пятигорск | кисловодск | ессентуки | железноводск
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
СТАТЬИ • Эолова арфаОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Статьи 

Эолова арфа

Эолова арфаОна словно парит над городом – светлая, изящная, полувоздушная. Легкий флюгер, венчающий ее полукруглый купол, почти никогда не остается в покое – место для беседки выбрано там, где постоянно дует ветер. Когда-то его порывы колебали струны, натянутые внутри, и от этого по округе разносились гармонические, хотя и немного печальные звуки. Казалось, сам бог ветров Эол играет на арфе. Оттого беседку и прозвали Эолова арфа. Появление этого архитектурного шедевра, ставшего своеобразной эмблемой Пятигорска, связано с одним из ранних периодов его истории и с именами людей, чьими трудами и заботами создавался прекрасный город у подножия Машука.

Пятигорск как курорт начинался с Горячеводской долины, лежащей между двумя отрогами Машука. Чудесные ландшафты, составляющие наряду с минеральными источниками главное богатство нашего региона, для первых курортников пропадали втуне. Для того чтобы полюбоваться причудливыми очертаниями окружающих гор – лакколитов, «серебряной цепью снеговых вершин» на горизонте, прихотливыми извивами Подкумка, им приходилось подниматься на Горячую гору или Внутренний хребет, откуда открывались дали.

Это хорошо понимали братья Бернардацци, архитекторы, формировавшие облик будущего курортного города. И потому именно в верхней его части создали самую первую рекреационную зону, как сказали бы сейчас, то есть место для отдыха. Это был Емануелевский парк, разбитый вокруг Елизаветинского и Михайловского источников, у которых «водяное общество» проводило немалую часть дня. Роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», который по праву можно считать художественной энциклопедией тогдашней курортной жизни, несколько раз упоминает об этом уголке машукского подножия. Немало узнаем мы о нем и из воспоминаний В. Броневского, посетившего Пятигорск в те же, лермонтовские, времена: «Между трех гор, крутых и высоких, на треугольном пространстве явился сад в английском вкусе, в коем соединены все искусственные и природные красоты. Тут беседки, гроты, крытые аллеи, кусты. Цветы, там водопады, пещеры, пропасти, провалы…».

Заметим, что слово «беседки» стоит во множественном числе, что вовсе не случайно. Создатели парка позаботились о том, чтобы создать несколько мест, где бы гуляющие могли посидеть под крышей, спасающей от дождя и жаркого солнца, и полюбоваться оттуда окружающими пейзажами. Кроме Эоловой арфы, поставленной на самой высокой точке Внутреннего хребта, имелась еще Беседка Борея, как назвали ее создатели, указывая на то, что она тоже постоянно овеваема ветрами - ведь Борей, согласно древнегреческой мифологии, был богом северного ветра. Впрочем, курортная публика дала ей свое наименование. Беседка эта стояла на высшей точке Горячей горы и была хорошо видна с любого места тогдашнего Пятигорска. Ее крышу венчала мачта, над которой периодически поднимали флаг, отмечая время приема ванн. В связи с этим и появилось название «Беседка под флагом».

На рубеже ХIХ и ХХ веков у нее появилось и вовсе непоэтическое имя - «Беседка «Гриб», намекающее на грибовидную форму перестроенного к тому времени сооружения. В противовес этому путеводители тогда вновь пустили в оборот первоначальное название. И вновь оно не понравилось публике, предпочитавшей ему другое –«Бель вю», что в переводе с французского означает «прекрасный вид».

Обе беседки, некогда украшавшие Емануелевский парк, хорошо видны на акварели швейцарского художника Майера, рисовавшего Пятигорск в сороковых годах ХIХ столетия. Приглядевшись внимательно, можно увидеть на этом рисунке и третью беседку – в том месте, где на более поздних изображениях Пятигорска мы привыкли видеть Михайловскую галерею. Она, как известно, была построена Самуилом Уптоном в 1848 году, а дотоле над Михайловским источником стояла «беседка в китайском вкусе», сооруженная Бернардацци при разбивке Емануелевского парка.

Как видим, знакомясь с судьбой пятигорских беседок, мы получаем возможность следить за историей города и, даже более того, всего Кавминводского региона. Ведь деятельность и братьев Бернардацци, и Самуила Уптона составляет важные этапы его развития и становления.

А вот факты более позднего времени. Во второй половине ХIХ столетия на западной оконечности внутреннего отрога появилась еще одна беседка, гораздо менее известная нашим современникам, чем тогдашним жителям и гостям Пятигорска. Она получила неофициальное название «Щепкинской», вероятно, потому, что находилась неподалеку от квартиры правительственного комиссара Кавказских Минеральных Вод Н. П. Щепкина или была построена по его указанию.

Наконец, в начале ХХ столетия появилась беседка на западной оконечности горы Горячей, неподалеку от поставленной тогда же скульптуры Орла. История ее такова. Какое-то время в «Цветнике» стоял изящный музыкальный павильон, где размещались оркестранты, своей игрой услаждавшие слух гуляющей публики. После сооружения в 1901 году Лермонтовской галереи с музыкальной эстрадой - «Раковиной» надобность в подобном сооружении отпала. «Музыкальный павильон» решили перенести в другое место, сделав беседкой. Наиболее подходящей для нее сочли панорамную точку на Горячей горе, которую наметили для строительства подобного сооружения еще братья Бернардацци, но почему-то не осуществили своего намерения.

За причудливую архитектуру новую беседку прозвали «Китайской», за разноцветные стекла, закрывающие ее верхнюю часть, - «Цветной». А в разговорной речи курортной публики она именовалась «Зайди и отдохни» - имелось в виду - после крутого подъема в гору. Судьба ее, как и других деревянных беседок - «Бель вю» и «Щепкинской» - оказалась печальной. В годы Гражданской войны их попросту разобрали на дрова. И о восстановлении их не думали многие годы. Лишь в 1976 году на месте «Китайской беседки» была поставлена металлическая, сооруженная по проекту художницы И.Ф. Шаховской. Но назвали ее уныло-казенно «Смотровая».

Судьба оказалась благосклонна лишь к Эоловой арфе. Возведенная в 1831 году, она уже почти два века украшает машукское подножие и является одной из главных достопримечательностей выросшего здесь города. Все писавшие о Пятигорске непременно отдавали ей дань восхищения, все рисовавшие этот уголок курортной местности старались обязательно запечатлеть ее. И, конечно, все любители природы - и приезжие, и местные – обязательно приходят сюда, чтобы полюбоваться великолепной панорамой, которая открывается отсюда, с высоты. Вспомним Михаила Юрьевича Лермонтова, писавшего в своем романе о любителях видов, наводивших с Эоловой арфы телескопы на Эльбрус. А французская путешественница и писательница Омер де Гель, побывавшая на Кавказе тогда же, отмечала в своих записках: «С этой площадки вид бесподобной красоты».

С изобретением фотографии Эолова арфа сделалась излюбленной точкой для съемки гостей курорта на фоне панорамы Кавказских гор. Одним из первых освоил ее пятигорский фотограф А. Андрющенко, не раз пользовался этой точкой съемки и знаменитый «светописец» Кавказа Г. И. Раев. И в наши дни желающих запечатлеть это место на фото или видеопленке не становится меньше - ведь панорама гор, описанная когда – то Лермонтовым, по прежнему остается лучшим украшением пейзажа, как и сама романтическая беседка, напоминающая нам о времени, когда рождался Пятигорск, и о людях, его создававших. Многие из них были причастны и к появлению Эоловой арфы. Идею построить «звучащую беседку» предложил главный врач Кавказских Минеральных Вод, выходец из Германии, Ф. П. Конради - об этом мы узнаем из записок уже упоминавшейся Омер де Гель: «Страстно любивший музыку … он понял, какое счастливое влияние на моральное состояние больных могли иметь эти воздушные звуки, падающие как будто с неба». Воплотили его задумку в камне русские солдаты из военно-рабочей команды, руководимые итальянскими архитекторами братьями Бернардацци, а арфу изготовил мастер, имя которого пока не удалось установить, известно лишь, что он был англичанином. Так что беседка - это плод целого содружества наций. Неудивительно поэтому, что она служит архитектурным символом такого многонационального города, как Пятигорск.

Остается лишь пожалеть, что Эолова арфа – почти единственное сооружение такого рода. Тут, наверное, стоит еще раз вспомнить, что живописные ландшафты – одно из главных богатств наших курортов. И «подать» их гостям надо с наибольшим эффектом. Чтоб не походя глядели люди приезжие на наши сокровища, а неторопливо, вдумчиво, получая удовольствие от встреч с дивной красой Пятигорья. Чтоб надолго запоминали эти минуты и другим советовали ехать в такие прекрасные места. Мне довелось читать, что в Японии существует специальный пункт экскурсионной программы - «Созерцание Фудзиямы» – национальной гордости хозяев. И отводится на это ни много ни мало, а целых два часа.

Может быть, и нам стоило бы проводить «сеансы созерцания» нашей гордости - Эльбруса, вкупе с окружающими его серебряными вершинами Кавказских гор. Пусть это занятие длится не два часа, а поменьше, но проходит в местах, хорошо приспособленных к этому. А значит, беседки, изначально предназначенные для подобных целей, очень нужны и сегодня. И прежде всего там, где они уже когда – то были. Да и других мест можно найти немало - было бы желание.

Вадим ХАЧИКОВ, заслуженный работник культуры РФ, «Ставропольская правда», 17 мая 2003 г.


Загрузка...

Оставить отзыв

Ваше имя:
Ваш отзыв:

Написанное мной подтверждаю








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!