| библиотека | заповедники кавказа | северо-осетинский заповедник |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВ
БИБЛИОТЕКА • «Заповедники Кавказа» • Северо-Осетинский заповедникОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Заповедники Кавказа 

Северо-Осетинский заповедник

Северо-Осетинский заповедник

Северо-Осетинский заповедник

Общие сведения

В сентябре 1967 г. в Алагирском районе Северо-Осетинской АССР на Центральном Кавказе, в бассейне р. Ардон, был создан заповедник. До этого в Цейском ущелье, вошедшем в состав заповедника, действовал с 1958 г. республиканский заказник «Цейский». С образованием заповедника часть заказника вошла в его состав, а под этим названием в междуречье Ардона и Фиагдона был организован новый заказник. С 1980 г. республиканский заказник «Цейский» передан в административное подчинение заповеднику.

Основная задача заповедника — сохранение в естественном состоянии и изучение характерных природных комплексов северного макросклона Центрального Кавказа. Площадь заповедника 29 990 га, площадь охранной зоны 36 698 га.

Территория заповедника расположена на Главном Кавказском и Боковом хребтах. Центральная усадьба находится в г. Алагир. Участок Шуби, вошедший в состав заповедника в 1980 г., находится у западных подножий Кариухохского горного массива, в полосе широколиственных лесов.

Физико-географические условия

Заповедник расположен в пределах высот 650—4249 м над ур. моря. Рельеф его резко расчлененный. С севера на юг сменяют друг друга субширотно ориентированные хребты: Предгорный Лесистый, Пастбищный, Скалистый, Боковой, Главный (Водораздельный). Они разделены межгорными депрессиями. Склоны всех хребтов, кроме Главного, представлены в высотном профиле заповедника. Сюда входят и небольшие участки Пастбищного и Скалистого хребтов, покрытых широколиственными лесами. В настоящее время рассматривается вопрос о включении в состав заповедника высокогорных лугов Пастбищного хребта и южных склонов Скалистого с ксерофитной растительностью Садоно-Унальской котловины.

Пастбищный хребет сложен меловыми известняками. Здесь развиты карстовые явления: пещеры, воронки, провалы. Берущие здесь начало реки прорезают в осадочных породах каньонообразные ущелья с порогами и водопадами.

Скалистый хребет сложен юрскими известняками и доломитами. В междуречье Ардона и Фиагдона этот хребет представлен Кариухохским массивом (3440 м). В заповеднике находятся западные отроги этого массива (урочище Шуби). Здесь расположена крупнейшая из известных на Центральном Кавказе пещер — Шуби-Ныхасская, общая длина ее более 1000 м.

К югу от Скалистого хребта располагается Северная юрская депрессия, представленная Садоно-Унальской котловиной в бассейне Ардона. Она отделяет низкогорный участок заповедника (урочище Шуби) от его основной территории.

В заповеднике насчитывается 34 селевых бассейна. Единовременные объемы выносов составляют десятки, иногда сотни тысяч кубометров. По скалам, разбитым трещинами, широко распространены обвалы.

Широко представленные сланцы подвержены процессам осыпания и оползания. Крупные оползни наблюдаются на правом берегу Ардона (Луарский оползень) и на левом берегу Цейдона (Нижнецейский оползень).

В заповеднике зарегистрировано более 150 «лавинных аппаратов» (Залиханов, 1981). Особенно много лавин сходит в Цейском и Касарском ущельях. Как правило, наиболее крупные лавины сходят в конце зимы — начале весны. В это время отмечаются мощные лавины практически во всех лавинных лотках, имеющих большой снегосборный бассейн. Более мелкие лавины с бортов ущелий наблюдаются в течение всей зимы, а в области питания ледников могут сходить в любое время года.

На Адайхозском массиве сосредоточен один из крупнейших узлов современного оледенения Кавказа — Караугом-Цейский. Самый крупный ледник заповедника — Цейский площадью 9,7 км2 и длиной 8,6, км. Спускается он в лесной пояс и заканчивается на высоте 2300 м. Другой крупный ледник — Сказский — расположен в верховьях Сказдона, правого притока Цейдона. Площадь современного оледенения на Тепли-Архонском массиве 14,6 км2. Ледники и фирново-ледниковые покровы представляют один из главных компонентов природы заповедника.

Зимой на климате сказывается влияние западноевропейских циклонов, приносящих теплые массы воздуха с Атлантики и способствующих возникновению сильных сухих и теплых ветров (фенов). Временами фены достигают ураганной силы и вызывают ветровалы в лесах. Температура воздуха при фене значительно повышается, что влечет за собой таяние снега, сход снежных лавин. Как правило, дни в это время стоят сухие и теплые, а когда фен проходит, устанавливается пасмурная и холодная погода с дождем или снегом.

Основное количество осадков выпадает на северных склонах Скалистого хребта и в предгорьях. В результате этого в котловинах у подножия южного склона Скалистого хребта создается так называемая дождевая тень. Северные склоны Скалистого хребта получают более 1000 мм осадков в год, а котловины в «дождевой тени» всего около 440 мм.

В высокогорье зима наступает в сентябре. В межгорных котловинах снег выпадает в октябре. В нижних поясах и в долинах зима обычно мягкая, с неустойчивым снежным покровом. В отдельные годы в долинах температура понижается до —34 градусов.

Лето на большей части территории заповедника умеренно теплое и влажное. В межгорных котловинах значительно суше и теплее. Среднемесячная температура июля и августа изменяется от 7,3 до 20,3 градуса. Абсолютный максимум температуры воздуха 34,4 градуса (с. Унал).

Самая крупная река заповедника — Ардон. Реки Садон, Баддон, Архондон, Цажиудон, Бугултыдон и другие берут начало с ледников, что и обусловливает характерный режим стока с весенне-летним половодьем.

В заповеднике и его охранной зоне имеется несколько моренных приледниковых озер — Цажиуцад и др. У с. Згил есть минеральное бурлящее озерцо. Многочисленны выходы минеральных источников.

Основной тип почв заповедника — горнолуговые. Они формируются под луговой растительностью альпийского и субальпийского поясов. По верхней границе леса формируются торфянисто-подзолистые почвы.

Под остепненными лугами лесного пояса формируются горные лугово-степные почвы, они распространены по южным склонам Скалистого и Пастбищного хребтов и изредка встречаются на Боковом хребте, в придолинных частях склонов. В аридных котловинах развиты горностепные почвы.

В заповеднике широко развиты горно-лесные бурые и лесные горно-подзолистые почвы. Бурые горно-лесные почвы распространены по северным склонам речных долин до 2000—2300 м; они формируются под буковыми и березовыми лесами на щебне кристаллических пород. Лесные горно-подзолистые почвы развиты на кварцево-песчаниковых породах и встречаются преимущественно под сосняками.

Они распространены по склонам Цейского, Касарского, Нарского и других ущелий.

В речных долинах формируются горно-долинные аллювиальные почвы. Под фрагментами болотистых лугов развиваются горно-долинные лугово-болотные почвы, формируются также под ольховыми лесами на речных наносах.

Растительность

Флора цветковых растений заповедника насчитывает свыше 1500 видов. Есть виды, занесенные в Красную книгу СССР: колокольчик ардонский, кладохета чистейшая, лещина древовидная (медвежий орех), ятрышник шлемоносный, вавиловия красивая и др. Есть и реликты, сохранившиеся с глубокой древности, — бук восточный, тис ягодный, ель восточная, пихта Нордмана, толстостенка крупнолистная и др.

На территории заповедника и в его ближайших окрестностях впервые найдено и описано немало видов растений. Так, из района Мамисонского перевала описаны смолевка Марковича, камнеломка Кузнецовская, молочай Кемулярии, мак горолюбивый, лапчатка Рупрехта, молодило осетинское и др. Из бассейна Ардона описаны крупка осетинская, гипсолюбка черепитчатая, колокольчики ардонский и цейский, буквица осетинская, первоцвет осетинский, живокость прицветничковая, роза зарамагская. Во флоре заповедника есть локальные эндемики (например, колокольчик ардонский), встречающиеся лишь в бассейне Ардона.

Основные площади лесов заповедника сосредоточены на Адайхохском, Тепли-Архонском и Кариухохском горных массивах. В этом поясе, в придонных частях горных склонов вдоль нижней границы леса, формируются нагорно-ксерофитная растительность и фрагменты горных степей. Здесь же широкое распространение получают остепненные луга.

В субальпийском поясе господствуют злаково-разнотравные сообщества. Особенно заметная роль принадлежит пестроовсяницевым лугам, которые вклиниваются по осыпям и прогреваемым склонам в альпийский пояс. Они встречаются фрагментами и в лесном поясе, где вдоль его верхней границы развиты пестроовсяницевые сосняки.

Во влажных лощинах и на северных склонах широко развиты разнотравные луга. Встречаются также заросли рододендрона кавказского, которые поднимаются по северным и северо-западным склонам в альпийский пояс и, кроме того, обычны вдоль верхней границы леса.

В альпийском поясе господствуют лишайниковые и мохово-лишайниковые пустоши, травяно-кустарничковая, ковровая и низкотравная луговая растительность.

Альпийские сообщества встречаются отдельными пятнами и узкими полосами и ниже. Например, сиббальдиевые и другие ковры встречаются и в субальпийском поясе. Это остатки широко распространенных здесь в прошлом альпийских формаций. Такие фрагменты встречаются на гребнях хребтов Скалан-раг, Гуркумтараг и др. На границе альпийского и субальпийского поясов по северным склонам развиваются стланиковые заросли рододендрона кавказского, местами поднимающихся до 3000 м.

Скалистый хребет имеет асимметричное строение — пологий северный склон и крутой южный, в результате чего на нем наблюдается смещение растительных поясов. На северном склоне представлены буковые леса, выше которых развиты березовое криволесье и кленовые леса в комплексе с рододендроновыми зарослями. Вдоль верхней границы леса характерны вейниковые луга, а выше, по южным и юго-восточным склонам, формируются пестроовсяницевые луга и варианты разнотравных лугов с эспарцетом Биберштейна. Альпийскому поясу свойственны осоково-дриадовые и дриадово-кобрезиевые луга, располагающиеся вдоль хребта в виде отдельных пятен среди каменных россыпей. Скальная стена южного склона покрыта растительностью лишь в нижней части и по уступам; в основном это сухие сосняки. Выше на уступах встречаются фрагменты горных лугов, альпийский пояс выклинивается. В межгорных котловинах развиты нагорно-ксерофитная растительность, горные степи и остепненные злаково-разнотравные луга.

На северном склоне Тепли-Архонского массива (г. Цмиаком-хох) вертикальная смена растительности начинается (снизу вверх) с фрагментов горных степей и формаций нагорных ксерофитов, затем идут сосновые и березовые леса, сменяющиеся субальпийскими и альпийскими лугами, травяно-кустарничковыми и пустошными сообществами; заканчивается этот ряд у границы снеговой линии, в среднем на высоте 3360 м. На южных склонах Адайхохского и Тепли-Архонского массивов смена высотных поясов растительности представлена следующим образом: полоса нагорно-ксерофитной растительности, субальпийские луга и пустоши, ледники и снежники. Леса здесь полностью выпадают.

В заповеднике представлены почти все типы растительности, характерные для высокогорий Центрального Кавказа. Наиболее широко развиты горные леса и луга, что отражает общую закономерность распространения растительности Кавказских гор.

Лесами занята площадь свыше 6000 га. Из хвойных лесов преобладают сосновые, из лиственных — березовые. Встречаются стланики из можжевельника казацкого. Основные лесообразующие виды: сосна Коха, береза Литвинова, бук восточный, ольха серая. Встречаются и участки с преобладанием рябины обыкновенной, черемухи.

Особую ценность представляет тисовая роща в урочище Шуби. Своеобразны лес из клена Траутфеттера с высокотравным покровом и сосняк-зеленомошник в Цейском ущелье. Интересны небольшая роща из дуба крупнопыльникового (в Адайкомском ущелье), который находится здесь на западном пределе своего распространения, и группа из пяти деревьев медвежьего ореха на Кальперском хребте.

Максимальное развитие буковые леса получают на северных склонах Лесистого, Пастбищного и Скалистого хребтов. Они покрывают северные склоны от предгорий до 2000 м. В центральной части заповедника чистые букняки встречаются на небольших площадях лишь в Цейском ущелье. В буковых лесах растут также клены платановидный и Траутфеттера, граб кавказский и др. В подлеске лещина обыкновенная, бузина черная, крушина ломкая, бересклеты бородавчатый и европейский, рододендрон желтый, калина обыкновенная и др. В урочище Цахцад встречается падуб узкоплодный, нередки вьющиеся растения: жимолость каприфоль, хмель обыкновенный, тамус обыкновенный. На отдельных участках обычны заросли ежевики щетинистой, служащие кормовой базой для копытных зимой.

Ранней весной в буковых лесах расцветают мать-и-мачеха, подснежники кавказский и лагодехский, пролеска сибирская, чистяк весенний, лук победный (черемша). Позднее цветут различные виды зубянок и фиалок, воронец колосовидный, ясменник душистый, аронник удлиненный.

Выше буковых лесов расположена полоса кленовников из клена Траутфеттера, занимающих интервал абсолютных высот 1600—2000 м. В подлеске обычны смородина Биберштейна, бересклет европейский, малина Буша, волчник обыкновенный. Кленовники отличаются мощным развитием травяного покрова. Борец восточный и гаделлия молочноцветковая достигают 1,5—2 м, густые заросли образуют папоротники.

Верхнюю границу леса составляет березовое криволесье. В нем встречаются черемуха, ивы козья и Кузнецова. В березняках и выше их, по северным склонам, раскинулись заросли рододендрона кавказского.

Березовые леса в основном представлены криволесьями из березы Литвинова. Основные участки березовых лесов находятся в Цейском и Архонском ущельях, а также в долинах рек Адайкомдон и Цмикомдон. Преобладают березняки разнотравные. Меньшую площадь занимают березняки рододендроновые и вторичные (черничные). Чистые березовые криволесья на верхнем пределе распространения распадаются на две группы: березняки с подлеском из рододендрона кавказского и березняки с лесным высокотравьем. Флора березовых лесов представлена более чем 200 видами.

Сосновые леса, образованные сосной Коха, сосредоточены на Боковом, Главном хребтах и южном склоне Скалистого хребта. Основные массивы их находятся в Касарском и Цейском ущельях. Выделяются три группы сосновых лесов.

К группе сосновых лесов бореального типа относятся сосняки-зеленомошники, близкие по составу флоры к северным сосновым лесам. Они встречаются на горно-лесных почвах в нижних частях склонов северных экспозиций и по днищам троговых долин и в основном сосредоточены в Цейском ущелье.

В группу травяно-кустарниковых сосновых лесов входят сосняки, разнотравно-злаковые, неморальные, копеечниковые, рододендроновые (с подлеском из рододендрона кавказского), азалиевые (с подлеском из рододендрона желтого) и можжевеловые.

Группа горно-ксерофитных сосняков представляет собой аридную фазу в развитии сосновых лесов. Распространение их связано с эрозионными формами рельефа и накоплением продуктов выветривания. В заповеднике горно-ксерофитные сосновые леса представлены сосняками осоковыми. В древесном ярусе кроме сосны Коха встречаются в виде примеси дуб скальный и граб кавказский. В травяном покрове преобладает осока низкая.

Следующий тип растительности заповедника — стланики. К ним относятся формации рододендрона кавказского, можжевельников казацкого и прижатого. Выделяются три группы рододендроновых стлаников: мохово-лишайниковые, кустарничково-разнотравные и чистые рододендронники.

Стланики из можжевельника прижатого фрагментарно развиваются на крутых скалистых склонах и уступах у верхней границы леса; в травяном покрове преобладает овсяница пестрая. Стланики из можжевельника казацкого занимают большие площади на высоте 1700—2600 м. Широкое развитие этих стлаников в Зарамагской котловине связано с интенсивным выпасом скота и вырубкой сосновых лесов в прошлом. Можжевеловые стланики развиваются на слаборазвитых, эродированных почвах в нижней части южных и юго-восточных склонов.

Луга в заповеднике развиваются во всех высотных поясах. По происхождению они разделяются на первичные и вторичные, т. е. возникшие под непосредственным или косвенным воздействием человека (сенокошение, пастьба скота и т. п.).

Вековая деятельность человека расширила площади горных лугов преимущественно за счет лесной растительности. Луга лесного пояса почти целиком вторичные. Встречаются луга пойменные, среднегорные и высокогорные.

Доля пойменных лугов в общей структуре растительного покрова высокогорий невелика: как правило, они представлены узкими полосками и пятнами вдоль речных русл и у ключей, где накапливаются песчано-галечные наносы и отложения ила. Флористический состав этих лугов сравнительно беден (74 вида). Встречаются пойменные луга разнотравные и с преобладанием щучки дернистой, калужницы болотной, поручейницы водной, блисмуса сжатого, тростника обыкновенного, осоки дакийской.

Наибольшего типологического разнообразия луга достигают в среднегорье, захватывая в основном лесной и нижнюю часть субальпийского пояса. Здесь выделяют луга с овсяницей пестрой, осокой низкой, костром пестрым и др. В лесном поясе широкое развитие получают остепненные луга с преобладанием костра берегового. Они распространены преимущественно на местах сведенных лесов на высоте 1000—2100 м. На остепненных лугах встречаются эспарцет каменный, полынь ромашколистная, тонконог гребенчатый и др.

Большие площади занимают субальпийские луга. В бассейне Арлона луга с преобладанием овсяницы пестрой (пестроовсяничники) — одна из главных формаций. На нижнем пределе распространения эти луга представлены наиболее ксерофитными сообществами с участием ковылей красивейшего и перистого; на верхнем пределе в сообществах принимают участие альпийские виды. Субальпийские пестроовсяничники создают основной фон луговой растительности заповедника и отличаются флористическим богатством. В их составе 434 вида, из которых 23,2% приходится на кавказские эндемики. Кроме овсяницы пестрой для этих лугов характерны рябчик широколистный, прострел фиолетовый, птицемлечник Шмальгаузена, чистяки калужницелистый и чистяковидный, овсяницы овечья и Рупрехта, осоки низкая и печальная, вейник тростниковидный, манжетки кавказская и серебристая и др., а также мелкие кустарники (волчник скученный, кизильники цельнокрайний и кистецветный) и кустарнички (дриада кавказская, брусника, водяника кавказская).

По влажным лощинам субальпийского пояса, на высоте 1900—2600 м, формируются красочные полидоминантные луга. В составе их флоры выделяются буквица крупноцветковая, ветреница пучковатая, горец змеиный, девясилы восточный и железистый, рябчик желтый, ятрышники кавказский, сферический и шлемоносный, колокольчики Биберштейна, холмовой и Траутфеттера, дифелипея красная, вероника горечавковидная, птицемлечник Шмальгаузена, макротомия синяковидная и др.

В субальпийском поясе заповедника широко распространены также луга с преобладанием костра пестрого.

По лавинным лоткам и лесным полянам у верхней опушки леса пышно развивается мезофильное высокотравье. В заповеднике высокотравье выражено фрагментарно, в основном в Цейском и Касарском ущельях, и состоит главным образом из гигантских, до 3 м, зонтичных — дудника Татьяны, борщевиков Мантегацца, Сосновского и шершавого. Среди них встречаются гаделлия молочноцветковая с длинными кистями голубовато-белых цветков, лилия однобратственная с желтыми гирляндами соцветий и др. Пасторальное (вторичное по происхождению) высокотравье пятнами распространено по всей территории заповедника, на месте старых стоянок скота.

Выше субальпийских лугов лежат альпийские луга, ковры и пустоши. Во флоре альпийских лугов отмечено 174 вида. В заповеднике представлены в основном луга с преобладанием осоки печальной, овсяницы Рупрехта и кобрезии волосолистной.

Альпийские ковры развиваются по днищам каров и цирков. Густые ковры, образованные минуарцией аизовидной, в заповеднике встречаются по южным склонам Тепли-Архонского массива (2800 — 3000 м), в чашеобразных понижениях. Ковры имеют облик красочных разнотравных лужаек с обильно цветущими растениями. Как правило, они приурочены к краям мощных долготающих снежников. Околоснежные ковры — ценные летние пастбища туров. В составе ковровых сообществ обычны лапчатка холодная, ясколка красночашечная, колокольчики камнеломка и Биберштейна, кавказский, лютик Лойка и др.

На бедных почвах развиты кобрезиевые и лишайниковые пустоши. В заповеднике наиболее распространены пустоши с доминированием цетрарии исландской. Лишайниковые пустоши занимают малоснежные гребни и склоны альпийского пояса и являются прекрасными зимними пастбищами для туров. Флористический состав их беден. Из высших растений встречаются овсяница Рупрехта, осока печальная, мытник Нордмана, сушеница приземистая, трехщетинник колосковый, кобрезия волосолистная.

На скалах в заповеднике отмечено 194 вида высших растений. Со скалами связана жизнь некоторых узкоэндемичных центральнокавказских видов: колокольчиков холодолюбивого и Оше, смолевки Марковича и др. Вблизи ледников и снежников скалистые уступы заняты растительными сообществами с участием трехреберника кавказского, минуарции черепитчатой, первоцвета Байерна, тмина альпийского и др.

Флора осыпей богаче флоры скал. На осыпях отмечено 269 видов высших растений, в том числе высокоспециализированные виды: лжепузырник пальчатый, сростноплодник пахучий, эвномия круглолистная, ясколки волнолистная и казбекская, пережившие неблагоприятные условия плейстоцена на территории древних оледенений. Первопоселенцы осыпей в разных поясах различны: в альпийском поясе это зубянка мелколистная, сочевник синий, наголоватка прижатая; в субальпийском — овсяница пестрая, полевица побегообразующая; в лесном — василек подбеленный, борщевики шершавый, розовый и Лескова, цицербита кистевидная, оносма кавказская и др.

В зависимости от абсолютной высоты местности, степени подвижности субстрата и размеров обломков различна и динамика зарастания осыпей. Например, в лесном поясе значительную роль играют различные виды борщевиков, которые часто первыми поселяются на осыпях. На плитчатых осыпях Зарамагской котловины растут смолевка рваная, зизифора Пушкина, полевица побегообразующая, шлемник осетинский. Крайних форпостов растительной жизни достигают первопоселенцы альпийских осыпей: хохлатка альпийская, котовник приземистый, лжепузырник пальчатый и др. На скалах, осыпях, каменисто-щебнистых участках распространены наиболее оригинальные и замечательные представители флоры заповедника: колокольчики ар до некий, холодолюбивый и цейский, буквица осетинская, вавиловия красивая и др.

На щебнистых склонах альпийского пояса выделяется астра альпийская. По моренам голубые ковры образуют колокольчики Рупрехта и Биберштейна. На склонах и осыпях обитает живокость кавказская с темно-синей кистью цветков, изящная камнеломка усатая с золотисто-оранжевыми цветками, яснотка войлочная, вероника малая и др. У тающих снежников выделяются фиолетовые зонтики первоцвета холодного, пурпурные соцветия мытника Нордмана, белые зонтики тмина кавказского. Местами скалы как бы облицованы подушками растений, корни которых уходят в трещины. Из них особенно эффектны крупки маховидная и осетинская с ярко-желтыми кисточками цветков, гипсолюбка узколистная, камнеломки твердоногая, можжевелолистная и др.

Животный мир

На территории заповедника обнаружено более 2000 видов беспозвоночных животных, в том числе 9 видов кивсяков, 11 —13 — губоногих многоножек, 10 — дождевых червей, около 70 видов наземных моллюсков, два из которых описаны впервые. Остальную фауну беспозвоночных животных (около 90%) составляют насекомые. Среди скрытночелюстных насекомых преобладают многохвостки — свыше 80 видов. Из настоящих насекомых наиболее изучены жуки (не менее 1000 видов), из них около 180 видов жужелиц, 15 — мертвоедов, 200 — стафилинов, 80 — пластинчатоусых, 30 — щелкунов, 44 — листоедов, 37 — усачей, более 100 видов слоников и т. д. Известно 115 видов дневных бабочек, 128 — совок. На заповедной и соседней территории обнаружено 53 вида прямокрылых, 25 — ос-блестянок, 18 — блох. В Красную книгу СССР занесены дыбка степная, аскалаф пестрый, жужелицы кавказская и венгерская, красотел пахучий, бабочки — махаон, подалирий, аполлон, мнемозина, аполлон Нордмана, лента орденская малиновая, бражники — мертвая голова и олеандровый, медведицы Гера и госпожа.

В широколиственных лесах с началом цветения весенних эфемероидов появляются первые бабочки — лимонницы, траурницы, крапивницы, дневной павлиний глаз. Обследуют сухие деревья фиолетовые пчелы-плотники. В подстилке начинают бегать жужелицы: нотиофилюсы, карабусы. С первой листвой выходят другие, «летние» беспозвоночные. Рыщут в поисках корма крупные, красивые жужелицы — Адамса, Шамиля, ямконосная, эксаратус. Изредка попадается жужелица кавказская. Из других жужелиц для этих лесов наиболее характерны птеростихи черный и черноватый, леистус темный, обитатели подстилки — стомис, лицинус, быстряк схожий. На усыхающих деревьях встречаются рогачи — кавказский жук-олень, рогач синий. Там же обычны усачи — плотник, моримус, ропалорус, пармена. В гнилых стволах, дуплах много личинок жуков-носорогов, оленька, рогача однорогого, жуков-щелкунов. По кустарникам и травянистым растениям лазают кузнечики — кустолюбка пепельная.

Сосняки значительно беднее беспозвоночными обитателями. Чаще всего здесь встречаются такие жужелицы, как карабус фоссигер, крибратус, улиткоед медный. Жужелицы осетинская, Шамиля и эксаратус встречаются лишь в более увлажненных сосняках на дне ущелий. Из других жуков в сосняках обычны усачи — моногамус, асэмум, рагий сыщик. Личинки усача длинноусого развиваются в поваленных или поврежденных пожаром соснах. В них же развиваются личинки сосновой златки. На молодых соснах часто можно наблюдать большого соснового долгоносика, выгрызающего кору. Личинки его обитают в корнях свежих пней.

В березняках у верхней границы леса обитают в основном животные, связанные с подстилкой: мокрицы, кивсяки, костянки, сенокосцы, пауки. Из насекомых обычны мелкие жуки — катопиды, стафилины, ощупники, скрытноеды. Среди крупных жужелиц чаще других встречаются карабусы Кенига и осетинский, птеростих кавказский.

В лесном поясе наиболее разнообразна и обильна фауна разнотравных лугов. В солнечные дни здесь летают пестрые аскалафы, крупные стрекозы — коромысла, дедки, дозорщики. Кормятся нектаром многочисленные пилильщики, наездники, осы, пчелы, шмели. Тут же на цветах сидят причудливые мухи — симфиды, тахины, большеголовки. Неподвижно зависают в воздухе похожие на шмелей жужжалы и печальницы. В погожий день на лугах можно встретить до двух-трех десятков видов дневных бабочек. Яркие махаоны, подалирии, шашечницы, перламутровки, бархатницы перелетают с цветка на цветок. С ними соперничают в причудливости и толстые, медлительные пестрянки и похожие на ос стеклянницы. С подсыхающих луж пестрыми облачками взлетают потревоженные ленточники, белянки, голубянки. На лугах, лежащих выше 1500 м, встречается бабочка-аполлон. Нередко можно наблюдать активные суточные миграции аполлонов с лесных лугов на субальпийские и обратно.

Обилие цветов на лесных лугах привлекает и множество жуков. Объедают цветки бронзовки — золотистая и мраморная, мохнатая (олёнка) и рябая, восковик полосатый и жуки-пестряки.

На крупных соцветиях зонтичных кормятся усачи — клитусы, рагии, странгелии, лептуры, агапантии.

Под листьями и на стеблях крупных трав висят комары-долгоножки и сидят с вытянутыми головами и задранными вверх брюшками скорпионовые мухи. Обгрызают листья гусеницы бабочек и пилильщиков. Несмолкаемым стрекотанием заявляют о себе разнообразные прямокрылые: кузнечики серый и кавказский, полисаркус Захарова и псородонотус Семенова, несколько видов пилохвостов и коньков, травянка краснобрюхая и др.

По земле ползают растительноядные мертвоеды — сильфы ребристая и темная. Выискивают добычу хищные жужелицы — куманус, клипеатус, эксаратус. Среди разреженной растительности охотятся на мелких насекомых скакуны — германский и дэсерторум. Изредка по опушкам лесов встречается блестящая, с зелеными надкрыльями жужелица — красотел пахучий.

Особый интерес представляет фауна беспозвоночных горных котловин, где в трагакантниках и ковыльно-бородачовых степях велик процент степных видов. Среди жуков здесь обычны чернотелки, толстые медлительные майки, пестроокрашенные нарывники, получившие название за свою ядовитую гемолимфу. Из усачей обычны корнееды. Нередки слоники — отиоринхусы, клеопусы, ларинусы. Жужелицы представлены разными видами амар, харполюсов, несколькими видами циминдисов, бомбардиров и др. Здесь же нередки крупные карабусы — эрранс, клипеатус, бессарабский, ямконосный, Адамса. Изредка попадается кавказский подвид венгерской жужелицы, а в местах скопления виноградных улиток обычна жужелица кавказская.

Богата фауна пластинчатоусых жуков. Здесь обитают навозники: копр лунный, обыкновенный и изменчивый, два вида гимноплевров, разнообразные калоеды и афодии. На тропинках можно увидеть катящих навозные шарики сизифа и скарабея армянского. Встречаются хрущи: дупляк кукурузный, майский жук, два вида мохнатых хрущиков-лисичек, корнегрыз обыкновенный, два вида нехруща, бронзовка венгерская. Нередок одонтэис амигер.

Много прямокрылых. К осени размножившиеся кобылки, сверчки и кузнечики служат пищей пролетным птицам. Особенно обильны полевые сверчки, скачок пятнистый, прус итальянский, коньки, травянки, кобылки. Редкий кузнечик — дыбка степная — интересен тем, что самцов у него пока не найдено. Этот крупный (до 8 см) хищник охотится подобно богомолам, затаиваясь и поджидая свою жертву. Есть тут и сверчок, живущий в муравейниках. Размеры его невелики — всего 5 мм.

Из других необычных для заповедника беспозвоночных во внутренних котловинах встречаются тарантул, фаланга, богомол испещренный.

Несмотря на частые туманы, резкие колебания температуры и влажности, в субальпийском поясе постоянно обитают шмели, одиночные пчелы, пилильщики. Среди жуков здесь преобладают жужелицы Кёнига, стехлини и осетинская, птеростих кавказский, хидэус и щелкун кавказский, навозник каспийский. Из прямокрылых обычны скачки короткокрылый и двуцветный, коньки бурый и длинноусый, кобылка сибирская и зеленчук короткокрылый.

Экстремальные условия жизни высокогорий выработали у альпийских беспозвоночных ряд приспособлений. Многие из них перешли к сумеречной или дневной активности, хотя их ближайшие лесные сородичи активны лишь ночью. Происходит концентрация беспозвоночных под такими камнями, которые не слишком прогреваются днем и медленно остывают ночью. В почве жизнь сконцентрирована в верхнем 5—10-сантиметровом слое. Некоторые насекомые могут переносить частые и резкие понижения температуры и даже быть активными при отрицательных температурах. Например, неоднократно наблюдались передвигающиеся по ледникам ночью при —2° жуки небрии, птеростихи. Большинство постоянных обитателей альпийского пояса — это нелетающие эндемичные виды.

Среди жуков чаще всего встречаются жужелицы подродов трибакс, микроплектес, цехенохилюс, пахикарабус, миозодус, ореоплатизма. Под камнями вокруг тающих снежников живут красивые жуки-небрии: вертикальная, Бонелли, стройная. Много высокогорных видов слоников-отиоринхусов. Из мертвоедов сюда добираются падальщик морщинистый и могильщики — исследователь и землекоп. Есть и свой «высокогорный» могильщик — черноусый. Отмечено несколько высокогорных навозников афодиев. Из прямокрылых в альпийском поясе наиболее обычны травянки зеленая и толстоголовая, коньки малый и лохматый, кавказский подвид кобылки сибирской.

В субнивальном поясе беспозвоночные представлены в основном нематодами, клещами, костянками, ногохвостками. Из высших насекомых до 3800 м поднимаются небрии — вертикальная и стройная, а также мелкие жужелицы-трехусы, поедающие ногохвосток.

Поздним летом и осенью через ледники и перевалы летят на юг не только птицы, но и стрекозы, бражники (мертвая голова, линейчатый, языкан), дневные бабочки (крапивница, репейница), мухи-сирфиды, отмечен лёт колорадского жука и разных видов коровок. При резких похолоданиях или неожиданных снегопадах множество трупиков этих «путешественников» остается на ледниках.

Особым своеобразием отличается фауна берегов горных рек. Наиболее богат прибрежный комплекс беспозвоночных в поясе широколиственных лесов. На хорошо прогреваемых песчаных пляжах и на подсыхающем иле бегают 4 вида скакунов, причем каждый вид занимает определенную стацию — песок, ил или слабо заросший пляж. В сыром песке можно найти оригинальную, похожую на коровку жужелицу омфрона, прокладывающую в песке длинные ходы. У самой воды, под камнями и речными наносами, обитают небрии — писикорнис и нигерима, несколько видов хлениусов и быстряков-агонумов. По ночам в поисках добычи они обследуют весь берег, далеко отходя от воды. Живет здесь много и других, более мелких жуков — жужелиц, бембидионов, азафидиунов, тинников, стафилинов (пидерусов, стенусов) и т. д. В берегах роют ходы громадные медведки и мелкие триперстки — роющие прямокрылые. Чем выше в горы, тем беднее становится прибрежная фауна. У ледников, под прибрежными камнями, водятся жужелицы-дельтомерусы, небрия Мнишеки. На песках бегают скакун горный, бембидионы-тестедиумы, прячутся в галечниках ореомары.

В Шуби-Ныхасской пещере найдены нематоды, клещи, несколько видов ногохвосток, двухвостки. На них охотятся длинноногие пещерные ложноскорпионы и пауки. Из жуков здесь найдены жужелицы, два вида лаемостэнусов и один вид рода жанелиус. Родственные виды этих слепых жуков обитают в пещерах Западного Кавказа. На трупиках и помете летучих мышей встречаются жуки катопиды и скрытноеды. В пещере зимуют два вида ночных бабочек. Живут здесь ручейники и несколько видов нематоцера.

В широколиственных лесах из земноводных обычны зеленая жаба, малоазиатская и озерная лягушки и квакша. Пресмыкающихся можно разделить на околоводных — обыкновенного и водяного ужей; обитателей опушек, полян — веретеницу, прыткую ящерицу, медянку и сухих каменистых биотопов — кавказскую ящерицу и степную гадюку.

Орнитофаунистический комплекс широколиственных лесов включает 175 видов птиц. Самый массовый вид буковых лесов — черный дрозд. Многочисленны также певчий дрозд и зарянка. Обычен здесь и крапивник, особенно охотно населяющий влажные леса в поймах рек и ручьев, но в отличие от дроздов и зарянки он гнездится и в более высоких поясах, вплоть до скальных массивов у Цейского ледника. Характерны для лесного пояса дятлы (5 видов) и синицы: большая, лазоревка, московка, длиннохвостая.

Из крупных редких птиц в широколиственных лесах регулярно появляется черный аист, он гнездится на низкогорном участке заповедника. В 1980/81 г. одна птица зимовала на незамерзающих ручьях в пойме Ардона.

В широколиственных лесах гнездятся вяхирь, канюк, серая неясыть, филин и др. Сойка обычна во всех лесах заповедника. Иногда она залетает даже в высокогорье. Так же разнообразны и гнездовые биотопы ворона.

В буково-грабовых лесах обитают обыкновенный еж и крот. Поймы рек и ручьев населяет обыкновенная кутора, а влажные высокотравные биотопы — бурозубка Радде. Самые многочисленные насекомоядные широколиственных лесов — обыкновенная и особенно малая бурозубки.

В Шуби-Ныхасской пещере обнаружены на зимовке пять видов летучих мышей. Остроухая ночница образует зимовальную колонию численностью до 1300 зверьков. Малый и большой подковоносы малочисленны, а усатая ночница встречена здесь только один раз. В 1982 г. в пещере во время пролета впервые для Кавказа отмечена малая ночница.

Из грызунов в широколиственных лесах преобладает лесная мышь. Мышь-малютка, кавказская мышовка и сони (лесная и полчок) немногочисленны. Кустарниковая полевка обитает по опушкам и кустарникам. Белка была акклиматизирована в горах Северной Осетии в 1952 г. В буково-грабовых лесах ее, как правило, мало. Чаще белку можно встретить в дубняках и лещинниках.

Заяц-русак избегает сплошных лесных массивов и держится по опушкам и лесным полянам.

Из копытных в широколиственных лесах обитают зубр, косуля и кабан. Кабаны предпочитают буково-грабовые или дубовые леса с подлеском из рододендрона желтого и лещины, где животные находят себе корм и укрытие.

Численность кабана и косули в широколиственных лесах заповедника не превышает 60 особей. Небольшая, изолированная популяция косули существует и на Боковом хребте. В 80-е годы сюда проник кабан.

Наверное, нет человека, который не слышал бы о драматичной судьбе зубра, восстановленного буквально из небытия. С 1964 по 1968 г. в заказнике «Цейский» на Лесистом хребте небольшими партиями расселили 48 зубров; постепенно освоили также Пастбищный хребет. К середине 80-х годов их численность превысила 200. В 1981 г., когда небольшая часть заказника была передана заповеднику, зубр вошел в состав его фауны. Летом большая часть зубров пасется на высокотравных лугах Пастбищного хребта, а в августе, когда трава здесь грубеет, звери спускаются в лес, где питаются корой деревьев и кустарников. К сожалению, до наших дней не сохранились равнинные леса, где зубры, по-видимому, проводили зиму, поэтому миграции животных ограниченны.

Из хищников в широколиственных лесах обычны лесная куница и акклиматизированные в 1951 г. американская норка и енотовидная собака. Выдра, к сожалению, практически исчезла, отмечаются лишь единичные и нерегулярные ее заходы в заповедник. Шакал несколько расширил область обитания и проник в межгорную Унальскую котловину. Лесной кот обычен, но немногочислен. Барсук распространен повсюду. Норы он устраивает в скалах, под отдельными валунами или в песчанике. Есть барсук на северных и южных склонах Бокового хребта, но на основную территорию заповедника не проникает.

Видовой состав земноводных и пресмыкающихся на Боковом хребте заметно обеднен по сравнению с широколиственными лесами.

Здесь нет квакши и озерной лягушки, но малоазиатская лягушка и зеленая жаба живут повсюду, причем поднимаются не только на субальпийские луга, но даже в ледниковые цирки. Единственный многочисленный здесь вид пресмыкающихся — кавказская ящерица, населяющая лесной и субальпийские пояса. Обыкновенный уж и медянка встречаются в увлажненных биотопах, а веретеница и степная гадюка многочисленны только в антропогенных ландшафтах — остепненных лугах, сенокосах; в заповеднике они редки.

Фауна птиц сосновых лесов малоспецифична. Наиболее характерными птицами этого пояса можно назвать желтоголового королька, клеста-еловика, зяблика, обыкновенную пищуху.

Более своеобразен мир пернатых субальпийского пояса. Здесь появляются типичные горные виды: белозобый дрозд, пеночка Лоренца, кавказский тетерев, горный конек. Выходы скал в субальпийском поясе, а также лужайки, перемежающиеся с осыпями и лавинными лотками, — характерные места обитания альпийской завирушки, краснокрылого стенолаза, альпийской галки и большой чечевицы. У небольших водоемов вблизи осыпей и скал, у границы ледников гнездится краснобрюхая горихвостка. Эти же виды птиц поднимаются выше других, вплоть до субнивального пояса, населяя скальные острова-нунатаки среди ледников. Характерная птица высокогорий — кавказский улар; по ледниковым моренам гнездится рогатый жаворонок.

Одной из наиболее интересных и малоизученных птиц высокогорий можно назвать большую чечевицу. В начале лета стайки этих птиц держатся у тающих снежников. С середины июня начинается брачная активность самцов. В конце июня — июле пение самцов слышится непрерывно. Поздние сроки гнездования больших чечевиц связаны, вероятно, с тем, что эти исключительно растительноядные птицы выкармливают птенцов семенами сложноцветных, таких, как кульбаба и козелец.

В конце июля — начале августа встречаются выводки больших чечевиц, кочующие вблизи мест гнездования. Эти птицы даже зиму проводят в высокогорье, собираясь в стайки по 30—50 особей. В это время большие чечевицы кормятся семенами трав на бесснежных склонах южной экспозиции. Лишь в особенно суровые и многоснежные зимы спускаются они в речные долины среднегорья, в заросли облепихи.

«Самые верхние зоны горных хребтов Кавказа — мрачные, узкие, тенистые, с обрывистыми отвесными скалами ущелья, крупнообломочные осыпи, снежные поля, сохраняющиеся в течение круглого года, из-под которых стремительно низвергаются ручьи с ледяной и кристально чистой водой, — родина краснобрюхих горихвосток. Здесь даже в наиболее жаркие месяцы года пахнет поздней осенью». Так писал о местах обитания краснобрюхих горихвосток известный натуралист Л. Б. Беме. В гнездовое время этих птиц удается увидеть еще реже, чем больших чечевиц. Единственное найденное в заповеднике гнездо краснобрюхой горихвостки располагалось в щели ледникового валуна в снежно-ледовом цирке Лагау на высоте 3500 м. Горихвостки зимой стайками держатся в облепиховых зарослях по речным долинам, выходя на предгорную равнину. Освоение речных пойм (строительство дорог и гидроэлектростанций и связанное с этим сведение облепишников) лишает птиц зимних стаций. Вероятно, в связи с изменением экологической обстановки на Урдоне (строительство Зарамагской ГЭС) участились встречи краснобрюхих горихвосток на равнине, где сохранилось больше облепиховых рощ.

В заповеднике обитают и птицы, не связанные с определенными высотными поясами; крупные хищники в поисках добычи обследуют огромные пространства, от предгорий до субнивального пояса. Таков бородач. В течение ряда лет, начиная с 1976 г., в урочище Сидан Касарского ущелья наблюдают за гнездованием этих редких птиц. Пара бородачей поочередно занимает четыре гнезда, устроенных в нишах под скальными навесами в интервале высот от 1550 до 1800 м. Такое обилие гнезд у одной пары объясняется, вероятно, необходимостью их естественной дезинфекции после длительного периода выкармливания птенца, когда на гнездовой постройке скапливается большое количество разлагающихся пищевых остатков.

Гнездится в заповеднике и стервятник. Пара этих падалыциков ежегодно занимает одно и то же гнездо в пещере Агомского ущелья, на Пастбищном хребте. В заповеднике часто встречаются белоголовые сипы, известны отдельные залеты черных грифов. Гнездование этих птиц не отмечено.

Особым комплексом птиц отличаются поймы Ардона и Фиагдона. Здесь по зарослям шиповника и облепихи гнездится кавказский жулан. Среди травы в каменистой почве устраивает гнезда кулик-перевозчик. Повсеместно вдоль рек и ручьев, от высокогорий до выхода на равнину, встречается оляпка.

Через заповедник проходит магистральный путь пролета многих видов птиц. В большом количестве пролетают серые журавли, степные орлы, канюки, черные коршуны. Летят также орлы-могильники, орланы-белохвосты, полевые луни, ястребы — перепелятник и тетеревятник, пустельги, лебеди-шипуны, серые гуси, разные виды цапель. Большими стаями преодолевают осевые хребты Кавказа перепела, жаворонки, золотистые щурки, вальдшнепы и др.

На Боковом хребте распространены два вида грызунов — эндемиков Кавказа: гудаурская и прометеева полевки. Прометеева полевка — единственный эндемичный род позвоночных Кавказа. Она живет преимущественно в субальпийских лугах с развитым почвенным покровом, поскольку ведет роющий образ жизни. В районе своего распространения этот зверек — доминирующий вид грызунов.

Гудаурская полевка — интразональный вид. Она обитает в каменистых россыпях и массивах скал от лесного пояса до нивального.

На заповедной территории Бокового хребта живет около 1500 туров. Плотность популяции тура составляет летом 120, а зимой — 200 животных на 1000 га; на отдельных участках зимовок она достигает 500—600 животных на 1000 га. Летними днями группы, состоящие обычно из 20—40 животных, держатся на гребнях хребтов, в ледниковых цирках. Вечером туры спускаются со скал и пасутся на субальпийских лугах, зарастающих моренах и осыпях, а иногда заходят и в лес. В конце сентября — начале октября после первых значительных снегопадов группы начинают распадаться, и животные постепенно концентрируются в местах зимовок. Они предпочитают субальпийские луга на склонах южных экспозиций и массивы скал с сосновым редколесьем.

В последних числах ноября образуются первые смешанные группы. Если декабрь теплый и сухой, гон протекает интенсивно и к середине января уже заканчивается. Первые турята рождаются в конце мая, а массовый отел приходится обычно на вторую половину июня. В августе и сентябре сеголетки составляют около 20% популяции, а до годовалого возраста доживает только половина молодняка. Они погибают от резких похолоданий, обычных в высокогорье в летние и особенно осенние месяцы, становятся добычей рыси, бородача. Для взрослых животных опасны лавины, в которых чаще погибают самцы.

В отличие от тура серна пока не смогла восстановить свою численность в заповеднике, и во многих районах былого обитания ее сейчас нет. Существуют всего две изолированные популяции; их общая численность не превышает 130 животных, живущих преимущественно в лесном поясе. На Скалистом и Водораздельном хребтах, где туров сейчас нет, серны обитают не столько в лесном, сколько в субальпийском и альпийском поясах, занимая, таким образом, нишу тура.

К сожалению, до наших дней дожили не все исконные обитатели гор Северной Осетии. Выбеленные солнцем рога благородного оленя и сейчас еще можно увидеть в некоторых святилищах, но сам олень был истреблен еще в 20-е годы. Другой зверь, не выдержавший пресса охоты, — леопард. Достоверных сведений об обитании этого хищника в заповеднике или на окружающей территории нет.

Следы жизнедеятельности медведя, численность которого в заповеднике достигает 30—35 животных, можно увидеть во многих местах, однако сам зверь редко попадается на глаза из-за ночного и сумеречного образа жизни. Зимний сон длится с ноября по март, но и в декабре, и в январе некоторые звери ведут активный образ жизни. Благодаря обильному растительному корму медведи редко охотятся. В широколиственных лесах они иногда нападают на кабанов.

Волк на основной территории постоянно не обитает; он здесь бывает лишь заходами, преимущественно зимой, когда иногда пытается охотиться на туров. Основные районы обитания этого хищника находятся в охранной зоне.

Лисица на заповедной территории тоже редка; она встречается в предгорьях и межгорных котловинах. Численность рыси в заповеднике не превышает 10—12 зверей. В широколиственных лесах она охотится на косуль, зайцев, ловит грызунов, на Боковом хребте нападает на молодняк и самок тура, питается и мышевидными грызунами, куриными птицами. Чаще она добывает кавказского тетерева, регулярно посещая тока.

Каменная куница обитает от предгорной равнины до альпийского пояса. Избегает она только сплошных массивов широколиственных лесов. Горностай широко распространен на основной территории заповедника, встречаясь как в лесном поясе, так и на высокогорных лугах. Везде горностай предпочитает каменистые места, где охотится на полевок.

Современное состояние экосистем

Заповедная территория несет глубокие следы нарушений природного комплекса. Во времена интенсивного скотоводства сильно сократились лесные площади. Кроме того, в Касарском ущелье с конца прошлого века для нужд рудников хищнически вырубались сосновые леса.

Были часты лесные пожары, вызванные человеком. До сих пор в отдельных урочищах сохранились участки старых гарей («мертвый лес» в урочище Сидан). Со времени установления заповедного режима ясно прослеживается наступание древесной растительности на лесные поляны и луга.

В конце XIX в. территория, примыкающая к заповеднику, была густо заселена. По данным на 1884 г., в Алагирском ущелье (в селениях Архон, Мизур, Садон, Цей) насчитывалось 560 дворов с населением 4534 человека, в Куртатинском ущелье — 496 дворов и 4867 жителей. Густо населены были также ущелья Туалии. После Октябрьской революции началось переселение осетин-горцев на равнину, но в то же время более интенсивными стали геолого-поисковые работы, открылись новые рудники (Будун, 1982).

Кроме традиционного землепользования (выпас скота, сенокошение, лесозаготовки) часть заповедной территории (Цейское, Куртатинское ущелья) испытывала до 1981 г. серьезные рекреационные нагрузки. В широких масштабах были развиты туризм и альпинизм, что оказало весьма заметное воздействие на наиболее подвижные компоненты высокогорных экосистем: от бесконтрольного сбора букетов цветов особенно пострадали лилия однобратственная, водосбор олимпийский, мак горолюбивый; произошло изменение поведенческих реакций диких зверей и птиц. Постоянное присутствие в высокогорье большого количества людей вместе с запретом охоты привело к тому, что туры в Цейском ущелье в значительной мере утратили страх перед человеком. Более того, места многолетних стоянок альпинистов привлекают туров как своеобразные солонцы. Здесь же наблюдаются скопления таких птиц, как горихвостка-чернушка, красношапочный вьюрок, обыкновенная и большая чечевицы и др. Альпийские галки, обладая очень пластичным поведением, не только постоянно кормятся отбросами, но даже устраивают свои гнезда вблизи многолетних стоянок альпинистов. Кроме того, вдоль троп, по которым за летний сезон проходят тысячи людей, начинают расти не свойственные данному высотному поясу растения, очевидно заносимые альпинистами. Все это ведет к снижению эталонной ценности заповедника.

Заповедник окружен мощными очагами антропогенного воздействия. Это и Садонский свинцово-цинковый комбинат с его штольнями, отвалами, дорогами, сбросом отходов в Ардон, и выпас скота колхозами и совхозами, и планируемые мероприятия по строительству Зарамагской ГЭС, включающие зарегулирование стока Ардона, создание водохранилища на южной границе заповедника, прокладку водоводного тоннеля.

В настоящее время в ходе подготовки к строительству в пойме Ардона сведены обширные участки облепихи, мирикарии и других кустарников, что лишаетлекоторых высокогорных птиц мест зимнего обитания. Вблизи заповедника много населенных пунктов, которые служат источником браконьерства.

Через Касарское ущелье проходит Транскавказская автомагистраль. Строительство и содержание дороги (взрывные работы, отсыпка грунта) вызывают активизацию склоновых процессов, движение транспорта и людей постоянно тревожит животных.

Следует отметить, что почти вся сила антропогенного воздействия на природу заповедника прилагается у нижних его границ, и поэтому влияние ее на высокогорные экосистемы ограниченно. С 1982 г. всякий туризм в заповеднике запрещен, а деятельность альпинистских баз существенно сокращена и строго регламентирована.

Наиболее логичным развитием Северо-Осетинского заповедника было бы придание заповедного статуса всему высотному профилю — от подножия Лесистого хребта до вершин Водораздельного хребта в междуречье Ардона и Фиагдона. Такая единая территория, имеющая естественные границы и включающая все экосистемы северного макросклона Центрального Кавказа, вполне удовлетворяла бы требованиям теории заповедного дела. К сожалению, большое число населенных пунктов, густая сеть автодорог и высокая степень хозяйственной освоенности территории делают выполнение такого плана практически невозможным.

В этих условиях более реальным представляется перспектива включения в состав заповедника фрагментов не представленных в нем экосистем, которые до настоящего времени не используются в хозяйстве и сохранили естественный облик. К ним можно отнести высокотравные луга Пастбищного хребта и южные склоны горы Кион-хох на Скалистом хребте.

Научные исследования и другая деятельность заповедника

История научного изучения этого района начинается с 1768 г., когда по долинам рек Фиагдон и Ардон проводила изыскания геологическая экспедиция С. Вонявина. В 1781 г. по Куртатинскому ущелью путешествовал топограф Штедер.

В начале 1881 г. бассейн Ардона посетил И. В. Мушкетов. Из иностранных геологов здесь проводил исследования Э. Фавр. В долине Ардона работали географы и геологи П. П. Надеждин, В. Г. Михайловский, Н. И. Каракаш, П. П. Пятницкий, К. Острайх и др. Летом 1899 г. по Военно-Осетинской дороге путешествовал B. В. Докучаев; впоследствии им была составлена почвенная карта, где он впервые показал основные вертикальные почвенные зоны Кавказа.

Современное и древнее оледенение изучали также Н. Я. Динник, Н. А. Буш, К. И. Подозерский, В. П. Ренгартен, А. Л. Варданянц, А. Л. Рейнгард, В. Д. Панов, X. Я. Хакиев.

Ботанические исследования на территории района проводили Ф. И. Рупрехт, И. Я. Акинфиев, Н. И. Кузнецов, В. В. Маркович и др. О природе этого района А. Н. Краснов в 1894 г. писал: «Военно-Осетинская дорога представляет громадное количество интересных объектов для наблюдений, в том числе и таких, какие нельзя проследить ни на одном из Кавказских маршрутов...» Итальянские ботаники Соммье и Левье в 1885 г. собирали гербарий в Цейском и Алагирском ущельях; ими был описан ряд оригинальных форм растений.

В 1939 г. по Военно-Осетинской дороге проводил исследования Н. И. Вавилов, возглавлявший сельскохозяйственную группу Северо-Кавказской комплексной экспедиции АН СССР. Он. посетил Цейский ледник и Мамисонский перевал.

Зоологические исследования на Центральном Кавказе, и в частности по долине Ардона, проводили Н. Я. Динник, Л. Б. Беме, Н. К. Верещагин, П. Емельяненко и многие другие. Научный профиль заповедника — изучение естественных процессов в природных комплексах Центрального Кавказа и влияние на них антропогенных факторов.

Систематические ботанические исследования в заповеднике стали развиваться после создания Научного отдела. Начало им положили исследования по флоре и растительности (А. М. Амирханов, А. Л. Комжа, Р. А. Тавасиев), сезонному развитию растений (К. П. Попов).

Зоологические исследования проводятся П. И. Вейнбергом, изучающим экологию высокогорных копытных, В. Д. Казьминым, исследующим комплекс млекопитающих низкогорной части заповедника и изучающим состояние популяции зубров. Исследования по фауне наземных моллюсков проводились Т. А. Тавасиевой и Р. А. Тавасиевым. Жесткокрылых изучал C. К. Алексеев, коллембол — И. Т. Кучиев. Изучением птиц горно-лесного пояса занимается Ю. Е. Комаров, птиц высокогорий исследует А. Д. Липкович. Изучением фауны мышевидных грызунов занималась Л. А. Гусева.


БИБЛИОТЕКА

Предисловие
Природа Кавказа
Тебердинский заповедник
Кабардино-Балкарский заповедник
Кавказский заповедник
Северо-Осетинский заповедник
Перспективы развития сети заповедников на Кавказе
...
НА ТЕМУ
Тебердинский заповедник
Тебердинский заповедник
Кавказский государственный заповедник
И дали заповедной Теберды
Северо-Осетинский государственный заповедник
«Адыгея туристская» «Горная Адыгея»
«Мелодии синих гор»
Лагонакское нагорье




Яндекс.Дзен





Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!