пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | в горах абхазии
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
БИБЛИОТЕКАВ горах АбхазииОГЛАВЛЕНИЕ


 Библиотека 

К Клухорскому перевалу

Военно-Сухумская дорога. Название этого пути, связывающего Абхазию с Карачаево-Черкесией, сохранилось с прошлого века, со времени русско-турецкой войны и покорения горских племен Кавказа. Она была построена во второй половине XIX в. для переброски военной техники, но хозяйственной артерией так и не стала—слишком сложным оказался отрезок Клухорского перевала, часто преграждавшийся осыпями камней и обвалами снега. Зигзаги старой дороги и сегодня можно увидеть в районе перевала. Местные жители почти не пользуются старым названием дороги, по-существу разорванной Клухорским перевалом. Южная часть известна как дорога к Южному приюту, а северная— к Северному приюту, верхним точкам, связанным перевальной тропой. И, может быть, забылось бы военное название некогда цельной дороги, если бы она не стала одним из самых популярных туристских маршрутов на Кавказе. Еще в 1900 г. она рекламировалась в первых путеводителях по Кавказу Г. Москвича: “Замечательно живописна и интересна, но переезд по ней можно совершать только верхом в 6—7 дней... турист будет вознагражден нигде в другом месте не видимыми и никогда не забываемыми видами”. Сегодня по Военно-Сухумской дороге ежегодно проходят, проезжают тысячи туристов и экскурсантов.

История Клухорского перевального пути насчитывает не одно тысячелетие, о чем свидетельствуют многочисленные сохранившиеся вдоль него памятники. Установлено, что регулярные связи через Клухорский перевал происходили уже в III тысячелетии до п. э., интенсивность их усиливается в античное время (V—IV вв. до н. э.). А в эпоху “великого переселения народов” (IV—VII вв.) это уже важнейший путь из Византии в Среднюю Азию, в обход Каспия. Именно тогда апсилы создают мощную защитную систему из ряда крепостей вдоль всего перевального пути. Позже (VIII—Х вв.) Даринский путь, как его называли древние авторы, укрепляется новыми крепостями (Герзеул, Чхалта, Клыч и др.).

Сегодняшняя дорога к Клухорскому перевалу — вполне современное, частично асфальтированное шоссе. Она ведет в глубь Абхазии, к истокам реки Кодор, связывает горные селения Гульрипшского района. Дорогой пользуются пастухи для выхода к горным пастбищам, а летом по ней устремляются жители побережья в прохладу горных лесов. Эта дорога—магистральный путь для туристских групп, которые, пройдя перевалы ГКХ, спускаются к морю или идут по маршрутам Чхалтского и Кодорского хребтов. Мы отправимся по ней в верховье Кодорского ущелья, побываем в Цебельде, поднимемся на Клухорский перевал.

Первые 10 км асфальтированная дорога проходит по ровной долине реки Мачары (Маджары), мимо садов, виноградников, плантаций табака и кукурузы, мимо холмов, покрытых густыми субтропическими зарослями, среди которых выделяются высокие деревья с беловатыми стволами и ажурными кронами—эвкалипты. За мостом через Мачару попадаем в селение Мерхеули. Тут владения колхоза им. Пушкина. Дома свободно раскинулись в верхней части долины до самого подножия Цебельдннского нагорья. Возвышенность, поднимаясь над долиной, кажется сплошной лесистой стеной, но в ней есть щель, откуда вытекает исток Бол. Мачары. Этим ущельем дорога поднимается к Цебельде, но прежде чем она втянется в теснину, обратите внимание на развалины каменных башен по обеим сторонам дороги, пересекающей в этом месте (11-й км) линию загадочной древней стены. Ее остатки, включая 13 башен, прослеживаются вдоль подножия возвышенности, и это лишь часть протяженной оборонительной линии, называемой Келасурской, или Великой Абхазской, стеной.

Общая длина оборонительной линии, отделяющей прибрежную полосу от горных районов, около 100 км (от реки Келасури до Ингури). Наиболее укреплен левый берег Келасури. Особое внимание создатели уделили защите ущелий, по которым проходили тропы с побережья в горные районы. Келасурская стена не была сплошной, строители умело использовали характер местности: обрывистые, крутые заросшие склоны, осыпи, труднопроходимые ущелья. Из 279 башен Келасурской стены 275 приходятся на участок Коласури— Ткварчели, далее до Ингури на протяжении 40 км выявлены лишь 4 отдельно стоящие башни.

Историки не пришли к единому мнению, когда была построена оборонительная линия, кого и от кого она защищала. Одни считают, что стена существовала еще до нашей эры, другие—что она появилась в V—VIII вв. как граница Грузии и Византии; третьи доказывают, что стена построена в XVII в. мегрельским правителем Леваном II Дадиани для защиты своих владений от набегов горцев-абхазов.

В любом случае Келасурская стена—замечательный памятник сложной истории Абхазии, достойный внимания ученых и краеведов. Рекомендуется совершить экскурсию вдоль Келасурской стены к развалинам крепости Герзеул. По проселку, что ответвляется (10-й км) от Военно-Сухумской дороги вправо перед мостом через Бол. Мачару, идем к небольшому селению Герзеул. В начале тенистого ущелья, справа в стороне от дороги, видны развалины стены, возведенной поперек русла ручья, и башня. В глубине ущелья, у слияния двух ручьев, новый рубеж—мощная каменная стена толщиной 3 м, преграждающая доступ к площадке, на которой сохранились руины здания, построенного из речного булыжника на известковом растворе.

Западнее, на вершине холма, видны древние стены. Подъем к ним по осыпи занимает около 15 минут. За прямоугольной башней скрыт крепостной дворик, окруженный стеной; часть стены сползла под обрыв. Рядом с башней в ней видны следы входного лаза, высоко поднятого над землей, — туда попадали по приставной лестнице. Находки в крепости позволяют отнести ее к XIV— XVI вв. По преданию, она принадлежала князю Мерху, имя которого сохранилось в названии селения Мерхеули.

На северо-западной окраине Герзеула, на известняковом гребне горы, в тени грабово-дубового леса, находятся руины крепости — в прошлом одного из наиболее значительных оборонительных сооружений Абхазии. Общая длина ее стен около 1 км, а восточная башня и теперь имеет высоту 8 м. Степы крепости возведены (VIII—IX вв.) из грубо обработанных блоков известняка. В зарослях можно разглядеть руины сооружений с небольшим христианским храмом (XII—XV вв.), поставленным на мощном основании, в толще которого, как показали раскопки, скрыта цистерна для воды. Западнее храма есть углубление в скале, облицованное камнем,—еще одна цистерна. С западной башни крепости в просветах среди ветвей дуба и реликтовой сосны открывается вид на ущелье Пацхир и Цебельдинское нагорье в окружении гор, слегка растворенных в голубой дымке. Из глубин ущелья доносится шум водопада. На западе видны обрамленная холмами долина реки Мачары и ее участок Келасурской стены.

За мостом через Бол. Мачару автострада входит в тесное ущелье Пацхир, прорезанное в пластах известняка истоком Бол. Мачары. Глубина каньона здесь до 300 м, склоны покрыты непроглядными зарослями, со стен свисают лианы. Дорога, выбитая в скалах правого борта, круто набирает высоту. Внизу в сумраке теснины мелькает причудливое, веками выглаженное ложе речки; гладь бассейнов сменяется переливами водопадов. В расщелинах чернеют заросли самшита. В средней части ущелья Пацхир справа открывается боковое ущелье мягких форм, в нем на вершине холма правого борта остатки циклопической крепости (VI—II вв. до н. э.). Дальше на разветвлении ущелья, на обрывистом мысу (гора Шапка) — развалины апсилпйской крепости VI в., которая стояла на древней дороге, связывающей ущелье Пацхир с крепостью Цибилиум, главной цитаделью Апсилии.

Шоссе на 16-м км выбирается из ущелья Пацхир прямо на окраину селения Октомбери. Здесь на открытом месте после трудного подъема водители часто останавливаются, чтобы полюбоваться речками и водопадами под мостом, попить кристальной воды из родника.

За Октомбери открывается вид на холмистое нагорье с возвышающимися справа коническими горами, сплошь поросшими лесами: ближняя—Апиапча (1033м), дальняя—Адагуа (969 м), за ними угадывается долина Кодора. Немного позже, уже из селения Цебельда, мы увидим, что слева нагорье приоткрывают лесные горы Прцха (1170 м), Ахыста (750 м) и их отроги. Земля в котловине каменистая, заметно беднее сады, ощущается недостаток воды в этом известняковом поднятии, окруженном речными долинами.

Естественная защищенность нагорья, важная древняя дорога обеспечили на тысячелетия стратегическое значение Цебельды. Здесь был центр Апсилии, развалины крепостей того времени (II—VII вв.) сейчас выявлены почти на каждой горе вокруг котловины. Цебельда наряду с Далом (верхняя долина Кодора выше скал Багада) длительное время составляла центральную наиболее независимую часть Абхазского княжества.

Сегодня Цебельда — крупное селение, живут в нем в основном грузины, армяне, греки, которые трудятся в животноводческом совхозе. Есть магазины, почта, ресторан. Связь с Сухуми автобусным маршрутом (несколько рейсов в день).

Там, где шоссе (30-й км) начинает спуск к реке Джампал, на повороте справа (у селения Амткел), в тени старых лип удобное место для обзора окружающих гор. Рядом остатки крепости, построенной в 1838 г., во времена Кавказской войны, для русского гарнизона. В крепости служил сосланный сюда рядовым декабрист А. А. Бестужев-Марлинский. Видны изрезанное лесистое ущелье Джампала, щель между горами Бат и Апушта; там завал озера Амткел. На юге в дымке протяженная кулиса Панавского хребта, перед пей пустота ущелья Кодор, а ближе—задравшийся кверху край Цебельдинского нагорья. В плече горы Адагуа на обрыве в Кодор можно разглядеть руины крепости Цибилиум.

Дорога спускается к Джампальскому мосту (35-й км). Перед мостом в Джампал впадает справа родниковая речка Схча. Затем широкая чистая река вливается в ущелье редкой красоты; высокие стены плотно прикрыты густой зеленью лесов, непонятно как выросших на такой крутизне; спускающиеся сверху занавеси лиан прикрывают обнаружившиеся слоистые стены известняков. Дно каньона ровное, покрыто травой, по нему, как в японском саду, живописно расставлены темно-зеленые кусты самшита.

Здесь и в глубине каньона отличные места для стоянки туристов. Стоит немного пройти по каньону, и оказываешься замкнутым среди скал, лесов на берегу светлой нехолодной реки, будто и нет рядом селений, только ночью фары машин причудливыми пятнами высвечивают детали каньона.

По Цебельдинскому нагорью можно проложить разнообразные по продолжительности и направленности маршруты. Они могут быть частью многодневного маршрута с выходом в Цебельду, например из верховьев Бзыби или через перевалы Чхалтского хребта (стр. 126). Много можно также увидеть, приехав в Цебельду из Сухуми на день. Приводим несколько таких маршрутов.

1. Крепость Цибилиум — один из самых ярких памятников древней Апсилии, теперь становится туристским объектом благодаря усилиям экспедиции абхазских археологов под руководством Ю. Н. Воронова, которая уже несколько лет ведет успешные раскопки памятника.

От центра Цебельды (конечная остановка автобуса) по проселку до крепости 4 км. Ее башни видны уже с дороги на фоне неба в зарослях плеча горы Адагуа. Знакомство с крепостью начинаем с высокой (до 18 м) башни, облицованной известняковыми плитами. У башни проход в крепость, которая занимает вершины двух утесов, отвесными стометровыми стенами обрывающихся в глубокую долину Кодора. Утесы соединены узким гребнем. Внешняя линия обороны охватывает их с севера полукругом длиной около 350 м. Внутренние поперечные стены делят крепость на четыре части, так что каждый утес защищен двойным рядом укреплений. Высота основных оборонительных стен 8—10 м, а толщина 2,5—3,5 м.

В ходе археологических раскопок (пока только западного утеса) выявлено много интересных деталей. Тут можно увидеть три башни, замысловатую систему ходов, круглые речные булыжники—снаряды для катапульт, баню, скрытый водопровод, бассейн для накопления воды, на вершине утеса остатки двух храмов VI в. и одного христианского храма XIV—XVII вв.

Крепость упоминается в византийских источниках (как Тзибила или Тибелия) в VI в. в связи с событиями войны Персии с Византией в Колхиде. В 550 г. персы хитростью овладели крепостью, но апсилы отбили ее. В VII—VIII вв. эти стены неоднократно отражали нападения арабов.

В погребениях под стенами крепости найдены серебряные монеты римского времени, железное оружие, мотыги, украшения, относящиеся к III—VII вв., а также бронзовый саркофаг, который теперь хранится в Государственном Эрмитаже в Ленинграде. Есть в этом районе и более древние находки.

Экскурсию к Цибилиуму стоит дополнить восхождением на вершину Адагуа (подъем 500 м), куда идет лесная тропа от крепости. Согласно преданиям, на вершине в старину находилось языческое святилище: под огромной липой абхазы совершали моления. И сейчас можно увидеть остатки каменной кладки. С вершины открывается панорама Цебельдинского нагорья, его место между морем и горами Зап. Кавказа.

2. На гору Апианча и в усадьбу “Ясочка”. Экскурсию лучше начать с восхождения на Апианчу, чтобы достичь вершины в начале дня, когда дымка еще не закрывает дальние снеговые вершины. От центра Цебельды до Апианчи 5 км. Проселочной дорогой идем в направлении лесистого конуса горы. У ее подножия минуем поселок Марамба (здесь в развалинах церкви были сделаны находки, позволяющие предположить, что в окрестностях Цебельды уже в VIII в. мог стоять каменный христианский храм, отличавшийся богатством внешнего и внутреннего оформления).

Подъем на Апианчу (более 600 м) идет по тропе в тени могучих буков и каштанов. Другая тропа тянется от усадьбы “Ясочка”. Летом в лесу много грибов и земляники. С вершины открывается вид на Колхидскую низменность, на море. В противоположной стороне просматривается лабиринт отрогов зеленого Чхалтского хребта, а над ним зубчатые скалы и сверкающие ледники ГКХ. Интересная деталь: на Апианче археологами обнаружена одна из древнейших в Абхазии стоянок человека.

Спускаемся в сторону Октомбери в усадьбу-музей “Ясочка”. Более ста лет назад на этой земле поселился с семьей Николай Ильич Воронов, видный общественный и культурный деятель России и Закавказья, сподвижник А. И. Герцена и Н. П. Огарева, пожизненно сосланный на Кавказ.

Деятельность Воронова на Кавказе поражает неустанной просветительской направленностью. Он заведовал Кавказским отделом Русского географического общества, издавал и редактировал газету “Кавказ” (1877—1879 гг.), подготовил 12-томный “Сборник сведений о кавказских горцах”, способствовал созданию первого абхазского алфавита. Преследуемый властями, тяжело больной, он с 1880 г. и до конца своих дней прожил в имении “Ясочка” в Цебельде.

Замечательны история “Ясочки” и роль поколений Вороновых на этой земле. В 1883—1884 гг. на базе своего имения они создали трудовую коммуну в духе идей Н. Г. Чернышевского. Дети Вороновых принимали активное участие в революционном движении. Из “Ясочки” переправлялась партийная литература в Тифлис, Батум, Кутаис, Сухум, Баку. В 1902—1910 гг. в имении отдыхали, скрываясь от преследований царских властей, десятки революционеров.

Сегодня в “Ясочке” — народный музей, а экскурсоводами — представители третьего и четвертого поколений Вороновых. Посетите музей, но будьте вежливы, внимательны и дисциплинированы. “Ясочка” еще не стала официальным музеем, это и жилой дом семьи Вороновых, где они живут, работают, отдыхают.

Экскурсия заканчивается в Октомбери (от “Ясочки” 0,5 часа хода).

3. Каньон реки Джампал. Экскурсия на день к выходу подземной реки, “Холодному гроту”, реки Кодор. От Джампальского моста до впадения Джампала в Кодор 3 км. Тропа идет по дну каньона левым берегом Джампала. Недалеко от моста слева над тропой на высоте около 50 м чернеет задымленным сводом большой грот. Называют его Джампальским или “сванской гостиницей”. Судя по находкам, грот был заселен уже 30 тысяч лет назад. Тропа, не пройдя 1 км, упирается в скалу, в которой выбита полка. Можно пройти скалу и верхом (30 минут), отыскав тропку в густых зарослях, перевитых колючкой. За скалой вновь ровный берег, тропа идет через уютные поляны к ореховой роще. В скалах противоположного берега можно и не заметить щель, в глубинах которой прячутся каскады водопада Шакуран (Чтобы осмотреть водопад, нужно переправиться через Джампал (что при большой воде сделать сложно) и найти тропу наверх правее водопада).

За ореховой рощей второй скальный прижим. Тут четкая тропа круто набирает стометровую высоту по сумрачному горному лесу. Сверху слышится шум проезжающих по Клухорской дороге машин. С тропы через деревья открывается вид на устье Джампала. Выбираем тропу, круто ведущую вниз. Сбегаем к роднику, неукротимо выбивающемуся из-под заросшей осыпи. Прозрачная вода Джампала вливается в полноводный Кодор, в котором вода более мутная, характерная для рек с ледников.

После нагромождения стен каньона место соединения двух ущелий с большой луговиной выглядит просторным. Ширину Кодора зримо отмечают тросы запущенного висячего моста, на лугу стоят силосные башни и домик колхозной фермы. Джампал здесь течет двумя рукавами: светлая спокойная речка—по лугу и основной поток—у мрачных стен правого борта ущелья. Через него сделан крепкий деревянный мост. Правее моста из черных глубин двух почти одинаковых пещер, похожих на тоннели, вытекают прозрачные темные струи подземной речки. Гидрологи считают, что это выход вод озера Амткел, отфильтрованных известняковыми толщами. Рассказывают, что сто лет назад обе пещеры были сухими, в них останавливались пастухи. Вода пошла после обвала на озере Амткел.

За мостом в самшитовых зарослях из замшелых камней тоже выбиваются ручьи.

Тропа ведет к Кодору пойменным лесом (По правому берегу Кодора тропа идет и дальше под обрыв с крепостью Цибилиум). Справа и выше в обрыве красноватых скал виден грот. Тропинка через заросли и вдоль осыпи круто поднимается к его арочному входу. Установлено, что в эпоху бронзы в “Красном гроте” жила маленькая группа людей.

Нам предстоит еще посетить памятник древности “Холодный грот”, который находится в поясе скал (в месте пересечения правого склона ущелья Кодора с бортом ущелья Джампала) в 50 м над рекой. Возвращаемся к домику фермы и от родника поднимаемся вверх. Темная арка видна в поросших зеленью скалах. Туда ведет протоптанная тропа. Характерная особенность грота—скрытые в скалах вертикальные вентиляционные каналы, обеспечивающие в жаркую погоду прохладу—за счет освежающего потока воздуха (отсюда и название грота—“Холодный”), а в холодную—поток относительного теплого воздуха, поступающего из подземных глубин. Этим обстоятельством, вероятно, и объясняется привязанность людей к гроту в течение многих тысячелетий. По найденным предметам можно составить довольно полную картину жизни человека здесь 15—10 тысячелетий назад. Каменными ножами разделывали туши убитых туров и медведей. Из шкур шили одежду. В Кодоре ловили крупных лососей, оглушая их дубинками. Потом изобрели гарпун со снастью, на что ушли столетия.

От “Холодного грота” к Джампальскому мосту можно возвратиться старым путем по каньону или же пройти по Клухорской дороге: крутая тропа обходит грот справа и выходит на 39-й км шоссе. С дороги открывается вид на долины Схчи и Джампала. После селения Чины на каменистом склоне можно разглядеть серпантин древней дороги.

4. Водопад Шакуран. Речка Шакуран начинается на Цебельдинском нагорье из родников. Ущелье выделяется темной зеленью среди сухих каменистых увалов. Едва начавшись, речка падает по 250-метровой стене в Джампал, образуя каскад водопадов. На экскурсию к ним потребуется 4—6 часов. Нужно доехать до селения Амткел, где от силосных башен начинается тропинка в ущелье Шакурана. Спускаемся в ущелье. По дну его в известняковых плитах журчит светлый поток. Ванны, колодцы манят прохладной глубиной.

Вот и обрыв к Джампалу. Водопады спрятаны в глубоких нишах, образованных размывом и выветриванием мягких пород. Верхний каскад водопада—самый большой (до 30 м) и необычный: струя падает в центр каменного амфитеатра на прочный конус (подобие сталагмита), который со временем не размывается, а растет и крепнет. Тут же озеро. Спуск на дно амфитеатра в 150—200 м левее водопада. Тропка петляет по каменным уступам. Снизу водопад особенно выразителен. Следующие два каскада нужно проходить гораздо левее, обходя обрыв скал. Затем спускаемся на дно каньона Джампала. В нишах водопадов можно увидеть три пещеры. Переправившись через Джампал, за полчаса выходим к Джампальскому мосту.

5. Амткел — второе после Рицы озеро Абхазии. Экскурсия к нему от Джампальского моста (6 км) потребует целого дня напряженной работы. Лучше пойти к озеру с ночевкой. Посещение его можно предусмотреть и в многодневных маршрутах, например по Келасури или на Лыхту (стр. 131).

Перейдя по мостику через речку Схчу, идем около 2 км по дороге мимо колхозных построек, домов к узкой щели между горами Бат и Апушта. Из ущелья вытекает чистая холодная речка. Но в селение она не спускается, а уходит под землю.

Наш путь — вверх по ущелью, сжатому скальными стенками. До образования озера по дну ущелья несся полноводный горный поток, о чем свидетельствуют сглаженные булыжники и скалы. Теперь камни покрылись мхами, в тени ущелья вырос густой самшитовый лес. Настоящее подводное царство! Тут свой влажный микроклимат. Сумрачные чащи сменяются светлыми полянами, в скальных стенах видны причудливые навесы, гроты, по уступам растут азалии, вьются лианы. Особенно хороша зеленая свежая поляна у самого завала перед белой скалой. Скала сложена измятыми пластами осадочных пород, за ней темнеет грот, сверху нависает лес. Лужайку окаймляют речка и живописные заросли самшита.

После отдыха на поляне начинаем подъем на завал, перегородивший ущелье. Из-под хаоса сдавленных скальных обломков вытекают струн Холодной речки. Тропка заметными зигзагами набирает высоту среди разнокалиберных глыб и уже выросших на завале деревьев. Склон очень сухой, выжженный солнцем, на нем уживается только “сухостойкая” растительность.

В середине подъема (высота завала 170 м) начинается сравнительно гладкий крутой склон и тропа теряется. Нужно взять правее, где гуще растительность, и там найти четкую тропу, которая скоро выведет поверх завала к тракторной дороге между селением Азанта и урочищем Апушта.

Наверху другой мир. Вокруг спокойный вековой буковый лес и не видно следов обвала.

К озеру надо идти влево по дороге. По пути в лесной чаще справа покажется пастуший балаган (от него начинается тропа на склоны горы Мал. Схапач). Через 40 минут выходим к развилке дороги. Левая ветвь приведет в Азанту (1,5 км), правая—на берег озера Амткел (0,5 км).

Первое впечатление от озера странное. За большими серыми глыбами вдруг заголубеет мутноватая гладь. Стремишься к ней — и оказываешься среди навала бревен всех размеров. Почерневшие и выбеленные солнцем и дождем, они свисают со скал, баррикадами лежат на берегу, плавают в воде. Словно кто-то срубил без надобности весь лес и бросил.

Нынешнее озеро образовалось в результате горного обвала во время сильного землетрясения 3 октября 1891 г. Сейчас установлено, что это был не первый обвал в истории ущелья, и нынешний уровень озера наиболее высокий, о чем говорят торчащие из воды стволы деревьев, выросших до обвала. А миллион лет назад река Амтксл протекала здесь значительно западнее, через Азанту, Цебельду, и впадала в Кодор между Апианчей и Адагуа. От этого русла остался “мертвый каньон”, по которому теперь идет дорога из Цебельды в Аблухвару.

Удивительно непостоянство озера. В книге В. П. Пачулиа “По туристским маршрутам Абхазии” о нем сказано: “длина 2400 м, ширина 450 м, глубина около 80 м”. Такое бывает, но временно. Дело в том, что озеро лежит в щели между высокими лесистыми хребтами. Питает его крупная горная река Амткел. Поступление воды зависит от интенсивности таяния снегов в горах, дождей. Весь фокус в стоке озера. Часть воды просачивается, как мы видели, под завалом (Холодная речка). Большая же часть уходит через карстовые воронки на юго-западе водоема (там всегда скапливаются бревна) и дальше подземными ходами стекает к устью Джампала. Возможности стока ограничены, поэтому, когда приток превышает сток, уровень воды быстро поднимается. Автор был свидетелем того, как в мае в период бурного таяния снегов за 5 дней вода в озере поднялась на 10 м! Годовая разница уровней озера достигает 40 м. Минимум приходится на февраль. Максимальный уровень бывает в мае (тогда длина водоема увеличивается до 4 км). Бурные паводки на реке Амткел приносят в озеро деревья, снесенные обвалами (возможно, так “доставлялись” и срубленные деревья).

Летом вода в озере достаточно теплая, температура поверхностного слоя в июле-августе до 20° (с глубиной температура резко падает). Случаются суровые зимы, когда водоем покрывается тонким льдом. В озере водятся: форель, голавль, подуст, усач и быстрянка. Заманчиво совершить экскурсию по озеру на лодке. Некоторые жители селения Азанта держат здесь свои лодки и часто ходят на них в долину реки Амткел рыбачить и за лесными дарами. Западный берег—пояс белых скал. Граница растительности показывает (как и бревна на берегу) возможный уровень воды. В скалах выразителен рисунок пластов осадочных пород.

В 20-х годах на озере побывал К. Г. Паустовский и описал его в повести “Бросок на юг”.

Обойти озеро по берегу трудно (особенно в большую воду), на пути отвесные скалы, непролазные заросли, перевитые колючими лианами. Столь же труднопроходима долина реки Амткел.

Если выход на озеро запланирован с ночевкой, рекомендуем несложное восхождение на Мал. Схапач, чтобы увидеть сверху озеро, завал и окружающие горы. Экскурсия продлится день: набор высоты—1300 м, общее расстояние (с возвращением на озеро) —15 км. С нашего берега (примерно в 1 км к северо-востоку) видны осыпной конус горы и ручей, стекающий с ее склонов. Тропа пересечет ручей где-то в середине, а начинается от дороги, что привела нас к озеру от лесного балагана. Углубляемся в лиственный лес и тут же попадаем в лабиринт меловых скал, покрытых мхами и лианами.

Тропа, петляя среди глыб и провалов, то пропадает на камнях, то вновь отыскивается. Обращают на себя внимание щели в каменном массиве, похожие на трещины ледников. Они, видимо, возникли в результате подвижки известняковых пластов при образовании озера. Из сумрака лабиринта выходим на застывший поток светло-серой осыпи, устремленной к озеру. Пересекаем осыпь в самом верху и поднимаемся на уступ в тень деревьев. Здесь стоит задержаться. Далеко внизу простирается озеро, над ним—седловина к селению Азанта, еще дальше—домики селения Аблухвара и дорога в Цебельду.

Впереди по тропе—ручей, за ним на крутом склоне ореховая роща, высаженная когда-то жившими тут монахами. Выше одна за другой две террасы. Судя по старым фруктовым деревьям, на этом месте в прошлом веке было абхазское селение. Вокруг сплошной лес: бук, дуб, самшит, орешник.

От ореховой рощи расходятся три лесные тропы: левая—вдоль ручья вниз к озеру; правая—к ручью (30 м) и дальше вдоль него на лесовозную дорогу;

средняя—вверх по склону над обрывами и озером. По этой тропе предстоит монотонный подъем до самой вершины Мал. Схапача. Пользуются ею редко, местами она теряется, но найти продолжение помогают зарубки местных охотников и пастухов на буках. Лес лиственный, вначале бук, ильм, кавказский дуб с подлеском из кавказской черники и азалии, выше (где тропа повернет от озера) начинается чистый буковый лес. Поднимаемся по отрогу Мал. Схапача. Слева глубокое, сплошь заросшее понтийским рододендроном, непроходимое ущелье.

Перед вершиной (до нее еще 200 м по вертикали) тропа выведет на поляну. Дальше можно подниматься прямо в лоб по буковому лесу, но можно и пройти влево, чтобы попасть на торную тропу, идущую через Мал. Схапач на гору Лыхта. Вершина Мал. Схапача (1800м) безлесная, с нее круговой обзор: видны снежные вершины ГКХ, изрезанное глухое ущелье реки Джампал, вся Цебельда и в дымке — море. Спуск по пастушьей тропе через урочище Апушта (стр. 131).

6. Посещение озера Амткел рекомендуется дополнить легким маршрутом к памятнику древней Абхазии — Азантскому дольмену (0,5 часа по дороге к селению Азанта). Он находится на обрыве к озеру в зарослях орешника (в сотне метров от дороги). Это самый высокий дольмен на Кавказе (3,4 м). Гробница хорошо сохранилась. Ее белая, слегка выпуклая фасадная стенка, оформленная пилонами боковых стен и темным козырьком крыши, эффектно выступает из окружающей зелени. В далекой древности через круглое отверстие осуществлялось захоронение. Поблизости можно обнаружить развалины еще нескольких дольменов.

От большого дольмена тропинка через заросли скоро выведет к обрыву над озером. Если спуститься по каменным уступам на 50 м, то окажешься перед входом в двухэтажную пещеру. В нижнем этаже найдены каменные орудия и кости животных — стоянка периода неолита (5 тысяч лет до н. э.). Верхний целиком скрыт в скале. В него можно попасть только через естественный люк с помощью 5-метровой лестницы. Заканчиваем маршрут либо возвращением к озеру, либо выходом через селение Азанта в Аблухвару (7 км) к автобусу в Сухуми.

Прощаемся с Цебельдой, с Джампальскцм мостом. Шоссе плавным серпантином набирает высоту, минует селение Чины (36-й км), выходит поверх каньона Джампал, а затем начинает спуск уже в долину Кодора.

Впереди впечатляющие отвесы скал Багада, ярусами спускающихся в глубину долины к Кодору. По склонам стоят могучие леса. Позади, где Кодор уходит в сторону моря, над ущельем возвышается обрыв Цебельдинского нагорья, утесы с крепостью Цибилиум. Левее синие вершины Панавского хребта.

Раньше древняя Клухорская дорога шла поверх скал Багада. Это был трудный и хорошо защищаемый участок. Когда строили Военно-Сухумскую дорогу, в скале прорубили террасу, и еще недавно на головокружительной высоте автомобили выписывали виражи. Теперь в скалах Багада (40-й км) пробиты два тоннеля. Первый из них имеет длину 300 м.

С дороги видно, как внизу Кодор прорывается через каменную щель шириной 10—15 м. Через нее на высоте 60 м переброшен мост. Раньше по нему шла Военно-Сухумская дорога. В старину тут был висячий Чертов мост из лиан.

За скалами Багада шоссе ныряет в тень каштанового леса. Ущелье Кодора становится шире, вдоль дороги мелькают сады с домиками, плантации кукурузы, табака. Эта часть долины до селения Чхалта называется Дальским ущельем. Самое крупное в нем — селение Лата. В центре его недалеко от шоссе развалины “дворца князя Маршания”. В этой крепости, сложенной из булыжника и кирпича в середине XIX в. русскими солдатами, жил могущественный дальский князь Батал Маршания, который здесь и похоронен.

У селения Копшара (63-й км) шоссе сужается, лесные склоны слева и справа венчают похожие на крепостные стены скалы. Дорожная лента пересекает осыпи, врезается в скалы, речные отложения (когда-то Кодор протекал ближе к правому борту ущелья и выше).

На 67-м км—селение Зима. Дома просторно расположились по склону вдоль одноименной речки. Жители занимаются пчеловодством. В 1979 г. здесь произошел гигантский оползень грунта, который снес часть домов и сады.

Чхалта (73-й км, 500 м) — узловая точка для многих туристских маршрутов, идущих по ущельям Чхалты, Сакена, Гвандры, через Клухорский перевал. В селении живут сваны, как и выше по Кодору; есть магазин, отделение связи. Палатки можно поставить, спустившись с дороги на берег Кодора, ниже развалин крепости Чиргс-абаа. Крепость находится рядом с дорогой на поросшей лесом скале, что возвышается у слияния Чхалты с Кодором. Крепость можно осмотреть за час.

Поднявшись к вершине скалы, попадаешь в мир неразгаданного прошлого. Под травой, из-под корней деревьев проглядывают остатки стен, сооружений. Крепостью была вся верхушка скалы. Мощные стены поднимались над скальными обрывами на 8—10 м. Внутри хорошо сохранилась прямоугольная башня высотой 4 м, у южной стены—руины облицованного тесаным известняком здания, видимо, крепостной церкви. К юго-западу от верхней крепости просматривается нижний ярус стен с проемом ворот.

Считают, что крепость построена в раннем средневековье (IX—Х вв.). Возможно, на этом месте прежде располагалось укрепленное поселение апсилов. Среди находок в крепости—золотая монета Юстиниана I (VI в.).

Из крепости красивый вид на слияние Кодора и Чхалты. За мостом через Чхалту дорога разветвляется: левая ветвь уходит в ущелье Чхалты, правая—в верховье Кодора и к Клухорскому перевалу. Ущелье Кодора превратилось в широкую спокойную долину. В нем привольно раскинулось утопающее в садах селение Ажара (81-й км)—центр верхней части Кодора, называемой Абхазской Сванетией (есть правление колхоза, почта, магазин, лесопильный завод, контора лесхоза).

Не доезжая до Ажары, в разрезе левого борта ущелья, над щеткой хвойных лесов ненадолго покажется друза черных пиков с пятнами снежников. Это вершина Ходжал в Кодорском хребте.

Сванское селение Генцвиш лежит в обширной зеленой котловине. Шоссе переходит на левый берег Кодора, а древняя тропа шла по правому берегу до слияния рек Гвандры и Клыча. Через Клыч был брод, возле него и сейчас (на восточной окраине села Омаришара), на вершине одного из холмов, сохранились остатки древнего укрепленного поселения (X—XI вв.).

Миновав Омаришару (90-й км), шоссе начинает монотонный подъем. Внизу шумит Клыч. Вокруг могучие широколиственные леса. Также шла и древняя дорога. Перед Клычским водопадом в раннем средневековье проходили пограничные оборонительные рубежи Абхазского царства. Среди руин выделяется Клычская крепость слева от дороги. Стены се сложены хорошо обработанными каменными блоками. Крепость была укреплена башнями. Сохранились следы рва и вала. С противоположного склона на сотни метров падают два ручья.

Водопад на реке Клыч (7 км от Южного приюта) — одна из достопримечательностей Абхазии. Сверху видно, как вода мощной струей падает с 50-метрового уступа.

Последние 2 км дорога часто бездействует, перегороженная снежными завалами, оставшимися от зимних лавин.

Южный приют (103-й км)—база плановых туристских маршрутов. Расположена на правом берегу Клыча на высоте 1250 м над уровнем моря, среди громадных пихт. Рядом минеральный источник и вход в ущелье Ачапара. В Южном приюте обычно останавливаются на ночь перед переходом через Клухорский перевал или спустившись с него. Отсюда можно совершить радиальные экскурсии к крепости на Клыче, в ущелье реки Хакял (Ачапара), к Клухорскому перевалу.

1. Клухорский перевал (1А, 2786 м). Переход через перевал (до Северного приюта), как и восхождение на него с возвращением в Южный приют, требует напряженной работы целого дня.

Много событий связано с Клухорским перевалом, многое скрыто в толще тысячелетий, изредка высвечиваясь то кладкой камней, то копотью на стенах гротов, то счастливой находкой археолога. Часто Клухорская тропа была дорогой войны. По ней шли с севера завоеватели, сам перевал был нередко местом сражений. Вечным памятником стал Клухорский перевал нашим бойцам, принявшим в 1942 г. бой с гитлеровскими стрелками горной дивизии “Эдельвейс”. 15 августа 1942 г., наступая превосходящими силами, они заняли перевал. Через неделю бои уже шли у водопада на Клыче. Подоспевшая помощь позволила нашим войскам под командованием генерал-майора К. Н. Леселидзе организовать контрнаступление и выбить противника с южных склонов. Большую роль в боях за Клухорский перевал сыграли отряды известных альпинистов А. М. Гусева и Н. А. Гусака. Используя свое мастерство, они неожиданно заходили в тыл врага и наносили ему ощутимые удары. В тот год зима в горах началась в сентябре и была очень суровой. И все же в январе Клухорский перевал и Теберда были освобождены от немцев. В память защитников Кавказа на перевале туристы поставили обелиски и барельефы.

Отправимся и мы к перевальной седловине. До нее от Южного приюта около 16 км, набор высоты 1550 м. От приюта видна часть долины реки Клыч до поворота ее на северо-запад. Идем по старой Военно-Сухумской дороге, левым бортом ущелья. Началось криволесье (бук, каменная береза, клен). В середине пути (до поворота долины) прямо на дорогу хлещут водопады.

За 1 км до поворота долины тропа всегда перекрыта выносом крупной лавины. По крутому снегу нужно идти страхуясь ледорубом или палкой. А вот и поворот ущелья. Серпантины старой дороги идут по обоим каменистым бортам расширяющейся долины. Подъем становится круче, правее появляется Нахарский водопад и над ним—просторная травянистая седловина перевала Нахар. По сравнению с Клухорским перевалом северный склон Нахара очень крут.

Через ручей с водопадом переправляемся по снежному мосту и вступаем в зону альпийских пастбищ. Дальше движемся вдоль ГКХ. Чтобы сократить путь, пешая тропа идет круто вверх, срезая зигзаги старой дороги. Выходим к большому камню и кошу на пологой части долины, дно ее устилает ровный заболоченный луг протяженностью более 1,5 км. Впереди уже виден Клухорский перевал. Тропа расстается с дорогой, которая ведет кружной подъем по склонам горы Клухор-баши. На подъеме стоит обратить внимание на ледник, его конец виден левее горы Клыч-Каракая. Над ледником обнаруживаем седловину перевала Хакял и установленный на ней обелиск. Именно через этот перевал ударил по тылам врага отряд альпинистов.

Наконец по крутой осыпи взбираемся на гребень ГКХ. Дальше Карачаево-Черкесия. Внизу зеленеет Клухорское озеро. Над ним возвышается скальная громада Клухор-баши с линией остатков Военно-Сухумской дороги. Спускаемся на север в направлении Клухорского озера некрутым снежником. Озеро (2700 м) огибаем слева и попадаем на сглаженные бараньи лбы к истоку реки Клухор, вытекающей из озера. Перейдя реку, попадаем на надежную тропу, ведущую к Северному приюту (2000 м), он уже виден на границе леса. Тропа крутая, в дождь лучше идти по серпантину старой дороги. От перевала до Северного приюта 3 часа хода. Дальше начинается шоссе. До Теберды 32 км.


К началу книги

Предисловие
Перед дорогой
Рица—Ауадхара
Псху
Долина реки Бзыби
Бзыбский хребет
К Клухорскому перевалу
Долина реки Чхалты
Долины Сакена и Гвандры
Чхалтский хребет
Кодорский хребет
Некоторые топонимы Абхазии








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!