| современные и древние ледники кавказа | высота снежной линии на горах кавказа |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
«СОВРЕМЕННЫЕ И ДРЕВНИЕ ЛЕДНИКИ КАВКАЗА» • Высота снежной линии на горах КавказаОГЛАВЛЕНИЕ


 Страницы прошлого 

Высота снежной линии на горах Кавказа

Высота снежной линии на горах Кавказа

Причины, оказывающие влияние на высоту снежной линии. - Влияние Черного моря и Сурамского хребта. - Обилие атмосферных осадков и богатство растительности в пределах Рионскаго бассейна. - Влияние ветров на высоту снежной линии в Дагестане. - Влияние количества атмосферных осадков на высоту снежной линии в других местах земного шара. - Высота снежной линии в различных частях Кавказа: на Оштене, Гориболо, Шугусе, Эльбрусе, Казбеке, Пири-кительском и Богосском хребтах, на Шах-даге и Арарате. - Изменение высоты снежной линии под влиянием некоторых причин. - Теоретическое определение высоты снежной линии.

Высота снежной линии зависит от многих причин, именно: от широты места, от фигуры горы, дающей возможность скопляться большему или меньшему количеству снега, от положения склона горы по отношению к направлению солнечных лучей, от рельефа окружающей местности, то есть от того, стоит ли гора особняком или в цепи других гор, под их охлаждающим влиянием, и от количества выпадающего на ней снега. Все эти причины оказывают, конечно, более или менее сильное влияние и на высоту снежной линии в различных частях Кавказа; но я рассмотрю только те из них, которые по отношению к Кавказу имеют особенный интерес.

Западная часть Главного Кавказского хребта на протяжении верст 300 тянется почти параллельно берегу Черного моря и отстоит от него сравнительно очень недалеко. Вследствие этого, влияние на нее Черного моря сказывается гораздо сильнее, чем влияние Каспийского на восточную часть Кавказа. Кроме того, западные и юго-западные ветры, приносящие влагу для всей Европы из Атлантического океана и Средиземного моря, встречая прежде западную часть Кавказского хребта и отдавая ее холодным вершинам значительную часть своих паров, являются в восточной части гораздо более сухими. По этим причинам в восточной части Кавказа выпадает дождя и снега значительно меньше (в 2 или 3 раза), чем в западной. Для Закавказского края в этом отношении имеет еще огромное значение Сурамский, или Грузино-Имеретинский хребет, отделяющийся от Главного хребта на половине его длины, именно около горы Зекари, и идущий в юго-западном направлении. Он составляет водораздел бассейнов Риона и Куры. Часть Кавказа, лежащая к западу от него, отличается необыкновенным обилием влаги, а также богатой, чисто тропической растительностью, какой нет нигде в Европе. «Громадные, вековые стволы дуба, бука, тополя, каштана, ореха, фиги, - говорит доктор Торопов, - совершенно завиты здесь виноградом, хмелем, плющом и лианами, которые своими зелеными пасмами перекидываются с одного дерева на другое и покрывают все, а внизу сочные стволы травянистых растений путаются между колючими изгородями дерезы и клематисов, которые не дают возможности проникнуть человеку в такой лес без помощи топора».

Несколько ниже у того же автора мы читаем: «Каждая заброшенная, даже каменная постройка в несколько лет наглухо обхватывается ими (вьющимися растениями), как зеленым панцирем, а виноградная лоза раскидывается по десяткам огромнейших деревьев. Чтобы судить о разнообразии здешней растительности, стоит только заглянуть в сад в Зугдидах, где на воле можно видеть великолепнейшие магнолии разных сортов обок с хвойными, не говоря уже о павлониях, бигнониях, маслине и вечнозеленых ползучих кустарниках, которые обратили развалины оранжереи, разрушенной турками, в самую живописную часть сада».

«Чайное дерево и бамбук могут расти здесь, - говорит Воейков, - без искусственного орошения, как в средней части острова Нипона в Японии». В Кутаисе, например, выпадает в год 179 см дождя, в Даховском посаде (Сочи) 206 см, в Поти и Редут-кале по 164 см и т. д. Но здесь, как замечает тот же автор, очень мало пунктов, где производились наблюдения, и нет сомнения, что если бы было более станций в горах Западного Закавказья, то встречались бы количества и более 300 см в год. Наконец, из того, что на обращенной к ветру стороне высоких гор обыкновенно количество осадков бывает втрое, даже вчетверо больше, чем в соседних равнинах, Воейков заключает, что в горах Имеретии и Мингрелии количество их может доходить до 500 см.

Совершенно иную картину мы видим по другую сторону Сурамского хребта. В Тифлисе, например, отстоящем от Кутаиса меньше чем на 200 верст, выпадает только 49 см влаги, в Баку (расположенном на берегу моря) - 24, в Александрополе - 33 и т. д. На западной стороне Сурамского хребта, как уже было сказано, растительность богаче, чем где-либо в Европе, богаче, чем почти в любом месте умеренной и теплой полосы Азии, а в большей части мест долины Куры ничто не можете расти без искусственного орошения. Различие в количестве атмосферных осадков, выпадающих в восточной и западной части Северного Кавказа, также должно быть значительно; но, к сожалению, мы имеем слишком мало данных, чтобы выразить его точно. Почти сплошные леса Закубанского и Майкопского уездов, а с другой стороны, бедность лесами восточной части Терской области и Дагестана служат основательным подтверждением существования такого различия.

Обилие осадков, выпадающих в западной части Кавказа, должно, конечно, выразиться обильным накоплением снегов на высоких местах и сильным понижением снежной линии в сравнении с восточной частью Кавказа. Дальше будет указано, что в восточной части Главного хребта снежная линия лежит выше, чем в западной на целых 2500 ф.

На это различие в высоте снежной линии оказывает влияние еще следующее обстоятельство. В северо-западной части Кавказа, открытой для западных и юго-западных ветров, осадков выпадает много во все времена года: в Дагестане, защищенном высокими горами с запада и юго-запада, количество влаги вообще гораздо меньше. Кроме того, летом, когда тучи идут выше, на высоких горах Дагестана выпадает влаги довольно много, но в это время идет чаще дождь, чем снег; зимой же горы, возвышающиеся на западе и юго-западе, не допускают до Дагестана туч, которые в это время движутся сравнительно низко. Таким образом, здесь вообще выпадает осадков мало, да и к тому же преобладающая часть их является летом в виде дождя, а не снега.

В этом отношении Дагестан представляет совершенную противоположность тому, что наблюдается, например, в верховьях Риона, где, как рассказывали мне тамошние жители, зимой в некоторых ущельях снег засыпает леса до самых верхушек деревьев, или, например, полную противоположность Сванетии, где во время зимы снег прекращает почти всякое сообщение и выпадает иногда даже в местах, занятых селениями, следовательно, еще не особенно высоких, слоем в 5 аршин толщины, причем угрожает раздавить даже более или менее прочные постройки. Скудость твердых осадков на Дагестанских горах должна, конечно, вызвать здесь значительное повышение снежной линии, что и замечается в действительности.

Мы не сказали еще о ветрах, дующих с Каспийского моря; они, в особенности осенью, приносят довольно много влаги, она выделяется в виде дождя в береговой полосе Дагестана - в Кубинском уезде, поэтому не имеет значения для гор, находящихся внутри Дагестана. На высоту снежной линии в Дагестане, конечно, оказывает некоторое влияние меньшая широта места и сравнительно более теплое лето этой местности. В самом деле, верхняя граница возделываемых растений здесь также лежит выше, чем в Кубанской области, и самый высокий населенный пункт Кавказа - аул Куруш, стоящий на высоте 8175 ф., также находится в Дагестане. Он расположен среди великолепных альпийских пастбищ между Шах-дагом и Шалбуз-дагом.

Насколько сильное влияние оказывает количество осадков на высоту снежной линии, можно видеть как на Кавказе, так и на горах других стран. Средняя температура, приведенная к уровню моря, у подошвы Саянского хребта с лишком на 1° ниже, чем таковая же температура Скандинавских альп, но на этих последних, вследствие гораздо большего количества твердых осадков, вечные снега спускаются на 5 тыс. ф. ниже, чем на Саянском хребте. На южных склонах некоторых гор Северного полушария, например, на Гималаях, снежная линия лежит значительно ниже, чем на северных, несмотря на сравнительно высокую температуру южных склонов. Причина такого, по-видимому, странного явления заключается именно в том, что на южных склонах выпадает гораздо больше снега, чем на северных.

Относительно Кавказа мы уже говорили, что Главный хребет на значительном протяжении тянется вдоль берега Черного моря; при этом к берегу моря обращен его южный склон. По этой причине южный склон получает огромное количество влаги в виде, дождя и снега, приносимых западными ветрами; северный же хотя и подвержен действию морского ветра, но приносимый им воздух уже успевает утратить значительную часть своих паров при подъеме на вершины хребта. Это обстоятельство имеет большое влияние только в западной части Кавказского хребта; но надо заметить, что вообще весь хребет тянется не с востока на запад, а с северо-запада на юго-восток, поэтому южный склон его будет, строго говоря, юго-западным, и западные ветры, приносящие влагу для всей Европы, будут встречать первоначально этот склон хребта и на нем выделять значительную часть своей влаги. Различие в высоте снежной линии на обоих склонах Кавказского хребта обусловливается, по мнению некоторых ученых, еще и тем, что к северному склону прилегают более ровные, степные места, доставляющие горам больше тепла и меньше влаги, нежели высокое и гористое Закавказье южному склону. Совокупность всех причин заставляет, как мы сейчас увидим, снежную линию опуститься на южном склоне хребта средним числом на 400 м, или 1300 ф., ниже, чем на северном.

В вышеупомянутом сочинении г-н Воейков еще нагляднее указывает на значительно большую зависимость высоты снежной линии от количества атмосферных осадков, чем от температуры. Он приводит таблицу, из которой видно, что западный склон Скандинавских гор, подверженный влиянию влажных морских ветров, имеет снежную линию на 200 м (656 ф.) ниже, чем восточный; далее, что на Алтайских и Саянских горах, имеющих среднюю годовую температуру, одинаковую с температурой средней части Швеции и Норвегии, снежная линия находится почти на той же высоте, как в Швейцарии.

Особенно высоко поднимается снежная линия на горах Центральной Азии, именно на Куэн-Луне, Каракоруме и северном склоне Гималаев. Причиной этому также служит, необыкновенная бедность осадками. Вспомним, что в некоторых местах Кавказа выпадает до 200 см влаги, в Европейской России - редко где меньше 40 см; в Центральной же Азии (например, в Нукусе) - 7 см, в Лэ (в Западном Тибете) - 7, в Иргизе - 10, в Петроалександровске - 6, в Семипалатинске - 21 и т. д.

Из этой же таблицы видно, что снежная линия на южном склоне Гималайского хребта спускается ровно на 1000 м (3280 ф.) ниже, чем на южном склоне Каракорума, лежащего на 8° севернее Гималаев. Причиной этому служит также обилие влаги на южном склоне Гималаев, подверженном действию муссонов, которые приносят сюда с Индийского океана огромное количество паров.

Н. М. Пржевальский говорит, что в Тибете зимой, осенью и весной господствует страшная сухость, лето же, наоборот, очень влажное. Снег выпадает здесь в самом незначительном количестве и лежит только на очень высоких горах, в долинах же и на южных покатостях его нет и зимою; трава высыхает так сильно, что от прикосновения превращается в пыль. В горах Ганьсу Пржевальский не видел снега даже на высоте 14 тыс. ф. Совершенно иное мы видим в Европе. Находящаяся под той же широтой и имеющая высоту в 10 700 ф. Этна покрыта снегом круглый год. Почти круглый год лежит снег и на высоте 8 тыс. ф. в горах Японии, находящихся под той же широтой, как и Ганьсу, но имеющих гораздо более влажный климат.

Еще лучший пример представляют горы Абиссинии. Здесь под 13° с. ш. снежная линия спускается ниже, чем на Арарате (39,5° с. ш.) Куэн-Луне и Каракоруме (36° с. ш.), тогда как Абиссиния лежит в самой жаркой полосе земного шара, под изотермою +30 °С, и ее чисто тропический климат невозможно сравнить с климатом Армении или климатом гор Центральной Азии, где зимой морозы в 20-25° дело самое обыкновенное.

Наконец, известно, что в умеренной полосе Южного полушария, где величина поверхности моря значительно больше и где водяные осадки гораздо обильнее, снежная линия спускается значительно ниже, чем в Северном. Так, например, на Огненной Земле, под 54° ю. ш., снежная линия находится на высоте 1200 м, то есть на такой же высоте, на какой она лежит в Скандинавских горах, под 67° с. ш. Далее, на Южно-Оркадских островах, под 61° ю. ш. снежная линия спускается до уровня моря, тогда как в Восточной Гренландии, под 74° с. ш., или в Лапландии, под 70°, она находится на высоте около 1000 ф. над уровнем моря.

Перейдем теперь к некоторым подробностям, касающимся высоты снежной линии на Кавказских горах.

Чисто теоретическая рассуждения приводят к тому заключению, что в различных частях Кавказа абсолютная высота снежной линии должна бьть очень различна. В самом деле, Главный Кавказский хребет тянется на протяжении более тысячи верст по прямой линии и притом не по направлению параллели, а образуя с нею довольно значительный угол. Кроме того, многие другие обстоятельства, служащие причиной крайней противоположности климатов Восточного и Западного Кавказа, также оказывают огромное влияние на положение снежной линии в различных частях Главного хребта. Что касается Малого Кавказа, лежащего гораздо южнее, то он в этом отношении представляет также значительные особенности.

Указанное выше поразительное различие в количестве атмосферных осадков в восточной и западной частях Кавказа, а в особенности Закавказья, конечно, не может не отразиться весьма ощутительно на высоте снежной линии. Вследствие изобилия влаги, снежная линия в западной части Главного Кавказского хребта лежит значительно ниже, чем в восточной. И. И. Стебницкий разделяет Кавказ на три части, сильно различающиеся между собою по положению снежной линии. Западная из них, на большей части своего протяжения, тянется более или менее параллельно берегу Черного моря и простирается от Оштена и до горы Пасис-мта в верховьях Риона; центральная - от Пасис-мты до горы Борбало и восточная - от Борбало до Шах-дага. Высота снежной линии на южном склоне западной части Кавказского хребта равняется 9600 ф. над уровнем моря, на южном же склоне центральной части Кавказа она поднимается до 10 600, а в восточной до 12 200 ф.

На Оштене, отстоящем от Черного моря всего на 40 верст, по словам Абиха, снежная линия не поднимается выше 9 тыс. ф.; на южном склоне этой горы она спускается еще ниже, приблизительно до высоты 8899 ф. По мнению того же ученого, до этой высоты, равной высоте снежной линии на северном склоне Швейцарских Альп, должна спускаться снежная линия и в других местах южного склона западной части Кавказского хребта. Несколько выше, именно на 9527 ф., находится, как заметил г-н Абих, снежная линия на хребте Гориболо, или Лухуну-цвери, отделяющем верховья Риона от верховьев Цхенис-цхали (Рачу от Сванетии) и составляющем отрог Главного хребта. На склоне этого хребта 4 сентября 1864 г. Г. И. Радде встретил снега уже на высоте 8336 ф. Некоторыми учеными было выведено отсюда заключение, что на Гориболо снежная линия спускается так низко, как нигде на Кавказе. Таким образом, понял не только г-н Радде, но и солиднейший исследователь Кавказа Г. В. Абих и некоторые другие, как, например, Б. И. Статковский. Я думаю, однако, что такое толкование неверно.

Г. И. Радде говорит, что на высоте 8336 ф. он встретил первые следы свежего снега. Из этих слов, по-моему, еще нельзя заключать, что г-н Радде говорил о линии вечного снега, так как отдельные клочки его в каких-нибудь котловинах, в сильно затененных местах или, наконец, в виде остатков лавин могут лежать и далеко ниже снежной линии.

С хребтом Гориболо я отчасти знаком и не думаю, чтобы снежная линия на нем спускалась так низко. Вообще на нем снегов очень мало. В той статье г-н Радде говорит, что 4 сентября самый гребень Гориболо был покрыт свежим снегом, который на южном склоне уже почти везде стаял. Таким образом, я думаю, что и здесь идет речь только о свежем, то есть недавно выпавшем снеге, а не о вечном.

Далее г-н Абих полагает, что к юго-востоку от Оштена на высоких пунктах, как, например, на Абаго и Шугусе (10 600-11 400 ф.), снежная линия лежит также довольно низко, именно на 1800-2500 ф. ниже этих вершин, то есть на высотах от 8800 до 8900 ф.

В 1888 г. я посетил Оштен в конце июня. В это время то высокое основание, на котором поднимается крутая, скалистая часть Оштена, было покрыто во многих местах огромными массами снега. Все углубления и балки были завалены им в уровень с краями, из земли только что начала пробиваться травка, и цвели первые весенние цветочки (Scylla, Ornito-galium и т. д.), в других местах не было и этого. Средняя высота названного плоскогорья, где человек может быть, следовательно, лишь только временным гостем, равняется 7500 ф. над уровнем моря, то есть почти на 700 ф. ниже того места, где в Дагестане расположен упомянутый мной раньше аул Куруш (8175 ф.) и где люди живут, конечно, круглый год и сеют хлеб. Около перевала Хиналуга академик Рупрехт встретил хлебные поля на высоте 8345 ф.

На различие в высоте снежной линии в восточной и западной частях Кавказа указывает также и следующее обстоятельство: к западу от Эльбруса находится Нахарский перевал в 9617 ф. высоты и Марухский в 11 тыс. ф., летом оба они остаются под снегом, в особенности же Марухский, покрытый огромными снежными полями и большими ледниками; в восточной же части Кавказа перевал Хиналугский, имеющий 11 888 ф. высоты, летом совершенно освобождается от снега

Насколько выше располагается в Дагестане снежная линия, видно также из следующих данных. На северном склоне Шах-дага она лежит на высоте 11 900 ф., а на южном - 12 515 ф. Академик Абих говорит, что средняя высота снежной линии, выведенная из многих данных, для Шах-дага и Шалбуз-дага, равняется 12 203 ф.

На Эльбрусе, как показали исследования Г. В. Абиха, высота снежной линии не везде одинакова. На западном склоне горы она равняется 10923 ф., на восточном, недалеко от того места, где Баксанский глетчер, покоящийся на колоссальном потоке лавы, выступает из обширных снежных полей Эльбруса, - 10 500 ф. Наконец, на северном склоне, в пяти верстах к северу от вершины Эльбруса, снежная линия находится на 11233 ф. Следовательно, средняя высота снежной линии на этой горе будет 10 855 ф.

Высота, до которой спускаются вечные снега Казбека, до сих пор, говорит Абих, не определена точно. По наблюдениям Коленати, на восточной стороне этой горы она равняется 10 187 ф., а на южной, по определению Г. Хатисяна, 11 900 ф. По приблизительному определению Паррота, высота снежной линии на Казбеке равняется 10 807 ф.

На Пирикительском и Богосском хребтах высота снежной линии известна еще меньше; мы знаем только, до какой высоты спускаются наиболее значительные ледники Богосского хребта.

Там же были указаны и причины, вызывающие такое на первый взгляд странное распространение вечных снегов. Заметим, однако, что это положение справедливо в отношении не всего Кавказского хребта. В самой восточной части Кавказа, всего менее подверженной влиянию влажных западных ветров, мы встречаем совершенно обратное. Так, на северном склоне Шах-дага и Шалбуз-дага снега спускаются ниже, чем на южном: высота снежной линии на северном склоне, как было сказано недавно, равняется 11 900 ф., а на южном - 12 515 ф.

Перейдем теперь к Малому Кавказу. На Армянском нагорье климат значительно суше, чем в западной части Закавказья; там много безлесных, более или менее пустынных мест, требующих искусственного орошения; осадков вообще и, следовательно, снегов на горах выпадает меньше, поэтому и снежная линия лежит сравнительно высоко. Г. Абих не указывает точно положение ее на склонах Алагёза, по теоретическому же определению Б. И. Статковского, она должна находиться на высоте 13 330 ф. над уровнем моря, то есть на 100 ф. с небольшим ниже вершины горы. Несмотря на ограниченные размеры в вертикальном направлении снежной области Алагёза, здесь есть, как мы уже видели раньше, ледники.

Что касается Арарата, то на его восточной стороне высота снежной линии была определена в 1829 г. профессором Парротом. Он нашел ее равной 13 180 парижск. ф. или 14 322 англ. ф., на северо-западной же стороне, по определению также Паррота, высота ее равняется 13 448 парижск. или 14 332 англ. ф. Но если мы примем в соображение, говорит г-н Статковский, что его барометрическое определение высоты Арарата на 404 ф. больше определения геодезического, то для снежной линии эта погрешность будет приблизительно в 330 ф. Таким образом, мы получим высоту снежной линии на восточном склоне Арарата в 13 673 ф., а на северо-западном - в 14 002 англ. ф. Б. И. Статковский теоретически нашел высоту ее в 14 164 ф. И. И. Ходзько определил высоту своего лагеря, находившегося, по его словам, у самой снежной линии восточной стороны Арарата, в 10 996 ф. В другом месте он прямо уже говорит, что предел вечного снега не спускается обыкновенно на Арарате ниже 11 тыс. ф.

Почтенный исследователь Кавказа академик Абих во время своего восхождения на Арарат в июле 1845 г. нашел высоту, снежной линии равной 12 866 парижск. или 13 712 англ. ф. Это число несколько меньше полученного Парротом, вероятно, по той причине, что Г. В. Абих был на Арарате в июле, а Паррот в сентябре (13-го числа), то есть в то время, когда граница снегов поднимается всего выше.

Значительно позднее, именно в 1877 г., в статье, о которой упоминалось уже много раз, академик Абих сообщает, что высота снежной линии на северном склоне Арарата равняется 12 806 ф., на южном - 12 126 ф. Неизвестно, почему Г. Б. Абих изменил свой взгляд на высоту снежной линии Арарата. Весьма вероятно, как предполагает г-н Статковский, он взял среднее число из определений Ходзько (11 тыс. ф.) Паррота (14 432 - 404 и 1403 - 404) и своего собственного (13 712 ф.).

Из всего вышесказанного видно, что высота снежной линии на Кавказе колеблется между 8900 ф. (на Оштене) и 13 или 14 тыс. ф. (на Арарате). На последнем пункте, как замечает сам Абих, она выше, чем где-либо на Кавказском перешейке. Таким образом, на Кавказе мы встречаемся с колебанием снежной линии в весьма широких пределах (от 4,5 до 5 тыс. ф.).

Скажем еще несколько слов о снежной линии на Демавенде, близком соседе Кавказа, имеющем 18 600 ф. высоты. Хотя гора эта лежит южнее всех упомянутых раньше, но на ней скопляется очень много снегов. Это, в особенности, можно сказать про ее северный склон, подверженный влиянию влажных ветров, дующих с Каспийского моря. Здесь линия вечных снегов спускается на 4 тыс. ф. ниже вершины горы и, следовательно, находится на высоте около 14,5 тыс. ф. над уровнем моря; вершина же Демавенда, представляющая хорошо сохранившийся кратер, из которого постоянно выделяются горячие серные газы, остается без снега.

Высота снежной линии, находящаяся в такой сильной зависимости как от температуры, так и от количества выпадающих в горах твердых осадков, далеко не столь постоянна, как обыкновенно думают. После очень снежной зимы линия вечного снега должна заметно понизиться, потому что толстый слой его не успевает стаять в течение лета на таких местах, где едва только успевал стаять слой более тонкий. Таким же образом и в те годы, которые отличаются прохладным летом, снег тает значительно медленнее и снежная линия заметно опускается. При противоположных условиях, то есть после малоснежных зим и во время жаркого лета, снежная линия должна, наоборот, более или менее подниматься. С явлением этого рода знаком каждый, кому не раз приходилось путешествовать по горам. Побывав на Эльбрусе несколько раз, я заметил, как велико бывает различие в положении снежной линии на этой горе в разные годы. В 1874 г. я был на западном склоне Эльбруса, именно в верховьях Хурзука, поднимался на Эльбрус значительно выше снежной линии и хорошо заметил те места, до которых спускалась в те времена снежная линия.

В 1879 г. я снова попал на то же место и был поражен совершенно иным распределением снегов. Зубчатый барьер остроконечных темных скал, так резко и красиво обрисовывавшийся в 1874 г. на ослепительно белой снежной пелене, теперь был далеко ниже линии снегов; многие крутые скалы в других местах горы, прежде также торчавшие из снега, теперь были окружены голыми осыпями; один высокий гребень, находящийся между истоками Хурзука и Кугуртлю-су, через который мы в 1874 г. перебрались с большим трудом по причине глубокого снега, покрывавшего его в 1879 г., был почти совершенно обнажен. Об этом обстоятельстве я упоминал еще в 1880 г. в своей статье об Эльбрусе; подобные же примеры приводят Г. В. Абих и многие другие.

Читатель, вероятно, уже заметил некоторое разногласие в отношении данных, выражающих абсолютную высоту снежной линии в каком-либо пункте и полученных или различными исследователями, или одним и тем же, но в разные времена. Такое разногласие объясняется, во-первых, только что упомянутым колебанием высоты снежной линии в разные годы, во-вторых, и тем, что наблюдения производятся часто в различные месяцы лета, а отчасти и осенью. Наконец, вблизи высоких, покрытых снегом гор, у нас очень мало пунктов, где ведутся правильные барометрические наблюдения, данные которых безусловно необходимы для точного вычисления высот. Последнее обстоятельство заставляет часто пользоваться числами, полученными в местах более отдаленных, где изменения давления воздуха могут быть совершенно иными; это, конечно, также вызывает неизбежные ошибки. Существуют, впрочем, и другие причины ошибок, о которых нет надобности говорить в настоящей статье.

По мнению некоторых ученых, снежной линии на всех вообще горах земного шара должна соответствовать одна и та же средняя годовая температура. Бугер, например, полагал, что на снежной линии средняя годовая температура равна 0°; другие ученые (Леопольд фон Бух и Гумбольдт) считают, что эта линия находится на высоте, где средняя температура только лета равняется 0°; по мнению же Рену, снежная линия соответствует средней температуре 0° за 6 самых теплых месяцев года. Б. Н. Статковский в своей климатологии Кавказа говорит, что средняя годовая температура, найденная Шарлем Мартеном на Фаульгорне, равняется -2,26 °С, и замечает, что «это единственное определение средней температуры на высоте снежной линии непосредственным наблюдением чрезвычайно важно, потому что нет причины, почему бы она везде и в других странах не была та же». Зная среднюю температуру некоторых мест, лежащих недалеко от гор, покрытых снегом, и, кроме того, зная законы понижения температуры по мере поднятия, г-н Статковский путем вычисления определил высоту, где средняя годовая температура должна равняться -2,26 °С, и, следовательно, высоту, на которой, по его мнению, должна лежать снежная линия.

Числа, полученные Статковским, оказались не согласными с действительным положением снежной линии. Это, без сомнения, произошло по той причине, что принятое им основное положение, по которому снежной линии везде должна соответствовать одна и та же температура, неверно. В неверности этого положения можно убедиться как на основании теоретических рассуждений, так и фактических данных 1 Я прошу читателя вспомнить те многочисленные, приведенные мною раньше данные, которые так наглядно показывают, насколько велика зависимость положения снежной линии от количества атмосферных осадков и насколько меньшее влияние оказывает на положение ее температура. Я напомню читателю, что в Абиссинии, лежащей под 13° с. ш., под январской изотермой +25 °С и июльской +35 °С, снежная линия спускается ниже, чем на Арарате (39,5° с. ш.), чем на Куэн-Луне (36° с. ш.), на Каракоруме (36° с. ш.), где зимою бывают морозы в 20 °С. Точно так же на Южно-Оркадских островах (61° ю. ш.), имеющих среднюю температуру года немного ниже 0°, снежная линия спускается гораздо ниже, чем на Шпицбергене (77° с. ш.), имеющем среднюю температуру в -10°, и чеы в Гренландии под 74° с. ш., хотя большая часть Гренландии лежит между изотермами -5 и -15°. В Южной Америке, имеющей очень влажный климат, снежная линия лежит на целых 2 тыс. м ниже, чем под той же широтой в Северной Америке. Интересные данные, относящиеся к этому вопросу, мы находим в обширном и обстоятельном сочинении о ледниках Альберта Гейма. Он говорит, что Нор-деншильд нашел свободными от снега горы северных берегов Сибири, поднимающиеся до 600 м над уровнем моря, и что в местах, имеющих среднюю годовую температуру в -16°, снежная линия не спускалась до уровня моря. На Новой Земле снежная линия совпадает с годовой изотермой -11°, в Центральных Альпах снежная линия, по мнению Гейма, соответствует температуре -4°; наконец, по свидетельству Гана, в южной части Южной Америки, вблизи западных берегов, на вулкане Озорно мы встречаемся с поразительным понижением снежной линии, на высоте которой средняя годовая температура равняется +3°. Таким образом годовая температура на снежной линии, говорит Гейм, колеблется в пределах 20° (от +3° до -17°).

Привожу еще некоторые данные, указывающие на то, как различна к средняя годовая температура в разных странах на высоте снежной линии. У подножия Саянских гор температура, приведенная к уровню моря, с лишком на градус ниже, чем в Скандинавских горах под 67° с. ш., но здесь (на западном склоне) снежная линия лежит ниже, чем на Саянских горах с лишком на 7 тыс. ф. В теплой Имеретии, где в диком состоянии растут грецкие орехи, виноград и многие другие нежные растения, снежная линия спускается на 1500 ф. ниже, чем на Саянском хребте. На горах северо-восточной части Азии, где средняя годовая температура не ниже -2,26°, вечных снегов так мало, что только в одном месте, именно в Мунко-Сардыке (52° с. ш.), они могут питать ледники. По вычислению Воейкова, у нижнего конца таких ледников годовая температура должна быть около -9,7°, а на снежной линии еще ниже. Город Верхоянск Якутской области имеет среднюю температуру года -16,7°, но ни около него, ни на соседнем, довольно высоком, Верхоянском хребте ледников нет вовсе. Вечных снегов нет и на горах Таймырского полуострова и вблизи устьев Лены. Исключение, впрочем, составляют только глубокие овраги, куда набивается очень много снега зимой во время метелей.

Вообще в Северном полушарии на низких равнинах и у берегов моря снега никогда не остаются до конца лета, другими словами, снежная линия нигде не спускается до уровня моря; наоборот, в Южном полушарии, где воды больше и атмосферные осадки обильнее, такие места есть. Примером их могут служить Южно-Оркадские острова, лежащие на восток от Огненной Земли, почти под одной широтой с Христианией и Петербургом, и имеющие, как выше было сказано, среднюю годовую температуру немного ниже 0°. Было бы, впрочем, очень странно допустить, что количество атмосферных осадков не оказывает очень сильного влияния на высоту снежной линии.

Представим себе две горы, из которых на одной выпадает ежегодно слой снега в несколько саженей толщины, а на другой слой лишь в несколько футов. Летом на той и другой горе снега будут таять, но так как для расплавления слоя снега в несколько саженей потребуется гораздо больше тепла, чем для расплавления слоя в несколько футов, то и невозможно допустить, чтобы на обеих горах к концу лета полное стаивание снегов распространилось до одной и той же высоты, другими словами, чтобы снежная линия на обеих горах оказалась одинаково высокой. Есть еще и другие, менее важные причины, оказывающие влияние на положение снежной линии. К ним принадлежит, например, крутизна гор. Возьмем для примера Коштан-тау, поднимающуюся до 16 925 ф. и почти лишенную снега. Конечно, на вершине ее температура гораздо ниже, чем на снежной линии соседних с нею гор (снежная линия лежит здесь, вероятно, на высоте около 11,5 тыс. ф.), но тем не менее вершина Коштан-тау почти без снега. В самом деле, если гора крута, то на ней будет держаться только более или менее тонкий слой снега, который летом стает на такой значительной высоте, где не стаял бы слой большей толщины. Таким образом, снежная линия на горе с крутыми склонами должна будет подняться выше, чем можно было бы ожидать, принимая во внимание лишь температуру. Для примера привожу некоторые данные, касающиеся высоты снежной линии и полученные г-ном Статковским путем вычислений. Для Арарата он нашел число, довольно близкое к данным, полученным Парротом, именно 14 164 ф. Для Алагёза он дает число, также более или менее подходящее к действительной высоте снежной линии, именно 13 330 ф. но, например, для Эльбруса высота снежной линии, вычисленная им на основании данных Пятигорской метеорологической станции, оказалась, как замечает и сам г-н Статковский, совсем неподходящей, именно 7446 ф. вместо 11 223 ф., найденных Абихом. Высота снежной линии для той же горы, вычисленная г-ном Статковским по метеорологическим данным Закавказья, оказалась также непригодной, именно 12 575 ф. Для Казбека получена Б. И. Статковским высота снежной линии, равная 12 851 ф., то есть тоже значительно большая, чем в действительности.


БИБЛИОТЕКА

О книге
Высочайшие Кавказские хребты. Части их, покрытые вечным снегом
Географическое распространение ледников в пределах Кавказа
Высота снежной линии на горах Кавказа
Нижняя граница кавказских ледников и периодические изменения в положении ее
Древние ледники Кавказа
Замечательнейшие ледники Кавказа










Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!