| джилы-су | приэльбрусье |
Пятигорский информационно-туристический портал
 • ГлавнаяСсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
    Отдых на Черном море      Санаторий «Пятигорье»      Гостиница «Морская» в Новомихайловском Гостиницы Приэльбрусья
ДЖИЛЫ-СУ • ПриэльбрусьеОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Кабардино-Балкария 

Джилы-Су

- Бывал ли ты в урочище Джилы-су? Нет?! Даже не слышал? Ну парень, ты даешь... И как же тогда ты можешь утверждать, что знаешь Кабардино-Балкарию?

Такой вот примерно диалог состоялся у одного из авторов этих строк в самом конце семидесятых годов прошлого века со старейшим фотокорреспондентом республики Леонидом Пузенко. Личность на редкость колоритная, человек, скорый на подъем, не знавший в свои немалые годы устали, он обходил-объездил Кабардино-Балкарию, так сказать, вдоль и поперек, знал всё, всех и обо всем. Кстати, в молодости он был довольно известным альпинистом, о чем упоминает в своей «Эльбрусской летописи» В. Ф. Кудинов.

На слова Леонид Иванович был скуп (за него говорил фотоаппарат), а тут его остановить было невозможно - его рассказ о Джилы-су звучал словно песня, музыка которой до сих пор во мне. Именно тогда я и загорелся желанием во что бы то ни стало побывать в этом необыкновенном месте, в котором: а) нарзанные источники излечивают многие болезни, а организм буквально на глазах освобождается от шлаков - это уже из не менее восторженного рассказа жены на тот момент первого лица республики, волею всесильной Москвы присланного на партийное руководство из северной глубинки; б) происходят таинственные, необъяснимые вещи — космические аппараты внеземных цивилизаций чуть ли не прописались здесь, а в годы войны эти места были зоной пристального внимания гитлеровцев. Это уже из рассказа моего старого знакомого, любителя приключений и путешествий, искателя и золотодобытчика (он всю Малку пропустил через свой лоток, но так и не обогатился), резчика камней и изобретателя, а по жизни — великолепного токаря, на редкость доброго и отзывчивого человека, оставшегося молодым в свои почти что 80 лет, коренного нальчанина Бориса Загиева. Правда и вымысел в его рассказах так тесно переплетены, что хочется тут же, не откладывая ничего на потом, бежать на встречу с инопланетянами, привидениями, раскапывать, забираться в пещеры, искать и открывать.

Но свидание со Джилы-су по независящим причинам откладывалось за годом год — рядом локоток, а не укусишь. Пешком (на тот момент дороги до урочища еще не было) попробуй доберись — нужно и время, да и соответствующая физическая подготовка. Ведь к источникам вела вьючная тропа из селения Верхний Баксан (бывшее Урусбиево) по долине реки Кыртык до ее истоков, далее через седловину перевала Куртык-Ауш в долину реки Исламчат. А уже оттуда через Южно-Каракаянский перевал, перейдя через реку Кызыл-су, можно было попасть к удивительным источникам, феномен целительной силы которых поражал, поражает и будет поражать. В те времена здесь находился летний кош Былымского колхоза, да неприхотливая деревянная будка с нарами человек на десять и самодельные ванны, представляющие собой небольшие углубления, обложенные валунами. Издавна сюда приезжали балкарцы, карачаевцы, кабардинцы и возвращались не только обретшими здоровье, освободившимися от многих хворей, но и помолодевшими - быстрыми в движениях, по-юношески ловкими и зоркими. Об углекислых минеральных источниках, расположенных на северном склоне Эльбруса вблизи устья реки Биржанлы-су на высоте 2380 метров над уровнем моря, писал известный ученый А. П. Герасимов, производивший в 1910 году в этих местах раскопки и обнаруживший достаточно большую каменную ванну с выпускным отверстием. Не случайно в легендах, бытующих о Джилы-су, часто встречается определение «живая вода» - та самая, из сказок, обновляющая и возвращающая радость жизни. Уместно здесь привести легенду, о которой поведал топографу М. К. Голомбиевскому Измаил Урусбиев: «Легенда эта повествует о том, что между вершинами Эльбруса, пониже седловины, есть родник с теплой водой, выходящей наружу двумя струями, одна из которых дает живую воду, другая — мертвую. Стережет этот родник особого рода орел, который на всякого дерзкого, взбирающегося на вершину, сначала напускает метель, а если это не заставит его вернуться, выклевывает ему глаза». И далее: «Источник Джилы-су имеет большое сходство с знаменитым нарзаном в Кисловодске, только он теплее, чем нарзан, на 7 градусов. В летнее время сюда стекается много больных жителей. Купанье происходит в двух ямах из коих верхняя предназначена для женщин, а нижняя — для мужчин».

А вот что писал известный популяризатор путешествий по Кавказу С. С. Анисимов, побывавший в Джилы-су в августе 1913 года: «У самого большого из ледников Эльбруса Уллу-Чиран один из самых оригинальных в мире мостов: между скалами из вулканических пород, стеснившими течение реки Малки, упал и застрял огромный обломок горы. Внизу бушует и ревет Малка, а кругом ярко цветут синие генцианы (горечавки), белые ромашки, фиолетовые скабиозы и множество всяких альпийских цветов.

Малка, вырвавшись из вулканических скал, падает всем своим течением метров на 40 вниз. Вокруг водопада облако брызг, и в нем играют на солнце радуги. Немного ниже на зеленом горном мысу арбы, палатки, шалаши из ветвей. Под скалами и в пещерах люди. Это курортный лагерь вокруг известного «Горячего нарзана», рождающегося в неостывших еще лавовых массах Эльбруса. У берега реки обложен камнями небольшой водоем-купальня. В нем «кипит» нарзан и целым потоком выливается через край. Это и есть знаменитый «Горячий нарзан» с температурой +23° по Реомюру. Он известен еще по средневековым грузинским сборникам — «Карабадини».

Несколько человек сидят в воде. Другие наблюдают, чтобы больным не стало дурно, так как их купают в нарзане «до отказа». А источник очень сильный, — в нем по сравнению с «нарзаном» в Кисловодске двойная минерализация и двойное насыщение углекислотой. Знахари, «лечащие» здесь от всех болезней, начиная с ревматизма, туберкулеза, рака и всех женских заболеваний, купают больных, а кстати, и всех приехавших их родственников три раза в день — на обеих зорях и в полдень. В промежутке больным ставят кровососные банки.

Затем распаривают их в небольших, вырытых прямо на лугу ваннах, дно и стенки которых раскаляют кострами, потом, выбрав из них золу, расстилают бурку, кладут на нее больного, укутывают и парят до тех пор, пока можно терпеть.

Лагерь человек в 200. Единственную «курортную» постройку представлял в нем небольшой каменный сарай с кровом из каменных плит и земли, где какой-то предприниматель сдавал больным за деньги койки. Никакого врача и никакого надзора. Питались все приезжие мясом овец, пригнанных с собой, и молоком и айраном, который добывали у пастухов на окрестных лугах».

Известно, что до середины 1909 года было три выхода теплой минеральной воды, причем в одном из них она поднималась под влиянием газа грифоном в виде шапки высотой около полуметра и шириной около метра. Впоследствии мощный оползень перекрыл все три выхода и один из них — левобережный погиб, так как там проложила свое русло река Малка. «В настоящее время функционируют четыре источника, причем один из них теплый с температурой 22,4 градуса, образующий водоем, из которого вытекает ручей.

Имеются еще два источника, находящиеся в 120 метрах ниже Джилы-су один на правом берегу реки Султан-Гара-су, другой неподалеку. Их еще называют Мисост-нарзан — по имени кабардинца, показавшего источники исследователям, А также источник, расположенный в 3,5 километра от главного теплого нарзана, ниже устья реки Кара-Кая-су, проявляющийся тремя грифонами с температурой 9 градусов».

В начале 80-х годов прошлого века в урочище из Тырныауза была пробита дорога, одолеть которую пока по силам лишь машинам повышенной проходимости. Длина ее - чуть более 60 километров: от обогатительной фабрики Тырныаузского комбината, ныне прекратившего свое существование, одолевая серпантин за серпантином (мы насчитали их 38!), неутомимо взбираясь ввысь по обрывистому горному склону, попадаешь на перевал Шаукам. Далее дорога идет по истоку реки Шау-Кол к месту ее слияния с левым притоком реки Исламчат.

«Роскошны были открывавшиеся здесь картины природы, — писали 120 лет назад путешественники И. Иванюков и М. Ковалевский, — но все они оказались бледны пред тою панорамою, которую мы увидели, достигнув вершины горы (9000 фут.). Под нами пропасть, тысячи в три футов — это узкое, мрачное ущелье Малки; реки не видно, слышен только шум ее. Противоположная нам сторона ущелья представляла собой гигантскую стену снеговых гор, от Дихтау до Эльбруса, скалистое подножие которой исчезало во мраке ущелья.

...Начался спуск в долину. Но, окутанные облаками, мы не видели более как несколько сажень вокруг. В караване слышится ропот: «Полдня путешествия вычеркнуты: а что если и завтра такая погода; идешь и не знаешь, что тебя окружает». Досадное настроение путешественников имело тем более основания, что поразительные красоты природы настоящего дня настроили нас на ожидание необычайной картины, как только мы достигнем точки перевала и увидим Шаукамскую долину. Подтверждал наше ожидание и Азамат не только словами, а также зажмуриванием глаз и чмоканьем. Да и немудрено было иметь такого рода чаяния: ведь мы уже врезались в первую цепь снежных гор, а с вершины Шаукамского перевала должны были увидать вторую цепь; мы были уже между Эльбрусом и окружающими его с восточной стороны великанами, словом, мы вступали в самый центр ледяного хребта.

...Светало. Бодрствующие весело будили спящих: «Вставайте, смотрите, что за дивное утро и какая прелесть окружает нас». Оказалось, мы провели ночь в узкой котловине, окаймленной восемью снежными горами. Из них всего ближе была к нам чрезвычайно красивая гора Кынчыр-Сырт.

В горном путешествии, в путешествии среди грандиозной природы, есть только одна забота и один стимул вашего настроения — эта забота и этот стимул — погода. Хороша погода — вы жизнерадостны, вы наслаждаетесь до восторженности. Непрерывно сменяющийся калейдоскоп дивных красот приковывает все ваше внимание. Прошлого и будущего как бы не существует, живете только настоящим моментом. А в этот настоящий момент существование ваше наполнено одним лишь возвышающим душу созерцанием. О! Как хорошо чувствуешь себя в недрах величественной природы, как отдыхают нервы вне почт, газет и цивилизации. А живительный горный воздух! Какие трудные пути вы в состоянии совершить только благодаря чистоте и прохладе этого воздуха. Четыре, пять часов сна на горном воздухе вполне восстановляют силы»

Вот и мы, осилив еще один затяжной подъем, преодолев великое множество размывающих дорогу ручейков, если честно сказать, не раз и не два пожалели, что решились на подобное испытание своего организма, — добираясь сюда на «Ниве» и УАЗе, неласковым словом вспоминали их создателей за нелюбовь к комфорту; а старенькому «Пежо», вовсе не приспособленному для горных серпантинов, не раз требовалась наша физическая сила, чтобы преодолеть столь отвесные подъемы и непрочный грунт.

И вот, наконец, конечная цель нашего путешествия. Практически мгновенно мы забыли обо всех тяготах пути (кстати говоря, ныне к Джилы-су строится дорога со стороны Долины нарзанов, она будет куда как комфортабельнее). Теперь нам видится, что три-четыре, а то и пять-шесть часов дороги (все зависит от транспорта и водительского умения) - необходимая подготовка для встречи с этим удивительным уголком.

Северный склон Эльбруса всегда привлекал внимание ученых: именно отсюда взошли на вершину первые покорители снежного великана из состава знаменитой экспедиции Эммануэля; академик Г. В. Абих в 1874 году опубликовал в Тифлисе работу «Краткие сведения о некоторых малоизвестных минеральных водах на северном склоне Кавказа»; ученый А. П. Герасимов, автор целого ряда научных работ («Исследования на северном склоне Эльбруса», «Северо-восточное подножье Эльбруса», «Отчет об исследовании водораздела между Малкой и Муштом»), описал последствия катастрофического селя 1911 года, перекрывшего минеральные источники «Джилы-су».

Сегодня общепринято считать, что образование вулкана Эльбрус и его активная жизнедеятельность началась около 4 млн лет назад, а закончилась 4,5-5 тыс. лет тому назад, следов крупных стихийно-разрушительных катастроф на северных склонах Эльбруса не обнаружено в течение этого же периода.

Эльбрус находится в стадии покоя, но остаточные вулканические процессы в остывающем магматическом очаге наблюдаются, на что указывают многочисленные минеральные источники, имеющие температуру до 24 градусов. В их числе и Джилы-су — углекислые и соляно-щелочные, сосредоточенные на территории, не превышающей квадратный километр. Их, по словам неутомимого исследователя и пропагандиста этих мест Веры Ворожбит, с которой мы познакомились в лагере, здесь. И каждый помогает от той или иной болезни. После приема большого количества минеральной воды очищаются почки, печень. Один из наших новых знакомых гордо демонстрировал аккуратно собранный им в кулечек желтоватого цвета песок, вышедший из него уже в первый день после многолитрового приема нарзана. Честно говоря, своими «полезными ископаемыми» он достал, тем не менее результат, конечно, поражал.

Но правдой было и то, что, как нам рассказали, хватало и тех, кто, стремясь получить мгновенно, и сразу всё, и по полной программе, добивался обратного: большие объемы выпиваемой бесконтрольно жидкости способствовали столь острому процессу выхода камней из желчного пузыря и почек, что на помощь приходилось вызывать вертолет для спуска самолеченцев в Тырныауз и проведения им срочных операций. Смертельных случаев при этом как будто зафиксировано не было.

Целебная сила источников воистину поражает: организм буквально на глазах освобождается от шлаков, внутренняя энергия прибавляется день ото дня, улучшается самочувствие, поднимается жизненный тонус, зрение становится зорче. Отнесясь к последнему несколько скептически, один из авторов этих строк несколько раз за пару дней нахождения в Джилы-су все-таки промывал глаза, мужественно терпя резь. А утром, в день отъезда, сняв очки, чтобы сполоснуть лицо, вдруг поймал себя на мысли: без них он видит значительно лучше, чем раньше - четче, дальше. Мгновенного чудесного исцеления в Джилы-су не происходит, но исцеление - если ты не торопишь коней, не провоцируешь свой организм, не насилуешь его природу - неизбежно. Уже упоминаемая Вера Ворожбит вместе с группой энтузиастов разработала целую систему по применению целебных источников, став за 15 лет свидетельницей случаев невероятного излечения многих десятков людей. Пятигорский государственный НИИ курортологии, осуществивший анализ источников в 1994 и 2001 годах, дал заключение о химическом составе минеральной воды и возможности ее использования для лечебно-питьевых и бальнеологических целей.

Нет особой нужды приводить здесь сведения о химическом составе воды, скажем только, что она «относится к слабоуглекислым, маломинерализованным, борным, кремнистым, железистым минеральным питьевым лечебным водам хлоридно-гидрокарбонатного магниево-кальциево-натриевого состава», «не содержит каких-либо вредных и токсичных компонентов, отличается стабильным химическим составом и физико-химическими свойствами».

Нальчанин Мустафа Джаппуев выпустил в 2000 году работу «Лечебные минеральные источники подножья Эльбруса», в которой дал перечень источников, показаний, схем и правил их применения. Вот что, в частности, сообщается в предисловии: «Источники Джилы-су, благодаря растворенному в них углекислому газу и другим компонентам, обладают своеобразными свойствами активизации функции тепловых и подавления функции Холодовых рецепторов кожи, что позволяет принимать ванны с низкой температурой при комфортном самочувствии больных (даже пожилого возраста) с улучшением процессов терморегуляции, стимуляции обменных процессов (особенно углеводного), дыхательной функции организма, нормализации деятельности внутренних органов и уменьшении мышечных и суставных болей, повышения физической активности больных».

И еще одна цитата: «Вода минеральных источников Джилы-су представляет собой сложную динамическую систему, содержащую углекислый газ, минеральные и органические вещества, находящиеся в растворенном коллоидном состоянии. ...По мере движения подземных углекислых вод к поверхности земли снижается давление, и в итоге наступает такое состояние, когда часть растворенной в воде углекислоты начинает выделяться из нее в атмосферу в виде многочисленных пузырьков, придавая воде источников Джилы-су вид «кипения».

Поистине поражает перечень показаний для применения в лечебных целях воды источников. При внутреннем: хронические гастриты, колиты, энтероколиты, панкреатиты, заболевания печени, желчевыводящих, мочевыводящих путей, болезни обмена веществ — сахарный диабет, ожирение, мочекислый диатез, оксалурия, фосфатурия...

При наружном: болезни сердечно-сосудистой системы — ишемия, гипертония, кардиосклероз, облитеирующий эндартериит, венозная недостаточность; болезни нервной системы — атеросклероз сосудов головного мозга, нарушения мозгового кровообращения, неврозы, мигрени; болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани ~ артриты, полиартриты, остеохондроз, миалгии, миозиты; болезни органов пищеварения — гастриты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, хронические гепатиты, дискенезии желчных путей и желчного пузыря.

А еще болезни гинекологические, нарушения обмена веществ и эндокринной системы, органов дыхания...

Вот от какого обилия напастей на род человеческий помогает вода источников «Джилы-су»! Будет уместным, на наш взгляд, привести здесь и самые простые рекомендации по ее употреблению. Опять же воспользуемся советами М. Джаппуева: «Питье назначается три раза в день - утром (натощак), перед обедом и ужином. Воду пьют медленно небольшими глотками в течение 5-8 минут. Больным, страдающим язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, рекомендовано пить воду за 1-1,5 часа до приема пищи; при болезнях печени и желчного пузыря - за час до еды...».

Целебным воздействием в Джилы-су обладают не только минеральные воды, но и удивительный микроклимат, отличающий данное урочище — это своего рода природный ингалятор, где воздух воистину стерилен, напоен отрицательными ионами, где природа предстает во всем своем первозданном величии.

Конечно, и Джилы-су сполна хлебнуло от щедрот цивилизации - в конце восьмидесятых - начале девяностых годов кто здесь только не обустраивался: новоявленные хозяева понавезли десятки вагончиков, понастроили множество хибар. Варварская, бесконтрольная эксплуатация этого уникального природного уголка чуть не привела к катастрофическим экологическим последствиям. Ныне северное Приэльбрусье - территория Национального парка. 7 октября 2000 года было принято постановление Правительства КБР «Об упорядочении использования минеральных источников Джилы-су».

28 декабря 2002 года утверждено «Положение об особо охраняемой лечебно-оздоровительной местности «Джилы-су», которым она объявлена горноклиматическим курортом КБР, имеющим региональное значение, введен режим охраны природной территории, запрещено размещение объектов и сооружений, не связанных непосредственно с лечением и отдыхом. Сегодня местность относится к зонам регулируемого посещения и пребывания, создано государственное лечебно-оздоровительное учреждение «Джилы-су», идет обустройство территории, самих источников, возводятся помещения для приема отдыхающих. Но еще какое-то время туристские палатки будут основным местом проживания для туристов, горовосходителей, всех желающих приобщиться к красотам и тайнам данной местности. Их здесь и помимо уникальных источников предостаточно.

Совсем рядом с источниками находится водопад Султан - удивительнейший по красоте природный памятник, высотой 40 метров (по другим данным несколько ниже - около 30). Река Кызылкол (такое название носит Малка в своих верховьях, берущих начало от ледника -Уллучиран), пропилив лавовый гребень, низвергается вниз с многометровой высоты, соединяясь с водами реки Биржанлы-су в месте выхода теплых нарзанов.

Чуть далее - второй водопад, стремительной узкой струей спадающий с 27-метровой высоты в узкое ущелье. А еще чуть ниже (примерно в километре) в Малку с вертикальной стены, состоящей из столбчатых кристаллов застывшей лавы, мощным белопенным потоком вливается с высоты в 24 метра ледниковый исток Каракаян-су. Постоянно висящие в воздухе водяные брызги, радужно искрящиеся на солнце, позволяют в жаркий день совершить купание, даже не входя в ледяную бурлящую купель.

Сразу за водопадом Султан удивительное нерукотворное произведение природы — каменный мост через реку, спустившись к которому и ступив на него, испытываешь целую гамму чувств человеческих — страх от ярой, дикой силы бушующего внизу потока, восторг от первозданности и величия наблюдаемого. Исследователь Александр Асов, убежденный, что «события ранней русской истории происходили на Северном Кавказе, где и располагались первые русские царства» (тираж его книг, таких, как «Атланты, арии, славяне», «Атлантида и Древняя Русь», «Древние арийцы, славяне, Русь», «Священные прародины славян», «Русколань: Древняя Русь» превысил 4 миллиона экземпляров), называет этот «природный мост из обвалившихся скал... «Калинов мост». Тот самый «Калинов мост», на котором, согласно древним ^славянским легендам, драконы, стражи Нави, заступали путь героям». И, перейдя через «Огненную реку Смородина» (под ней подразумевается река Кызылкол - «красная река»), «можно попасть в мир богов и духов». Спорить с этим трудно - мы, во всяком случае, ни тех, ни других не увидели и даже не ощутили их присутствия, но вот со словами А. Асова: «Какое живописное место! Не только древним людям, но и нам оно представляется образом Иномирья Нави — согласиться можно вполне. Кстати говоря, популяризатор древней истории считает, что на соседствующем с мостом плато — Ирахит-сырте (так у автора) располагался Ирий — рай, чье описание «имеется во всех священных книгах мировых религий»

Довольно интересная гипотеза, но в подтверждение ее автор приводит доводы весьма наивные и некорректные. Впрочем, его можно понять: от красот и таинств здешних мест воображение зашкаливает.

Если подняться выше источников, то откроется потрясающей красоты вид на долину реки Малки. Сбоку располагается балка «Кала-Кулак», более известная у туристов под другими названиями — «Ущелье замков», «Долина замков» — созданные самой природой экзотические каменные пирамиды, образовавшиеся вследствие размывания и выветривания древних озерных отложений, действительно напоминают рукотворные замки самой причудливой формы.

Еще немного — и открывается то самое высокогорное плато Ирахын-сырт, что расположено на высоте 2598 метров над уровнем моря. В 1829 году именно здесь разбила свой лагерь знаменитая экспедиция генерала от кавалерии, героя Отечественной войны 1812 года, командующего кавказской оборонительной линией Георгия Арсеньевича Эммануэля, предпринявшего свой поход с целью «собрать точные сведения об этой стране, о высоте гор, ее пересекающих, о направлении и глубине долин, о ее богатстве и лесе, пастбищах, минеральных и других произведениях природы...».

В составе экспедиции находились и приглашенные Эммануэлем ученые из Российской Императорской академии наук — академик Адольф Купфер, физик Эмиль Ленц, зоолог Эдуард Менетрие, ботаник Карл Мейер, а также примкнувшие к ним в Горячеводске (нынешний Пятигорск) архитектор Иосиф (Джузеппе) Бернардаци и венгерский путешественник Янош Карой Бешш (он же Жан Шарль Бессе).

Добиралась экспедиция сюда — а в ее составе было 350 казаков, 650 солдат, 2 трехфунтовые пушки, 6 верблюдов с погонщиками-калмыками, группа проводников во главе с Исламом Крымшаухаловым и Мырзакулом Урусбиевым — целых семь дней, правда, во многом по причине непогоды. Вышли они из укрепления Каменный мост, что на Малке, 13 июля, достигли высокогорного плато Ысхауат (Хасаут), расположенного примерно в 10 километрах к юго-западу от нынешней турбазы «Долина нарзанов». Далее к истокам реки Хабас, на плато Ирахын-сырт, к источникам Джилы-су.

Вот что писал А. Купфер в своей знаменитой работе «Путешествие в окрестности горы Эльбрус, предпринятое по приказу Его Величества Императора в 1829 г.», изданной в Санкт-Петербурге спустя год: «Узкие тропы, проделанные нашими лошадьми, изобиловали многочисленными поворотами под наклоном почти перпендикулярным к горе, вершина которой была окутана туманом и подножье которой омывалось стремительным потоком. ...Часто путь преграждают глубокие овраги, которые надо преодолеть, чтобы попасть на противоположную сторону. Часто встречаются дороги, окаймленные с одной стороны скалами, а с другой — отвесными пропастями». Ему вторил и Янош Бешш: «Местность немыслимая. Не можно идти без пособия рук, палки с железным наконечником. Камни, покрытые слизистым мохом, режа подошву, замедляют движение. Мир отворил близ нас бездну, которой глубину глаза наши измерить не дерзают».

20 июля члены экспедиции и разбили свой лагерь на плато Ирахын-сырт, и, как сообщает А. Я. Купфер, «решили увековечить память этого дня надписью, вырезанною на одной из скал, которые окружали наш лагерь». Ее можно прочесть и сейчас: «1829 год с 8 по 11 июля лагерь под командою генерала от кавалерии. Емануель». Напомним, что даты эти по старому стилю. А вот что писал другой путешественник - С. Ф. Давидович, побывавший в этих местах в июле 1886 года: «Вблизи этого водопада находился углекислый источник, славившийся своими лечебными свойствами, и здесь же мы можем видеть надпись, высеченную на скале: «И июля 1829 года стоял здесь лагерем генерал Емануель». С этого лагеря начал свое восхождение на Эльбрус отряд во главе с русскими академиками».

21 июля штурмовой отряд, в который вошли Купфер, Ленц, Менетрие, Мейер, Бернардаwци, двадцать казаков и пять черкесов, в том числе Киллар Хаширов и Ахия Соттаев, двинулся на покорение Эльбруса. Спустя шесть часов участники восхождения достигли снеговой линии на высоте 4270 метров над уровнем моря, где и остановились на ночевку. Вот как писал об этой незабываемой ночи А. Я. Купфер: «Ночь была прохладной, я просыпался несколько раз, чтобы наблюдать окружающую красоту. Эта картина глубоко запечатлелась в моей памяти — она состояла из трех тонов: серебристый тон снега и луны, голубизна неба и глубокий черный цвет скал и тени ночи; но причудливые группы, неясные очертания, постепенность перехода тонов и, наконец, спокойствие, царившие вокруг нас, восхитительны. Все придавало невыразимое очарование этой картине и никогда в моей жизни ничто более прекрасное не представало передо мной».

Впрочем, тема первого, документально зафиксированного покорения Эльбруса достаточно хорошо описана такими исследователями, как Е. Симонов, В. Никитин, И. Мизиев. Скажем только, что, к сожалению, ни академику, ни его коллегам Эльбрус так и не покорился. Но на него взошел один из черкесов, за восхождением которого наблюдал в подзорную трубу Эммануэль, приказавший «ударить в барабан и произвести несколько ружейных выстрелов, чтобы оповестить весь лагерь об этом замечательном событии». Состоялось оно 22 июля 1829 года в 11 часов. Черкесом этим оказался Киллар Хаширов, из «вольных кабардинцев», как пишет один из участников экспедиции, получивший за сей подвиг «предназначенный генералом Емануелем приз из 400 рублей ассигнациями и 5 аршин сукна на черкеску».

Здесь видится уместным сказать о том, что национальную принадлежность Киллара ряд исследователей оспаривает. И если на чугунной плите, отлитой в честь этого события на Луганском заводе, запечатлены слова «кабардинецъ Килларъ», то в ряде источников значится «карачаевец Килар». В 2004 году торжественно отмечалось 175-летие того легендарного восхождения: в Кабардино-Балкарии чествовали кабардинца Киллара, «жителя свободной деревушки (Вольного аула) возле Нальчика в Большой Кабарде, которому уже давно установлен памятник при въезде в зону Приэльбрусья. А в Карачаево-Черкесии — жителя аула Карт-Джурт Киллара (Хыйсу) Хачирова, в честь которого открыли мемориальную доску в г. Карачаевске.

Но так ли уж важно, кто он, Киллар, самое главное - он был первым, кто покорил седоглавого гордеца, его след навсегда остался в эльбрусской летописи: летописи подвига, мужества, отваги. Ведь, как писал Янош Бешш, их «предприятие — символ единства цели при разности людей и наук. В экспедиции участвуют 9 народов Европы и Азии. И мы первые, заглянувшие в лицо Эльбрусу».

А теперь вновь вернемся к стоянке экспедиции Эммануэля. По правой стороне от нее, перейдя речку, на расстоянии меньше километра располагается еще один удивительный источник, получивший название «серебряный», обозначенный на картах как выход подземной реки. Температура его постоянна - чуть выше нуля» сам источник изливается из земных недр со «торой половины лета а течение нескольких месяцев и обладает удивительной силон. Прежде всего его вода не портится, сколько ни простоит, и вовсе не потому, что в ней растворены ионы серебра — как раз наоборот: их нет. Ну а главное, что, искупавшись в нем, ты словно молодеешь, обретаешь второе дыхание Будучи наслышан о живительных свойствах серебряного нарзана, один и» авторов этих строк долго ходил вокруг и около, не решаясь ступить в ледяную воду: одно дело совершить волшебное омовение в середине лета» под жарким высокогорным солнцем, и совсем другое — в начале октября, когда путь к источнику пролег по только что выпавшему снегу, среди плывущего прямо через тебя туманного марева.

И все-таки решился. Скорость пробки, вылетающей из бутылки шампанского, стала доступной и ощутимой после этого мгновенного купания. Как и непередаваемое чувство свежести, легкости, чистоты, сохранявшееся целый день.

Среди чудес северного склона Эльбруса н удивительная местность, получившая название «поляна грибов». Грибы эти не настоящие, а каменные: словно неведомо кто, играя и забавляясь, аккуратно уложил на узкие природные основания плоские каменные шляпки. На самом деле каменные грибы — это уникальные формы выветривания окаменевшего пепла, или, как говорят ученые, «формы выветривания игниоритов под воздействием стоковых ветров с Эльбруса».

Чуть ниже еще два не менее таинственных места. Одно из них - плато, именуемое пастухами «немецкий аэродром». Об этом так называемом аэродроме стоит рассказать подробнее. Прежде всего поражают его размеры - несколько сот метров в ширину и более километра в длину, а также то, что площадка эта совершенно ровная, словно природа создала ее для каких-то, известных только ей целей. А человек (и только ли он?) лишь воспользовался ее дарами. Ступив на этот «аэродром» у подошвы Эльбруса, на какое-то мгновение замираешь, пораженный величием и грандиозностью открывшегося перед тобой вида - бесконечным полем, упирающимся где-то далеко-далеко в отвесную гряду, наверху которой как раз и расположена «поляна грибов». Слева нависают вершины Эльбруса, до которых как будто рукой подать, а перед ними удивительные нагромождения лавы.

Расспрашивая чабанов, каждое лето выгоняющих в урочище Джилы-су скот, выяснили, что место это, сколько они себя помнят, сколько помнят себя их отцы, всегда называли аэродромом. Причем только немецким. Старожилы из Былыма тоже как о чем-то само собой разумеющемся говорят о плато как о аэродроме, уточняя, что сразу после войны здесь имелись соответствующие атрибуты летного поля - железные мачты. Приземлялись ли здесь самолеты, никто не видел и немудрено: даже тем, кто был в то время 12—14-летним подростком, сегодня к восьмидесяти. Но рассказы полны самых живописных подробностей. В частности, мы услышали о том, что немцы привозили сюда смуглых безволосых людей в белых необычных одеждах (тибетских лам?) и по какой-то причине (будто бы услышав нежелательный прогноз о ходе завершения войны) всех их расстреляли. Кое-кто из старожилов обещал нам показать даже место, где произошла эта казнь - мол, оно отмечено знаком свастики, выложенной из камней.

Интерес Гитлера к Тибету, находящейся там таинственной, хотя до сих пор так и не найденной стране Шамбала, куда его сподвижники Карл Хаусхофер и Рудольф Гесс организовали несколько экспедиций, стремясь привлечь на свою сторону всесильных повелителей Шамбалы, и где офицер СС Эрнст Шеффер в 1938 году в Лхасе, столице Тибета, даже организовал так называемую «Встречу Западных и Восточных свастик», общеизвестен. Как и то, что, взяв Берлин, наши солдаты обнаружили более тысячи трупов людей с чертами лица, характерными для жителей Гималаев. Как и то, что, по ряду свидетельств, у Гитлера в консультантах был тибетский монах, носивший зеленые перчатки. (Кстати говоря, проявляли интерес к Шамбале и органы ОГПУ — небезызвестный Яков Блюмкин, тот самый, что вошел в историю как участник убийства немецкого посла Мирбаха, в 20-е годы прошлого века побывал в Гималаях.)

Не меньший интерес проявлял подверженный мистицизму Гитлер и к священной горе арийцев - Эльбрусу. Еще в семидесятых годах прошлого века, занимаясь подготовкой книги об истории и становлении комсомола Кабардино-Балкарии, записывая воспоминания ветеранов, мы обратили внимание на то, как много встреч с туристами из Германии проходило в конце тридцатых годов. Естественно, свидетельствовали они о пламенном интернационализме, пролетарской солидарности; все немецкие друзья были «ротфронтовцами», тельманцами, - одним словом, представителями германского рабочего класса. Но уж очень много среди них оказывалось любителей горного туризма. Понятно, что Эльбрус как магнит притягивает альпинистов. Только время показало, что большинство из этих восходителей были еще к тому же и профессиональными разведчиками, выполнявшими достаточно специфические задания, причем связанные не только с рекогносцировкой местности, в частности Приэльбрусья. Совсем скоро многие из них вернутся сюда, но уже в составе подразделений горных егерей...

А вот что пишут французы Луи Повель и Жак Бержье, первыми исследовавшие мистические теории, лежащие в основе германского нацизма в своей книге «Утро магов»: «Когда следующей весной войска захватили Кавказ, произошла странная церемония. Три эсэсовских альпиниста взобрались на вершину Эльбруса, священной горы арийцев, колыбели древних цивилизаций, магической вершины секты «Друзья Люцифера». Они водрузили там знамя со свастикой, благословленной в соответствии с ритуалом Черного Ордена. Благословение знамени на вершине Эльбруса должно было отметить начало новой эры. Теперь времена года должны были повиноваться и огонь — на тысячелетия победить лед. В предыдущем году имело место серьезное разочарование, но это было только испытанием, последним перед подлинной духовной победой. И вопреки предостережениям классических метеорологов, предсказывающих еще более опасную зиму, чем прошлая, вопреки тысяче угрожающих признаков войска двинулись на север, к Сталинграду, чтобы разрезать Россию надвое».

У немецкого генерала Курта Типпельскирха в его фундаментальной работе «История второй мировой войны» есть такая несколько ироничная фраза: «...На Эльбрусе немецкие горные стрелки подняли 21 августа немецкий флаг, но это-значительное достижение альпинизма не имело ни тактического, ни тем более стратегического значения». А в материалах Нюрнбергского процесса генерал-полковник Альфред Йодль вспоминает, что одно упоминание Эльбруса «вызвало у Гитлера неслыханный скандал».

Откуда Типпельскирху и Йодлю, профессиональным штабистам, прожженным воякам, знать, что Эльбрус должен был стать самым главным шагом к Тибету, к овладению высшими знаниями, к полному овладению миром, когда народы сами падут ниц перед сверхчеловеком...

Все перечисленное выше: о таинственных пассажирах, привезенных к подножию Эльбруса, их медитации, предсказании и последующей смерти, как и сам немецкий аэродром, — можно, ничуть не сомневаясь, отнести к области фольклора, легенд, привнесенных извне, альпинистско-туристской братией, склонной к шуткам и розыгрышам. Да только вот в 1943 году туристов в Приэльбрусье не наблюдалось, а 8 марта следующего года балкарцев депортировали в Среднюю Азию и Казахстан. Так что мифотворчеством было заниматься некому.

Принимало ли летное поле под Эльбрусом самолеты - вопрос спорный. По своим параметрам оно соответствовало аэродрому, годному для приземления даже тяжелых бомбардировщиков, может и сейчас принять даже самые современные самолеты — об этом нам говорили специалисты. Но вот по сводкам наших военных летчиков место это не проходит. Олег Опрышко, автор книги «На Эльбрусском направлении» (Нальчик, 1970), досконально изучивший военные архивы, тоже категоричен: аэродрома здесь не было. Но вот что интересно: тем не менее он о нем слышал, причем неоднократно. И даже, пытаясь выяснить истину, расспрашивал об этом Александра Сидоренко, того самого знаменитого, снимавшего с группой альпинистов фашистский флаг с Эльбруса. Подтверждения, как и понятно, не получил. Но ведь аэродром-то считался тайным, и в те времена сплошной секретности о нем могли знать лишь единицы.

И - внимание! Уже когда эта работа была подписана в печать, в издательстве появился Олег Опрышко с обнаруженной им в архиве Министерства обороны РФ (Подольск) разведсводкой № 041 от 29 августа 1942 года штаба 2-й стрелковой дивизии. И в ней такие строки: «Посадочная площадка для самолетов используется немцами для посадки самолета «Фокке-Вульф», который, по словам жителей, производит ежедневную посадку». Что и требовалось доказать.

Можно долго гадать и спорить, но ясно одно: тайный аэродром хранит свою тайну. Она обязательно будет раскрыта, а пока к ней можно только приблизиться, ступив на это, созданное природой, словно выглаженное мощнейшим бульдозером летное поле, как будто предназначенное для небесных птиц, созданных, повторимся, руками человеческими и... не только.

Свидетельств, что над аэродромом видели корабли инопланетян, в Джилы-су вам приведут предостаточно, правда, подтверждением служит только воображение очевидцев, тем не менее этот фольклор каждый год подпитывается все новыми и новыми наблюдениями. Особенно много подобной информации в Интернете. Вот одно из них: «В течение последних двух десятилетий XX столетия из этого региона (Приэльбрусье и район Кавказских Минеральных Вод) начали все чаще и чаще поступать новые сообщения о явлениях загадочных и непознанных. Не только над гигантом Эльбрусом, но и над горами помельче - Бештау, Машуком, Развалкой все регулярнее стали наблюдать НЛО.

Специалисты, занимающиеся этим вопросом, считают, что на земле существуют особые районы и своеобразные каналы или окна для проникновения внеземного разума на нашу планету. Границы таких окон или коридоров за десятилетия исследования, а тем более при помощи мощной современной компьютерной техники, достаточно четко определены в США, Германии, Великобритании, Франции, Японии, Австралии, Бразилии и других странах, в том числе и в России.

Существуют также предпочтительные трассы, по направляющим которых (их обычно специалисты называют реперными метками) прибывают инопланетные корабли. Во многих случаях ими служат аномальные зоны, а среди них прежде всего — горные вершины. Именно с их помощью можно объяснить феномен концентрации НЛО в определенных точках земного шара. Навигация по реперным направляющим, по всей видимости, идет день и ночь. «Мы не замечаем и не можем заметить многие явления, - полагает член академий космонавтики и энергоинформационных наук, Лев Мельников, - лишь потому, что эти районы удалены от населенных пунктов, так как это труднодоступные горные местности, а сами пролеты НЛО происходят преимущественно в ночное время».

Еще в феврале 1989 года большое число людей наблюдало множество светящихся объектов различной формы. Все трассы полетов брали начало с Эльбруса. Над ним и возле него неоднократно видели пролеты и зависания неопознанных объектов. Хоть на вершинах двуглавого исполина за полвека побывали тысячи людей, на нем, по свидетельству местных горцев, еще немало мест, где не ступала нога человека. «Найти базу космических пришельцев, — говорят они, — может, и не удастся, но присматриваться надо...».

...Это Интернет, а вот вам реалии. Достопримечательностью Джилы-су является весьма своеобрааная личность — Михей (по жизни Михаил Васильевич Масюкевич). Невысокого роста, еще подвижный и бодрый старичок, кстати, бывший когда-то неплохим футболистом, волею судьбы и обстоятельств, а самое главное по причине известной русской горькой беды, нашедший кров у подошвы Эльбруса, — он здесь летом, он здесь и зимой, когда добраться до источников практически невозможно. Мы пытались выведать у Михея, был ли он свидетелем каких-то необычных явлений или событий. И вот что интересно: Михей сразу замыкался, уходил в себя, всячески стараясь перевести разговор на что-то другое. И лишь раз, когда один из авторов этих строк стал рассказывать о своих нальчикских знакомых, которые, как оказалось, были хорошо известны и джилысуевскому отшельнику, Михей разговорился. Ничего особого он не сказал, но свидетельство его дорогого стоит. Видел Михей, как сверху опустился солнечный столб, идеально ровный, словно луч прожектора - в нем, ярко-сияющем, пронзительно-притягивающем, плавали неведомые создания, похожие на воздушные пылинки — мельтешили, сталкивались, опускались вниз и поднимались наверх, циркулируя между небом и землей.

Что это было, какое явление природы - нам не узнать, но там, чуть выше немецкого аэродрома, где проложила свое русло застывшая лава (в ряде древних сказаний об Эльбрусе говорится, как о дымящейся горе, следовательно, люди были свидетелями его вулканической деятельности), в какой-то момент одному из авторов этих строк тоже показалось, что столб, похожий на солнечный, извергнутый пронзительно-голубым небом, завис в какой-то полусотне метров от меня. Здесь, среди хаотического нагромождения лавовых глыб самых разных размеров - от сантиметровых до многометровых, принявших на редкость удивительные формы и силуэты - достаточно малейшего воображения и вот уже перед тобой абрис Пушкина, а вот блоковский, пастернаковский; застывших лавовых потоков, практически лишенных растительности, - прошлое земли воочию предстает перед тобой.

Поведший нас туда житель Былыма Исса Кудаев, натура поэтическая хоть и чабан, предупредил, что на этом плато надо соблюдать определенную осторожность. Чего надо опасаться, он не сказал, но добавил: на плато лучше не расходиться в стороны, держаться рядом, так как пришедших сюда людей тянет в сон. Были случаи, люди засыпали и просыпались только к вечеру. Улыбнувшись сказанному, мы смело слезли с лошадей и стали с трудом преодолевать лавовый поток, сохранившийся во всем своем великолепии. Hаш спутник - известный кабардинский художник Руслан Црим в какой-то момент присел на притягивающий яркой зеленью клочок земли, откинулся на спину и ... мгновенно заснул. Последовав его примеру, один из авторов этих строк почувствовал, как нестерпимо хочется спать, зевота буквально разрывала рот. Стояла удивительная, абсолютно ничем не нарушаемая тишина. Даже ветер притих, словно нашел пристанище в укромных уголках причудливых нагромождений лавы.

Исса поторопил нас, сообщив, что пора возвращаться. Наверное, тому, что на этом плато, заполненном земной магмой, так тянет ко сну есть вполне конкретные объяснения, но ведь так хотелось верить в чудесное и необычное. Верить именно здесь, у подножия горы, ставшей колыбелью древних цивилизаций. Именно здесь, где Гефестом по приказу Зевса был прикован Прометей, похитивший огонь для людей. Как писал во II веке до н. э. Филострат Афинский, «об этой горе у варваров ходят те же предания, что и у эллинских поэтов, а именно: что к ней был прикован Прометей за свое человеколюбие... Вершина эта двуглавая, и говорят, что он был прикован руками к этим отрогам, между которыми не меньше стадия расстояния: так громаден будто бы был он. А птицу - орла - обитателя Кавказа - считают врагом, и гнезда, которые орлы устраивают на скалах, сжигают посредством огненосных стрел, ставят также и западни на них, объясняя все это местью за Прометея: до такой степени уверены они в справедливости предания».

Да, главное чудо в этих местах - сам Эльбрус. Как он великолепен, как величествен и горд, как притягивает к себе взгляд, как манит к себе. Нам повезло — почти все дни пребывания в Джилы-су двуглавый красавец являл себя во всей своей божественной красе: нежно-розовый ранним утром под лучами просыпающегося солнца, ослепительно-белый в полдень, иссиня-черный ночью, когда меж его столбов-вершин словно в люльке висела полная луна.

О, Эльбрус великолепный, ты само совершенство природы! Как тут не процитировать Эмиля Ленца, одного из участников экспедиции Эммануэля: «Вспоминается мне блаженный час созерцания первых виденных мною снегов вершин островов Тенерифа. Мнилось совершенством натуральной природы. Майн готт, да они негожи стать даже карлами в свите Эльбруса!».

Будет, вероятно, уместным сказать несколько слов о климате данной местности. Доступно Джилы-су преимущественно в мае — сентябре, причем в июле — августе температура здесь часто превышает 20 градусов. По вечерам достаточно холодно, так что теплая одежда обязательна даже в летние месяцы. Значительные осадки не отмечаются. Характерна горно-долинная циркуляция ветров. Значительна облачность, количество дней с туманом.

...Местность, получившая название Джилы-су! Как много чудес даровано тебе, как много удивительного скрываешь ты! Здесь и питающиеся талой водой ледников термокарстовые озера (максимальная глубина 12 метров!), большинство из которых соединено между собой водными потоками. Зрелище, скажем вам, неописуемое - с высоты небес вглядываться в голубое ожерелье Эльбруса.

И лавовая плотина в долине реки Каракая-су, где произошел контакт лав с гранитогнейсовыми породами.

И отложения морен ледников в максимальную стадию наступления, предшествовавшего последнему наступлению вулкана.

И контакт голоценовых лав с продуктами древнего извержения Эльбруса - липаритами.

И ледяная стена почти двадцатиметровой высоты на языке ледника Уллумалиендерку.

И ледовое плато с пиком Калицкого.

И спускающийся прямо в озеро ледник Микельчиран.

И древние надписи, сохранившиеся на скалах и свидетельствующие о том, что северные склоны Эльбруса были доступны людям многие-многие столетия.

И, главное, захоронения, в которых найдены черепа — «необычно вытянутые, с огромными лбами». Как пишет А. Асов, «в древних цивилизациях обладатели голов такой формы почитались не людьми, а чародеями и существами волшебными, «духами». На Кавказе их называли альвинами, или алками... О них говорили, как о сынах богов, сошедших со звезд ...

В мире известно всего еще три места, где находили такие необычные черепа. В археологическом музее города Лимы, столицы Перу, экспонируется несколько черепов от голов царей-жрецов народа кечуа. Это центр древней высочайшей цивилизации Тиауанако, которую относят к VI—VII векам н. э. В Древнем Египте подобные формы голов были у знаменитой семьи фараона Эхнатона, правившего в XIV веке до н. э. Подобные черепа были найдены недавно и на берегу Иртыша под Омском. Дату омского захоронения отнесли к V веку н. э. ...И мы теперь можем сказать, что там, где правили «высоколобые», там и находились центры величайших древних цивилизаций».

Но далеко не все сказанное пятигорчанином соответствует действительности. Еще Гиппократ, знаменитый греческий врач, основоположник научной медицины, живший, как известно в 460 году - ок. 377 года до н. э., в работе «О воздухе, водах и местностях» писал: «Я умолчу о тех народах, у которых отличия мало заметны, расскажу только о тех, которые представляют важные особенности, происходящие от природы или от обычаев. Прежде всего скажу о длинноголовых. Нет никакого другого народа, который имел бы подобную форму черепа. Первоначально важнейшею причиною удлиненной формы головы был обычай, а теперь и природа содействует обычаю, происшедшему от того, что они считают самыми благородными тех, у кого наиболее длинные головы. Обычай этот состоит в следующем: лишь только родится ребенок, пока еще кости его мягки, неотвердевшую его головку выправляют руками и принуждают расти в длину посредством бандажей и других подходящих приспособлений, вследствие которых сферическая форма головы портится, а длина ее увеличивается. Первоначально так делали по обычаю, так что такая форма придавалась голове насильственным способом; но с течением времени это вошло в природу, так что обычай уже не насиловал ее».

В комментариях к данной работе составителя сборника «Античные источники о Северном Кавказе» В. М. Аталикова говорится, что «обычай придания голове искусственно удлиненной формы подтверждается археологическими данными сарматских — на средней Волге — и так называемых готских некрополей в Крыму».

А вот как дополняет Гиппократа софист Зенобий, живший в Риме во времена императора Адриана; «Сираки дают царский венец самому рослому или, по словам некоторых, имеющему самую длинную голову»

И вернемся в нашу республику. Вот что свидетельствует археолог Ибрагим Мизиев: «В километрах восьми от впадения Хасаута в Малку, там, где ныне стоит ферма, прижатая к скалам, справа от дороги некогда было большое кладбище. Часть его состоит из грунтовых ям, обложенных каменными плитами, а часть — из подземных склепов. И те и другие на одном кладбище и относятся к одному и тому же времени - V-VII векам. В тех и других черепа были искусственно вытянуты - деформированы. У многих племен Приазовья, Поволжья и Северного Кавказа этот обряд деформации черепа еще в младенчестве существовал от первых веков до седьмого века новой эры. На Кавказ он, конечно, привнесен, ибо до этого времени подобные черепа здесь неизвестны. Любопытно в связи с этим вспомнить, что у гор Тырныауза в 1968 году удалось зафиксировать групповое захоронение в подземном склепе V—VI веков новой эры, где встречались черепа обычные и деформированные».

Вот такая историческая экзотика. А ведь есть еще и пещера, в которую можно подняться только при помощи альпинистских веревок, а в ней... Что в ней можно, узнать из книги И. М. Мизиева «Следы на Эльбрусе», рассказывающей об уже упоминаемой нами выше экспедиции М. М. Ковалевского: «На следующий день путники знакомились с достопримечательностями окрестностей, посетили места прохождения экспедиции Емануеля по истокам красивой речки Енгешли (Ингушли), «где шумно бегут три речушки того же имени». На другой день добрались до урочища Кызыл-кол-баши у северо-восточного угла Эльбруса. У путников не было предела восхищения красотой этих мест. И все же Ковалевский не упустил возможности провести археологические разведки в окрестностях Ысхауата, где, по рассказам местных жителей, в высоких отвесных скалах имеются высеченные в скалах гробницы с человеческими костями. Но добраться до них, по уверениям горцев, можно было только при помощи лестниц.

...Несмотря на эти сложности, ...Ковалевский сумел осмотреть несколько наскальных гробниц. Сопровождавшие его балкарцы и карачаевцы тут же сделали лестницу из двух длинных брусьев, связанных веревкой с поперечными перекладинами. «По этой лестнице при общем восхищении окружающих полезли в пещеру несколько смельчаков. Пещера эта была, по мнению Ковалевского, фамильной усыпальницей, в которой захоронено несколько поколений», Обнаруженные в этих гробницах археолого-этнографические предметы - остатки одежды из шелковой ткани, обработанные куски кожи, деревянная утварь (чаши, ложки), различные украшения (бусы), индикации византийских монет - все это хранится в «фонде Ковалевского» в Государственном историческом музее и служит эталоном для определения хронологии и этнической атрибуции многих археологических комплексов Северного Кавказа.

...Сам М. М. Ковалевский позднее писал: «Одна витрина в Историческом музее занята результатами моих собственных расследований в горных пещерах, прилегающих к аулу Хасаут, расположенному на недалеком расстоянии от Эльбруса. Один из консерваторов музея, покойный Сизов, говорил мне, что содержащиеся в этой витрине куски материн, в какие были облачены найденные мною скелеты, принадлежат к числу интереснейших материалов для истории древнего орнамента, какие содержит в себе Исторический музей в Москве». Фонд Ковалевского состоит из 40 предметов и хранится в Археологическом отделе ГИМа». И далее: «Исследования советских археологов доказали, что находки у Ысхауата, на Экаконе. Мощевой балке и в других окрестностях свидетельствуют о том, что здесь проходили торговцы, следовавшие по всемирно известному «Шелковому пути».

...Если выбираться из Джилы-су другой дорогой — через плато водораздела рек Ингушли и Малки, открывается прекрасный вид на Скалистый хребет с величественно царящими над ним вершинами Западный и Восточный Канжол. Здесь можно увидеть, прикоснуться к удивительному созданию рук человеческих - менгирам. Вот он, более чем трехметровый красавец, зарытый на треть в землю. Его верх - голова воина в шлеме: четко просматривается лицо - глаза, нос, рот; руки очерчены бороздками, спускающимися по бокам и скрещивающимися на животе. Менгиры - еще одна загадка Джилы-су. Когда их установили, кто, почему именно здесь - разные исследователи отвечают на эти вопросы по-разному. Тот же Александр Асов убежден, что «одинокий менгир, который стоит здесь как древний часовой», на каменном столбе которого «высечено лицо витязя, смотрящее прямо на восток», охраняет колоколообразный холм - Тузулук, на вершине которого находятся развалины древнего святилища Солнца. Тут писатель дает самый полный ход своей фантазии, проводя параллели с английским Стоунхенджем, рассказывая об астрологических расчетах волхвов, вознесением своего мифического героя Буса Белояра «на драконе к вершине Алатырь-горы (Эльбруса)»...

И опять же не будем улыбаться - в каком другом месте было бы столь много удивительных совпадении - природных, языковых — для подобного рода выдумок!

Археолог из Кабардино-Балкарии Бияслан Атабиев, опубликовавший научную работу по данной теме, пишет, что «изваяние стоит врытым вертикально лицевой частью на восток, но это не изначальная его ориентировка; в таком положении оно было установлено в 1980-х годах чабанами. Стела была обнаружена приблизительно в 150—200 м к западу от ее нынешнего местоположения, при террасировании склона горы для строительства грунтовой дороги, ведущей в сторону горячих лечебных источников. ...Форма памятника предельно проста, и изваянием его можно назвать лишь условно, поскольку это простой цилиндрический столб, а грубое и предельно лаконичное подобие пластической проработки имеется только на верхнем конце. Полная высота его неизвестна, во вкопанном состоянии он возвышается над землей на 2,3 м. Диаметр в основании около 50 см, в сечении оно представляет слегка деформированный круг. По направлению кверху столб плавно сужается, образуя слабо выраженный усеченный конус, торец заовален. Он вытесан из зеленоватого гранита, под длительным воздействием ветра и атмосферных осадков поверхность во многих местах выщерблена.

Главной особенностью изваяния является элемент «скульптурной» моделировки на верхнем конце - подобие человеческой головы в шлеме. Изображение выполнено крайне примитивно: контуры носа, бровей и всей нижней части лица обозначены одной непрерывной линией, широкой и глубоко врезанной, образующей замкнутый круг. Глаза показаны посредством двух круглых выемок, а рот — коротким дуговидным желобком. В технике выпуклого рельефа изображена только окантовка нижнего края шлема, а также гривна (?) в виде горизонтального валика вокруг подразумеваемой «шеи». С двух сторон шлема у «висков» от нижней окантовки свисают два полуовала с точками в центре. Вероятно, это так называемые «наушники» - точнее, приспособления для крепления ремешка от шлема; как и черты лица, «наушники» выполнены в технике контррельефа. Общая высота «головы» от гривны до торца стелы составляет 52,5 см, плечи не выделены.

...Создается впечатление, что в особенностях рассматриваемого памятника отражены традиции как переднеазиатского, так и киммерийского камнерезного искусства. Судя по изображению человеческого лица, данное изваяние, вероятнее всего, следует связать со скифами, знакомыми с образцами как киммерийского, так и переднеазиатского искусства.

Чем можно подтвердить такое предположение? Обратимся к изображению головного убора на изваянии. ...На наш взгляд, это не что иное, как ассирийский шлем с короткими боковыми ушками для ремешка, посредством которого шлем держался на голове воина. Появление таких шлемов на Северном Кавказе исследователи датируют временем либо «не ранее конца VIII в. до н. э.», либо «не позднее рубежа VIII—VII вв. до н. э.». Думается, эти ориентиры дают некоторое основание предварительно отнести данное изваяние к началу VII столетия до н. э.».

Кстати говоря, и для него, Бияслана Атабиева, было открытием количество найденных нами и сфотографированных менгиров. Встав рядом с одним из них, тем самым, что описывает А. Асов, на какое-то мгновение показалось, что время повернуло вспять; прошлое, словно всасываемое за веком век в огромную временную воронку, приблизилось, ожило. А может, действительно, подумалось, менгир и указывает и охраняет этот священный путь. Путь к нам самим...

А обхватив менгир, закрыв глаза и постояв так несколько минут, один из авторов этих строк вдруг почувствовал, как какая-то неизвестная энергия проходит через него — словно тысячи иголок закололи по всему телу, а само тело завибрировало, готовое взлететь, оторваться от земли. Не случайно силуэт менгира так напоминает наши первые космические корабли «Восток». Впрочем, некоторые ученные ассоциируют его и с фаллосом — символом жизни.

Здесь, по дороге к Долине нарзанов, менгиров не два и не три. Большинство из них — трехметровые (вместе с зарытым основанием), но есть и вполовину меньше — без выбитых на них человеческих лиц. Трагедия в том, что многие из них сломаны, повалены, стали мишенями для варваров с ружьями. Расстрелянный менгир — это прошлое, которое дикари пытаются убить.

Здесь же будет уместным вспомнить, что менгиры встречаются и в других местах Кабардино-Балкарии. В частности, в урочище Тууз-Сырт, что к юго-востоку от селения Нижний Чегем Чегемского района, в лесу, обнаружен невероятно огромный менгир. Высота его превышает два человеческих роста; насколько он уходит в землю - неизвестно, а толщина - в несколько человеческих обхватов, В этом же урочище в 1959 году было найдено каменное изваяние древнего божества (животного), высеченное из цельной гранитной глыбы.

По реке Харбаз, через носящее такое же название плато, рассеченное в его средней части ущельем, можно спуститься к реке Хасаут и далее к турбазе «Долина нарзанов», выстроенной в форме старинного замка. Кстати говоря, на самой турбазе сейчас никто не живет, кроме... привидения (назовем его так). Сами мы его не видели, но впервые услышали о нем от скотника из Былыма Музафара Тебердиева, с которым познакомились в Джилы-су. Потом о своей встрече с привидением рассказал врач турбазы Арсен Мидов. Когда же и от третьего человека, чья фамилия, к сожалению, затерялась в блокнотах, мы услышали совершено идентичный рассказ, то задумались: ведь что-то видели эти трое, никогда не встречавшиеся друг с другом.

В воспроизведении А. Мидова, как впрочем, и других, привидение предстало перед ними не в человеческом облике, а в виде аморфной, зыбкой, растекающейся субстанции, безглазой, но чей пристальный взгляд ощущала, кажется, каждая клеточка тела, субстанцией, источающей холод и внушающей тревогу, перерастающую в ужас. Встреча врача с таинственным призраком произошла в половине второго ночи у источников, куда он пришел, чтобы набрать нарзана. Стоит ли говорить — выпуск адреналина был столь мощным, что домчался Арсен до своего домика за какие-то мгновения и нарзана расхотелось надолго.

Кстати говоря, нарзанных источников здесь целых 14, и один на другой не похож — вода бодрит, вливает энергию земли, короче говоря — живит. Может, и привидение решило в момент встречи с ним врача подпитаться живыми соками земли? Кто знает, но свидетелей его обитания в Долине нарзанов, как мы уже сказали выше, предостаточно. Впрочем, эти необычные явления к Джилы-су не имеют отношения, и о них мы расскажем в следующих главах...

ДЖИЛЫ-СУ: ЭТО СТОИТ УВИДЕТЬ

  • Лавовая плотина в долине р. Каракая-су
  • Отложения морен ледников
  • Долина замков
  • Минеральный источник Джилы-су
  • Водопад Султан
  • Каменный мост
  • Памятная доска экспедиции Эммануэля
  • «Серебряный источник»
  • «Немецкий аэродром»
  • Контакт голоценовых лав с продуктами древнего извержения Эльбруса (липариты)
  • Термокарстовые озера
  • Выход подземной реки
  • Подпрудное озеро — исток подземной реки
  • «Поляна грибов»
  • Морена XVII века — движение ледника Карачаул на поверхность плато Ирахын-сырт
  • Ледяная стена на языке ледника Уллумалнендерку
  • Ледник Микельчиран, спускающийся в озеро
  • Ледовое плате с пиком Калицкого
  • Два водопада, расположенные ниже источника Джилы-су
  • Каньон р. Малки с нарзанными источниками
  • Менгиры
  • Древние захоронения
  • Развалины древней крепости
  • Наскальные рисунки и надписи
  • Пещеры

БИБЛИОТЕКА











Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!