писали другие участники экспедиции? «Когда к трубе припал мадьяр Бешщ, трое на горе впали в полную недвижимость, лежа в снегу, и только один шел далеко впереди, словно на него одного из всех не воздействует резкий воздух... Нет, не зря на него пал выбор старого Шавкала» (так называли участники экспедиции Ислама Крымшаухалова) (13, с.47).

Надо полагать из данного эпизода также предельно ясно, что Килар Хачиров был рекомендован в проводники карачаевским князем Крымшамхаловым. Версия современных кабардинских ученых о том, что кабардинец Килар был жителем с. Вольный Аул (пригород современного г. Нальчик) не выдерживает критики, поскольку карачаевские князья Крымшаухаловы в с. Вольный Аул никогда не жили, и само это село тогда не существовало (!). Впрочем, и генерал Эммануэль не искал там проводников на Эльбрус по вышеуказанным причинам. Совершенно очевидно, что и сейчас в этом селе мы вряд ли отыщем опытного проводника, поскольку его жителям нет надобности за сотню километров от своего дома знать горные тропы Эльбруса. Дневник экспедиции вел Купфер, он скрупулезно отмечал все мельчайшие подробности путешествия, в том числе и встречу с кабардинским князем Арслан-беком из рода Джамболата на р. Золке. При этом он не упоминает какого - либо проводника для экспедиции, рекомендованного Арслан-беком. Так же как у небольшой русской крепости в местности Ташкепюр при слиянии рек Малки и Кичималки, которая охраняет границы Кабарды и Карачая. «До этого мы находились на территории кабардинцев», пишет Купфер - «которые давно присягнули на верность России и которые привыкли к присутствию русских войск на своей территории; но распространился слух о том, что мы вступили на территорию карачаевцев»(\О, с.36) Эти слова он записал в день выхода из крепости в окрестности Таш кепюр (совр. сел. Каменомостское в КБР).

2. То, что проводники экспедиции Эммануэля были местными жителями - балкарцами и карачаевцами, хорошо знавшими горы, пишет академик Адольф Купфер, приводя слова Ислама Крымшамхалова, сказанные Эммануэлю: «Эти пятеро знают горы, как ты, Мануил, свою собственную жену, пойдут с тобой, куда велишь». (13, с,45). Подобное знание горных маршрутов возможно только в том случае, если проводники являются жителями селений у подошвы гор, и их образ жизни связан с горами; содержание скота на высокогорных альпийских лугах, жизнь в горных кошарах, заготовка сена на склонах гор, связь с жителями и родственниками из соседних ущелий через горные перевалы, а также характерная для карачаево-балкарцев увлеченность охотой на горных туров. Это отметил в XIX веке и немецкий альпинист Герман Вули: «Карачаевские и балкарские проводники в выборе пути на скалах подобны горным сернам и никогда не ошибаются». Георгий - сын отважного кавалерийского генерала Эммануэля был участником этой экспедиции, впоследствии он написал статью «Покорение Карачая» где отметил: «Первый покоритель Эльбруса Килар Хачиров был карачаевцем». (М. О. Будаев, «Первые покорители Эльбруса» г. Карачаевск, с. 103, 2004 г.)

Необходимо отметить также, что до присоединения Балкарии и Карачая к Российской империи основная торговля балкарцев и карачаевцев была связана с Закавказьем, а точнее с Грузией. Через горные перевалы доставлялись все необходимые товары - домашняя утварь, сукно, табак и т.д., а из Балкарии в Сванетию и Грузию перегоняли скот на еженедельный рынок в Рачи. Любопытный пример из своих воспоминаний приводит Н.В. Пайсонель, которого во время экспедиции сопровождал проводник-балкарец Казаков Исса. Вместе с ним он и поднялся на перевал Дыхны-ауш (3845 м). Во время этого восхождения его постоянно мучил один вопрос: «Неужели возможен перегон скота через этот высокий хребет и по необъятным фирном вокруг него? Если нет, то к чему стоит караулка в ущелье Дых-су? Исса уверял, что такие случаи бывают часто. Откровенно говоря, я решительно не могу себе представить коров, гуляющих по ледяным обрывам одного из величайших ледников Кавказа» (13, с. 131)

Не секрет, что в те времена у горцев практиковались набеги на соседей с целью угона скота, захвата пленных. Предки балкарцев и карачаевцев не были исключением и часто совершали набеги в Сванетию и Грузию. Это подтверждается надписью на золотом кресте Спасской церкви в сел. Цховати Ксанского ущелья, которая гласит, что эристав Разия Квенипневели сделал пожертвования этой церкви в память о том, что он попал в плен в Басиане (Балкарию) и был выкуплен из плена на средства Цхо-ватской Спасской церкви. Особенности характера народа вырабатываются в зависимости от образа жизни, связанного с географическими и климатическими условиями, и формируются они столетиями. Думаем, всем ясно, что лоцманов ищут в портах, а проводников в горы - в горах. Кто осмелится утверждать, что проводников на Эверест подыскивали в г. Дели? Никто. Если бы не шерпы Непала, то неизвестно, когда бы покорили высочайшую вершину планеты Эверест. Наверное, генерал Эммануэль знал эти обычные прописные истины и не искал проводника из числа жителей равнинной Кабарды, в 140 километрах от своего базового лагеря у подошвы Эльбруса. А для карачаевцев и балкарцев горы явля-лись органичной средой их обитания и хозяйствования.

Проклятая поляна», М., с. 150-170. 1993г.) В 1944 году группа пленных карачаевцев и балкарцев оказалась в Австрии, где их использовали как дешевую рабочую силу. Австрийцы были уверены, что в этот период года через перевал невозможно пройти, поэтому их никто не охранял. Однако они недооценили, возможностей горцев. «Словно желая нам напомнить о древних традициях и культуре нашего народа, судьба изолировала нас от цивилизованного мира Европы и забросила вглубь высоких Альп. И не удивительно, что эта древняя традиция нашего народа расцвела и нашла свое применение именно в этой изоляции, в глуши. Благодаря этому мы сохранили свою жизнь, вдали от родины». Эта группа перешла через перевал Гроссглокнер и ушла во Францию. Сами австрийцы в Европе считаются горцами, но и они были поражены тем, как эти люди без всякого альпинистского снаряжения смогли пройти трудный горный перевал. Надо согласиться с мнением академика М. Ч. Залиханова мастера спорта международного класса по альпинизму: «Я далек от мысли, от утверждения, что всякий, кому не лень, сможет покорить Эльбрус. Эльбрус могут покорять опытные горовосходители или физически здоровые люди во главе с квалифицированными инструкторами-проводниками. Кто это правило не соблюдает, тот, за редким исключением, гибнет в трещинах или замерзает. Пресса об этом ежегодно пишет. Все это я говорю для того, чтобы подчеркнуть, что акклиматизированных на высоте местных жителей горная болезнь при восхождении не очень донимает» (ук. р. с.34) Появление из среды кабардинцев, жителей равнин опытнейшего проводника - знатока ледников Эльбруса, невозможно.

К сказанному приведем еще один любопытный случай, широко известный в КБР. В 1944 году балкарцы и карачаевцы были насильственно депортированы в республики Средней Азии, но двое балкарцев Жангуланов Ахья Аслангериевич и Хуболов Махмуд предпочли остаться на родине. Они скрылись в горах на северных склонах Эльбруса, в ущелье Карангы-кол. М. Хуболов умер в 1973г. После смерти своего друга Ахья жил один и в 1976 году добровольно сдался властям. Родственники и знакомые А. Жангуланова были в шоке, поскольку давно считали его погибшим. В 1956 году балкарцы вернулись на историческую родину, но кавказские «робинзоны» этого не знали, они прожили 32 года в пещере, в полной изоляции от всего мира. Причем это не субтропический остров Робинзона, а суровые, холодные горы Северного Кавказа. Этот своеобразный рекорд проживания в экстремальных условиях вряд ли кто сможет повторить когда - либо. И в то же время, это является показателем, насколько хорошо балкарцы знают горы, и как они связаны с этой географической средой.

В XIX веке часть карачаевцев и балкарцев эмигрировала в Турцию, где султан Адул-Хамид выделил им земли для проживания на побережье Мраморного моря. Через некоторое время эти эмигранты, не выдержав мягкого морского климата, переселились в горную часть Анатолии. В данное время в Турции более 40 карачаево-балкарских сел, которые расположены в горах, где климат им наиболее близок. (З.Б. Кипкеева, «Карачаево-балкарская диаспора в Турции», г. Ставрополь, с. 55,2000 г.) Аналогичная ситуация произошла с карачаево - балкарскими эмигрантами в Сирии, где они основали свои селения на Голландских высотах, единственной горной местности этой страны.

3. В российской этнографической литературе конца XIX века написано: «Молчаливо мы отправляемся в путь, утомленные и голодные, и достигаем поздно вечером деревни Учкулан (7-го августа 1865 года). Живущие там карачаевцы принимают нас чрезвычайно радушно. Это сильные, нередко красивые тата ры - выходцы из Крыма - живут в ближайшем соседстве от Эльбруса и часто загоняют свои стада вплоть до снеговых его полей. Из их среды вышел известный Киляр, который в 1829 году, во время экспедиции генерала Георгия Эммануэля с членами академии наук Эмилио Ленцом, Адольфом Купфером, Карлом Мейером и Эдуардом Менетрие, первый взошел на вершину Эль бруса.». (Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении. Под ред. П.П. Семенова-Тянь-Шаньского. Т.9. Кавказ, с.5. Издание Товарищества «М.О.Вольф», С-Петербург, Москва, 1883 год).

Далее в приводимом источнике сказано:

«Вершина Эльбрус достигнута была всего только два раза: в первый раз карачаевцем Киляром в 1829 году, а второй раз, 31 июля 1869 года, обществом знаменитых английских алъппроход-цев, состоявшим из Фрешфелъда, Мори и Текера, в сопровождении опытного альппроходца Франсуа Девусу, уроженца долины Шамуни» (ук. р. с.35). Трудно поверить, что один из величайших топографов и покорителей гор Российской империи П. П. Семенов-Тянь-Шаньский при составлении указанной энциклопедии допустил вольность и необоснованно причислил кабардинца Килара Хачирова к карачаевцам.

4. В 1857 году в Лондоне был создан альпийский клуб, кото рый долгое время озглавлял известный горовосходитель Дуглас Фрешфильд. Члены этого клуба в 1868 году организовали экс педицию по восхождению на Эльбрус и с этой целью прибыли в Приэльбрусье, в с. Урусбиево (ныне с. Верхний Баксан). В своем отчете они отрицали факт покорения Эльбруса экспедицией Эммануэля, поскольку на вершине не обнаружили каменный тур или другие предметы, оставленные предшественниками. Однако в документах хранящихся в этом клубе отмечено, что проводником экспедиции Эммануэля был карачаевец Килар Хачиров из селения Карт-Джурт. Президента альпийского клуба Англии, далекого от предвзятости, интересовал только спортивный факт и конкретные личности. Стоит отметить, что для организации своего восхождения на Эльбрус он пригласил двух известных балкарских проводников - Джачи Джаппуева и Ахию Соттаева. Последнему в этот год исполнялось 80 лет, старший по возрасту Джачи Джаппуев был учителем Ахии и его близким родственником - он был женат вторым браком на его старшей сестре. Следовательно, спустя, соответственно, 39 лет и 54 года после осуществления экспедиции Эммануэля в документах английского альпклуба и в российской энциклопедии Килар Хачиров известен как карачаевец.

А то, что Фрешфильд не обнаружил на вершине Эльбруса каменный тур от предыдущей экспедиции, объясняется довольно просто. Первовосходитель Килар Хачиров, карачаевец, не знал этих традиций европейских альпинистов. У балкарцев и карачаевцев были свои традиции. Так, например, в народе помнят о том, как возник спор между Джачи и его односельчанином о восхождении на Минги - Тау (Эльбрус). Первым пошел Джачи и, вернувшись, сообщил, что покорил вершину, а в знак ее покорения воткнул в снег на вершине свои вилы. Его оппонент на следующий день также ушел на восхождение и вернувшись, принес с собой эти вилы. По преданиям балкарцев Баксанского ущелья, в известное им время первым восходителем на Эльбрус из их среды являлся именно Джачи, обучивший Ахию Соттаева мастерству горовосхождения, и объяснивший ему те опасности, которые предстоят на пути к вершине Минги-Тау.

5. Крупнейший ученый-этнограф Г. И. Радде, который в свое время обошел пешком весь Северный Кавказ и Закавказье, напи сал много работ по этнографии народов Кавказа, причем эти труды и на сегодняшний день представляют научную ценность. В описаниях сврих путешествий Радде уверенно писал, что Килар Хачиров был выходцем из карачаевского народа. Возникает вопрос: А мог ли ошибиться специалист с мировой известностью, ученый-этнограф, в этнической принадлежности того или иного кавказца?

6. Современник Г.И. Радде - ученый и путешественник А. Новомарьинский, пишет, что Килар был уроженцем карачаевс кого аула Хурзук, откуда имеется кратчайший путь на Эльбрус: «Говорят, что еще недавно какой-то удалой карачаевец восходил на эту трудно досягаемую вершину» (13, с.71) 7. Один из исследователей экспедиции Эммануэля Е.Д.Симонов, в своей книге «Слово об Эльбрусе», цитирует до кумент, из которого абсолютно ясно можно судить о националь ной принадлежности Килара: ««Якши, корош» - подвел он итог своим наблюдениям. «Тепло в ночь яман, плох. Холод, как сейчас, якши, корош день чистый, гора доброй» - заключил Килар». (13, с.42). Выдающийся балкарский археолог и историк Исмаил Му-саевич Мизиев сразу отметил тот факт, что фраза, сказанная Киларом, является известной карачаево-балкарской пословицей: «Кече - буакъ. кюн чуакъ» - холод в ночь - ясно в день. Это под-тверждает и участник экспедиции - академик А.Купфер, который отметил в своем дневнике, что проводник-горец предугадал погоду. А слова «якши» - хорошо, и «яман» - плохо, как известно общетюркские и отсутствуют в лексике кабардинского языка.

Один из первых русских путешественников, посетивший село Верхний Баксан еще в 1848 году, оставил нам свои воспоминания «Поездка к южному склону Эльбруса», опубликованные спустя год в петербургском журнале «Библиотека для чтения». К сожалению, автор скрыл свое имя под сокращением «Г-д», да и почти все участники поездки названы лишь начальными буквами их фамилий.

В Кисловодске «Г-д» встретился с полковником Б., собиравшимся в поездку для осмотра казачьих постов в горах, посещения балкарцев и карачаевцев, живших в верховьях Кубани, Уллу-Кама и Баксана, а главное - для отыскания кратчайшего пути из Хурзука в Урусбиево через перевал Хотю-Тау. 19 июля группа в составе автора статьи, двух полковников, карачаевского пристава, живописца Корродини и охраны выехала верхом на лошадях из Кисловодска в Карачай. В Хурзуке к ним присоединился сын балкарского князя Исмаила Урусбиева. В конце дня 21 июля они подъехали перевалу Хотю-Тау и заночевали у его подножия. Вот что пишет «Г-д»:

«Здесь еще никто не проходил, кроме местных жителей - карачаевиев и балкарцев, которые хорошо знали эту местность, выросши в этом красивейшем горном уголке планеты»

Рано утром карачаевские и балкарские проводники вывели первых путешественников-европейцев на гребень перевала Хотю-Тау, высотой в 3546 метров. Переход через ледовое плато совершили с большим трудом по рыхлому снегу, среди множества трещин, которые удолось благополуно миновать только благодаря опытным проводникам карачаевцам. (27, с.271)

8. В «Книге рекордов Гинесса» фиксируются все мировые достижения и рекорды планеты, его составителям очень важно точно знать национальную принадлежность упоминаемого человека, но и там первовосходитель на Эльбрус Килар Хачиров записан как балкарец (11, с.234).

Ошибка небольшая, учитывая то, что балкарцы и карачаевцы единый этнос с единым языком и англичанину или немцу, да и нашим кавказским соседям трудно увидеть разницу между карачаевцем и балкарцем. Поэтому балкарцы понимают причину этого недоразумения в книге мировых рекордов, но им не приходила даже мысль срывать лавры первовосходительства с головы братьев-карачаевцев, объявляя Килара балкарцем. Более того, именно балкарцы никогда не отрицали, что Килар был карачаевцем и помнят всех его товарищей-проводников. По кавказским меркам 175 лет сравнительно недавний срок времени, в настоящее время карачаево-балкарскому народу известны все прямые потомки этих пятерых проводников. По воспоминаниям жителей Баксанского ущелья, в восхождении участвовало пять человек: Килар (Хыйса) Хачиров, Ахия Соттаев, Джачи Джаппуев, Алаудин Битуев и некий Байрамуков, имя, которого, к сожалению забыли. (Информатор - 100 летний житель пос. Терскол Кочкаров Тахир Хусеевич. Записано с его слов в 70-х годах Алчагировым Хамзатом, который сам много раз поднимался на вершину Эльбруса). Что касается Байрамукова, и того факта, почему о нем мало сведений. В Баксанском ущелье из этого карачаевского рода проживала всего одна семья, которая 14 июля 1868 г. переселилась в Турцию. В ЦГА КБР сохранилось прошение вдовы князя Урусбиева о разрешении выехать в Стамбул, там говорится и про Исхака Байрамукова, который был сыном этого проводника. «И.Байромуков лет 35; росту среднего; волосы на бороде и на усах русые; глаза серые; нос померный; лицо чистое.» (ЦГА КБР, Ф. 2, оп. 1, д.564, лл. 22-23 об.)

этой пятерки проводников четверо были связанны родственными узами. Мать Джатчи Джаппуева, которую звали Кара, была из рода Байрамуковых, он же приходился зятем Ахие Соттаеву. Хийса (Килар) был троюродным братом Ахии Соттаева, впрочем, это и не удевительно, поскольку жители Баксанского ущелья были наиболее тесно связаны с Карачаем.

В отличие от объективных документальных свидетельств XIX века и исследований, современных карачаево-балкарских историков И. М. Мизиева, А. Ж. Будаева, А. И. Мусукаева, Н. М. Кагиевой, кабардинские историки пытаются утверждать, что Килар был кабардинцем из рода Хашировых который проживал в Вольном Ауле или в Старой Крепости. По этому поводу у них нет единого мнения, но есть упорство и огромное желание сделать из него кабардинца. Впрочем, удивляют и методы, которыми отстаивается эта позиция. В книге участника экспедиции 1829 года Н. Б. Голицына «Жизнеописание генерала от кавалерии Эммануэля», изданной в 1851 году, сказано, что первым покорителем Эльбруса «является карачаевец Хиляр Хачиров, житель аула Карт-Джурт». Известно, что он часто бывал в Баксанском ущелье, где у него были друзья и родственники, мать Килара (урожденная Соттаева) была родом из этого ущелья. Этот факт подтверждается сведениями, сохранившимися в песне, посвященной К. Хачирову.

Джолда аты тайыб елдю Хыйсаны, Аркъасына салыб джерин (иерин) да аны, Экинчи кюн малла къайтыр заманнга, Хыйса джаяу джетди Уллу Бахсаннга.Къучакъ-ийнакъ этедиле Хыйляны, Къарт анасы Сотталаны кьызд аны. Этге —дженгнге бере уллу магъана, Къымылдады юйде ара багъана

В народе он больше был известен как знаменитый охотник и как участник сражения карачаевцев с войсками генерала Эммануэля в 1829 году. По этому поводу сохранилась песня «Хыйсаны джыры», посвященная Килару (Хыйсе) Хачирову как герою этого сражения.

Хасаукада уруш эткен джигитле; Къайтукъ, Хыйса, Тейрикъул эм Маджитле... Къарачайда джашау тапмай кетдиле, Макъаланы ауушуна джетдиле.

В честь него балкарцами названа одна из вершин в междуречье Баксана и Чегема - «Килар Баши» (4013м), дословно «вершина Килара». Известно так же, что он собирался уехать в Турцию в составе первой группы эмигрантов, но потом передумал. Старейшины рода Хачировых считают, что его уговорили остаться на родине родственники матери, когода он гостил у них в Верхнем Баксане.

Имя другого легендарного скалолаза закрепилось в названии труднодоступной вершины Джантуган, которая именуется «Джачи чыкъан тау» - «гора, на которую поднялся (впервые) Джачи».

10. И. М. Мизиев в своей работе приводит воспоминания Ахии, записанные с его слов ученым альпинистом Я. И. Флоровым: «Становится очевидным, что в 1829 годах на вершине и седловине Эльбруса побывали Хилар Хачиров, Ахия Соттаев, Эмиль Ленд, казак Лысенков, Джачи Джаппуев, Алаудин Битуев». Очень важные сведения сохранил внук Ахии Соттаева -Адильгерий Соттаев, фронтовик, известный в республике спортсмен. По свидетельству его деда, близкого друга и родственника Килара, известно, что он действительно был родом из карачаевского аула Карт-Джурт. По этому поводу у Ахии Соттаева не было и малейшего сомнения. Эти сведения подтверждают наследники известного проводника Моллая Терболатова, который в 1884 году спас жизнь альпинистам Руппену и Морицу фон Деши. Родом Терболатовы из Карачая (бывшие Темирбулатовы). Его внук Тахир Терболатов проживает в с. Кичималка, он рассказывает, что его отец Курман Терболатов, который прожил 103 года (умер в 1986 году) от своего отца Моллая много раз слышал, что Килар Хачиров был по происхождению карачаевцем.

11. В 1970 году известный археолог и историк Исмаил Муссаевич Мизиев специально ездил в Грузию в Историко-этнографический музей г. Тбилиси, с целью изучить оригинал первой каменной плиты, вытесанной в честь восхождения Килара Хачирова на Эльбрус. С нее впоследствии (неизвестно кем и когда?) были отлиты мемориальные чугунные плиты. Арабский текст каменного оригинала (?!) составляет 16 строк и в нем написано - «Хилар эль Кабарти», что в переводе с арабского означает «Хилар из Кабарды». В этой связи для современных исследователей есть один маленький, но очень серьезный вопрос - кто составил и вытесал на каменной плите текст на арабском языке и графике в честь покорения «Киларом из Кабарды» вершины Эльбруса?! Среди участников экспедиции Эммануэля (почти все они- российские немцы, один итальянец, венгр и местные карачаевцы и балкарцы - М.Б) никто не знал арабского языка и письма, да и зачем первое российское восхождение на высочайшую вершину Европы оформлять документом на «не русском» языке? Если только не было намерений устанавливать эту стелу на Ближнем Востоке.

Российское дворянство начала XIX века пользовалось французским языком, но никак не арабским. Надо учитывать, что и местные жители практически не знали этого языка, поскольку ислам стал проникать в Балкарию именно в это время, да и умевший писать по-арабски балкарец или карачаевец не записал бы тогда Килара, своего современника и прославленного «героя дня» выходцем из Кабарды. Хотелось бы знать имя того муллы, вероятно, из селения Атажукино, «творческий» вклад которого создал подобный этнографический казус и ребус для своих потомков. Несомненно, у этого «скрижаля» был конкретный политический заказчик, как и у ряда современных сторонников ложной версии. Считается, что в том же 1829 году в городе Луганске были отлиты две чугунные плиты (составитель текста также неизвестен). Известный альпинист, исследователь В. Никитин ошибочно утверждает, что на одной плите текст был написан на кабардинском языке(?) Вероятно, он не знал арабского языка и не понял сути написанного.

«На другой чугунной плите написано то же самое на кабардинском языке. Судя по содержанию текста на плитах, их, видимо, предполагалось установить на месте расположения лагеря экспедиции в урочище Ирахик-сырт, откуда было совершенно первое восхождение на Эльбрус. Но по неизвестным причинам они не были доставлены к подножию побежденной горы. Привезенные в Пятигорск, плиты 80 лет простояли у Грота Дианы. В 1909 году тяжелые мемориальные плиты были отправлены в город Тифлис в военно-исторический Кавказский музей. Взамен их в Пятигорске были отлиты копии местной мастерской «Подкумок» («К седоглавым вершинам Кавказа», Ставрополь, 1962г, с.20). Возникает вопрос, куда делась вторая плита? исходя из каких побуждений, отдали обе плиты, разве один экземпляр не удовлетворял потребности Тифлиского музея? Это притом, что городу Пятигорску так же нужна была эта памятная стела. Примичательно, что на новой плите уже написали не «Килар из Кабарды», а кабардинец Килар. Впрочем, все эти ухищрения не убедили царскую администрацию, как и альпинистов и этнографов всего мира, что Килар Хачиров мог быть кабардинцем.

13. Сoхранились сведения об экипировке и снаряжении карачаево-балкарских проводников, зафиксированные в дневниках приезжих альпинистов. Восхождение на горные вершины - довольно опасный спорт, связан с большим риском и требует специальной подготовки, правильного выбора снаряжения. Без этого ходить в горы не стоит и пытаться. Вот что пишет Давидович: «Четверо наших людей нагрузились всем, что нужно для ночлега у снеговой линии: дровами, бурками, съестными припасами. „У каждого образовалась за плечами порядочная ноша, но они, как ни в чем не бывало бодро пустились в путь и, как козы, прыгали с камня на камень. У каждого за поясом кинжал, а у Малая, сверх того, висело за плечами ружье в косматом чехле и длинная подзорная труба. Все товарищи одеты в свои обычные длин-нополые черкески, не совсем удобные при восхождении на гору. Но обувь их вполне целесообразна. Она состоит из штиблетов или поршней из мягкой кожи с подошвой, сплетенной из мягкого ремня. Чулок или портянки заменяются альпийской травой; из нее же сделана стелька. Другими словами, эта обувь надевается на босу ногу, но зато нога, обутая таким образом, приобретает необыкновенную цепкость и устойчивость и не скользит даже на гладком льде. В руках у каждого у из них длинная палка с железным наконечником - муджура». (13, с.96).

Подобные снегоступы с плетеной подошвой из ворсистой телячьей кожи использовались балкарскими проводниками и в ЗО-е годы XX века. Технологии изготовления сыромятной обуви и сегодня еще не забыты в Балкарии и Карачае. Любопытные сведения мы находим в дневнике экспедиции Д. Фрешфильда: «Наши товарищи были вооружены палками, снабженными страшными железными наконечниками около двух футов длины и постепенно суживающимися к концу, а также железными крючьями (самодельные альпинистские «кошки»), которые они привязывают к подошвам, когда приходится взбираться по гладкой поверхности ледника» (13,с.71). Он же писал о балкарцах: «Они гораздо лучше на ледниках, чем тирольцы ...они неутомимые пешеходы». (Д.Фрешфильд. «Дневник шестилетнего путешествия по Центральному Кавказу в 1887 году» // Альпийский журнал. 1888. №93-100x357).

В своей книге «Центральный Кавказ и Баксан», выпущенной через год в Лондоне, Фрешфильд отозвался о балкарцах и карачаевцах, как об «очень опытных и смелых охотниках, которым было доступно все в окрестных вершинах Большого Кавказа» «...Альпы с вершины Монблана не так красивы, как Коштан-Тау и соседние с Эльбрусом вершины. Кавказские горы гораздо красивее, их пики остроконечнее, а пропасти, разделяющие вершины друг от друга, производили впечатление неизмеримой глубины- этого в такой степени я никогда не замечал в Альпийских горах»

Как видим, опытный альпинист Дуглас Фрешфильд, к тому времени покоривший многие вершины Альп, особо выделяет железные крючья и специальные посохи-пики карачаево-балкарских проводников, которые ему были в новинку. Сегодня альпинисты, совершающие восхождение на Эльбрус, пользуются масками и кремами, предохраняющими лицо от ожогов холодом и ультрафиолетом. Карачаево-балкарские же проводники пользовались в этих случаях медвежьим жиром или сметаной с замешанным в нее небольшим количеством пороха. Подобную мазь от ожогов Килар Хачиров дал и академику Купферу, что указано в воспоминаниях последнего (13, с.88). Местные проводники обязательно брали с собой и бурдюк с айраном на случай возникновения тошноты и рвоты от сернистых газов. Этот кисломолочный продукт, как известно, нейтрализует действие токсинов. Внимание другого европейского альпиниста - Германа Вули, также привлек посох с железным наконечником его проводника-балкарца Кичи Занибекова, жителя с. Верхняя Балкария. Он делает вывод: «видимо, этот посох уже много лет служил фамилии Занибековых».

Надо согласиться с мнением И. Мизиева, который предполагал, что это были далекие «предки» альпинистских кошек и триконей. Поскольку экипировка группы Фришфельда была менее оснащенной - только одни топоры, прообразы ледорубов, он был удивлен относительным совершенством экипировки местных проводников. Наряду с этим, именно Джачи Джаппуев и Ахия Соттаев настояли на том, чтобы группа Фрешфильда двигалась по склону гуськом, след в след, во избежание провала всей группы в одну из многочисленных трещин на ледниковых склонах Эльбруса. Впоследствии Д. Фрешфильд отметил, что только благодаря опыту и умению Д. Джаппуева, А. Соттаева, они поднялись на вершину Эльбруса. Венгерский альпинист Мориц Дечи отметил, что балкарские проводники перевязывали друг друга веревками. Это восхождение было одним из последних в жизни знаменитого А. Соттаева. Воспоминаниях С.Анисимов сказанно, что Ахия подымался на Эльбрус 15 раз. Вот как описывает его Ф. Грове: «...этот замечательный охотник деревни Урусбиево, по всей вероятности, более всех других успел ознакомиться с окружающими долинами и горами ... Худощавый, крепкий и сильный, он совершенно свободно поднимался по склонам гор, тогда как в действительности путь его был настолько труден, что обыкновенный человек едва ли в состоянии был Следовать за ним, он же, в случае нужды, не убавляя шага, мог совершить довольно большой переход».

Подготовленность карачаево-балкарских альпинистов отмечает в своих дневниках по восхождению известный скалолаз Н. В. Поггенполь: «Моллай Терболатов развернул веревку и перевязал ею в следующем порядке: впереди шел Моллай, наиболее опытный охотник, за ним двое других татар и в конце Хаджи Ахматов. На одном из участков в трещину провалился шедший впереди Моллай. Только благодаря соединявшей нас веревке его удалось сейчас же вытащить из темной пасти трещины». В 1928 г. русский альпинист С. Анисимов являлся одим из первых составителей путеводителя по Кавказу «Кавказские Альпы», вот что он пишет даже по истечении ста лет после первой экспедиции.

«... от Харбаза до Теплого Нарзана можно с большим трудом пробраться по тропе, идущей по его левому берегу, при этом во многих местах всякий след тропы исчезает, и ущелье становится проходимым только для балкарских охотников. Поэтому без балкарца- проводника здесь идти не следует. Нужно сказать, что эта часть долины Малки от сел. Хабаз до Теплого Нарзана является одним из любопытнейших горных ущелий.» (ук. р. с. 136)

Из приведенных выше аргументов становится совершенно ясно, что карачаевцы и балкарцы в тот период времени по техническому оснащению и знанию искусства горовос-хождения намного опережали представителей зарубежных альпинистских клубов. В истории Приэльбрусья не было восхождений, в которых не участвовали местные жители. Следует отметить, что карачаевцы и балкарцы на пути к Эльбрусу не устанавливали, и национальных квот. Было бы лишь желание и здоровье, а в остальном препятствий не было. Первой перевалочной альпийской базой Приэльбрусья был гостеприимный дом князей Урусбиевых. Впоследствии был построен альплагерь «Баксан», первый на территории СССР.

14. Род Хачировых. Представители рода Хачировых, к которому принадлежал Килар, и сегодня проживают в Карачае в нескольких аулах - Хурзук, Верх. Мара и т.д. Стоит отметить, что во всех российских документах его фамилия пишется в форме «Хачиров» - так, как она и звучит в карачаево-балкарском языке, «хач» - крест, «ир»-мужчина. Это говорит о древности рода, поскольку, балкарцы и карачаевцы в средневековье исповедовали христианство. Можно предположить, что один из предков Хачировых имел отношение к христианскому духовенству. На кабардинском же языке эта фамилия этимологию не имеет. Для фонетики кабардинского языка такое произношение этой фамилии невозможно, она будет адаптирована в форму «Хаширов». Такая фамилия в кабардинском народе действительно есть, что говорит о ее карачаевских корнях, также как и фамилии «Карашаевых» - бывших Карачаевых.

Фамилия «Хачировых» встречается и у казаков в Ставропольском крае, это одно из ответвлений карачаевского рода, о чем они сами помнят. {Информатор Наталья Петровна Хачирова, г. Пятигорск, декан юридического факультета РНУ) Таким образом, и казаки имеют полное право претендовать на наследие К. М. Хачирова. Выходит, что наш легендарный горовосходитель отличился не только как выдающийся альпинист. В этом плане нельзя исключать и г. Нальчик, возможно, этим можно объяснить, что так называемые сыновья его не знали ничего про свой род, и почему родословная фамилии Хашировых 1829 г. покрыта мраком.

По рассказам карачаевских аксакалов Киляр отличался авантюрным складом ума, об этом говорит его имя «Хыйляр», что в карачаево-балкарском языке имеет следующее значение - «жуликоватый», «хитрец», а его истинное имя было Хыйса. Из всех народов Северного Кавказа карачаевцы и балкарцы позже всех приняли ислам, поэтому доисламские традиции здесь сохранились достаточно полно. Ребенку при рождении давалось два имени - арабское и тюркское, но свои традиционные личные имена употреблялись чаще. К примеру, Ахия Соттаев в народе больше известен под именем Чабакчи; в иных случаях мусульманские имена просто переделывали на свой лад: Мухадин - Мухай, Махай, Асадулах- Асай, Асей, Асан и.т.д.

175-летие восхождения на Эльбрус было широко отмечено всем карачаевским народом, который помнит не только его имя, но и имя его оща - Муссы, а также и деда, которого звали Тау-батыр - «герой-горец» на карачаево-балкарском языке {информатор - Полистан Хачирова 95 лет). К счастью, многие родственники Килара живы и сегодня в Карачае, и могут подтвердить это. То же самое подтверждается документами Английского альпийского клуба: в отчете экспедиции сказано «Килар Хачиров, сын Муссы из Учкулана». Отметим, что в версии кабардинского происхождения Килара его отчество никогда не упоминалось, вероятно, в силу незнания; впрочем, имена Килар и Таубатыр в ономастике кабардинского народа отсутствуют. Важно особо отметить при этом, что на Кавказе представитель каждого рода обязан знать своих предков до девятого колена. Но каким образом, «амнезия» охватила в Кабарде историков и «родственников» Килара, остается загадкой, как и то, когда и кем он был «паспортизирован» в кабардинца, став «заимствованным» предметом гордости и пропаганды.

Кабардинцев, носителей карачаево-балкарских фамилий, вследствии миграционно-ассимиляционных процессов, довольно много, известны они как карачаево-балкарским, так и кабардинским историкам и этнографам. Это карачаево-балкарские, а ныне и кабардинские фамилии: Урусбиевых, Биевых, Джанхотовых, Джабоевых, Темиркановых, Темиржановых, Ацикановых, Боташевых, Абаевых, Хановых, Айдаболовых, Шакмановых, Кудаевых, Суншевых, Келеметовых, Кучменовых, Эркеновых, Бозиевых, Мисаковых, Молаевых, Шаваевых, Созаевых, Сабан-чиевых, Атабиевых, Сокуровых, Казиевых, Ивановых, Эфендиевых, Гажоновых, Шабатуковых и т.д. Рамки данной статьи не позволяют привести полный перечень всех кабардинских фамилий, которые вышли из среды карачаевцев и балкарцев (причем мы не включаем в этот свод кумыкские и ногайские фамилии, тогда счет идет на сотни). Стоит отметить, что носители этих фамилий прекрасно помнят свое происхождение и сегодня. А если посчитать носителей фамилий Кушховых (кабардинское название балкарцев) и Балкаровых (комментарии излишни) -статистика заставляет задуматься

15. Возвращаясь к экспедиции Эммануэля, важно отметить также, что члены экспедиции постоянно называли гору Эльбрус ее карачаево-балкарским названием Минги -Тау, а не кабардинским - Ошхамахо. Этому есть одно любопытное свидетельство из воспоминаний самого Купфера. Когда он, окончательно выбившийся из сил, рухнул на снег, ему подумалось, глядя на сбившихся в кучу казаков и проводников: «Неужели уйдут? Не подумав о бедственном положении его? Принесут в жертву богу своего Мингитава? С них станется!». (13, с.48). Напрасно опасался академик, бросать в горах спутника не в обычае горцев. Двое опытных проводников балкарцев благополучно спустили Купфера в базовый лагерь. С. Анисимов по аналогичному поводу приводит пример: «Я полностью доверился своему проводнику Малкаруку (фамилии он не приводит - ИМ.) его надежности и серьезности, умению ориентироваться в горах, предусмотрительности при подготовке к экспедиции» (12. с.38)

В Московском журнале «Охота» изданном в 1883 году написано: «Карачаевцы по преимуществу перед всеми другими горцами обладают неоценимыми качествами для горных охот. Острое зрение, поразительная находчивость, способность ориентироваться в горах, даже во время тумана. Ходоки или, точнее сказать, лазуны они все - и старые, и малые. Всем известна пресловутая ловкость и неустрашимость швейцарских охотников за сернами, но с карачаевцами их не сравнишь..., карачаевец бьет наверняка, не иначе как по месту, ни на авось, ни зря стрелять, не станет»

К сожалению, неосведомленность академика Купфера в этнической принадлежности коренных жителей Приэльбрусья - балкарцев и карачаевцев, внесла некоторую путаницу, которая и могла стать «базисом» для современных фальсификаторов истории этой экспедиции. Купфер, как и некоторые путешественники того времени, допустил ошибку, назвав карачаевцев и балкарцев «черкесами»: «Из этих черкесских князей известны имена Ислама Крымшамхалова и Мырзакула Урусбиева» (13,с.54). То, что княжеские фамилии Крымшамхаловых и Урусбиевых являются балкарскими и карачаевскими, не может подвергнуть сомнению ни один историк или этнограф. Просто в те времена всех кавказцев было принято именовать черкесами в силу того, что внешний облик, одежда, оружие и.т.д. были у народов Кавказа однотипными. Иначе говоря, черкесы - это общее название всех кавказских народов, ставшее известным России и россиянам еще в XVI веке. Более того, территория Карачая и Балкарии часто называли Карачаровской Кабардой с пометкой - «одно из феодальных владений на Кавказе в XVII веке». («Ученые записки КБГПИ», Нальчик, с. 108, 1957г.) Но путаница с этнической принадлежностью того или иного лица на Кавказе наблюдалась довольно долгое время. В. Давидович, рассказывая о беседе с князем Исламом Урусбиевым и восхищаясь его умом, писал: «Этот кабардинец, если получил бы образование, из него вышел бы великий ученый»; а Верхний Баксан он называет «кабардинским аулом». Этот эпизод отмечает И. Мизиев:

«Давидович предпринял попытку восхождения на Эльбрус и искал себе проводников в этом самом ауле, вел беседы с Ахией Соттаевым, Джачи Джаппуевым, но называл их кабардинцами, точно так же, как и своего проводника - балкарца Малая Терболатова» (13, с.60). Вот что он писал: «Аул (Верхний Баксан) населен горскими кабардинцами, отличающимися языком от кабардинцев, живущих на плоскости ..» (13, с.94)

Таким образом, термин «черкес», как отмечал И. Мизиев, в те времена не имел узкоэтнического значения, в исторической литературе он известен как скользящий этноним. Этот факт давно признан учеными. К примеру, европейские путешественники чер-кесами называли все народы Кавказа; карачаевцы - «кара черкесы», дигорцы - «дугер черкесы», кумыки - «кумыкские черкесы», абазинцы - «абазинские черкесы» и т.д. Даже запорожские казаки известны в российской истории как «Черкассы». Для турков и арабов по сегодняшний день все народы Кавказа - черкесы. С вхождением Карачая и Балкарии в состав Российской империи в начале XIX века эти народы и территории их обитания стали более детально известны российской администрации на Кавказе, что и сделало возможным проведение первой российской экспедиции по восхождению на Эльбрус.

В произведениях великого русского поэта М. Ю. Лермонтова, служившего на Кавказе, черкесы Азамат и Казбич почему-то разговаривают не на адыго-черкесском языке, а на понятном карачаево-балкарцам языке. Коня Казбича зовут «Каракёз» -черноглазый (кар. балк.), в речи Казбича проскальзывают слова: «Яман орус» - плохой русский (кар. балк.), «Яхшы», «ахши» -хорошо (кар. балк.), как и личные имена, встречающиеся в его произведениях - тюркские. Теперь обратите внимание на отрывок из поэмы М. Ю. Лермонтова «Хаджи-Абрек»:

Велик, богат аул Джамат,
Он никому не платит дани,
Его стена ручной булат,
Его мечеть на поле брани.

Крупный населенный пункт аул Джамагат находился на территории Карачая и был основан балкарцами - выходцами из Баксанского ущелья, население которого сильно пострадало от эпидемии бубонной чумы. После этого только небольшая часть оставшихся вернулась в Баксанское ущелье. В данной поэме речь идет именно об этом ауле. В карачаевском и балкарском народе сохранилась песня-плач о трагедии, постигшей это селение, но в поэме М.Ю. Лермонтова он фигурирует как черкесский аул. Подобные вольности в этнической интерпретации кавказцев в тот период встречаются довольно часто, причем и в исторической литературе. Примечательно, что и в средневековье на Ближнем Востоке «лиц кавказкой национальности» всех без исключения называли «черкесами», «шеркесами». Это отметил в своем труде В. Тизенгаузен: «По словам Элъкалъкашанди, Египетские и Сирийские войска при мамлюкской династии состояли из тюрков, кипчаков, румов, черкесов, русских, асов и разных племен похожи^ на тюрков». (В. Тизенгаузен, Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. С. Петербург, 1884г.)

Этномаркирующим признаком народа является язык, в этом плане важно отметить, что мамлюки оставили после себя богатое литературное наследие; четыре словаря арабо-мамлюкского языка (выпущенные в X, XI, XII, XI11, XV вв.), военные трактаты, послания и письма, поэмы, стихи. Исследователи литературного наследия мамлюкских династий бахритов и бурджитов пришли к единому выводу, этот язык наиболее близок к языку карачаевцев, балкарцев, кумыков и ногайцев. Выходцы из этих народов остановили продвижение на Восток рыцарей Европы, и неизвестно, чем бы все это обернулось для арабов, если бы не присутствие мамлюков. Добавим, что и большинство известных личных имен мамлюков - тюркские, остальная часть имен-арабс-кие. Данной теме посвятили свои работы известные востоковеды А.Зайончковский, Я.Р.Дашкевич, А.Н.Самойлович, Ж. Дени, Б. А. Серебряников, убедительно доказав языковую принадлежность мамлюков.(15, с.46) Что касается этнонима «черкес», отметим, что это древнее название народа сохранилась у казахов младшего жуза и астраханских татар, которые и в наше время называют себя «шеркес». («Мамлюки», с.65, изд. дом «Кочевники», Алмата, 2004г.) Из этого улуса был правитель Астроханского ханства Хаджи-Черкес в 1369-1374гг. Отметим, что он был одним из претендентов на ханский престол Золотой Орды. (В. В. Похлебкин «Татары и Русь», справочник, М., с.22, 2001г.)

Относительно черкесов Карачаево-Черкесии следует отметить, что данный этноним был навязан беглым кабардинцам в 1921 году, решением Совнаркома из Москвы (журнал «Ас-Алан, № 1). То, что этноним «черкес» навязан волевым образом в советское время, пишет и кабардинский исследователь Александр Афов. (Путеводитель «По Кабардино-Балкарии», Нальчик, 2004 г., с. 102).

На Кавказ этноним «черекес» вместе с истинными его носителями попал от степняков-тюрков и на самом деле является этнонимом одного из половецких племен. От них образовались запорожские Черкассы и донские казаки. Потомки этих половцев - черкесов и сегодня проживают в западном Казахстане целыми аулами, являясь стопроцентными казахами. Какая-то часть этих половцев ассимилировалась в адыгском этносе, что привело к его употреблению и в отношении адыгов, хотя сам этноним не имеет в их языке какого-либо смысла. Не употребляется он ими и как собственный этноним, в отличии от его широкого употребления в исторической и художественной литературе в качестве идентификации адыгов. Ушедшие же на Ближний Восток половцы-черкесы известны в арабских хрониках как «джаркасы», с пометкой «тюркские мамлюки» Египта и Сирии. Этот пример дан для того, чтобы разъяснить, как могут появляться в истории определенные этнографические ошибки, и как их можно исправить, а не запутывать далее.

Для убедительности приведем другой пример. Все народы, жившие в Причерноморье, для античных греков и римлян были скифами, всех аборигенов Северной Америки европейцы без исключения называли индейцами, изначально не разобравшись в том, что они представляли собой конгломерат племен с разными языками, одеждой, богами, обычаями. Подобные казусы в истории встречается часто. Вернемся к карачаево-балкарским горовосходителям. Килар Хачиров был не одинокой звездой альпинизма в Карачаево-Балкарии. В период с XIX - начала XX века известна целая плеяда карачаево-балкарских альпинистов-проводников, участвовавших в экспедициях зарубежных и российских горовосходителей. Их имена остались в памяти народа и в истории восхождений на Эльбрус и другие пятитысячники Кавказа: Джачи Джаппуев, Килар (Хыйса) Хачиров, Ахия Соттаев, Алаудин Битуев, Байрамуков, Моллай Терболатов, Акбай Терболатов, Бочай Урусбиев, Ожай Байчоров, Сеид Курданов, Хаджи Залиханов, Бузоу Узденов, Чомак Сарыев, Биаслан Урусбиев, Кичи Занибеков, Зекерия Кубеков, Ахия Семенов, Аккаш Тилов, Диду Байдаев, Сеид и Таукай Хаджиевы, Кичибатыр Будаев, Казн Анаев, Юсуп Тилов, Исса Казаков, Аппай Ахкобеков, Хаджи Ахматов, Тахир Кочкаров и многие другие. Первая женщина, поднявшаяся в ЗО-е годы на вершину Эльбруса в составе отдельной экспедиции девушек-комсомолок, также была балкарка - Зулиха Джуртубаева. Видимо, особо стоит отметить Чокку Залиханова, который покорил Эльбрус в столетнем возрасте.

Всем известно, что руководство бывшей страны Советов страдало рекордоманией. Было принято решение покорить Эльбрус на мотоцикле. Сказано- сделано. Тут же объявили об этом достижении на весь мир. Однако это был совсем другой рекорд, который следовало бы внести в книгу рекордов Гиннеса отдельной строкой: как балкарцы умудрились поднять на спине мотоцикл на высочайшую вершину Кавказа. В последующем очередь дошла и до автомашины УАЗ - 469, которую с большими трудностями затащили на седловину Эльбруса.

В данном случае необходимо отметить, что преемственность поколений в Балкарии и Карачае никогда не прерывалась. «Всеобщий закон - закон законов - это закон преемственности, ибо что такое, в конечном счете, настоящее, как не росток прошлого?» (У.Уитмен). Эстафету достойно приняли их потомки. Из этого народа вышли выдающиеся мастера спорта международного класса, чемпионы СССР по альпинизму и горнолыжному спорту, заслуженные тренеры СССР, многие из них были членами сборной страны. Это альпинисты - Х.Залиханов, М. Залиханов, Ю.Гулиев, Ш. Бабаев, М. Курданов, Б. Курданов, А. Керимов, Ю. Мурзаев, А. Мурзаев, А. Мурзаев (Байдаев), Т. Холамханова. Знаменитые на весь мир альпинисты братья Кахиани свою родословную ведут от балкарской фамилии Боттаевых. Два этих рода и поныне поддерживают родственные отношения между собой. {Информаторы Мухтар Боттаев, Иосиф Кахиани, Виктор Джаникаев) Горнолыжники, имена которых известны в Еворопе - И. Тилов, Б. Тилов, Б. Тилов, X. Гулиев, Д. Гулиев, X. Гулиев, Р.Гулиев, И.Гулиев, 3. Гулиева, А. Курданов, И. Курданова, Л. Курданова, И. Кочкаров, Ш. Байдаев и.т.д. В таких видах как фрирайд, балкарские и карачаевские горнолыжнике участвовали во всех финалах чемпионата России. Чемпионами России стали - А. Байдаев, А. Байдаев,Т. Кипкеев, М. Шаваев; финалисты - Ю. Беккаев, М. Шаваев, А. Шаваев, А. Шаваев, М. Шаваев. Сноубордисты, чемпионы России - А. Джаппуев, О. Джаппуев. В январе 2006 г. в Франции проходило первенство Европы среди железнодорожников по горным лыжам. Россию предстовляли горнолыжники Эльбрусской школы, которые заняли четвертое место, в командном зачете уступив Франции, Австрии и Швейцарии. Команду России предстовляли - А. Курданов, М. Балаев, Д. Байдаев. Следует отметить и горноспасательную службу Приэльбрусья, которая на сегодняшний день является лучшей в Российской Федерации. Не получил должной оценки рекорд м/с по парашютному спорту - балкарца И. Гетуева и заслуженного мастера спорта карачаевца М. Бадаева, которые впервые в истории приземлились на Западную вершину Эльбруса. Все эти достижения засвидетельствованы, и не являются открытием. Статистика выявляет, что по результатам и достижениям в горных видах спорта ни один народ на Северном Кавказе не может соперничать с карачаевцами и балкарцами. И это неслучайное совпадение, а закономеность, поскольку карачаевцы и балкарцы являются самым высокогорными жителями Европы. Этим обстоятельством объясняются все предыдущие достижения, и, как следствие - последующие.

В то же время, каких - либо письменных или устных сведений об участии кабардинских князей или проводников в российских и зарубежных экспедициях XIX - XX веков по восхождению на Эльбрус или иные вершины - неизвестно, поскольку альпинистов-проводников в Кабарде не было и быть не могло. Это и понятно - они являются жителями равнин. Но все же мы обнаружили одного проводника - кабардинца Магомеда Конова, который в 1886 году сопровождал российского ученого С. Ф. Давидовича от г. Пятигорск до балкарского аула Верхний Баксан. В своих путевых заметках С.Ф.Давидович пишет: «Дорога Магомету малознакома, так как он ездил туда только один раз и то уже давно, знал дорогу только до аула Урусбиево. (Современное с. Верхний Баксан)»

Самое интересное - утром перед началом восхождения Магомед Конов наотрез отказался от предложения Давидовича сопровождать его и далее на Эльбрус, но уже за дополнительную плату. При этом он заявил ему: «Если бы ты дал мне 1000 рублей, то и тогда я бы не пошел с тобой». Таким образом, он остался на месте ночлега в селении Урусбиево вместе с лошадьми экспедиции, дожидаясь ее возвращения (13, с.95). Из приведенного текста ясно, что кабардинец Магомед Конов, во-первых, плохо знал дорогу даже до Урусбиевского аула, во-вторых, даже награда в 1000 рублей казалась ему ничтожной в сравнении с опасностями горовосхождения (1000 руб. по тем временам очень большая сумма, если учесть, что один баран стоил 50 коп.). Как известно, главным проводником экспедиции Эммануэля, наряду с карачаевцем Киларом Хачировым, был балкарец Ахия Соттаев. Личность довольно известная в российских и зарубежных альпинистских кругах того времени. Он неоднократно принимал участия в восхождениях на Эльбрус в качестве проводника. Умер он в 1918 году в с. Верхний Баксан, в возрасте 130 лет, в последний раз поднимался на Эльбрус в 90 - летнем возрасте. В этом селе, в доме князей Урусбиевых, останавливались почти все экспедиции отечественных и зарубежных горовосходителей. Велась в этой семье и гостевая книга, где делались записи участниками этих экспедиций и хозяевами дома. Об этой книге упоминает московский исследователь и альпинист Сергей Анисимов, побывавший в доме Урусбиевых в 1913 году:

«В особой книге здесь велись и теперь ведутся записи гостей и туристов. Начали эти записи англичане Фрешфилъд, Теккер и Мур, поднявшиеся еще в 60-х годах прошлого века на вершину Эльбруса с горским проводником Ахией из Урусбиево, который, как мы узнали, умер лишь в 1918 году 130 лет отроду». (С. Анисимов «К ледяным полям Эльбруса». Москва, 1925г., с. 72)

К сожалению, эта особая книга, содержавшая историю экспедиций и восхождений, начиная с середины XIX века, была реквизирована после революции у репрессированных членов княжеской семьи. Известно, что она некоторое время хранилась в краеведческом музее Кабардино-Балкарии, а затем бесследно исчезла, как и известный «Холамский камень» - документ 1715 года, зафиксировавший разграничение территорий Кабарды и Балкарии в присутствии третейских судей из Сванетии и Кумыкии.

Для того, чтобы полнее понять историю конкретного региона, необходимо знать и изучать его топонимику, свидетельствующую о его древней истории, народах, обитавших прежде и проживающих ныне. В этом отношении топонимика Приэльбру-сья во многом прозрачна и свидетельствует о древнем заселении ее балкарцами и карачаевцами. Не вдаваясь в исследование всей массы топонимики, гидрографии, тем более микротопонимики, отметим наиболее важные из них, те, с которыми знаком любой человек, побывавший здесь или просто слышавший о Приэльбрусье.

Это нужно и для того, чтобы отсечь непонятные наукообразные измышления отдельных исследователей об этнической истории этого красивейшего уголка Балкарии, появляющиеся в СМИ.

Курорт Приэльбрусье
Фотографии Приэльбрусья
Гостиницы Приэльбрусья


БИБЛИОТЕКА

От автора
Краткая географическая справка
Сказание о Кавказе и Эльбрусе
Карачаево-балкарские легенды о Священной горе
Кто первым покорил Эльбрус
Топонимика Приэльбрусья
Летопись восхождений на Эльбрус
Склоки под Эльбрусом
Дети лейтенанта Шмидта
Заключение









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!