пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск | электронная библиотека
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКАТеберда. ПутеводительОГЛАВЛЕНИЕ


Теберда. Путеводитель

Теберда

Широкие улицы и раскидистые площади Сулимова (б. Баталпашинок) остаются позади. Позади остается далекий простор степей. Дорога входит в предгорья, вьется над бурной Кубанью по обрыву Учкульке. Белые хаты станицы Красногорской утопают в садах. Снова зигзаги шоссе по карнизу Мышиной тропы.

Глиняные мазанки аулов Хумаринского, Георгиевско-Осетинского, Каменногорского. В белых новеньких зданиях школ — чумазые черноглазые ребятишки с галстуками пионеров, за прилавками кооперативов — продавцы в черкесоках с кинжалами за поясом. На остановках в автомобиль садятся горцы в бурках и широкополых войлочных шляпах. Всадники на тонконогих маленьких лошадках скачут по обочинам дороги вперегонку с автомобилем. Огромные, похожие на волков овчарки с злобным лаем бросаются на машину.

Приближаются синие в дымке горы. Из-за широкой излучины реки, прислоненные к темной зелени крутых склонов, белеют правильными рядами белые здания Микоян-Шахара.

По каменному мосту автомобиль перебирается на левый берег пенистой Кубани и въезжает в город. Автостанция Союзтранса, гостиница, школы, педтехникум.

Микоян-Шахар насчитывает только семь лет от роду. В 1927/28 г. построена молодая столица Карачаевской автономной области, входящей, в состав Северо-Кавказского края.

Когда-то на территорию Карачая распространялся протекторат турецкого султана.

В 1828 г. после упорной борьбы территория Карачая была захвачена русскими войсками, завоевавшими Кавказ.

Царская власть и местные феодалы придавили двойным гнетом население Карачая. Карачаевские князья, владевшие большей частью земель, держали в экономической кабале узденей (свободных крестьян) и кулов (крепостных, освобожденных в 1861 г.), чьи душевые пахотные наделы составляли нередко 0,1—0,2 десятины.

Так же неравномерно распределялся и скот, составлявший основное богатство края: были хозяйства, владевшие стадами по 10 тыс. и более голов, а 40% дворов те имели ни одной овцы и 20% дворов были безлошадными.

Земли нехватало, приходилось арендовать ее у казаков и кабардинских князей. Бедняки нередко нанимались на долгие годы за прокорм.

Октябрьская революция после долгой борьбы с остатками феодализма, националистами, панисламизмом” эсеровщиной, борьбы, закончившейся в 1920 г., приобщила Карачай к сознательной работе, к строительству социализма.

Смягчена земельная теснота. Территория области прирезкой новых земель увеличена до 992 тыс. га, почти в три раза больше, чем при царизме. Аулы и колхозы спустились из горных ущелий на удобные плодородные земли предгорий и равнин. Площадь обрабатываемой земли увеличилась во много раз.

Колхозные поля пришли на смену ютившимся по склонам гор карликовым наделам, усовершенствованные сельскохозяйственные машины — на смену примитивным плугам и мотыгам. 35 тракторов, 5 700 плугов, 760 сенокосилок работают на полях Карачая. Посевная площадь с 1,5 тыс. га до революции возросла до 29,7 тыс. та в 1932 г. и 44,3 тыс га в 1934 г. Из них 20 тыс. га принадлежит колхозам, 2,7 тыс. га совхозам. Число колхозов достигло 65. Край, которому до революции своего хлеба хватало на два месяца, начал покрывать свою потребность в хлебе.

Коренным образом перестроена на коллективных началах ведущая отрасль хозяйства Карачая — скотоводство. Прекращен хищнический убой скота, значительно сокративший поголовье в период вытеснения кулачества. На 1 января 1934 г. поголовье составляло 80 тыс. крупного рогатого окота, 109 тыс. овец и коз, 17 тыс. лошадей.

Коренным образом улучшается животноводство области.

Развивается и крепнет кустарная промышленность. За два-три года промысловые артели объединили около тысячи кустарей.

Около 100 тыс. м3 лесоматериалов, добывающихся ежегодно в богатых лесных массивах Карачая, сплавляются по рекам и обрабатываются на лесозаводах.

800 км дорог проложено по области. Автотракты бегут от Микоян-Шахара на Сулимов, на Учкулан, на Теберду. Строятся шоссе на Кисловодск и на Архыз. Улучшенные колесные дороги ведут в далекие аулы, куда раньше можно было пробраться лишь верхом по узким тропам.

Больше половины аулов и станиц связаны проводами телефонной и телеграфной сети. В далекие селения приезжает верхом на лошади почтальон. В саклях горцев из рупора радиопередатчика слышны голоса ораторов партийных съездов и звуки концертов, передаваемых из Москвы и Ленинграда.

По данным на 1 января 1933 г., на территории Карачаевской автономной области живет 104,4 тыс. чел., из них 68% карачаевцев.

Население, почти поголовно безграмотное при царизме, получило новый латинизированный алфавит. 76 школ первой ступени и 14 — второй охватили учением около 16 тыс. карачаевской молодежи.

500 чел. получают образование в рабфаках, техникумах и вузах вне области.

Впервые за всю свою историю Карачай имеет свою литературу и периодическую печать. На карачаевском языке издано около 300 книг и выходят две газеты.

Давно сломаны “священные” устои адата и шариата, бесправие горянок отошло в область преданий; женщина стоит рядом с мужчиной в строю новой национальной интеллигенции — врачей, инженеров, агрономов, педагогов, судей и прокуроров

На карачаевском языке ведется делопроизводство и творится суд. Коренизируются все учереждения и предприятия области.

Врач сменил знахаря, так же как учитель — муллу. В области, где до революции было 4—6 фельдшерских пунктов, появилось к 1 октября 1932 г. 6 больниц на 240 коек, 15 врачебных, 4 зубоврачебных и 4 фельдшерских пункта.

Население полностью кооперировано. Частная торговля вытеснена из аулов

Областная парторганизация числила в своих рядах весной 1933 г. 1370 чел., из них карачаевцев 73%. Комсомол насчитывает около 3 тыс. чел., профсоюзы — 4,5 тыс. чел.

Рост партийных и профсоюзных кадров тормозится отсутствием крупных предприятий и промышленного пролетариата. Но индустриализация Карачая не за горами: закончены изыскательные и проектные работы по трассе новой, железнодорожной, ветки Сулимов — Теберда. Участок Сулимов — Микоян-Шахар признан первоочередным строительством.. В ответ на исторические решения XVII съезда партии трудящиеся горцы Карачая заготовили в 1934 г. бесплатно все лесные материалы, потребные для постройки железной дороги. Недалеко то время, когда пронзительный гудок паровоза раздастся в Микоян-Шахаре и повторится гулким эхо в горах и ущельях Карачая. И тогда разбуженные гудком паровоза недры гор отдадут Советской стране свои богатства.

Пойдут в разработку большие месторождения высококачественных коксующихся углей Хумарянского района, давая топливо промышленности и транспорту Северо-Кавказского края; начнется в промышленных (размерах добыча асбеста, барита, сланцев и мрамора, а также серебро-свинцовых и цинковых руд в верховьях Кубани и в ущельях Даута и Учкулана; у станицы Красногорской вырастет шамотный завод по. выделке огнеупорного кирпича из огнеупорной глины громаднейшего месторождения на левом берету Кубани и поможет освобождению нашей металлургии от импортного кирпича; лягут в Амонхитском и Тебердинском ущельях поперек бурных русел горных рек плотины ГЭС, зажигая в далеких аулах немигающий свет электроламп.

Карачай, когда-то бедный и угнетеннай пасынок царизма, станет цветущей промышленной областью и Микоян-Шахар, эта маленькая социалистическая столица, индустриальным и культурным центром.

Из Микоян-Шахара дорога покидает Кубань и входит в долину Теберды. Река несет навстречу автомобилю свои голубые ледниковые воды. Ее русло играет солнечными бликами в зеленой оправе густого кустарника. Предгорья вырастают в горы. На синеве южного неба в легкий дымке реют их лесистые контуры. Взорванные аммоналом склоны обрываются к дороге красными скалами. Вдали показываются блики глетчеров. Слева уходит вдаль смеющееся ущелье Джемагата, и за поворотом дороги раскрывается Теберда.

Теберда... В темную гладь озера Кара-кель смотрятся сосны-великаны — медные в закатном солнце стволы, Стройные, в два обхвата, и раскидистая хвоя крон. Над темной зеленью верхушек, замыкая на юге долину, — матовая белизна фирновых полей Софруджу.

В каменистых обрывах горного цирка лежат, отражая бег облаков, Азгекские озера. В древних моренах светлая лазурь Бадуков обрамлена зеленью сочных зарослей, Как два глаза, черный и синий, разделенных переносицей острого гребня, смотрят в небо озера Муруджу. В ледниковой чаще Клухорского озера тихо дрейфуют маленькие бирюзовые айсберги и опрокинута скалистая пирамида Клухор-баши.

Теберда... Скалистые зубцы и зеленые склоны Чортова Замка, скупой, голый контур каменистой Хатипары, солнечная дорога вверх по долине к массиву Главного хребта, Гоначхирское ущелье — зигзаги тропы над бурлящим голубым потоком и многорядный частокол могучих елей на черном обомшелом отвесном утесе. Домбайская поляна — лиловый ковер колокольчиков,. разостланный у самого подножья снеговых вершин, у сверкающих висячих ледников, под распыленными лентами водопадов. Зубчатые, увитые туманом изломы Главного хребта, и за ними — пологие холмы Абхазии, субтропики побережья и бескрайняя морская синь. Не всегда было так. Не сразу вылепила природа грандиозный ландшафт Кавказа и Теберды.

Геологи говорят, что еще совсем недавно — геологически недавно, примерно миллион лет тому назад, — здесь были горы средней высоты, образованные древними поднятиями земной коры. И только на грани третичной и четвертичной (Геология делит историю Земли на несколько эр: архейскую, эозойскую палеозойскуо, меозойскую и кайнозойскую. Последняя делится на третичный и четвертичный периоды) эпохи космические судороги земных недр выдавили снизу напором магмы — расплавленной массы — огромные складки Кавказского хребта. Его водораздельную зону образовали гнейсы и кристаллические сланцы, поднявшиеся на огромную высоту из глубинных пластов земной коры. В ее трещины и разломы просочилась магма и застыла изверженными породами — диабазами, габбро, диоритами и порфирами, из которых сложены высочайшие вершины тебердинского района — Домбай-ульген, Джугутурлючат, Софруджу.

В катаклизмах горообразования все эти породы подвергались огромным давлениям и боковым сжатиям. Они приобрели плиточное строение, Дожди и ветры разрушали их круто наклонные, нередко отвесные пласты. Отсюда — причудливые зубцы и бастионы обрывистых склонов и вершин Главного хребта. Так образовался и неприступный клык Белала-каи — “полосатой скалы” — в которой слои серого гнейса чередуются с белым кварцем. Гнейсы и кристаллические сланцы сменяются к северу от речек Хаджибей и Муруджу полосой гранитов. Их прочность и твердость породила более спокойные формы Хатипары, Назалы-бека, Кышкаджера.

Зона гранитов кончается у устья Джемагата и Муху. Отсюда начинается толща осадочных пород, миллионами лет отлагавшихся на дне когда-то бывшего здесь океана и поднятых кверху напором магмы. Наклонные пласты хлоритовых и глинистых сланцев и серых мраморовидных известняков древних палеозойских пород образуют хребты Кьшырчат и Кенделляр-ляр. Могучие процессы горообразования создали черновой макет Кавказа и Теберды. Работа ледников, текучих вод и выветривания придала этому макету его современные скульптурные формы. Ледники берут начало в полях фирна — плотно слежавшегося снега. Медленный, почти недвижный ледяной поток глетчера сползает вниз по ложбинам и долинам до границы снеговой линии. Он несет перед собой труды разрушенного обмолоченного материала, крупные и мелкие глыбы и камни, покрывающие обычно его нижнюю часть и носящие название конечной морены. Часть этих груд ледник подминает под себя, образуя поддонную морену. Падающие с крутых склонов на края ледника обломки скал окаймляют его темной полосой боковой морены.

Глетчеры проводят по лику гор глубокие борозды. Тяжесть ледяного пласта углубляет каменистое ложе ледника, образуя широкую корытообразную долину (“трог”), резко отличающуюся от узких и крутых каньонов, которые прорезают в горных породах, реки, пробивая себе путь к морю. Острые края поддонной и боковой морены обтачивают дно и склоны трогов. Обрывистые бока трогов иногда полого раздаются в стороны, образуя как бы большую ступень, и затем снова отвесно поднимаются вверх. Эти ступени — остатки дна более мощного древнего ледника, дна, разработанного сначала речкой, а, потом ледником позднейшего образования. Нередко в основной трог впадают боковые ледники. Их устья обычно расположены выше дна основного трога и круто к нему обрываются. Не все ледники стекают по долинам вниз, к. границе снеговой линии. Иногда они образуются в замкнутых углублениях, в скалистых цирках на горных склонах, в карах.

В таких каровых или висячих ледниках избыток снега и льда либо тает и дает начало ручьям и водопадам, либо скатывается вниз обвалами и лавинами. Напором льда и выветриванием, особенно сильным у краев глетчера, кар расширяется и углубляется. Ледники буквально разъедают склон хребта. Там, где они расположены один против другого по обе стороны гребня, последний становится все тоньше, круче и острее. Наконец часть его между двумя карами рушится и образует впадину. Так создается пилообразный контур горной цепи. Самый крупный из долинных ледников тебердинского района — Джаловчатский — имеет около 7 км длины! Затем следуют глетчеры Алибекский, Аманаузский, Белала-кайский, Софруджинский. Хокельский и Бу-ульгенский ледники в верховьях Гоначхира тянутся каждый на 4,5 км. Группу, крупных ледников несет на своих склонах Джутутурлючат (Восточная Белала-кая). Тебердинский участок Главного хребта, особенно между Вершинами Домбай-ульген и Софруджу, сильно изъеден каровыми ледниками. Граница вечного снега и ледников лежит в районе Теберды на высоте 2500-3000 м над уровнем моря.

Но не всегда ледники лепились по склонам гор. На грани третичной и четвертичной эпохи они четыре раза переходили в наступление, спускались вниз и докрывали большую часть суши. Потом начиналось потепление, и ледники снова отступали. Они отступали скачками, этапами, оставляя позади себя гигантские корыта обнаженных трогов, местами прегражденных поперечными валами конечных морен. Морены отмечают границы последовательных этапов отступления ледников. Науке известны четыре эпохи оледенения. Они носят названия гюнцкой, миндельской, рисской и вюрмской. Следы трех последних эпох найдены на Кавказе. Вся долина Теберды представляет собой не что иное, как огромный прекрасно выраженный трог гигантского ледника, когда-то спускавшегося далеко вниз с Главного хребта. Мощные поперечные нагромождения конечных морен, за которыми ледник отсиживался от атаки тепла, встречаются на левой стороне долины у Верхне-Тебердинского аула на высоте 1 240 м. Здесь, невидимому, заканчивался в эпоху максимального своего развития вюрмский ледник. Значительно ниже, между аулами Осетинским и Хумаринским, на высоте 850-900 м имеются остатки более древних морен, принадлежащих, по-видимому, леднику рисского периода.

Несколько валов морены, расположенных выше по течению Теберды— в курорте у озера Кара-кель на высоте 1 325 м, у слияния Гоначхира и Амонауза на высоте 1430 м, у слияния Аманауза. Домбай-Ульгена и Алибека на высоте 1 560 м, — отмечают три последовательных стадии отступления вюрмского глетчера. Мощными ледниковыми трогами являются и долина Гоначхира, обрывающаяся в долину Теберды устьевой ступенью в 170 м высотой, и долины Хутыя, Хаджибея, Уллу-Муруджу. И в них лежат поперечными валами конечные морены отступавших ледников вюрмского периода. В период потепления исчезли и каровые ледники, расположенные ниже линии вечных снегов. Кое-где в карах остались озера, отличающиеся прозрачностью и красивым цветом воды. Так возникли Клухорское, Азгекские, верхнее Бадукское, Хаджибейское, Муруджинскне озера. Рельеф ледникового ландшафта видоизменяется работой текучих вод — ручьев, рек и каскадов. Они врезаются в дно трогов, создавая крутые каньоны и террасы, размывают склоны, спускают или заносят озера. И, наконец, физическое и механическое выветривание ведет неустанную работу над разрушением гор и видоизменением их формы, образуя зубчатые вершины и пики, нагромождая на склонах осыпи и обвалы. Горы Теберды опоясаны лесами и альпийскими лугами. Стройные сосны, пихты, ели, буки чередуются с дубом, ясенем, ильмом, грабом, березой, осиной, рябиной, дикой грушей. В подлеске растут кустарники: лещина, боярышник, малина, смородина, алыча, шиповник, жимолость, азалия, бузина.

Прекрасные высокоствольные буковые и елово-тиссовые леса покрывают долины Гоначхира, Аманауза, Алибека и Домбай-ульгена, иногда поднимаясь по склонам почти до самой снеговой линии. В среднем верхняя граница леса проходит на высоте 1 800—1 900 м над уровнем моря. Выше, до 2 300 — 2 400 м, идут кустарники и густые, сочные субальпийские луга. Еще выше расположены низкотравные альпийские ковры и лужайки. Северные, восточные и западные склоны покрыты местами густыми, трудно проходимыми зарослями рододендрона, усыпанными в июле красивыми желтоватыми или розовато-белыми цветами. Розовые цветки примул, ярко-синие бокальчики генциан, оранжевые крокусы, лиловые колокольчики, незабудки, золотисто-желтая крупка расшивают разноцветным узором ковры альпийских лугов. Климат Теберды благодатен. Горный воздух, насыщенный озоном хвойных лесов, достаточная и равномерная по временам года инсоляция, прохладные ночи, умеряющие летний зной, теплая зима (зимой в солнечный день температура воздуха поднимается до +12°), незначительность температурных колебаний (на 5° меньше, чем в Кисловодске и расположенном на той же высоте Абас-Тумане), отсутствие сильных ветров и наконец удачное расположение на высоте 1 280—1 340 м над уровнем моря делают Теберду первоклассной высокогорной климатической станцией. Средние температуры воздуха следующие: годовая +7-8°; зимняя —3°; весенняя +7°; летняя +15°; осенняя +8°. Годовая облачность не чрезмерна — в пределах 4,6 баллов. Самый сухой сезон — зима. Наибольшее количество осадков выпадает летом. Единственный недостаток Теберды — долготное расположение долины и потому сравнительно небольшое число солнечных часов.

Как место лечения легочно-туберкулезных больных Теберда известна свыше 30 лет. Революция превратила ее из курорта для состоятельных людей в здравницу для трудящихся. Частные дачи были отремонтированы и превращены в санатории. За последние годы начато большое санаторное строительство и проведен ряд мер по благоустройству курорта. Круглый год (зимой — с уменьшенным количеством коек) работает санаторий Карачаевского областного курортного объединения для легочно-туберкулезных больных на 300 мест. Построен туберкулезный санаторий Карачаевской автономной области на 40 коек. В 1928 г. открылся санаторий Комиссии содействия ученым (тогда ЦЕКУБУ) для научных работников. Расчитанный первоначально на 50 мест, он быстро расширился до 200 и много способствовал популяризации Теберды среди широких кругов научных работников.

В санаторий КСУ принимаются переутомленные, с упадком питания, выздоравливающие после болезней и операций, невротики (легкие формы), с закрытыми вполне компенсированными формами туберкулеза и с болезнями дыхательных путей туберкулезного характера. при полной компенсации сердечно-сосудистой системы. Теберда рекомендуется также после окончания лечения на других, главным образом бальнеологических, курортах. Из числа 646 больных, посетивших в 1933 г. санаторий КСУ, было: отдыхающих — 118, переутомленных — 104, с заболеваниями нервной системы — 109, с туберкулезными заболеваниями — 137, с заболеваниями сердечно-сосудистой системы — 90. Санаторий КСУ строит свою работу на принципе активного лечения и отдыха, широко применяя под контролем врачей физкультуру и туризм. 94,4% больных и отдыхающих в сезон 1933 г. выписались с улучшением и лишь 5,6% без улучшения или с некоторым ухудшением.

Природа одарила Теберду с расточительной щедростью, рассыпала здесь на небольшом пространстве изумительные красоты: снежные вершины и скалистые пики, ледники, спускающиеся к густым лесам, горные долины, перевалы, озера. Неисчерпаемо богатство и разнообразие тебердинских панорам и маршрутов: Чарующий горный мир раскрывается здесь не только перед тренированным и опытным альпинистом, идущим на приступ ледников и вершин во всеоружии тяжелых, окованных сталью башмаков, кошек, ледоруба, веревки, но и перед новичком, впервые накидывающим на плечи ремни рукзака.

Труднейшие восхождения сочетаются здесь с большим количеством очень простых и легких экскурсий, доступных каждому здоровому человеку. Теберда расположена на Военно-Сухумской дороге, одном из трех основных перевальных путей через Главный Кавказский хребет. Всего в 26 км от Тебзрды высятся его снеговые и скалистые вершины, откуда в ясные дни можно видеть водную ширь Черного миря. Непревзойдённые качества Теберды как туристического района были уже давно оценены иностранцами. “Эта местность, —говорит швейцарский альпинист Фишер, — напоминает Западные Альпы, в особенности Дофинэ, но красотой, богатством ледников, роскощью лесов и растительности превосходит все, что можно видеть в Альпах”. И все же центром массового туризма Теберда стала. только после революции.

В царской России туризм был в зачатке. Редкие путешественники шли на Кавказ проторенным путем Военно-Грузинской дороги. Теберду посещали одиночки, главным образом иностранцы. Одним из первых здесь был венгерец Деши, прошедший в 1866 г. на Клухор и затем в Большой Карачай. В 1896 г. район Теберды исследовал геолог проф. И. В. Мушкетов. В 1896—1897 гг. А. Н. Буш и Н.Л. Щукин посетили верховья pp. Алибека, Домбай-ульгена, Амануаза и др. Работа, А. Н. Буша “Ледники Западного Кавказа” до сих пор служит ценным пособием для изучения глетчеров тебердинского района. В 1904 г. швейцарский альпинист А. Фишер совершил ряд трудных первовосхождений, например на Белала-каю (3 851 м). Совместно с председателем Русского горного общества. А. Мекком он положил начало туристическому обследованию района. В 1914 г. О. Шустер и В. Фишер поднялись на Домбай-ульген (4040 м), и на Софруджу (3 785 м). Революция превратила туризм из развлечения для состоятельных одиночек в широкое массовое движение, в форму активного отдыха для миллионов трудящихся, отдыха, соединенного с изучением страны, с. помощью социалистической стройке. Начало массового туризма в тебердинском районе относится к 1925 г. Появляются первые самодеятельные группы, направляющиеся по Военно-Сухумской дороге через Клухор к морю. В этом же году ленинградский альпинист проф. Б. Н. Делоне совершил несколько трудных первовосхождений.

В 1926 г. в Теберде организуется турбаза Наркомпроса и вводится маршрут Кисловодск — Теберда. В следующем сезоне ставятся палатки у Алибекского ледника и “Северная” и “Южная” у Клухора.

Военно-Сухумская дорога становится стандартным маршрутом, начинающимся теперь не из Кисловодска, а из Сулимова. Этот маршрут быстро завоевывает себе широкую популярность, и вскоре рассчитанная на 220 чел. Тебердинская база уже не может вместить потока туристов. База обслуживает главным образом “транзитных” туристов, идущих через Клухор к морю и задерживающихся в Теберде на 3—4 дня. За это время они успевают проделать две-три легкие экскурсии.

Иначе работает созданная в 1929 г. по инициативе кружка туристов при Московском доме ученых тебердинская турбаза КСУ, имеющая дом в самой Теберде и альпийскую хижину на верхней Домбайской поляне. База КСУ рассчитана на длительное (от 15 до 30 дней) пребывани, туристов и стала поэтому центром всестороннего туристического изучения Теберды.

Научные работники-туристы совершают ежегодно сотни экскурсий и восхождений, всесторонне и систематически изучая район. За последние три-четыре года проведено и записано около 60 маршрутов, частично замаркированных красными стрелками на камнях и скалах (Бадукские озера, Муруджинские озера, Шумка, вокруг Кель-баши, Нарзан, Лысая гора, Алибекский ледник, Малая Хатипара, Чучхурский перевал, Клухорский перевал, Военно-Сухумская дорога).

Туристы, впервые приобщившиеся к. альпинизму на тебердинской базе КСУ, совершили трудные первовосхождения: в 1929 г. — Чортов Замок (3150 м), в 1931 г. — Джугурлючат (3800 м), в 1932 г. — Эрцог (3868 м), Чотча (3637 м) и Бу-ульген (3916 м), в 1933 г. — Малый Домбай-ульген и Южный Домбай-ульген (Очень трудные восхождения на Чотчу, Бу-ульгеп и Джугутурлючат совершил погибший в 1933 г. в Центральном Кавказе молодой советский альпинист В. А. Митников).

Работа турбазы КСУ дала возможность систематизировать маршруты, распределите их по степени трудности, наметить программу экскурсий в зависимости от времени, которым располагает тот или иной турист, от состояния его здоровья, от его альпинистического опыта. По характеру тебердинские маршруты можно подразделить на следующие группы:

  • маршруты для ознакомления с экономикой и соцстроительством в районе Теберды — сырзавод, лесопильный завод, аул, колхоз, молочно-товарная ферма и пр.
  • ледниковые — например к Алибевскому и Птышскому ледникам
  • перевальные — как в Главном хребте, так и в боковых (Клухор, Эпчик и др.)
  • озерные — Бадукские, Муруджинские, Азгекские озера и др.
  • панорамные — к пунктам, откуда открывается вид на Эльбрус и снежную цепь Главного Кавказского хребта, и наконец
  • круговые маршруты, — ценная особенность Теберды, — представляющие разнообразнейшее сочетание предыдущих маршрутов

I. При трехдневном пребывания в Теберде с последующим уходом по Военно-Сухумской дороге через Клухорский перевал к морю можно, кроме прогулки на водопад Шумку или в долину Нарзанов, совершить экскурсии по долине Муху на сырзавод (вые. 2 200 м, длительность 6—7 час.) и на Бадукские озера (выс. около 2 000 м., длительность 12 часов, с привалом у озер на 2—3 часа). Только очень хорошие ходоки могут себе позволить панорамный маршрут на Лысую гору (выс. около 3000 м, длительность 12—14 час.) или еще более трудный на М. Хатипару (выс. 3150 м, длительность 12—14 час.).

II. При десятидневном пребывании в Теберде, кроме тренировочных прогулок в первые два-три дня, кроме экскурсий на Бадукские озера (3-й или 4-й день) и на Лысую гору (5-й или 6-й день), следует посетить Домбайский и Клухорский районы Главного хребта, пройдя из Теберды к Алибекскому леднику (с ночевкой на Домбайской поляне в базе ОПТЭ или в базе КСУ) и к Клухорскому перевалу (с ночевкой в Северной палатке ОПТЭ). Этот маршрут; (Теберда — Домбай — Клухор — Теберда) потребует не менее трех дней. Лучше сделать его в четыре дня с двумя ночевками на Домбайской поляне, у подножия Главного хребта, где сходятся три горных ущелья: Домбай-ульгенское, Аманаузское и Алибекское. Тем, кто из Теберды идет через Клухорский перевал к морю, не стоит возвращаться в Теберду, чтобы не повторять дважды колесный путь Теберда — Гоначхир (18 км).

III. При пятнадцатидневном пребывании в Теберде, сверх указанных маршрутов, надо сделать двухдневную экскурсию на Муруджинские озера, лежащие на высоте около 3 000 м среди скал и снегов. Хорошо тренированные туристы могут совершить под руководством опытного альпиниста интересное и сравнительно нетрудное восхождение от Домбайской поляны на снежную вершину Софруджу (3 785 м) или более легкое восхождение на вершину Сунахет (3 600 м). С обеих вершин в хороший день открывается вид на Черное море.

Чтобы хорошо изучить тебердинский район, надо пробыть в Теберде месяц. Тогда можно пройти малоразведанными путями, делать многодневные экскурсии в соседние долины, совершать интересные и трудные восхождения на вершины и ледники Главного хребта. Интересен подъем на хребет Мусатчери (3 000—3 100м), разделяющий долины Бу-ульгена и Гоначхира; исключительно красив круговой маршрут Домбайская поляна — Чучхурекий перевал — Бу-ульгенская долина — Гоначхир — Домбайская поляна. Путь от Домбая к Чучхурскому перевалу идет у подножия высочайших вершин Главного хребта в тебердинском районе.

Нередко завершают пребывание в Теберде выходом к морю. Обычно идут по Военно-Сухумской дороге через Клухорский перевал. Иногда выбирают Марухский перевал, выводящий к Сухуму или Гаграм. Есть, однако, другие, более трудные перевалы, ведущие на Черноморское побережье. Форсирование одного из этих малоизвестных путей может быть для опытного альпиниста прекрасной концовкой тебердинских экскурсий и восхождений.

Советский туризм ставит своей задачей не только отдых и спорт. Он всегда тесно связан с изучением страны, с политической и культурной работой среди населения. В этом отношении Теберда открывает туристу самые широкие возможности.

Район Теберды исключительно богат ледниками. Базы на Домбае и Северная палатка у Клухора облегчают организацию систематических глациологических наблюдений. Эти наблюдения помогают изучить режим рек района, которые, вливаясь в Кубань, в значительной степени определяют и ее режим. В 1932 г., в связи со 2-м международным полярным годом, туристы вели гидрометеорологические наблюдения. Туристами были собраны большие коллекции диких плодовых.

Фотографиями, зарисовками, записями, наблюдениями туристы помогают собиранию историко-этнографического материала. Наконец, соприкасаясь с населением далеких аулов Карачая, турист изучает глубокий процесс социалистической перестройки и национального возрождения советской окраины и сам приобщается к нему, делясь с горцами своими знаниями и политическим и культурным опытом.

Работа турбазы КСУ показала, какое огромное оздоровляющее влияние оказывает горный туризм. Сотни научных работников, приезжающие в Теберду переутомленными, нервными, в течение месяца буквально перерождаются и возвращаются к работе с прекрасной зарядкой, с новыми силами и новой энергией.

Но горный туризм показан не всем. Есть заболевания. при которых он может принести большой, подчас непоправимый вред. Поэтому, прежде чем включаться в ряды туристов, надо получить разрешение врача.

Горный туризм, как и всякий другой спорт, требует определенного режима, подготовки и тренировки. Нельзя сразу предпринимать трудные и далекие экскурсии. Первые несколько, дней надо делать небольшие прогулки: организм должен акклиматизироваться, приспособиться к резкому изменению климатических условий — к разреженному воздуху, горному солнцу. Потом нагрузку можно увеличить. И только тогда, когда организм привыкнет к. большим физическим напряжениям, когда, укрепятся мышцы и сердце, можно предпринимать далекие и трудные восхождения.

Но и тут надо соблюдать законы альпинистического кодекса: медленный, ритмический шаг (один шаг в секунду) на крутых подъемах, правильный пищевой режим, умеренность в питье, выбор спутников и маршрута по силам и по опыту.

Настоящий, серьезный альпинизм нелегок и небезопасен. По тот, кто поднимался на снежные вершины и смотрел на мир с высоты птичьего полета, тот, кто пил пьянящий воздух ледников, кто, лежа в спальном метке на каменистой площадке высокогорного лагеря, смотрел, как в величавом безмолвии спускаются па фирны вершин голубые тени ночи, навсегда несет в себе непреодолимую тягу в горы.

Экскурсии в Теберду


Теберда
Топографический очерк тебердинского района
Главный Кавказский хребет
Западный водораздельный гребень
Восточный водораздельный гребень
Дорога в Теберду
По военно-сухумской дороге от Сулимова До Теберды
Микоян-Шахар — Теберда (45 км)
Кисловодск — Микоян-Шахар — Теберда
Курорт Теберда и ближайшие окрестности
Долина реки Муху
Озеро Кара-кель
Лесозавод на берегу Теберды
Водопад Шумка
Оросительная канава на склонах Кель-баши
Нарзаны в долине Джемагата
Верхне-Тебердинский аул
Маршруты к западу от долины Теберды
Вершины
Маршруты
Кынырчатские озера
Кынырчатский перевал
Восхождение на Кынырчат (3540 м)
Восхождение на Лысую гору (Кынырчатский гребень)
По долине р. Муху. К сыроваренному заводу (около 2200 м)
Восхождение на вершину Зекерьи (3225 м)
Восхождение на Тогуз-кель-баши (3 295 м)
Маркинские озера. Восхождение на гору Восточная Малая Марка (3500м)
Азгекские озера (около 2650 м)
Восхождение на Азгек-баши (3370 м)
Долина Азгека — долина Хаджибея
Восхождение на М. Хатипару (3 150 м)
Восхождение на Б. Хатипару (около 3250 м)
Бадукский перевал — долина Б. Марки — Мухинский перевал — Теберда
Хаджибейское озеро (выс. 2 850 м)
Восхождение на Хаджибей-баши (3 728 м)
Долина Хаджибея — долина Марки
Маршруты к востоку от долины Теберды
Вершины
Маршруты
Восхождение на Кенделлар-Ляр (3414 м)
Вокруг Кель-Баши (долина Назалы-Кола — Долина Теберды)
Восхождение на Кель-Баши (2828 м)
Назалы-Кол — Муруджу
Орючат — Горалы-Кол
Теберда — долина р. Кышкаджер — Кышкаджерские озера
Долина Горалы-Кола — перевал Джалкауш — долина Даута — перевал Джолсузчат — долина Назалы-Кола
По ущелью Шумки
Восхождение на Чортову гору (3 300 м)
Восхождение на Чортов Замок (3 150 м)
По долине Муруджу
Муруджинские озера (выс. 2800 м)
Муруджинская долина — перевал Киче-Муруджу — озеро Туманлы-кель
Муруджинские озера — Гедейж
Муруджинские озера — долина Гоначхира
Муруджинская долина — перевал в урочище Рынджи — долина Даута
Клухорское озеро — перевал Чаулу-Чат — долина Махара
Экскурсии в районе Главного Кавказского Хребта
Вершины
Маршруты
Теберда — Гоначхирский мост — Домбайская поляна
Домбайская поляна — Алибекский ледник
Восхождение на Семенов-Баши (3 615 м)
Домбайская поляна — Аманаузский ледник
Домбайская поляна — Птышский ледник
Восхождение на хребет Мусатчери
Домбайская поляна — Чучхурский перевал
Восхождения и перевалы в Главном Кавказском хребте
Клухор-Баши (3450 м)
Клыч-Кара-Кая (3 575 м)
Чотча (3637 м)
Бу-Ульген (3916 м)
Бу-Ульгенский перевал
Домбай-Ульген (4 040 м)
Малый Домбай-Ульген (3800 м)
Южный Домбай-Ульген (3 536 м)
Птышский перевал (3003 м)
Пик Митникова
Аманаузский перевал (3 500 м)
Софруджу (3 785 м)
Задняя Белала-Кая (3 740 м)
Белала-Кая (3 851 м)
Из долины Алибека — в долину Чхалты
Эрцог (3868м)
Двуязычный перевал — вершина Сунахет (3 600 м)
Дальные маршруты из Теберды









Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!