| современные и древние ледники кавказа | нижняя граница кавказских ледников и периодические изменения в положении ее |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«СОВРЕМЕННЫЕ И ДРЕВНИЕ ЛЕДНИКИ КАВКАЗА» • Нижняя граница кавказских ледников и периодические изменения в положении ееОГЛАВЛЕНИЕ


 Страницы прошлого 

Нижняя граница кавказских ледников и периодические изменения в положении ее

Нижняя граница кавказских ледников и периодические изменения в положении ее

Причины, оказывающие влияние на высоту, до которой спускаются ледники. - Высота, на которой оканчиваются различные ледники Кавказа. - Сравнение кавказских ледников с альпийскими, с ледниками Пиренеев, Скандинавских гор и гор Азии. - Несколько слов о ледниках других частей света. - Уменьшение (отступание) кавказских ледников - Наблюдения Абиха и других исследователей, - Уменьшение альпийских ледников. - Исследования Фореля. - Предполагаемые причины уменьшения ледников.

Переходим теперь к вопросу о том, до какой высоты спускаются современные ледники Кавказа, и посмотрим, какое положение занимает Кавказ среди прочих гор Старого Света в отношении высоты снежной линии, величины и числа ледников.

Известно, что высота, которой достигает нижний конец ледника, зависит от многих причин: от количества выпадающего на горах снега; от конфигурация горы, то есть от того, есть ли на ней котловины, или так называемые цирки, наполняющиеся большими массами снега, который рано или поздно должен превратиться в глетчерный лед; от рельефа и наклона ущелья, по которому движется ледник; от большей или меньшей силы таяния и испарения снега или льда и т. д.

Вследствие совокупного влияния упомянутых причин, нередко случается, что ледники, лежащие на самом близком расстоянии друг от друга, различаются в отношении высоты, до которой они спускаются, на несколько тысяч футов. Так, например, эльбрусский ледник Азау оканчивается на высоте 7630 ф.( а отстоящий от него версты на 4-5 и также спускающийся с Эльбруса ледник Терскол доходит лишь до высоты 8608 ф. Подобный же пример представляют лежащие рядом Каратом и Барту и т. д. Но, с другой стороны, высота, до которой спускается известный ледник, весьма мало изменяется в течение различных времен года, а иногда и в течение более или менее значительного числа лет; иначе говоря, нижняя граница ледника отличается большим постоянством, чем граница, до которой спускаются снега на горах. Слабое влияние времен года на положение нижней границы ледника зависит, конечно, от того, что более сильное таяние льда во время лета уравновешивается отчасти более быстрым поступательным движением ледника.

Все глетчеры спускаются ниже снежной линии, но разность между высотой снежной линии и той высотою, до которой спускается лед, для разных глетчеров весьма различна. Ниже всех ледников Кавказа тянется Карагом, находящийся в Дигории. Нижний конец его доходит до 1738 м (5702 ф.); принимая для Дигории высоту снежной линии в 11 500 ф., мы узнаем, что конец этого ледника спускается ниже снежной линии почти на 6 тыс. ф. Огромный ледник Бизинги, находящийся в Нальчикском округе, спускается ниже границы вечных снегов также почти на 5 тыс. ф., тогда как многие ледники Рионского бассейна простираются ниже снежной линии всего на 2 тыс. или 2500 ф. Вообще, чем ледник значительнее по своим размерам, и в особенности чем длиннее, тем, в большинстве случаев, он сползает ниже. Таким образом, ниже других на Кавказе спускается Карагом, затем Тетнульд, Цейский ледник, Бизинги, Дых-су (Черек), Агштан и т. д., а в Швейцарии - Алеч, имеющий в длину 16,5 км (151,5 версты) и оканчивающийся на высоте 1382 м; Нижнегринденвальдский, спускающийся до 1080 м и имеющий длину 7,37 км; Меr de glace, Спускающийся до 1125-1150 м, при длине в 10 км; далее Верхнегринденвальдский, доходящий до 1320 м, при длине в 3,1 км, и Фишер-глетчер спускающийся до 1500 м, при длине 8,25 км. Все эти глетчеры, за исключением последнего, принадлежат к наиболее длинным в Швейцарии; впрочем, второй по длине в Швейцарии есть Нижнеаарский ледник (10,55 км), но он оканчивается довольно высоко (1879 м).

В этот список, включающий 24 названия, однако, не внесены некоторые из весьма больших ледников Кавказа, например, ледник Тана (верховья Уруха), оканчивающийся, по моему приблизительному определению, на высоте 6600 ф., ледник Агштан (в Балкарии), оканчивающийся на высоте около 6980 ф., ледник реки Чегем, Марухский ледник, величайший в Кубанской области, и еще никоторые другие. Только один ледник Кавказа (Карагом) спускается ниже 6 тыс. ф. и, кроме того, один (Тетнульд) ниже 6500 ф., и только, быть может, ледников семь (если считать Тана и Агштан) спускаются ниже 7 тыс. ф. над уровнем моря. Ниже всех спускаются ледники Дигории, потом Сванетии и Нальчикского округа Терской области. Средняя высота, до которой спускается большая часть перворазрядных ледников Кавказа, по мнению Гейма, равняется 2400 м, то есть средним числом на 1000 м ниже снежной линии. О Карагоме Фрешфильд говорит, что это огромный глетчер, который по своей длине превосходит все глетчеры Швейцарии, за исключением Алеча. Гейм принимает длину его около 8 км. Судя по самым подробным картам Кавказа, длина его должна быть около 8 верст; в отношении длины он, следовательно, уступает и Меr de glace.

Ледник Бизинги имеет значительно большую величину. Основываясь на последних съемках, произведенных топографом Жуковым, надо принимать длину его около 17 верст, при ширине в версту и более. Ледник Дых-су также имеет очень значительную длину и ширину. Тана образуется из двух длинных, широких ветвей и одной узкой; кроме того, ледник тянется еще версты на три или на четыре ниже слияния этих ветвей. Необыкновенно красивый и чистый балкарский ледник Агштан также имеет в длину, вероятно, верст 6 или 7, при средней ширине около версты. Что же касается Эльбруса, высочайшей горы Кавказа, то ниже всех его ледников спускается Азау, именно до 7630 ф., прочие же, как, например, Терскол, Ирик, не доходят и до 8 тыс. ф. Кроме того, я, как очевидец, могу сказать, что вообще ледники Эльбруса далеко меньше ледников Диго-рии, Бизинги и Балкарии. Из этого следует, как велика ошибка всех тех, которые утверждают, что на Эльбрусе находятся величайшие ледники Кавказа и что Азау в этом отношении особенно замечателен. В действительности ни один ледник Эльбруса не достигает, вероятно, и третьей части ледника Бизинги или Дых-су. То же можно сказать и про Казбек. Справедливо только то, что на Казбеке и, в особенности, на Эльбрусе много ледников. О девяти более или менее значительных ледниках Эльбруса и о восьми ледниках Казбека уже было упомянуто мною во второй главе. Гейм насчитывает на всем протяжении Альп (Альпы Французские, Швейцарские, Итальянские и Австрийские) 249 ледников 1-го разряда и 906 - 2-го, говоря при этом, что только около 40 ледников из числа всех этих имеют длину, считая как сам ледник, так и питающий его фирн более 7,5 км. В Финстераагорнской группе, самой богатой глетчерами, находится 16 ледников 1-го разряда и только 5 из них имеют длину собственно ледяного потока свыше 5 км; длина же прочих простирается от 2 до 5 км. В Бернской группе только ледник Монтерач своей длиной превышает 5 км; на Монбланской находится 20 глетчеров 1-го разряда; самый длинный из них Меr de glace, причем длина собственно глетчера равняется 9 км. Размеры прочих ледников этой группы не указаны Геймом. Наибольшую поверхность имеет Алеч (29,45 кв.км, не считая фирна), затем глетчер Гёрнер (20 кв.км), Нижнеаарский глетчер (17 кв.км) и Меr de glace (11,65 кв.км).

В отношении богатства ледниками Кавказ уступает Альпам довольно значительно. К сожалению, размеры кавказских ледников и число их известно очень мало, поэтому приходится ограничиваться только приблизительными числами. На Адай-хохе и его отрогах существует не менее 20 глетчеров; в Балкарии и Дигории вместе число их не менее 40; на Эльбрусе и Казбеке существует около 20 более или менее значительных ледников и гораздо большее число фирн-глетчеров. Общее число ледников Кавказа, без сомнения, равняется нескольким сотням. Найдется между ними не менее 10 ледников, имеющих общую длину (то есть считая их фирн) свыше километра, один ледник Кавказа, именно Бизинги (Улу-чиран), не уступает по длине леднику Алеч; что же касается следующих за этим последним, то есть Нижнеаарского (10,55 км) и Меr de glace (10 км), то Дых-су и Карагом по длине почти, а может быть, и вовсе не уступают им. Общее число ледников 1-го разряда, то есть таких, которые спускаются в долину более или менее глубоко и имеют верхнюю широкую часть (Firnmulde), более или менее резко отличающуюся от съеживающейся нижней (Eisstrom), определить для Кавказа трудно. Я считаю их на северном склоне приблизительно около 70. Наибольшую поверхность представляет, без сомнения, ледник Бизинги.

Главный рукав его тянется по прямой линии, образуя полосу льда длиною верст в 9 или 10, при ширине, доходящей в некоторых местах до версты; средняя же ширина его будет около 430 саженей. Таким образом, поверхность этой части ледника окажется, вероятно, с лишком в 8 кв. верст, или в 9 кв.км. Но если принять в расчет и ветви, из которых составляется эта часть ледника, то тогда вся поверхность его выразится гораздо большей величиной. По определениям топографа г-на Жукова, одна восточная ветвь имеет длину, вместе с фирновым полем, 6,5 версты и ширину до 600 саженей. Кроме того, на несколько верст тянется и западная ветвь. Принимая все это во внимание, можно утверждать, что, по величине поверхности ледяных полей Бизинги не уступает Гёрнеру (20 кв.км), Нижнеаарскому леднику (17 кв.км) и Меr de glace и, может быть, только немногим меньше Алеча (29,45 кв.км).

Ледник Карагом в нижней части довольно узок, именно около полуверсты, но в трех верстах от нижнего конца ширина его равняется версте, а в верхней части она даже больше двух верст. Поверхность ледяных полей его будет, вероятно, не менее 7 км, не считая огромного фирнового поля, разделенного выдающимися скалистыми гребнями на несколько отдельных частей. Поверхность западного Скатикомского ледника, спускающегося с Адай-хоха, также, вероятно, не менее 6 км. Ледник Дых-су, без сомнения, гораздо больше Скатикомского, но я не могу сколько-нибудь точно определить поверхность его; по словам же г-на Жукова, производившего здесь съемки, ледник этот мало уступает по величине Бизинги. Г-н Жуков указывает размеры и других ледников, находящихся в пределах земель Чегемского и Бизингиевского обществ. Ледник Мижирги, лежащий рядом с Бизинги, имеет, по его определению, до 9 верст в длину и от 180 до 400 саженей в ширину. Ледник Улу-ауз, находящийся также недалеко отсюда, именно в верховьях Думалы, простирается в длину на 7 верст, при ширине в 300 саженей и более; такую же длину имеет и Чегемский ледник Шаурту. Цейский ледник, находящийся в Осетии, принадлежит также к очень большим. Поверхность его, вместе с прилегающими к нему фирновыми полями, должна иметь, как надо полагать на основании последних съемок, около 17 кв. верст, при длине в 7 верст.

Но нельзя пройти молчанием того, что Кавказ лишен таких громадных снежных полей, какие мы встречаем на Альпийских горах. Так, снежные поля, питающие Алеч, имеют поверхность в 99,54кв. км, что вместе с самим ледником составит 129 кв.км. Чтобы дать наглядное представление о величине этих полей, я напомню читателю, что все снеговые и ледяные поля Эльбруса составляют вместе поверхность около 122,5 кв. версты (по самым последним измерениям топографа г-на Голомбиевского - 123 кв. версты, или 140 кв.км), но снежные поля Эльбруса распределяют свой запас снега, по крайней мере, между десятью ледниками.

Нужно, впрочем, заметить, что снежные поля, питающие прочие ледники Швейцарии, далеко меньше Алечских, так что эти последние представляют единственный в своем роде пример.

Прочие ледники Альп имеют значительно меньшие размеры.

По мнению Гейма, большинство глетчеров Кавказа принадлежит ко 2-му разряду. Если это мнение понимать буквально, то оно справедливо по отношению к Кавказу настолько же, как и по отношению к другим горам, богатым глетчерами. По словам самого же Гейма, на Альпах считается, как уже было замечено, 249 глетчеров 1-го разряда и 900 - 2-го. Но если вышеприведенной фразой Гейм желал показать, что Кавказ имеет лишь самое незначительное число ледников 1-го разряда, как думал Агассиц и большинство прежних ученых, то это совершенно несправедливо.

Из настоящей главы, а также из предыдущих видно, что ледники Кавказа сосредоточиваются в западной половине его, в восточной же их очень мало и они не достигают больших размеров. Невозможно, например, сравнить ледники, находящиеся на Адай-хохе и вблизи него (Цейский ледник, Карагом), с ледниками Шах-дага и Базар-дюза, которые лишь футов на 500 ниже Адай-хоха.

Некоторые ледники Балкарии, например, Агштан, спускаются с гор, вероятно, даже более низких, чем Базар-дюз или Шах-даг, но тем не менее это первоклассные ледники. На высоком Пирикительском хребте, также находящемся в восточной части Кавказа, глетчеров очень мало и размеры их очень не велики. Из находящихся в восточной половине Кавказа только один Бизинги спускается ниже 8 тыс. ф. Вообще относительно Большого Кавказа можно сказать, что глетчеры развиты только в той части его, которая лежит к западу от Военно-Грузинской дороги, к востоку же от нее физиономия Кавказа сразу меняется и глетчеры становятся редкостью; самая же богатая ими часть лежит между Эльбрусом и Адай-хохом, включая сюда и оба эти горные массива. Таким образом, только западную половину Кавказа по богатству ледниками можно сравнить с Альпами, восточная же в этом отношении не имеет с ними ни малейшего сходства. Несмотря на то, что южный склон Кавказского хребта получает более влаги, чем северный, и несмотря на то, что на нем снежная линия спускается ниже, ледники северного склона достигают гораздо большей величины. На южном склоне очень большие ледники мы встречаем только в верховьях Ингура и Риона. В верховьях Ингура находится Лерха, или Адыш, Цаннер, Трюйбер, Тульский ледник и некоторые другие, а в верховьях Риона - ледники Зопхетуры и Чешуры. Значительно большая крутизна южного склона в сравнении с северным есть, вероятно, главная причина, почему ледники его, спускающиеся даже довольно низко, не достигают большой длины.

Сравним Кавказ в отношении его ледников и с другими горными хребтами. Гейм говорит, что высочайшая гора Пиренеев, Маладета (3404 м), имеет очень простое орографическое расчленение, больших снежных скоплений на ней не существует, и находятся только глетчеры низшего разряда. На всех Пиренеях снежных и ледяных полей имеется не более 100; таким образом, Пиренеи в этом отношение гораздо беднее, чем Восточный Кавказ. На Сьерра-де-Гредос находится только маленький висячий глетчер и несколько таких же на Сьерра-Неваде.

На Этне существуют вечные снега, но ледников нет вовсе, Скандинавские горы по богатству глетчерами занимают одно из очень видных мест на земном шаре: 15-я часть всей Норвегии занята снегами и льдами. Огромные глетчеры находятся во многих местах, и в особенности на lustedalsbraee. Поверхность снежных полей доходит здесь до 1500 кв.км и в 15 раз превосходит поверхность снежных полей Финстерааргорна. На lustedalsbraee находится 24 глетчера 1-го разряда и целые сотни 2-го разряда; есть глетчеры, достигающие 6, 8, даже 14 км длины, при ширине в 1 и 2 км, но нет ни одного такого, который бы равнялся леднику Алеч. Огромные ледники находятся на Сулительме и весьма во многих других местах Скандинавских альп, но перечисление их не входит в нашу программу.

Горы Северной Азии и Северо-Восточной Европы или лишены глетчеров, или крайне бедны ими. На Урале глетчеров нет вовсе, да и вершины его не поднимаются до снежной линии. Сильные ветры во время зимы наносят, однако, в овраги и котловины Урала сугробы снега, который с течением времени уплотняется, подвергается обледенению, но во всяком случае не имеет ничего общего с ледниками.

На хребте Пай-хой, который продолжается на Вайгач и Новую Землю, также нет вовсе ни ледников, ни вечных снегов. Уже было сказано, что горы самой северной части Сибири совершенно лишены глетчеров.

На Камчатке, под 5б° с. ш., вечные снега спускаются до высоты 1600 м (5248 ф.) и многочисленные высокие вулканы ее поднимаются выше снежной линии; но коническая форма и изолированное положение их не благоприятны для образования глетчеров. Нечто вроде ледника существует, впрочем, на Ключевской сопке. Ледяной покров достигает здесь 13 м толщины и пронизывается во многих местах шлаками и пеплом. Поверхность его гладкая и почти лишена трещин. Никаких признаков движения, свойственного всем глетчерам, на нем не заметно. Таким образом, вопрос о существовании настоящих глетчеров на Камчатке должен быть, как кажется, решен в отрицательном смысле.

На Алтае высота снежной линии колеблется между 2250 и 2700 м (7380-8856 ф.); высочайшая же вершина его, гора Белуха, поднимается до 3350 м (10 988 ф.). На ней находится небольшой ледник первого разряда, имеющий в длину около 3 верст и в ширину 400 саженей. Из него вытекает Катунь, составляющая вместе с Бией реку Обь.

Горы Центральной Азии ледниками гораздо богаче. В тянь-шаньской системе находятся очень большие глетчеры.Шекоторые вершины Алан-тага поднимаются на 2 тыс. м (6560 ф.) выше снежной линии. Ледники находятся здесь в западной стороне, обращенной к Памиру; они питают истоки Аму-Дарьи. В верховьях Сыр-Дарьи также находится много глетчеров; многочисленные глетчерные группы существуют также и на восточной окраине Памира. На Хан-Тенгри (Небесный Хан), высочайшей вершине Тян-Шаня, поднимающейся, вероятно, до высоты 24 тыс. ф., и расположенном рядом с ним Музарте находятся многочисленные глетчеры. В центральной части Тянь-Шаня, именно на Ак-Шийряке, находится Петров ледник. Он достигает 20 верст длины и несет 5 срединных морен, указывающих на его происхождение из 6 значительных ветвей. Он питает истоки Сыр-Дарьи. Здесь же находится значительный ледник Ирташ. Но надо заметить, что глетчеры восточной части Тянь-Шаня по своему числу и размерам не соответствуют огромной высоте этого хребта. Юго-западная часть тянь-шаньской системы ледниками значительно богаче. На Алайском хребте находится ледник Щуровского (ледник Исфары), Но самый замечательный ледник тянь-шаньской системы есть За-ревшанский, находящийся в долине, составленной Гиссарским и Туркестанским хребтами. Он подробно описан профессором Мушкетовым своей величиной этот ледник превосходит любой из ледников Альп, имеет в длину около 30 верст и состоит из главной ветви и многих боковых, С боковых ветвей на главную переходит множество срединных морен. Г-н Мушкетов считает число их около 30 и говорит, что они, не имея возможности, разместиться на полутораверстной ширине ледника, спутались, покрыли всю поверхность льда и нагромоздили на ней целые горы. Заревшан по выходе изо льда сразу становится могучей рекою, которую нельзя переехать верхом. Она прорывает конечную морену, а выше нее, на пространстве полуверсты, течет, окруженная ледяными берегами. Заревшанский ледник оканчивается на высоте 9 тыс. ф. Вместе с ледником Зардаль он образует один переметный ледник в 35 верст длины. Сам Зардал тянется на протяжении 8 верст и оканчивается на высоте 11 600 ф. В верховьях Сурхаба находится еще ледник Федченко.

Высочайшие хребты Центральной Азии, сходящиеся около верховьев Аму-Дарьи, расходятся по мере удаления к востоку и образуют в промежутках между собою три высоких плоскогорья Азии: Тибет, Восточный Туркестан и Монголию. Для нас особенно интересно первое из них, как наиболее высокое и окруженное высочайшими на свете горами: Гималаями, Каракорумом и Куэн-Лунем. Большая часть его в гидрографическом отношении представляет огромную впадину, имеющую вид чаши и лишенную стока к морю. Гималайский хребет в виде дуги, обращенной выпуклой стороной на юг, ограничивает эту возвышенность с южной стороны; параллельно ему идет еще другая цепь Транс-Гималаи.

Восточная часть Гималаев, вследствие проливных дождей, постоянных туманов вязкой, глинистой почвы и густых непроходимых лесов, очень труднодоступна и потому малоисследованна. Известно, однако же, что на Кинчинджинге (8582 м) и Гауризанкаре (8840 м, 28 995 ф.) находятся обширные снежные поля и большие глетчеры, а множество эрратических валунов, встречающихся даже на высоте 600 м над уровнем моря и в 190 км от начала глетчеров, указывает на огромные размеры ледников в прежние эпохи, Снежная линия находится здесь на высоте от 4500 до 5 тыс м (14 760-16 400 ф.).

В средней части Гималаев высота снежной линии колеблется между 4000-4800 м (13 120-15 744 ф.) и существуют снежные поля, имеющие ширину более 50 верст. Глетчеры также достигают здесь очень больших размеров. Из них Руфиние и Куфиние спускаются до 3440 м (11 283 ф.), Пиндар-глетчер до 3657 м (11 995 ф.) и Милам-глетчер до 3500 м (11 480 ф.); кроме того, существует еще множество глетчеров на горе Нанда-Деви и Багиратиганга. В средней части Гималаев ледники спускаются ниже вечных снегов на столько же, как и в Альпах, и своим внешним видом и другими особенностями также сильно напоминают альпийские.

В северо-западной части Гималайских гор снежная линия лежит несколько выше (4800-5650 м), но, тем не менее, глетчеры здесь очень многочисленны. В особенности большие глетчеры находятся на Транс-Гималайском хребте, прилегающем к Кашмирской долине. В горной группе Цанскар многие ледники достигают длины 25 км (более 23 верст). То же можно сказать и про Нун-Кун (7134 м). Глетчер Митчигой, находящийся недалеко от Нун-Куна, спускается до 3300 м (10 824 ф.), а один из глетчеров - Нанга-Парбата - до 2865 м (9397 ф.), то есть не только ниже всех глетчеров Гималаев и Транс-Гималаев, но и ниже некоторых ледников Кавказа.

На Каракоруме мы встречаем громаднейшие ледники из всех азиатских. Если глетчеры Гималаев нельзя сравнивать с альпийскими, говорит Гейм, то ледники Каракорума превосходят своими размерами все прочие, за исключением лишь гренландских.

В том месте, где Каракорум и Гиндукуш соединяются друг с другом, очень много глетчеров. Хотя к востоку от этого места на Каракоруме снежная линия лежит очень высоко (5600-5920 м, или 18 368-19 417 ф.), однако глетчеры и здесь достигают огромных размеров. Особенно громадные глетчеры находятся в Бальдистанской группе гор. Из них глетчер Аранду имеет 48 км длины и около 2,5 км ширины. На протяжении 25 км от нижнего конца поверхность его имеет наклон только от 1,5 до 2°, а с боков глетчера находится много озер. Оканчивается он на высоте между 3000 и 3300 м, около деревни Аранду. Глетчеры Бальтора, Биафо, Чого и Зайтчар имеют каждый более 45 верст в длину и образуются из 10, даже из 30 отдельных ледяных потоков; Бальтора спускается с Дапсанга (28 270 ф., или 8619 м) и Мустага и имеет более 50 верст, а Биафо - около 60 верст длины. Ледник Бальтора несет 15 срединных морен разных цветов; нижняя часть его почти сплошь засыпана щебнем и на ней находятся луга со множеством цветущих растений, которые медленно движутся вместе с ледником. Особенность Бальдистанских глетчеров заключается еще в том, что вблизи них находится много горячих источников; снега и льды образуют над ними отверстия, через которые прорываются столбы водяных паров.

Куэн-Лунь, отделяющий Тибет от пустыни Гоби, очень беден осадками. Южный склон его собирает последние остатки влаги, приносимой южными ветрами; по другую же сторону хребта тянется пустыня Гоби, где дождя и снега не бывает. Снежная линия поднимается на Куэн-Луне выше 6 тыс. м (19 680 ф.), а пики в 7 тыс. м (22960 ф.) и даже в 7500 м (24 500 ф.) покрыты пятнами снега или только легким снежным покровом. Настоящие глетчеры находятся лишь в западной части Куэн-Луня, именно около места соединения его с Каракорумом.

Внутренняя часть Азиатской возвышенности, окруженная упомянутыми раньше снежными хребтами (Каракорумом, Гималаями, Куэн-Лунем), отличается необыкновенно сухим климатом. Северная, западная и южная части ее более или менее известны, восточная же исследована крайне мало. В некоторых местах этой возвышенности климат так сух, что только по берегам рек можно встретить зеленую траву. В Ладаге, например, дождь идет очень редко, и если зимою выпадает несколько сантиметров снега, то он испаряется в течение немногих часов, вовсе не подвергаясь таянию.

В Ле (в Западном Тибете), имеющем высоту от 3300 до 3600 м, часто во всю зиму не выпадает ни снежинки. Во всем Тибете климат так сух, что все деревянные вещи трескаются от чрезмерного высыхания, трупы павших верблюдов и других вьючных животных не гниют, а высыхают и превращаются в мумии. Солнце, движущееся по вечно ясному небу, своими палящими лучами жжет невыносимо, с наступлением же ночи наступает ужасный холод; всюду тянутся пустыни, воздух так редок и сух, что воздушной перспективы почти не существует и о расстоянии судить почти невозможно. Конечно, при таких условиях снежная линия должна лежать очень высоко, снегов на горах очень мало, а ледников и вовсе существовать не может. Таким образом, на горах, окружающих озеро Тенгри-Нор и поднимающихся до высоты от 6500 до 7280 м (до 23 878 ф.), снега лежат круглый год, но существования ледников не замечено.

Хотя южный склон Гималаев у своего подножия имеет тропический климат, но на вершинах его, как мы уже видели, лежат огромные массы снегов; они питают множество громадных глетчеров, которые возникли благодаря муссонам, приносящим необыкновенно большое количество влаги с Индийского океана. Уже было сказано, что эти снежные поля и глетчеры по своим размерам стоят далеко выше альпийских; но чем дальше мы будем продвигаться отсюда внутрь страны, тем климат будет становиться холоднее и суше, снежная линия подниматься выше, а число и размеры ледников все более и более уменьшаться.

На Гиндукуше снежная линия лежит на высоте около 4500 м (14760 ф,), а вершины его поднимаются до 1 тыс. м (19 680 ф.). Глетчеры существуют здесь на перевале Нускан и в некоторых других местах, но о них известно очень мало. Снежные поля и небольшие глетчеры находятся еще в некоторых более или менее изолированных пунктах Азии (например, на северном склоне Тавра, на Эльбурсском хребте и пр.), но они по своим незначительным размерам не представляют интереса.

На островах, принадлежащих Европе и Азии, настоящих глетчеров немного. На Вайгаче их нет вовсе; на ближайшем к материку острове Новой Земли почти нет, а еще дальше к северу, за 74° с. ш., мы встречаем уже более или менее сплошное обледенение острова. На Медвежьих островах глетчеров нет вовсе, на Ян-Майене находится около 10 глетчеров, средних размеров (от 1 до 4 км длины) и несколько совсем небольших.

Шпицберген глетчерами гораздо богаче. На нем находятся глетчеры весьма различных размеров, и большая часть их спускается до уровня моря.

Наконец, на Крайнем Севере точно так же, как на Крайнем Юге, существуют уже не горные ледники, а обширные малорасчлененные ледяные покровы, занимающие большие равнины и плоскогорья. Эти ледники, однако, во многих отношениях отличаются от горных, и потому я не буду касаться их.

В заключение сделаю еще самый краткий обзор ледников других частей света.

В Африке только Килиманджаро (6116 м), Натули (14° ю. ш.) и некоторые части гор Абиссинии покрыты вечными снегами, но глетчеров не существует вовсе на этом материке. В Австралии горы нигде не поднимаются до снежной линии.

В тропической части Америки находятся высочайшие вершины Кордельеров. Вулканы Оризаба, Попокатепетль и некоторые другие покрыты вечными снегами, но здесь нет цирков (Firnmulde) и высоких долин, которые были бы благоприятны для возникновения глетчеров, поэтому и не существует этих последних. На некоторых высоких пунктах тропической Америки мы встречаем, однако, в нижней части снежной области обледенение снегов. Морены на этих горах отсутствуют, а шлифованные поверхности найдены только на Чимборасо. Один небольшой ледник находится, впрочем, на Илленисе и другой на Невада-де-Санта-Марте.

Что касается гор Северной Америки, то на Сьерра-Неваде (36°-42° с. ш.) снегов мало, и в большинстве случаев они не образуют сплошного покрова, а только отдельные пятна, полосы. Несколько большие скопления снегов находятся на отдельных вулканах, поднимающихся до 4000 и 4500 м, но настоящих глетчеров до 43° с. ш. в Северной Америке, вероятно, не существует вовсе. Исключение, может быть, составляет только вулкан Mount Shasta (41,5°с. ш.).

На Каскадных горах, лежащих к северу от Сьерра-Невады, глетчеров много. В верховьях White-River находится глетчер длиной в 16 и шириной в б км. Еще дальше к северу глетчеры становятся многочисленнее и значительнее по своим размерам; под 51° они оканчиваются в ущельях еще высоко, а под 60° уже спускаются до уровня моря. Такие глетчеры мы встречаем на Аляске, горе Святого Илии (4562 м) и т. д. К сожалению, они так мало исследованы, что мы не имеем возможности сделать точного сравнения их с ледниками Старого Света.

Пространство между Сьерра-Невадой и Каскадными горами, с водной стороны, и Скалистыми - с другой, имеет только весьма немногие пункты, покрытые вечным снегом, глетчеры же здесь совершенно отсутствуют. Это происходит вследствие того, что Каскадные горы и Сьерра-Невада задерживают большую часть влаги, приносимой западными ветрами с Великого океана. Влияние их в этом отношении сходно с влиянием Гималаев на Центральную Азию. На Скалистых горах по этой же причине снежная линия лежит еще выше, чем на Сьерра-Неваде и Каскадных горах. Здесь под 40° вершины, поднимающиеся от 4 тыс. до 4500 м (13 120-14 760 ф.), остаются без снега, или же он образует на них лишь пятна и полосы. Небольшие глетчеры (не длиннее 1,5 км) находятся под 43° с. ш. Между 49 и 53° с. щ. Скалистые горы весьма высоки: средняя высота их гребня доходит до 3600 м, а отдельные пики достигают даже до 4900 и 5 тыс. м, но и здесь глетчеры очень незначительны, а под 59° их нет вовсе. Между этими горами и Альпами, в отношении развития ледников, мы видим поразительное различие. Альпы лежат под 46° с. ш. и имеют вершины, не превосходящие 4520 м, но покрытые огромными снежными и глетчерными полями; в Скалистых же горах, находящихся под 56-59° с. ш., на вершинах, поднимающихся до 5 тыс. м, глетчеры почти отсутствуют.

Более 2/3 длины Южно-Американских Андов совершенно свободны от глетчеров, В северной части Чили вершины, поднимающиеся до 6830 м (22 402 ф.), бывают покрыты лишь небольшими пятнами снега, настоящие же глетчеры встречаются только с 34° ю. ш. Несколько дальше на юг Кордильеры еще более приближаются к берегу океана, получают большее количество осадков и на своем западном склоне покрываются многочисленными глетчерами; восточный же склон их сух и почти лишен глетчеров. Еще дальше на юг ледяные и снежные поля начинают увеличиваться с поражающей быстротою. Под 33° ю. ш. Аконкагуа, имеющая 6834 м (22 415 ф.) высоты, в некоторые годы совершенно освобождается от снега; под 36° снежная линия находится на высоте 5 тыс. м, а под 43° - на высоте только 1700-1800 м. Под 46° ю. ш., то есть под одной широтою с Альпами, один глетчер Кордельеров спускается до уровня моря, а еще южнее это становится уже обыкновенным явлением для Южной Америки. Здесь Кордильеры неузнаваемы. Вместо пустынь на западных склонах их являются густые леса, которые доходят до самой снежной линии, а ледники (под 50° ю. ш.) всюду спускаются в бухты.

Новая Зеландия представляет более или менее узкую полосу суши, окруженную со всех сторон безбрежным морем, лежащую в умеренном поясе и пересеченную более или менее высокими горами; она отличается, как и надо было ожидать, изобилием ледников. По мнению Гаста и Гохштеттера, на Южном Новозеландском острове находится не менее 50 больших 1-го разряда глетчеров, а следы прежних ледников, в виде морен, эрратических валунов и шлифованных скал в южной части Новозеландских альп, доходят до самого берега моря. Заметно низко спускаются и современные ледники Новой Зеландии. Большая часть влаги приносится сюда северо-западными ветрами, поэтому на северо-западном склоне Новозеландских альп находятся и наибольшие ледники. Ледник Франца-Иосифа спускается до 215 м (705 ф.) над уровнем моря, а ледник Принца Альберта - до 214 м (702 ф.). Нужно заметить, что под той же широтой и на той же высоте над уровнем моря в Италии (около Ниццы и Флоренции) и в Южной Франции растут лимоны, апельсины, виноградные лозы и даже пальмы. Впрочем, и в Новой Зеландии, у нижнего конца глетчера Франца-Иосифа, средняя годовая температура равняется +10°, то есть такая же, как в Вене, и выше, чем в Одессе и Астрахани; кроме того, климат здесь чисто морской, то есть без резких колебаний температуры, но с прохладным летом и теплой зимой, поэтому около самых ледников мы встречаем почти тропическую растительность, состоящую из древовидных папоротников, фуксий и т. д. Глетчеры восточного склона Новозеландских альп оканчиваются хотя й выше, но по сравнению с глетчерами других стран, находящихся под той же широтой, спускаются все еще очень низко.Так, глетчер Тасманский доходит до 749 м, а глетчер Мюллера -до 870 м над уровнем моря. На юго-восточном склоне Новозеландских альп глетчеры очень многочисленны; из них вытекают короткие, многоводные речки, спускающиеся с гор на прибрежную равнину и образующие там большое число озер, которые своим происхождением обязаны старым ледниковым моренам. Эти озера, как большая часть находящихся вблизи глетчеров, содержат очень мутную воду (Gletschermikh). К наибольшим ледникам Новой Зеландии относятся: ледник Тасманский (длина 29 км, ширина 2,8 км), ледник Принца Альберта (19 км длины), Goldeiglescher (20 км длины и от 2 до 5,5 км ширины), Classengletscher (13 м длины, 3,6 м ширины), Hookergletscher (13 км длины и 1,5 км ширины), ледник Ляйеля (12,8 км длины и 1,5 км ширины) и т. д.

Из всего приведенного в этой главе можно вывести заключение, что кавказские глетчеры занимают очень видное место среди глетчеров всех других стран. Я уже говорил, что более или менее расчлененные ледники горных стран нельзя сравнивать со сплошными материковыми ледяными покровами, какие находятся в Гренландии и на южном полярном материке. Точно так же не вполне справедливо сопоставлять с Кавказскими горами, находящимися внутри материка, горы, расположенные вблизи берегов обширных морей и подверженные сильному влиянию их, как, например, горы Скандинавского полуострова, Новой Зеландии и южной оконечности Южной Америки. Если же сравнить Кавказ в отношении его ледников с горами, находящимися внутри материка, то окажется, что он сильно уступает только Каракоруму и Гималаям, немного уступает Альпам, но оставляет далеко назади себя все прочие хребты Центральной и Северной Азии и Северной Америки.

Переходим теперь к вопросу о периодических изменениях величины ледников Кавказа. В 1877 г. академик Абих писал, что для западной половины Кавказа можно констатировать вековое уменьшение глетчеров, по своему характеру и силе совершенно подобное тому, которое уже лет 15 служит предметом удивления в восточной и западной части Альпийских гор. Еще летом, в 1849 г., замечалось, по словам Абиха, продолжение обыкновенного наступательного движения кавказских глетчеров. В том же году он наблюдал Баксанский ледник 1-го разряда, который двигал перед собой конечную и боковые морены, покрытые столетними соснами. Очевидно, что в эти годы Баксанский ледник спустился так низко, как не спускался перед этим лет около сотни. Доказательством этому служат те вековые деревья, которые были сломаны и увлечены наступающими массами льда или окружающими его моренами.

Подобные же признаки наступательного движения заметил г-н Абих на леднике Адыл, который лежит в нескольких верстах к востоку от Эльбруса. Этот ледник нижним концом также вступил в вековой сосновый лес, причем в морены глетчера были водружены еще зеленые сосны.

В это же время, говорит Абих, подобное явление было замечено и на величайшем по длине леднике Швейцарии, на Алече.

К сожалению, не имеется почти никаких данных для того, чтобы узнать, с какого именно времени начался на Кавказе этот период возрастания глетчеров.

После 1849 г. ледники Кавказа довольно долго почти никем из ученых не наблюдались; в шестидесятых же годах академиком Абихом был замечен обратный процесс периодического изменения величины глетчеров, то есть уменьшение их. Но Абих не указывает год, с которого начался этот процесс. Таким образом, мы не знаем с точностью, с какого времени начался как период увеличения, так и период уменьшения Эльбрусских глетчеров.

Глетчеры, которые свешиваются с гор, расположенных между Эльбрусом и Казбеком, по мнению академика Абиха, должны были подвергаться совершенно такому же уменьшению, как и Эльбрусские. Абих выводит это заключение из того, что все ледники Кавказа представляют, как он заметил во время своих позднейших ежегодных наблюдений, полное единство во всех касающихся их явлениях.

В 1867, 1872 и 1876 гг. Абих наблюдал подобное же уменьшение ледников на Монблане, в Энгадине и Бернском Оберланде и, кроме того, сообщает, что, по сведениям, доставленным лицами, заслуживающими полного доверия, подобное же уменьшение ледников было замечено и на Пиренеях.

Об уменьшении кавказских ледников, кроме академика Абиха, говорят многие другие. О Цейском леднике сообщает Деши (Дечи). По его словам, в 200-300 м от нижнего конца ледника находятся морены, начинающие покрываться растительностью, а еще несколько ниже лежат другие, более старые, на которых уже растут деревца. Боковые морены также отделены от ледника довольно большим промежутком, а в этом промежутке находятся меньшие морены позднейшего происхождения. Все эти морены указывают на уменьшение ледника в последнее время.

Об изменении величины кавказских ледников упоминает также Фрешфильд. Он говорит, что ледники Кавказа и Альп в последние годы представляют заметное сходство в отношении своих изменений. В 1868 г., по его наблюдениям, ледники Кавказа были в периоде уменьшения, в 1875 же году все они начали наступать, и хотя гораздо медленнее, чем альпийские, но все же очень заметно. О моренах, начавших покрываться травой и мелкими кустарниками и указывающих на уменьшение ледников в последнее время, упоминает А. Ильин.

Я в своих статьях о различных местностях Кавказа также много раз указывал на уменьшение ледников за последние 2-3 десятка лет. Здесь я приведу лишь немногие, наиболее интересные факты. При посещении ледника Бизинги в 1881 г. я узнал от местных жителей, что лет тридцать тому назад этот огромный ледник, точно так же, как и соседний с ним Мижирги, был заметно длиннее, они соединялись друг с другом и составляли внизу одно общее ледяное поле. Теперь же, судя по последним съемкам, концы обоих ледников отстоят друг от друга более чем на версту. В 1881 г. они также отделялись друг от друга весьма порядочным расстоянием.

При осмотре ледника Бизинги невольно бросаются в глаза огромные боковые морены, расположенные в несколько параллельных рядов. Все они недавнего происхождения и указывают на значительное уменьшение ледника за последние 30-40 лет. На склонах ущелья также заметны следы движения льда, показывающие, что уровень ледника в последний период уменьшения его величины понизился футов на 200, если не более.

В 1881 г. правая боковая морена внизу отстояла от края ледника приблизительно на 1,5 версты; в верхней части, где склоны ущелья круче, прежние морены были удалены от ледника хотя и не так сильно, но все же довольно значительно. Все эти морены еще в 1881 г. были покрыты травою. Что касается конечных морен, то одна из них отстой от ледника саженей на 50, другая с лишком на полверсты, а третья версты на полторы. Первые две из этих морен образовались, без сомнения, за последний период убывания ледника, то есть не раньше пятидесятых или шестидесятых годов.

В том же 1881 г. ледник Азау имел очень широкие (до 150 шагов) боковые морены, лежащие частью на льду, частью сбоку от него. Они также указывали на уменьшение ледника. Ледник и Адыл, находящийся в той же Баксанской долине, в это самое время увеличивался, но причиною этому было чисто местное явление. Целая гора свалилась на ледник, засыпала почти всю его поверхность и изолировала лед от влияния внешней теплоты, через что глетчер и стал увеличиваться.

Ледник Харвес, из которого вытекает Урух, у нижнего конца окаймляется целой системой морен. В 1885 году они отделялись от ледника небольшим промежутком. Этот промежуток точно так же как и положение всех остальных морен, большая часть которых еще не успела покрыться растительностью, указывает на уменьшение Харвеса в годы, предшествовавшие 1885 г.

Ледник Дых-су, находящейся в Балкарии, в 1887 г. также окружен у нижнего своего конца старыми моренами, не успевшими еще одеться травой. Принимая во внимание положение этих морен, надо полагать, что за последние 10-20 лет ледник укоротился более чем на 100 саженей. Что же касается ширины его и высоты, до которой поднимался раньше уровень льда, то они, как это заметно на склонах ущелья, также уменьшились. Осмотрев большую часть ледника, я убедился, что сильное уменьшение ширины и толщины его произошло, однако, в нижней части, верхняя же осталась почти без изменения. Нужно еще заметить, что ущелье Дых-су принадлежит к самым тесным, крутым, скалистым и диким на всем Северном Кавказе, а поэтому морены не могут долго удерживаться на склонах его, сваливаются на дно ущелья и быстро уносятся водой. Можно утверждать, что из конечных морен, уцелели немногие, притом позднейшие, все же прочие давно смыты.

Ледник Штулу, или Кара-су, находящийся также в Балкарии, окружен большими красивыми моренами, расположенными в несколько рядов. Те из них, которые лежат около самого глетчера, очень рыхлы и лишены даже признаков растительности: следующие за ними представляют гораздо более плотную, слежавшуюся массу, уже начавшую покрываться травою, а еще дальше от ледника тянутся совершенно сплотившиеся массы щебня и камней, по которым можно было свободно ехать на лошади. Все эти морены, за исключением последних, также указывают на уменьшение ледника в недавнее время.

Гораздо более интересный пример представляет другой ледник, лежащий рядом с главным ледником Кара-су, но правее его; морены этого ледника обращают на себя внимание своим почти черным цветом, идут в несколько параллельных рядов и состоят только из аспидного сланца. Длинная ось этого ледника образует почти прямой угол с направлением, по которому течет речка, получающая начало из главного глетчера Штулу. В 1886 г. конец описываемого, меньшего, ледника не доходил до речки саженей на 100; более же старая конечная морена его, еще не покрывавшаяся в то время растительностью и, следовательно, образовавшаяся сравнительно недавно, лежала на противоположном высоком правом берегу речки. Очевидно, что еще недавно этот ледник был с лишком на 100 саженей длиннее и не только доходил до речки, но переходил на правый берег ее и поднимался на высокий уступ его. В то время, конечно, под концом ледника был тоннель, через который прорывались воды Кара-су. Все это показывает, конечно, что в те годы, которые предшествовали 1886 г., этот ледник подвергался сильному уменьшению.

Можно было бы привести еще немало доказательств в подтверждение уменьшения ледников за последнее время, но едва ли в этом есть надобность. Что же касается увеличения кавказских ледников, которое было замечено Фрешфильдом в 1875 г., то я его не наблюдал. Вероятно, Оно было незначительно и коснулось лишь некоторых ледников Кавказа.

Еще раньше было приведено мною указание академика Абиха, свидетельствующее о том, что в период уменьшения ледников Кавказа подобный же процесс был замечен на ледниках Швейцарии. Совпадение это не есть случайное. Чтобы показать, насколько сходны во всех отношениях периодические изменения ледников упомянутых стран, я в самых кратких чертах приведу те законы и факты, которые сообщает по этому поводу профессор Форель и также некоторые другие ученые о ледниках Швейцарии. Указания в этой моей статье на главнейшие результаты работ Фореля могут иметь еще и другое значение. Удобный случай наблюдать кавказские ледники представляется иногда лицам, не знакомым специально с ледниковыми явлениями и не имеющим возможности познакомиться с ними по статьям, помещенным в различных заграничных изданиях. При желании оказать посильную пользу, эти лица могли бы подметить и сообщить немало интересных сведений о периодических изменениях ледников Кавказа, но не зная, на что надо обратить особенное внимание и как взяться за дело, они лишаются, таким образом, возможности оказать какую-нибудь услугу этому интересному делу,- знакомство же с приведенными ниже законами и явлениями может послужить для них руководящей нитью при производстве наблюдений.

Наблюдения над альпийскими ледниками хотя и имеют немало пробелов, но, во всяком случае, отличаются гораздо большей обстоятельностью и охватывают гораздо больший период времени, чем наблюдения над ледниками других стран; они и дали возможность Форелю вывести о периодических изменениях глетчеров несколько законов, которые, однако, по мнению самого же составителя их, с течением времени и по мере накопления новых наблюдений должны будут частью дополниться, частью исправиться. Вот эти законы:

1. Закон продолжительной периодичности, заключающийся в том, что период уменьшения или увеличения ледников охватывает более или менее значительное число годов (обыкновенно от 10 до 25). В каждый из таких периодов конец ледника или подвигается вперед или отступает. Хотя и редко, но бывают случаи, что в течение такого периода удлинение и отступание глетчера на короткое сравнительно время прекращается или изменяется в противоположную сторону. Таким образом, например, ледник Роны уменьшался с 1856-го по 1870 г. без всякого перерыва, доказательством чему служит полное отсутствие следов конечных морен на ровном дне долины, лежащем между мореной 1856 г. и концом ледника. После же 1870 г. ледник хотя и продолжал отступать, но временами подвигался вперед, сдвигал валявшиеся на дне долины камни и образовал новые маленькие конечные морены. Примеры продолжительного уменьшения мы видим на ледниках Монблана и многих других гор Швейцарии.

2. Закон общности или единства, выражающийся в том, что уменьшение или увеличение касается обыкновенно не одного или нескольких ледников, а вообще ледников всей страны. Так, например, в 1818 г. почти все ледники Швейцарии наступали, а в 1872-1875 гг. все они подвергались уменьшению.

3. Закон исключений. Этот закон служит выражением того, что не существует почти никогда совершенно полного единства 8 отношении увеличения или уменьшения ледников Так, например, в 1870 г., когда почти все ледники Швейцарии отступали, Нижнеаарский уперся в свою конечную морену и двигал ее перед собою. Или, например, когда в 1880 г. все глетчеры также отступали, Боссон уже в течение нескольких лет подвигался вперед. Такие аномалии в движении глетчеров, по мнению Фореля, объясняются тем, что для некоторых из них период уменьшения или увеличения наступает или слишком рано или несколько запаздывает.

4. Закон одновременности. Два последних закона, то есть закон общности и закон исключений, можно, по словам Фореля, выразить в форме одного закона - закона одновременности, который заключается в том, что для глетчеров целой страны период уменьшения или увеличения наступает почти в одно и то же время; но глетчеры, начинающие увеличиваться или уменьшаться первыми или последними, кажутся, притом только в известное время, составляющими исключение из общего порядка.

5. Закон изменений объема. В то время, когда ледники наступают или укорачиваются, изменяется их ширина и толщина; именно периоду увеличения ледника соответствует период увеличения массы льда в ширину и толщину; наоборот, в то время, когда ледник укорачивается, уменьшаются размеры его как в отношении толщины, так и ширины.

К законам, выраженным Форелем, Гейм сделал еще следующие дополнения:

а) глетчеры крутые и небольших размеров свои изменения начинают раньше, а очень большие и более пологие - позднее. Здесь также бывают исключения, например, огромный глетчер Меr de glace, начавший отступать раньше многих других глетчеров, именно с 1854 г.;

б) ледники, которые в известном периоде начали позднее увеличиваться, позднее начинают и уменьшаться;

в) период наступания бывает по большей части кратковременнее, чем период уменьшения глетчеров;

г) увеличение и уменьшение ледника должно сначала обнаруживаться в верхней части его, а затем распространяться мало-помалу вниз;

д) при сравнении положения старых боковых морен с настоящим уровнем льда замечается меньшее различие относительно высоты в верхней части глетчера и большее - в нижней;

е) в период возрастания глетчера скорость движения льда значительно большая, чем в период убывания. Об этом, впрочем, говорит и Форель.

Чтобы представить общую картину уменьшения или увеличения ледников, я укажу в общих чертах на изменения величины ледников Альп.

Известно, что все вообще ледники летом несколько укорачиваются, а зимою удлиняются; поэтому наибольшей длины они достигают весною, а наименьшей - летом. Точных измерений этих годичных колебаний длины ледников до сих пор не существует по той причине, что они почти совершенно маскируются теми изменениями, которым подвергаются глетчеры в более или менее продолжительное время. По мнению Гейма, эти годичные изменения длины простираются приблизительно метров до 10.

Продолжительные изменения могут охватывать периоды в 5, 10, 20 и 30 лет, а, судя по тому, что глетчеры вступают иногда в леса с деревьями более обхвата толщиной, надо полагать, что период возрастания и убывания может простираться лет 70 и даже более. Возможно, впрочем, что прежде, чем ледник достигал столь старого леса, он несколько раз подвергался менее значительным удлинениям и сокращениям. Что касается настоящего столетия, то в начале его большинство глетчеров Швейцарии подвергалось процессу уменьшения; с 1812 г. они начали увеличиваться и наибольшей величины достигли в период времени от 1817-го до 1826 г.; так, ледник Гиетроз в 1818 г., Боссон и glacier d'Argentiere в 1817-1818-х, Тур в 1820-м, Меr de glace в 1826 г. йт. д. После этого периода возрастания начинается довольно продолжительное уменьшение ледников, а в 50-х или 60-х гг. ледники скова достигают значительной величины и после этого снова начинают уменьшаться. Таким образом, большая часть ледников Монблана в 1854 г. закончила наступательное движение и стала отступать; кроме того, глетчер Гюги начал отступать в 1850 г., Боссон с 1854-го, Гиетроз с 1855-го, Plan Neve с 1860-го, Алеч, по мнению Тиндаля, также с 1860-го, Фе с 1864-го, Фиш и Гёрнер с 1870 г. Некоторые ледники особенно сильному уменьшению подверглись в конце 70-х гг. и весьма немногие, например, ледник Моминг, вовсе не изменились. В период времени от 1872-го до 1875 г, все ледники Альп уменьшились, в конце же 70-х гг. некоторые из них уже снова начали увеличиваться. Так, например, Боссон, по словам Фавра, начал наступать в 1875 г., Шели в 1878-м, Меr de glace и glace de Trient в 1879-м, Верхнеаарский и Гиетроз в 1880 г и т. д.; большинство же ледников и в 1880 г. продолжало уменьшаться. 6 1884 г. в Альпах было известно 12 глетчеров, которые находились в периоде возрастания.

Замечательное отступление от общего порядка представляет Нижнеаарский ледник. В 1870 г. он уперся и даже опрокинул самую нижнюю из всех своих морен, и, следовательно, в это время достиг так их размеров, каких не имел ни разу в течение настоящей геологической эпохи. С 1871 г. он начал отступать. В 1848 г. Аарский ледник достиг сосен цембро, которым оказалось, по счету годичных колен, 220 лет. Само собою, разумеется, такие изменения глетчеров происходили не в одном только настоящем столетии.

Насколько значительны бывают изменения величины глетчеров, можно судить по следующим данным. Ледник Роны с 1856-го по 1880 г. укоротился на 854 м, то есть средним числом на 35 м, но есть примеры более значительных изменений. Так ледник Val Ferret с 1865-го по 1880 г. отступил на 780 м, то есть ежегодно на 50 м, Меr de glace с 1866-го по 1878 г. ежегодно средним числом на 73 м, а Боссон в течение мая и июня 1853 г. подвинулся вперед на 30 м. В 1851 г. он наступал так быстро, что жители местечка Боссон на сходке обсуждали вопрос о том, не следует ли им переселиться на другое место ввиду опасности от приближающегося ледника. Интересно замечание Тиндаля об уменьшении альпийских ледников.

Вот что он говорил по этому поводу в 1872 г.: «Двенадцать лет спустя после моего первого посещения Меr de glace я снова отправился туда в прошлом июне. На нем поразительным образом стала заметна убыль льда, и если она будет продолжаться далее, то скоро от швейцарских ледников останутся лишь одни признаки».

Тех немногих данных, которые известны нам о периодических изменениях кавказских глетчеров уже достаточно, для того чтобы вывести заключение о более или менее значимом сходстве в этом отношении между Кавказом и Альпами. В самом деле, в 1849 г., как нам известно из исследований Абиха, ледники Баксанский и Адыл вступили в вековые хвойные леса и несли в своих моренах еще зеленые сосны. Подобное же увеличение глетчеров наблюдалось, как мы уже видим, и в Альпах, ледники которых сильно наступали в сороковых и в начале пятидесятых годов. В шестидесятых, семидесятых и даже в начале восьмидесятых годов почти все ледники Альп отступали. То же самое было замечено и на Кавказе, где большая часть ледников продолжает отступать и до настоящего времени. К сожалению, нам решительно ничего не известно об изменении величины кавказских ледников ни в прошлом столетии, ни в начале настоящего. Из расспросов местных жителей я мог узнать только одно, именно, что лет 30-40 тому назад ледники были гораздо больше, а теперь с каждым годом все более и более уменьшаются. В этом случае их рассказы надо считать вполне справедливыми; но что было еще раньше, никто из горцев не помнит, не знает, и потому рассказать не может. Но насколько быстро изглаживаются из их памяти даже самые необыкновенный события, видно, например, из того, что в 1864 г. никто из гулетцев, живших всего в 5-6 верстах от Девдоракского ледника, не мог рассказать А. Висковатому сколько-нибудь обстоятельно о страшной катастрофе, разразившейся здесь в 1832 г.

Вот еще обстоятельство, указывающее на значительное сходство периодических изменений. Г-н Хатисян говорит: «Когда в 1876 г. казбекские ледники показали заметное приращение своих размеров, то и на альпийских заметили в том же году приращение их. Действительно, с 1875-1876 гг. некоторые ледники Альп начали увеличиваться. Об увеличении казбекских ледников в 1876 г. говорит и академик Абих.

Падение Девдоракского ледника, без сомнения, случающиеся в те годы, когда он достигает наибольших размеров, также указывает до известной степени на сходство в отношении периодических изменений ледников Кавказа и Альп. Так, завал 1817 г., запрудивший почти на сутки Терек, случился именно в то время, когда большая часть ледников Швейцарии достигла наибольших размеров и когда некоторые из них (боссон, gl. d'Argentiere) после такого увеличения только что начали отступать.

Почти в это же время (в 1818 г.) ледник Шварцеберга, в долине Сааса, спустился так низко, что сдвинул с места огромную каменную глыбу, давно уже привлекавшую внимание жителей долины и имевшую в объеме 244 тыс. ф. Одновременно с этим gl. de Trient спустился до леса и уничтожил часть его, а ледник Роны подвинулся вперед на 150 ф.

Огромный казбекский завал 1785 г. также по времени соответствует моменту, когда большая часть ледников Альп заканчивала свой период наступания (1786) и, следовательно, имела наибольшую величину.

Завал 1776 г. если не соответствует тому времени, когда ледники Альп достигли наибольшей величины в течение известного периода, то во всяком случае совладает с периодом увеличения их.

В 1855 г., когда большая часть ледников Альп достигла максимальной величины, Девдоракский ледник также сильно подвинулся вперед, и завал ожидался со дня на день. Правда, тогда не случилось катастрофы вроде той, которая произошла в 1832 г., но зато было множество отдельных обвалов, нагромоздивших в ущелье массу льда, имевшую более 100 саженей в высоту Если бы вся эта масса льда обрушилась сразу, то, вероятно, достигла бы Военно-Грузинской дороги и также запрудила бы Терек, как в 1817-м или 1832 г. Завалы 1808 и 1832 гг. не соответствуют тому времени, когда ледники Альп достигали наибольших размеров. Чему приписать такое несовпадение - решить трудно, располагая сравнительно бедным запасом фактических данных. Может быть, здесь имели место какие-нибудь чисто местные, даже случайные причины; возможно и то, что Девдоракский ледник, подобно некоторым альпийским, иногда запаздывал в своих изменениях или же начинал их раньше, чем все другие ледники.

Доказательством сходства периодических изменений ледников Альп и Кавказа служит следующий эпизод приводимый г-ном Хатисяном. Когда Хатисян рассказывал в Цюрихе известному гляциалисту Ешеру фон дер Линту о кавказских ледниках, то произошло следующее: «При подробном моем докладе ему о наших ледниках, - говорит г-н Хатисян, - вдруг посреди моего рассказа ученый этот остановил меня, попросив, рассказ мой продолжать ему самому, так как, сказал он, я говорил о кавказских ледниках точь-в-точь то, что он должен был бы сообщить мне о швейцарских ледниках». Нужно заметить, что здесь речь шла, главным образом, об изменениях величины ледников.

К изучению периодических изменений величины кавказских ледников, можно сказать, почти не приступали. В самом деле, на Кавказе есть только один ледник, именно Девдоракский, движением которого по временам сильно интересовались, который был несколько раз, и притом в разные времена, снят на план и об изменениях которого имеются кое-какие данные. Хотя его следует отнести к глетчерам 1-го разряда, но по своей величине он сильно уступает весьма многим ледникам Кавказа, и в научном отношении его изменения далеко не так интересны, как изменения ледников Бизинги, Дых-су, Карагома и т. д.; обращено же на Девдоракский ледник особенное внимание в силу исключительных обстоятельств, именно вследствие ледяных завалов, падавших с него и совершенно загромождавших Военно-Грузинскую дорогу, служившую прежде единственным звеном, соединявшим Северный Кавказ с Закавказьем.

Таким образом, будущим исследователям ледников Кавказа и с этой стороны предстоит обширное поле деятельности. Интересно было бы как можно скорее отметить условными знаками места долин, до которых спускаются в настоящее время ледники. Такими знаками могут служить пирамиды, сложенные из камней, или окраска скал в местах, лежащих против нижнего конца глетчера. Само собою разумеется, что те и другие знаки надо стараться делать в таких местах, чтобы наступающий ледник не мог их уничтожить.

Входить в подробное рассмотрение вопроса о причинах изменения величины ледников в настоящей статье, посвященной, главным образом, ледникам Кавказа, неуместно; поэтому я рассмотрю этот вопрос по возможности в сжатом виде, читатель же, желающий познакомится с ним обстоятельнее, может обратиться к упомянутым уже много раз сочинениям Гейма, Воейкова, Фореля.

«Если все согласны в том, - говорит А. И. Воейков, - что положение ледника зависит как от накопления снега в снежниках, так и от убыли льда, то есть разногласие относительно степени влияния этих причин. Иные признают, что колебание ледников зависит главным образом от убыли, что влияние холодных годов выражается меньшим таянием льда и, следовательно, наступанием ледников, а влияние теплых - большим таянием льда и, следовательно, отступанием ледников».

Критическая проверка фактами, однако, не подтверждает этого положения. Таяние льда происходит главным образом летом, и если бы оно было причиною перемещения конца ледника, то мы наблюдали бы быстрые колебания, заметные в течение года, причем после каждого теплого лета ледники укорачивались бы, а после каждого холодного - удлинялись бы. Этого, однако, не замечается. Годы 1866, 1876 и 1879-й, говорит А. И. Воейков, имели в Швейцарии температуру 5 летних месяцев ниже средней, выведенной за много лет, но ледники в эти годы продолжали также отступать, как раньше и после них. Нередко бывали случаи, что в течение очень теплого лета и после него ледники не только не уменьшались, но даже увеличивались, например, ледник Боссон в 1875 г. С другой стороны, почти все ледники Швейцарии продолжали уменьшаться и в очень холодное лето 1879 г. Подобных данных можно было бы привести немало. Кроме того, из предыдущего мы знаем, что период увеличения или уменьшения ледников охватывает обыкновенно 10, 15, 20, а в некоторых случаях и большее число лет; поэтому едва ли можно признать причиной изменения убыль льда.

Обратимся теперь к другому фактору, без сомнения, оказывающему влияние на изменение величины глетчеров, именно к большему или меньшему накоплению снега на горах.

На больших высотах тает и испаряется снега очень мало, горы же освобождаются от него частью посредством лавин, частью благодаря движению глетчеров. Известно, что вследствие попеременного таяния и замерзания, при содействии давления фирн постепенно превращается в лед, который медленно спускается вниз. Каждая часть глетчера движется вниз как вследствие собственной тяжести, так и вследствие давления всех вышележащих масс льда и снега. Таким образом, лед как бы выдавливается с гор в долины и от действия той же силы иногда двигается более или менее далеко вниз по долинам. Превращение снега в лед совершается небыстро, но еще большее время требуется на то, чтобы этот лед спустился до уровня, где глетчер уже оканчивается, в особенности, если он обладает значительной длиною.

Если в горах выпадает очень много снега, то это вызывает образование и большей массы льда. Надо принять еще во внимание, что фирновые поля обыкновенно имеют гораздо большую поверхность, чем тот глетчер, который они питают; поэтому даже не особенно сильное увеличение количества выпавшего в известный год снега должно вызвать через некоторое время заметное увеличение массы глетчера.

Так как ледник движется очень медленно, то этот избыток, образовавшийся из снега льда, не скоро спустится до конца глетчера, но, производя более сильное давление, заставит ледник двигаться быстрее. Влияние одной снежной зимы будет, однако, очень слабо; если же случится подряд несколько годов с особенно снежными зимами, то влияние их на увеличение массы льда и, следовательно, на увеличение скорости движения глетчера будет гораздо значительнее. Наконец, если бы даже обильные снегами годы следовали и не непосредственно друг за другом, а через известные промежутки, но так, чтобы в течение, положим, 20 лет выпало снега более среднего количества для данного места, то, вследствие медленности движения льда, влияния этих отдельных годов будут суммироваться и выразятся в виде непрерывного приращения массы и скорости движения ледника.

В период относительно быстрого движения глетчера меньшее количество льда будет успевать таять и испаряться в течение того числа лет, пока известное место глетчера дойдет до конца его; по этой причине ледник сделается толще, а такое утолщение, в свою очередь, ускорит движение льда, и он, без сомнения, должен будет спуститься ниже, то есть станет наступать. Этому наступанию будет, однако, известный предел. В самом деле, вследствие увеличения размеров ледника увеличится его поверхность, а вместе с тем увеличится и убыль льда как от соприкосновения с воздухом, так и от трения о ложе ледника; кроме того, убыль льда увеличится еще вследствие влияния более теплого климата тех мест, которых достигнет ледник, и вследствие развития большего количества теплоты от трения при более быстром движении льда. Когда убыль его придет в равновесие с количеством льда, прибывающего сверху, тогда прекратится и наступательное движение глетчера.

Совершенно иное произойдет в то время, когда в горах будет выпадать снега менее обыкновенного. Тогда толщина фирна уменьшится, уменьшится давление на глетчер, и он начнет двигаться медленнее обыкновенного; данное количество льда будет двигаться большее число лет до конца ледника, следовательно, и убыль льда увеличится. От этого произойдет уменьшение толщины глетчера, которое, в свою очередь, отразится на скорости движения его. Вследствие столь сильной убыли льда глетчер не будет в состояния спуститься так низко, как спускался раньше, то есть станет отступать.

Что в период наступания глетчеры движутся быстрее, а в период отступания медленнее, чем обыкновенно, это известно давно и об этом уже было сказано в настоящей статье (законы Фореля и Гейма). Чтобы напомнить, насколько велико бывает это замедление, укажу на ледник Роны, который в годы, относящиеся к периоду отступания (например, 1879-1880 гг.), подвигался лишь на 0,3 м, то есть почти на 1 ф. в год, тогда как обыкновенная скорость движения ледников равняется нескольким сотням футов в год.

Наконец, что количество снега на снежниках действительно может колебаться, то это, говорит А. И. Воейков, видно из наблюдений в С.-Бернаре, давших высоту снежного покрова в 10 метров за 1841-1860 гг. и всего 4,15 м за время от 1861-го до 1876 года.

Так как превращение снега в лед и движение льда совершается очень медленно, то по этой причине на изменение величины ледника должно оказывать совокупное влияние многих лет; а так как от этой причины зависит главным образом наступание и отступание глетчеров, то и оно должно происходить в соответственно длинные периоды, что и замечается в действительности. Влияния же убыли льда, вследствие сильного таяния в теплые годы, хотя и нельзя отрицать, но нельзя придать ему и первостепенное значение.


БИБЛИОТЕКА

О книге
Высочайшие Кавказские хребты. Части их, покрытые вечным снегом
Географическое распространение ледников в пределах Кавказа
Высота снежной линии на горах Кавказа
Нижняя граница кавказских ледников и периодические изменения в положении ее
Древние ледники Кавказа
Замечательнейшие ледники Кавказа










Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!