пятигорск | «Российский соловей» гостил на Пятигорье
Пятигорский информационно-туристический портал
 • Главная• СсылкиО проектеФото КавказаСанатории КМВДобавить в избранное
СТАТЬИ • «Российский соловей» гостил на ПятигорьеОГЛАВЛЕНИЕ


Яндекс.Метрика
 Статьи 

«Российский соловей» гостил на Пятигорье

А. Алябьев в Пятигорске

Где этот дом?

Июльским днем 1818 года в поселение на Горячих Водах прибыл штабс-ротмистр Ахтырского гусарского полка Алябьев. Фамилия эта сразу же заставляет нас вспомнить чудесный романс «Соловей», сочиненный композитором с такой же фамилией. Имеет ли он отношение к прибывшему на Воды гусару? Самое прямое — штабс-ротмистр и есть будущий автор «Соловья». Приезд его на Воды летом 1818 года большого интереса у пишущих об Алябьеве не вызывает. А ведь он сыграл немаловажную роль в судьбе композитора.

Где мог жить гусарский штабс-ротмистр, прибывший сюда для лечения застарелой раны? Как свидетельствует «Ведомость посетителей Горячих Вод», он поселился в доме Толмачевой. Интересно то, что эта дама была вдовой георгиевского аптекаря И. М. Соболева, одним из первых построившего дома в Горячеводском поселении. В каком именно доме поселился Алябьев, неизвестно, и потому трудно сказать, сохранился ли этот дом. Большинство строений в усадьбах Соболева — Толмачевой было сломано или основательно перестроено — сохранился только небольшой домик верхней усадьбы, сегодняшний адрес которой: проспект Кирова, 15.

Жизнь на Водах в ту пору была не слишком веселой. Главные занятия приезжих составляло питье воды из кислосерного колодца и прием ванн, что было связано с долгим ожиданием в очередях. Остаток дня посвящался отдыху и нехитрым развлечениям, из которых наиболее распространенными были игра в карты, поездки в соседнюю шотландскую колонию и беседы, доставлявшие приятность в случае, если собеседники оказывались подходящими.

Брат и друг

Что касается штабс-ротмистра Алябьева, то люди, с которыми он мог общаться тем летом — по крайней мере, двое из них, — интересны и нам с вами, поскольку благодаря им мы имеем возможность заглянуть в жизнь будущего композитора, предшествовавшую его появлению на Водах. Одним из этих людей был старший брат Александра Александровича Василий. В последние годы обстоятельства вынуждали братьев жить вдалеке друг от друга, тогда как ранее они были неразлучны. Детство свое они провели в Тобольске, где отец занимал пост губернатора. Но очень скоро он стал президентом Берг-коллегии. Это во многом повлияло и на судьбу его сыновей — оба они еще в юные годы оказались зачислены на службу в руководимое им ведомство. В 1812 году службу Александра в Берг-коллегии прервала Отечественная война. Василий же продолжал ее и к моменту их встречи имел чин обербергмейстера (старшего горного инженера).

Братья, конечно же, проводили много времени вместе. Несомненно и то, что, путешествуя по окрестностям поселения, они не раз заезжали в ближайшие горские аулы, внимательно знакомились с жизнью и бытом их обитателей. О том, что подвигало их к тому не досужее любопытство праздных курортников, свидетельствует появление горских мотивов в музыке Александра и сочинения на кавказские темы, написанные Василием, который, оказывается, не без успеха сочетал горное дело с занятием поэзией. Один из романсов Алябьева на стихи брата так и называется «Черкес». Позже народные мелодии сделались основой ряда «кавказских» романсов Александра Алябьева, таких как «Кабардинская песня», «Песня Кичкине», «Грузинская песня», «Любовник розы соловей», «Черкесская песня». Кавказские мотивы звучат в фортепьянных пьесах Алябьева и, конечно, в самом крупном его «кавказском» произведении — опере «Аммалат-Бек» на сюжет Бестужева-Марлинского. А начало увлечению кавказской тематикой было положено именно в то лето.

О событиях 1812-го и последующих лет, проведенных в боях и походах, о службе воинской, кавалерийской, гусарской Александр Алябьев мог вести речь с ротмистром Александрийского гусарского полка Павлом Ивановичем Петровым, который тем летом прибыл на Горячие Воды как ремонтер, закупавший лошадей для своих однополчан. Документальных свидетельств их знакомства у нас нет, но трудно предположить, что оно не состоялось, — как могли не общаться в маленьком поселении два гусара из полков одной дивизии?..

Испытание любви

Прошло тринадцать лет. Сколько вместили они для Александра Александровича Алябьева! Отставка, беззаботное житье-бытье в Москве. Вхождение в мир театральный и музыкальный. Первые успехи на композиторском поприще. Пробуждение любви к чудесной девушке. Потом нелепая история — смерть человека, участвовавшего в ссоре за карточным столом в доме Алябьева. Тюремное заключение. Суд. Жестокий, трудно объяснимый приговор, лишивший безвинного человека всех прав и состояния. Тюрьма, сибирская ссылка, которая нанесла жестокий вред его здоровью. С трудом вырванное разрешение императора выехать на лечение в Пятигорск.

Здесь вместо маленького поселения вырос уже симпатичный городок, сбегавший с машукского склона в долину Подкумка. Наиболее приятной для жизни сделалась его верхняя часть, удаленная от запаха серных источников и раскаленных скал горы Горячей, обдуваемая свежим ветерком и украшенная зеленью молодых садов. Именно там, на горке, в доме, принадлежавшем поначалу семье Котыревых, а позже Карабутовых, и поселился Алябьев. Несмотря на болезнь, композитор вел довольно интенсивную духовную жизнь: серьезно изучал жизнь кавказских горцев, слушал их музыку. Важнейшим событием пятигорской жизни Александра Александровича стала встреча с любимой женщиной.

Свое начало эта история берет в Москве, когда Александр Алябьев осенью 1823 года вернулся к штатскому существованию. Среди его тогдашних приятелей был Григорий Александрович Римский-Корсаков, представитель известнейшего в Москве семейства. А. С. Грибоедов описал дом Римских-Корсаковых в комедии «Горе от ума» как дом Фамусова, хотя главенство там давно принадлежало не почившему в бозе хозяину, отставному камергеру, а его вдове Марии Ивановне. Кроме Григория у нее было еще несколько детей.

Младшая дочь Катя пленила сердце отставного гусара, часто навещавшего Григория Александровича. У нее возникло ответное чувство. Но роман их развиться не успел — грянуло судебное дело Алябьева, разлучившее влюбленных. Два года спустя, уступив настояниям матери, Екатерина Александровна стала женой некоего Офросимова. Вспоминал ли ссыльный о недолгих счастливых минутах, проведенных с нею? Тосковала ли она, живя с нелюбимым мужем, по обаятельному, умному, талантливому товарищу своего брата? Верили ли они в то, что могут встретиться? Кто знает, кто знает...

Обретенное счастье

Но вот Пятигорск, лето 1832 года. Екатерина Офросимова вместе с матерью приезжает сюда лечиться. Поездка подарила российской музыке целый вокальный цикл Александра Алябьева. Работать над ним композитор начал в Пятигорске, после их встречи, показавшей обоим, что былые чувства не угасли, а, наоборот, окрепли в разлуке. Открывает цикл романс «Тайна» на слова Александра Вельтмана. На рукописи помечено: «Пятигорск, 17 июля 1832 года». Алябьева этот текст привлек тем, что первые и последние слова каждого куплета образуют вместе фразу «Я вас люблю». Екатерине Александровне посвящены и еще пять романсов: «Я вижу образ твой», «Кольцо», «Где ты, где ты, друг мой милый», «До свиданья», «Люблю, когда пташка моя защебечет».

Спустя восемь лет, выдержав положенный срок после смерти супруга, Екатерина Александровна сама найдет любимого и сумеет убедить его: несмотря ни на что, они должны соединить свои судьбы. 13 августа 1840 года в маленькой подмосковной церквушке состоится их венчание. Так, благодаря пятигорской встрече Александр Александрович обрел свое счастье.

Музыка Алябьева начала звучать на Кавказских Минеральных Водах еще при жизни композитора и продолжает звучать сегодня. Ею наполнен «Дом Алябьева», сохраненный усилиями общественности от разрушения и ставший частью заповедного «лермонтовского квартала». Память о выдающемся российском композиторе живет здесь в любовно собранных нотных тетрадях, пластинках, книгах о его творчестве. И в регулярно проводящихся концертах, где волшебные мелодии «русского соловья» сплетаются с произведениями русской и зарубежной классической музыки, народными напевами, духовным песнопением, задумчивыми аккордами бардов.

Вадим Хачиков, заслуженный работник культуры РФ, Фото Александра ПЕВНОГО.








Рейтинг@Mail.ru Использование контента в рекламных материалах, во всевозможных базах данных для дальнейшего их коммерческого использования, размещение в любых СМИ и Интернете допускаются только с письменного разрешения администрации!